Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Урал >


Всего отзывов: 1 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Рыкалов Петр, г. Москва, турклуб МАИ
www.turclubmai.ru

Угар высоких категорий

Читайте на Mountain.RU статью Петра Рыкалова:
К горе бегущего оленя
Кожимский тракт

«Вставай!» Меня кто-то пнул в бок. Остальные еще спросонья протирали глаза и немного удивленно смотрели на чахлые ели, свечками торчащими из сугробов. В поезде надели бахилы, теплые рукавицы и шапки. Синтепоновка тоже близко – сверху рюкзака. «Еще не приехали, а оделись так, как будто собрались в открытый космос»,- подумает чайник. Бывалый полярник посочувствует, пожелает удачи, погоды и попутного ветра в наши горбатые спины, а потом хлопнет стаканчик-другой за наше здоровье. Насочувствовавшись вчера, все «бывалые пассажиры» в вагоне крепко спали. Сейчас только ранее утро. В восемь поезд плавно подкатил к Инте.

Ждать пришлось недолго. Вскоре к вокзалу подъехал «Урал» Петра Иваныча, мы быстро погрузились и покинули Инту. Зима в этом году неспокойная: то оттепель с сильной пургой, то сильный мороз. Последние два дня так пуржило, что были закрыты все учреждения в городе.

- Сколько будем ехать, не знаю,- сказал Иваныч.

За первый час пути проехали 17 км, дальше будет хуже, но что настолько тяжелым может оказаться путь, никто из нас даже не предполагал. Мы рассчитывали, что, как не крути, к вечеру точно будем ночевать на базе. Как же мы были наивны, совсем забыли, что приехали на Север.


Район путешествия.
Начало маршрута планировалось традиционным - от базы «Желанная», добираются до которой по Кожимскому тракту. Зимой расстояние в 128 км от Инты до «Желанной» машина обычно проходит за двенадцать часов. Если дорога только что чищена, можно доехать быстрее, часов за восемь. Но может случиться так, что до «Желанной» вы не доедете совсем.

«Урал» еле вытягивал небольшой подъем, буксуя в снегу. За окном мела поземка, начиналась пурга. Выше в тундре все белым-бело и дороги совсем не видно. Ветер такой, что вот-вот оторвет тент на кузове. Приходится возвращаться в лес и пережидать метель. Отъехали мы недалеко, километра полтора, но обратной дороги уже не видно. Надо вылезать из кабины и на ощупь искать колею. Я шел впереди машины и указывал ей путь. Если «Урал» застрянет в сугробе то это - всё. Такая пурга меньше чем за час занесет машину. Однажды так чуть было и не произошло, машина немного сбилась с колеи и увязла в сугробе…
Наслаждаемся тишиной в лесу. Здесь «легкий бриз» и густой снегопад.


Рыкалов Пётр
-Ну что, давай по сто грамм.

Немного придя в себя после того, как выбрались из тундры, распиваем на двоих пузырь интинской водяры, рядом стоит внушительных размеров коробка с домашней едой. Водку Пётр Иваныч хранит в сапогах. Опустошив пару сапог, решили, что вот теперь-то можно ехать. Ветер немного утих, и ночью при свете фар намного лучше видно дорогу, к тому же с тундры только что подъехали два самосвала. Водилы на понятном всему миру языке объяснили, как там дорога и что нас ожидает. Культурно сказать можно только одно: дорога плохая, и будет тяжело.


Прибылов Дима.
Ехали довольно быстро и вскоре пересекли Кожим. Вдалеке показались несколько огоньков – это фары встречных машин. Подъехав ближе, увидели застрявшие в снегу цистерну и самосвал. Два грузовика помогали выбраться им из сугроба. Мы тоже хотели им помочь, но тут же влипли сами. Откапываем вдвоем с Иванычем машину ребята спят в кузове, расстелив там коврики и спальники, девчонок нужда заставила залезть под грузовик (типа нас там не видно). В общем, полный абзац. Здесь на Сановоже наше маленькое автопутешествие, наверное, достигло своего апогея.


Обухова Надежда.
- Лопату не перее…е,- сказал Иваныч, закидывая лопату обратно в кузов. - Если сломаете лопату, то будет полный .….ц.

Эта фраза всех насторожила, правда далее последовали вразумительные слова.

– И вообще, мы без водки никуда не поедем.

Водку тут же нашли.


Бикчурин Рустам.
- Мы ее хотели выпить, но не смогли справиться с бульбулятором,- грустно сказал Рустам, доставая пузырь из спальника. Перед нашей кабиной выстроилась небольшая очередь. Водилы заходили к нам пообщаться и уходили, а мы пили всегда. Жаль, что все хорошее так быстро кончается. Попрощавшись, все пожелали друг другу удачи. Проехав дальше чуть больше километра, мы окончательно увязли в сугробе. Переночевали в машине, а утром продолжили путь на лыжах. До «Желанной» оставалось всего двадцать пять километров.

Желанная «Желанная»


Паршина Катя
Никто не ожидал, что так долго мы будем идти до базы. Думали, что завтра к обеду дойдем. Фигвам! А начиналось все хорошо. Нахлобучив на себя здоровенные рюкзаки и прицепив сзади санки с продуктами, мы тронулись в путь. Погода супер! Тропежка скоро кончилась, начало припекать солнце, скоро стало совсем жарко, и некоторые разделись до маек. Ближе к вечеру заметили, что ноги наши совсем не идут. Мы же два дня ничего не ели! Аня пыталась упасть в обморок, но я выручил ее, достав заначенную с поезда пачку печенья. Рано еще терять сознание, только первый день похода.


Моисеев Алексей.
В палатке все тесным кольцом сидели вокруг печки и голодными глазами уже мысленно съели кастрюлю с будущей едой. В кастрюле плавает пивная «полторашка», вода уже нагрелась, и скоро у нас будет жидкое пиво. Вдумайтесь в это слово! Кто знает – тот оценит, остальным сложно объяснить чувства. Еще не до конца растопился лед, а мы уже разливаем по половинке, и вот оно, блаженство! Вы спрашиваете, где найти счастье? Вот оно! Бери!!!


Моисеева Анна.
За палаткой шум моторов, свет фар осветил дорогу - это первые машины пробивались на «Желанную». Впереди ехал абсолютно пустой «КРАЗ» и тропил колею остальным, за ним еще две машины с грузом.

На следующий день через переход влипли в пургу. Встали на краю леса. Выше метет капитально, видимость ноль, без маски не сунешься. Пурговка как нельзя кстати: нам ведь надо зашить палатку и другую снарягу, которую не успели починить в поезде. Нитки тают на глазах. Второй день маршрута, а половины ремнабора уже нет. Вчетвером в полной темноте дошивали купол палатки. За бортом пурга, скаты дрожат от ветра, а мы упорно шили. Вообще непонятно, как можно зашивать натянутую грань прямой иглой, но вопреки всем законам физики дело потихоньку двигалось вперед. Только стальные нервы и соколиное зрение помогают нам в такой вакханалии вставить нитку в иголку и за работой не опрокинуть печку, и не обжечься об трубу. Внутри нестерпимо жарко, к печному дежурному поступают жалобы типа:


Дальше на лыжах.
- Может, ты перестанешь кидать дрова в печку!? Дежурный не слышал. Он полностью был во власти Дао и в непонятном медитативном ритме кидал чурку за чуркой. Громкий голос руководителя вывел всех из оцепенения.

- Какого … так натопили, щас всем!

Развязать вход, чтобы стало чуть-чуть попрохладнее, нельзя. За это полагается еще большая пилюля. Таковы суровые законы тайги.


Дорога на «Желанную»
Рано утром, после отдыха в теплой палатке, не чувствуешь сильного мороза. Мы зло смотрели на градусник, который нагло показывал -36º наверное, врал, зараза. Но скоро оценили всю прелесть утренней прохлады и запиндюрили переход почти на полтора часа, не останавливались до тех пор, пока не вышли на освещенный солнцем бугор. Короткий привал на пять минут, как раз, чтобы достать и надеть солнечные очки. С бугра длинный спуск на лыжах, дальше каньон, в который еще не проникло солнце согрелись только через полчаса ходу. Еще подъем, и за ним база «Желанная» – несколько домиков и шахт по добыче горного хрусталя, затерянных в тундре. Навстречу ползут два грузовика, они едут на большую землю. Удачи вам в пути!

Балбан-Ю и Черная Палка

Третьего дня в полдень поздравили друг друга с нулевой точкой маршрута, до этого мы были в глубоком минусе. Правда минус имеет такое же философское значение, что и плюс, а вот ноль, т.е. абсолютное ничто, - это глубокое понятие, пугающее своей вселенской пустотой.

За очередным поворотом долины, вдалеке открылась высокая синяя вершина. Мы пока не знаем, что это за гора, просто идем и наслаждаемся красотой вокруг. Как же меняют отношение людей к одним и тем же вещам громкие названия.


Вершины Карпинского и Народа.
-Да ведь это Народа!
-Да ну!? А ну покажи (в смысле карту).

Теперь все стоят и заворожено смотрят в одну точку – на вершину.

-Высшая точка всего Урала, да это, типа, круто! А мы пойдем на вершину?
-Ну да, может быть, потом, если погода позволит.
-А как? Откуда? По какому ребру?...

…На озере Малое Балбан-Ю встали на обед рядом с наледью. Руст колол лед и складывал в кастрюлю. Лед легче перетопить в воду, и из него получается больше воды, чем из снега. Остальные были посланы в лес за дровами.

-Ну, и где ты тут лес нашел?
-Да вон там.


Лесом здесь и не пахло..
Лесом конечно здесь не пахло, он кончился еще сегодня утром. Палец указывал на островок чахлых кустов, торчащих из-под снега. Отныне лес - это та растительность, которая способна гореть в печке. Народ немного успокоился, хотя, что происходит, до конца так и не понял. И где ва-а-ще примуса? За дровами пошли, выражая большие сомнения насчет обеда да еще с супом, и натащили их столько, что дров хватило еще и на завтра.
- Ага, блин, супчику-то хочется!

После того как жалкой авоськи с палками хватило на суп и две кастрюли чая, непосвященные в глубокие тайны бытия потихоньку проникались уважением к невзрачному титановому конусу: печка - то о-го-го!


Обед.
Зимняя идиллия: двадцатипятиградусный мороз, солнце и безветрие. Если надеть много теплых вещей, то можно сидеть полчаса на одном месте и при этом не стучать зубами. На солнце сушились спальники, к обеду назрели уже четыре важных тоста, и в предвкушении приятного вечера мы обсуждали, как и сколько развести и кто чего достанет пожрать! Но…

Погода портилась: небо заволакивало цирусами, солнце скрылось за хребтом, и стало резко холодать. Почти в темноте шли последний переход, пора ставиться. Для этого нужно найти ровное место, а его все нет. В долине легкий бриз и - 38º, страшный холод, замерз даже биоробот Дима. В общем, ситуация как в песне: холодок бежит за ворот, смех на улицах сильней. Такой вот легкий идиотский смех. Крыша то уже поехала от холода, усталости, а самое главное от невозможности вбить «бескид» в снег. При тусклом свете «пецелей» мы пытались поставить «зиму», но пока это не получалось - фирн настолько плотный, что его не берет здесь даже ножовка. Двое держали палатку, чтобы ее не унесло, остальные ползали на коленках и крутили буры. Буров - то всего четыре, а оттяжек десять. От безысходности стали забивать в фирн крючья. Толстый титановый швеллер с приятным звоном медленно вошел в фирн, за ним в расход пошли остальные крюки, и вскоре «зима» была растянута.

За свой подвиг мы были вознаграждены Природой. На небе включили северное сияние, а по местным приметам это значит, что через день-два жди хорошей пурги. Сияние не бог весть какое, – так, зеленая размазня на небе, но некоторые из нас видят его впервые и заворожено смотрят на небо. А вот дальше… Следующее чудо видели только четверо: те, кто остался строить ветрозащитную стенку. Девчонки уже влезли в палатку и создают домашний уют: стелют коврики, спальники, ставят печку.

За работой мы немного согрелись. Кирпичи пилили метрах в двадцати от палатки, где фирн хоть как-то резался на кубики. И тут на фоне зеленого неба появилась загадочная черная палка. Она была похожа на антенну или на тонкую сушину без сучков, только очень высокую. Постепенно она чернела и падала. Да на нас просто положили! Это знак. Либо все будет хорошо, либо полный абзац. Немного испуганные этим непонятным явлением мы залезли в палатку. Суровый Уральский Мабука умеет внушить людям трепет и уважение. Печка уже час как работает, а внутри еще холодно. Даже когда был готов ужин, никто не высунулся, все только перевернулись на живот, забрали миски и закутались поглубже в спальники.

Дважды полюсники


Плато Народы.
На гору уходили с опаской, горы кутались в облака, стояла какая - то хмарь, вершины были скрыты в тумане. Вчерашняя Черная Палка еще внушала нам священный трепет и уважение. Маршрут восхождения технически простой, но в плохую видимость объективно опасный - он проходит по системе платообразных гребней, которые обрываются скальными сбросами. Также в тумане есть опасность спуститься не в ту долину или выйти на лавиноопасные склоны.

Стремительный подъем под крутой склон плато. Быстро связали из лыж пирамиду и так же быстро, даже толком не посидев, ушли наверх. Боялись не успеть: во второй половине дня погода обычно хуже, сейчас, в девятом часу утра, она вовсе не внушает доверия. Но скоро, что самое удивительное, облака поднялись вместе с нами и рассеялись, и появилось голубое небо. Вдалеке, сквозь серую хмарь, как на фотобумаге постепенно проявились горы. Погода окончательно наладилась, облака все уползли на северо-запад. Это немного настораживает, потому что оттуда обычно приходит непогода. Наверное, они уползли за подмогой, чтобы потом вдарить посильней. А пока мы решили все-таки немного передохнуть. Маленькая порция мюслей, что были на завтрак, давно переварилась, и сейчас нестерпимо хочется кушать еды как назло с собой мы не взяли - думали, некогда тут будет трапезы устраивать. У Рустама, правда, есть аптека, но пока подлечить ею голод никто не хочет.


Православный крест под вершиной.
Все-таки Черная Палка - это, наверное, хороший знак. Урал пускает нас на самую высшую точку, открывая перед нами грандиозную панораму гор. Ниже установлен православный деревянный крест. Появился он совсем недавно, летом 1998 года. На вершине два тура: старая деревянная тренога и дюралевая пирамида со шпилем и российским флагом, который закручен ветром в штопор. Вокруг куча юбилейных табличек, есть и одна могильная. Долго не задерживаемся: фотографируемся, снимаем на камеру - и быстро вниз. Здесь холодно и дует.


На вершине Народы.
Спустившись к лыжам, устроили большой привал. У нас еще есть полчаса, чтобы чуть-чуть погреться на солнце, потом оно скроется за хребтом, горы опять погрузятся в холодную синеву. Только что мы побывали на самой высшей точке самого старого хребта на планете. Высотный полюс планеты - это Эверест, высотный полюс Урала – Народа. Приполярный Урал также является Холодовым полюсом Европы, и поэтому сегодня мы дважды полюсники.


Панорама Приполярного Урала с вершины Народа.
Допив аптеку, полюсники покатили вниз, было хорошо и приятно. В лагере кончились дрова. Вооружившись лопатой и сахарным мешком, несколько человек отправились их собирать. За час среди, казалось бы, на первый взгляд, голой тундры было откопано несколько кустов, и мешок был полон. За ужином попробовали топить печку углем, который нам подарили проводники. Разница ощутима. На улице на четыре градуса теплее, по сравнению со вчерашним вечером, а вот в палатке у нас маленький «ташкент», и уже можно есть без теплых рукавиц, в одних перчатках.

Азия - Европа

Сегодня через перевал Кар-Кар мы должны пересечь главный Уральский хребет и оказаться в Европе. Вспоминая известную частушку про поездку на Кавказ и в Европу, невольно думаешь, хоть бы туда солнце светило, а то ведь не светит вообще.

Погода ухудшалась прямо на глазах. Видимо, вчерашние облака все же позвали своих друзей и сейчас будут нас мочить. По вчерашним следам вышли в перевальный цирк на ледник Балбан. Здесь ветер покруче, и дальше идти можно только в маске.

Как вам такой комикс – на Приполярном Урале умудриться провалиться в единственную открытую трещину на леднике? А вот Аня смогла. Правда, не очень уж это хорошо у нее получилось – она застряла в ней рюкзаком и выбралась самостоятельно. Выход на седловину заставил всех хорошо напрячься. Технически-то, конечно, все просто: идешь себе на лыжах по склону градусов в тридцать и тропишь не спеша. Только вот ветер в рыло, тяжелый рюкзак и болтающийся сзади балласт в виде саней помогают прочувствовать всю полноту ощущений.

В туре кроме непонятной деревянной пирамидки, с прибитой к ней алюминиевой пластиной, ничего нет. Видимо, записки тут оставляют с помощью гравировки на металле. На пирамиде множество надписей, как хороших, так и плохих, куча названий институтов, в том числе и МАИ-95.

Снежная пирамида вершины Блюхера, так похожая на маленький Хан-Тенгри, скрылась в облаках, почти сразу же накрыло и нас, а Лехи все нет. Ле-е-е-л-ик, ты где?! Тяжело ему дается подъем. Он появился минут через пятнадцать, сначала сидел молча – дышал, а потом начал материться. Вылив всю свою злость на лыжи, санки, рюкзак и перевал, он немного успокоился, и мы начали спуск.

Крутой склон, и ничего не видно. Решили надеть кошки, а то как-то неустойчиво стоим. Все слезли нормально, только вот Рустама не видно. Вдруг вдалеке кувыркнулся рюкзак, мелькнули лыжи – это навернулся Рустам. На спуске он самозабвенно порол фигню. Он шел, как клоун - бахилы сползли, куртка сидела криво, лыжи непонятным образом торчали из рюкзака. Сзади маятником раскачивались развязанные сани, из которых сыпалось всякое барахло. Вскоре он заметил это и начал ковыряться в снегу в поисках потерянных вещей.

Со второй крутой ступени долины съехали на лыжах, внизу - приятная катуха, хотя некоторые умудряются упасть и здесь.

Перекусы у Димы просто мазные: сало с сухарем аккуратно завернуто в газету. В одном флаконе и хлеб насущный и пища духовная. Жуя сало, все углубляются в чтение. Помимо этого - традиционный «сникерс». И у каждого - пакетик фундука в шоколаде. Абалденная вещь, но даже она не могла скрасить противность окружающей погоды: опять ветер и густой снегопад. Нас словно пропустили через перевал, и после Мабука стал пылесосить тундру.

Идем довольно быстро, плотной группой каруселью тропим по 500 – 700 шагов, и через два часа сквозь пелену тумана появился первый лес. Предлагаю уже встать на ночь, но группа упорно гонит руководителя вперед.

- Давай – давай, еще переходик!

Наконец пришли: здравствуй, Европа!

Балок, это праздник.

Тропим к балку Манарага. Хорошо! Сегодня никто не торопится, мы точно знаем, что дойдем. К полудню из облаков начинают выступать зубья вершины, и вскоре открывается вся ОНА! Прямо по долине - гора Колокол причудливой пикообразной формы. Рустам в какой-то прострации смотрит на нее и мыслит вслух:
- Разве горы такими бывают?

Оказывается, что бывают. На солнце жарко, загораем на привале и даже успеваем немного поспать. Последний переход длится часа полтора, надо все-таки дойти, а то опять привалимся и заснем.


Балок на Манараге.
Балок поражает своей крутизной, прямо - таки VIP апартаменты.

Парни:

- У-у! Балок! Дрова, печка, стол!

Девки:

- У-у! Балок! Кровать (т.е. нары)!

Нары и впрямь здоровские – супертраходром из тонких бревнышек, на котором семь человек могут ни в чем себе не отказывать. Готовимся к празднику, ведь сегодня 8-е марта. У нас почти уже все готово: есть девчонки (целых три штуки), спирт, и даже порножурнал «Дон Жуан», дело за малым - наломать дров и натопить балок.

Лес в округе полностью очищен от сушин, балок на Манараге пользуется бешеной популярностью, и найти здесь сухое дерево непросто. Минут через пятнадцать поисков далеко от балка заприметили здоровенную сухую елку. То, что ее диаметр почти равен рабочему полотну нашей ножовки, нас нисколько не смутило.

- Щас мы ее завалим!

Гоблины радостно прыгали вокруг елки.

- Здесь подпилим, там подрубим, и все будет хорошо! Давай вали ее!

Не прошло и десяти минут, как сушина рухнула. Отрубив сучки, мы нашинковали ее своей маленькой пилой и стали оттаскивать в домик. Комель оказался очень тяжелым, пришлось принести веревку и тащить его вчетвером волоком.

Праздник не был на праздник похож, пока не появился сюрприз. В качестве подарка дамам были преподнесены: мармелад, коньяк и банка печени трески. Перед коньяком не устояла даже Катя. Мы, правда, догадывались о том, что такой хороший человек просто не может не пить, но до этого вечера мы ее видели только на скамейке запасных игроков.

Дима напевал из Михаила Шуфутинского:
- За милых дам, за милых дам, мой первый тост, и тут, и там.

И мы начали разгон. Коньяк, к сожалению, быстро кончился, и дальше пошла тяжелая артиллерия. Скоро стало нестерпимо жарко, и мы разделись до нижнего белья.

- Угля, еще угля!

Разогретые адской печкой, спиртом и коньяком, мы выбегали с дикими криками на мороз и валялись в снегу. Сначала это делали по очереди: сперва мужики, потом девчонки, но вскоре, перестав друг друга стесняться, выбегали все вместе. Чтобы никого не потерять и не забыть, строились в колонну по одному и считались, только после этого выбегали из балка, потом точно так же забегали обратно.

Дальше мы стояли все вместе вокруг печки и грелись. Тающий снег и пот текли по нашим обнаженным телам. В полумраке горящей свечи все весело трясли, кто, чем мог, и никто никого не стеснялся. Мы были очень похожи на первобытных людей и радовались тому, что так близко находимся в общении с природой. Во втором часу ночи все угомонились и стали ложиться спать. Рустам по ошибке надел Лехины трусы и залез в спальник, а бедный Леха, наверное, еще полчаса ползал под нарами и искал их. В итоге ему пришлось спать без трусов, пропажу обнаружили только утром.

Утром дежурный Рустам доложил радостную новость:
-На улице пурга, ничего не видно.

Пурга - это хорошо! А то как же мы пойдем на Манарагу после такого праздника?

- Давайте поспим еще.

И мы отрубились до десяти утра…

После завтрака стало скучно, гоблины принялись читать «Дон Жуана». Журнал был выбран со вкусом: на обложке сквозь замороженную тайгу по глубокому снегу пробивается упряжка лаек, сзади на деревянных санях едет девушка, у которой из-под меховой малицы торчат аппетитные титьки.

- У-уу-уу!!

И гоблины радостно заржали. Только вот лицо у нее не в тему к зимнему пейзажу, будто стукнулась она фэйсом о ближайшую сушину.

- Переворачивай!

Катя всем своим видом пыталась показать, что она не с нами, и читала «Вольный Ветер». Мы горячо спорили, какая из девушек в журнале самая красивая.

- Может эта?
- Да ты что, посмотри какие у нее руки!

Руки и впрямь были какие-то узловатые с сильно выступающими венами.

- Зато есть за что подержаться!

Тут Надежда не выдержала и отняла у нас журнал.

- Ничего вы не понимаете в девушках. Я вам сейчас сама выберу. Кать, а Кать, тебе какая больше нравится?

Катя отложила газету и погрузилась в созерцание журнала. Так незаметно подошел обед…

Манарага


Зубья Манараги.
…Ты, как пьяная дева, манила нас взглядом всех своих зубьев. Бросала вызов – кто дерзнет влезть на меня? Пряталась в снегопад и куталась в облака, а мы ждали. Когда мы шли к тебе, ты танцевала в безумном танце с ветром, срывала с себя облака и обнажалась перед нами. Потом, будто опомнившись, ты робко прикрыла сокровенное белой вуалью пурги, но не устояла под натиском наших сердец и отдалась нам на алых одеялах заката. Мы видели, как сгорело солнце за горизонтом ледяных гор. Потом они медленно погружались в синеву ночи. И мы вместе с ними. Вслед за затишьем опять началась буря. Ветер хлестал нас по щекам, пурга пинала нас и валила с ног. В темноте растворился последний участок спуска с ребра, и мы потеряли лыжи…


Зубья Манараги, вид с вершины.
Не пугайтесь, лыжи через полчаса нашли. На спуске с вершины веревки успели пройти засветло, а вот дальше все происходило ночью при свете луны и полярного сияния. Сильный ветер постоянно сбивал с ног. На ребре, там, где тропили в подъем несколько часов назад, сейчас весь снег был сдут, и мы шли в лыжах по голой земле и камням. В лесу на удивление было тихо. Ветер здесь как-то дует слоями. В тишине леса перекусили. За полтора часа по лыжне добежали до балка и тут же повалились на нары. Наше восхождение длилось более тринадцати часов.


Массив Народы. Сумерки.
Через десять минут просто заставляем себя встать, вечером еще предстоит очень много дел: наколоть дрова, сварить ужин и сделать Диме кошки (свои он потерял только что на спуске). В фанерные накладки для лыж ввинтили шурупы и прибили стропы. «Девайс» получился крутой- «Шарлет Мозер» просто отдыхает!

Угомонились только во втором часу ночи. Катя упорно дошивала какую-то вещь.

- На сколько ставить будильник?
- Да кому он нужен!

Далее >>


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

афигительно.

Отчёт читается с неописуемым удовольствием. Все события, происшествия, ситуации не просто представляются, а всплывают перед глазами!!!! Участники - ну просто зашибись, какие крутые. Без башни вообще, и это здорово!!!! там, на Приполярном если не разброс температур, пурга, холода и дождь со снегом, - то полчища кровососущих тварей, выдирающих из тела куски мяса. короче, там особо не разденешься в любое время года)))) Спасибо за отчёт вам!!!
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100