Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Авторы: Кузнецов Ю.А., Евгений Буянов, СПб, Захаров П.П., г. Москва

Летальные «Штучки»

Авторская страница Е.В.Буянова

Смертельный «чулок»
(рассказ-быль)

В альплагере произошел несчастный случай, - срыв инструктора (тренера команды) с самостраховки, петля которой оборвалась. Обрывок петли насчпас обнаружил на его останках, на леднике, и принес ее в лагерь в качестве «вещдока» Стали мы разбираться:
- Это что за «коса» такая. Из чего «это» сделано?..
Опросили участников аварийной группы. Те в ответ:
- Это оплетка-«чулок» с альпинистской веревки. Он для многих из нас из цельного куска веревки такую стропу-самостраховку сделал. И сказал, что она по прочности самой веревке не уступает.
Оплетку эту снимали с куска рыболовного фала диаметром 10 мм, - такие веревки тогда (в 80-е годы) использовались, как альпинистские. Путем протяжки из оплетки вынимали сердечник из прядей нитей (сердечник имел слабую винтовую подкрутку по длине веревки). Петля «самостраха» из такой стропы получалась легкой, мягкой и удобной.
- У кого еще есть такие петли? Несите все сюда.
Нашлось еще шесть петель. Остальные участники группы то ли не имели, то ли попрятали и не признались. - Пошли на стенд! К «Марь-Иванне». С Пал Палычем и «Сил Силычем».
На динамическом стенде роль «Иван-Иваныча», - 80-кг деревянной чурки выполняла столь же увесистая «Марь-Иванна», - старая покрышка от колеса грузовика. Мы её закрепили за петлю самостраховки через специальный динамометр («Сил Силыч») на высоте около 3 м и подняли на веревке вверх, насколько позволяла длина петли. При рывке петли «Сил Силыч» должен был показать максимальное усилие.
- Интересно, порвет ли «Марь Ивана» «Стропу Узлюковну Мочалкину»?.. И что при этом скажет «Сил-Силыч».
Все от стенда! Назад! «Марь-Иванна» может отпрыгнуть!.. Отпускаем! Раз!..
Покрышка рухнула вниз.
Хлоп! – Петля разорвалась с небольшим хлопком, за которым последовал звук легкого удара «Марь-Иванны» о землю.
- Так, посмотрим!.. 161 «кило»… Что-то уж слишком мало дает «Сил-Силыч».
- Врет, что ли?.. Или «Стропа Узлюковна» подгнила?
-Да, странно. Но, я видел, «Марь-Иванну» благородный порыв «Стропы Узлюковны» почти не задержал. Она на нем почти не вздрогнула. Попробуем еще, «Стропу Узлюковну Вторую».
Остальные пять петель «Марь-Иванна» разорвала в узле так же легко, как и первую. Причем «Сил-Силыч» упорно бубнил показания на уровне от 140 до 160 «кило» силы. Вполне на уровне динамической нагрузки внезапным приложением веса человека, при условно нулевой высоте падения. Петли мы рвали без всякой жалости. С такими «несущими способностями», «несущими вниз», их можно было использовать только в качестве бельевых веревок для сушки носков и трусиков.
- Похоже, эти «килограммы» в таких пределах вообще не от сечения стропы зависят. Они, похоже, от длины петли зависят, - а через нее от высоты подъема и скорости «Марь-Иванны». А может, и от начальной затяжки узлов на «Стропе Узлюковне»… Ой, держите!!.
У одной из девушек, с интересом наблюдавших за испытаниями, подвернулись ноги, и она упала в обморок. Очень такая впечатлительная девушка, с богатым воображением. Милашка живо представила, что бы с ней случилось, если бы она использовала эту петлю и сорвалась. Дошло до сознания, и до его потери… Как таких чувствительных «мужички» уважают! Уж если от такого сознание теряют, то что же во взаимных «страстях» будет, ой-ай-яй!…
- Ну что, поняли?! – начспас поднял кулак с зажатыми мочалами разорванных петель. В голове его промелькнуло: «А надо ли?.. А надо ли объяснять, что за использование этих «чулков» от веревок следует ими отстегать «жестко по мягкому»?..
По лицам видно: не надо объяснять. Все поняли.
И начспас глазами качнул в сторону «Марь-Иванны», победно развалившейся в траве… Что, мол, и вам охота вот так лежать!..
Добрый совет вам, ребята: не «химичте», с самостраховкой! Делайте ее из хорошего куска основной веревки 11-12 мм. И не верьте в мифы о прочности всяких там строп и тесьмы с резинками-подтяжками внутри.
Выбросите «подтяжки»! Не спасут они, а «спасуют» в решительный момент. Не верьте в детские сказочки о том, что 25 мм стропа не уступает по прочности альпинистской веревке. Дилетанты придумывают много всяких глупостей, - не стоит за них и за мелкие, красивые с виду «удобства» расплачиваться собственной жизнью… (Написано по рассказу П.П.Захарова, с заменой технических терминов на личные имена для художественного оформления. 26.11.06).

Захаров П.П., Буянов Е.В.


Смертельный «титан»
(рассказ-быль)

Тренер, он же и инструктор команды, сорвался с вершины Двойняшка... Далеко, до ледника и, казалось, в простой ситуации. Его страховали прямо из палатки, но веревка почему-то сорвалась с промежуточного крюка. В результате, - падение на значительную глубину и… Похороны.
Почему? Стали разбираться. Крюк остался на скале, - целый! Карабин, - тоже «целенький», - остался на веревке. Мы с начспасом Кораблиным недоуменно перекидывали его меж кулаками с зажатой веревкой, как костяшку на счетах. «Дебит-кредит» никак не сходились. Как это карабин мог проскочить через целое ушко крюка? «Микромаг» какой-то, как у Арутюна Акопяна, - вроде фокуса с кольцами, то сомкнутыми в цепь, то разомкнутыми.
- Тут что-то «не то». Надо достать этот крюк.
Пришлось Кораблину за «коробом» лезть к вершине. Достал и выбил. Крюк цел… Вот только звук при ударах немного странный. Взяли лупу, и стали рассматривать более скрупулезно, и обнаружили маленькую трещину в ушке. Зажали крюк в тисках, нагрузили ушко рычагом, - трещина раскрылась вместе с истиной: карабин разжал ушко и проскочил через трещину.
Но истина оказалась «не вся». Отдали его «дотошным» инженерам на испытания, - этих ребят в альплагерях отыскать можно. Те провели ренгеноструктурный анализ, - в нем обнаружилось еще несколько микротрещин. А определение состава титана показало, что марка материала совсем не подходила для крючьев. Такой титан на морозе охрупчивается и дает невидимые трещины, - коварные повреждения, существенно ослабляющие металл. Всех предупредили, что такие крючья никуда не годятся…
Стоит ли обвинять «советские времена»?
А что, сейчас не делают «всякое» из неизвестно чего, украденного, да еще «под фирму»- «западню»? Так, что и не отличишь!..
Так что, бди все, - включая и наклейки, и инструкции, и цены, и магазины. Коль жизнь немного дорога… Да, а «титаны» одно время иностранцы в СССР покупали в качестве металлического лома и продавали ювелирам, - те из него украшения делали (по свидетельству П.С.Зака). И титан за границей ценился. (Написано по рассказу П.П.Захарова, 26.11.06)

Буянов Е.В., Щеголев А.


«Воронки»

Эта трагичная история пролегла у меня в душе следом таинственной загадки. Я ее услышал только сейчас, спустя 23 года, после того похода по Высокому Алаю в 1983-м с переходом по леднику Абрамова. Историю рассказал мне Саша Щеголев, - участник моей группы.
Спустя 15 лет после этого похода в романе «Истребители аварий» я немного «нафантазировал». Придумал драматический фрагмент событий, когда двое моих героев чуть не погибают в мощном водосливе потока, уходящем через отверстие с водоворотом вниз, под ледник. Сам я такую ситуацию представлял «теоретически» возможной, но все же несколько «надуманной», поскольку не видел воронок с водоворотами на леднике, и не слышал ничего о гибели людей в таких воронках. Правда, озера и даже фонтан воды на леднике я однажды видел, и видел мощные потоки на леднике Абрамова, текущие в ледовых желобах. Там же, на леднике Абрамова, было много и других неожиданных находок: валялись обрывки кабеля, доски, железная арматура и много другого хлама. Все из-за соседства метеостанции. А у самой метеостанции на морене слышался то шум вертолета, то стрекочущий звук мотоцикла, на котором метеорологи катались по леднику…
А сейчас в личном разговоре Саша случайно поведал мне, что при выходе на ледник Абрамова он немного задержался и имел небольшой разговор с гляциологом. Я помню, как этот парень вышел нам навстречу из небольшой времянки на берегу реки, через которую там перекинут сборный железный мосток и натянут трос с приспособлениями для замера стока воды. Гляциолог рассказал Саше, что у них недавно произошел несчастный случай, - бесследно пропал на леднике их молодой сотрудник, изучавший интенсивность водостоков на леднике. Этот сотрудник был аспирантом и готовил диссертацию. Для изучения режимов водослива он привез с собой целый рюкзак с пузырьками специальной жидкости-красителя. Большая часть потоков, текущих по поверхности ледника, уходила вниз, под ледник в трещины и водосливы, некоторые из которых образовывали отвесные колодцы со своеобразными водяными воронками наверху из-за закрутки воды. Края колодцев были очень мокрыми и скользкими. Ширина некоторых таких колодцев с водосливами была вполне достаточна для того, чтобы в них мог провалиться человек.
Подойдя к колодцу, аспирант выливал в поток порцию красителя и замечал время. А партнеры внизу, у места выхода горной речки из-под ледника, отмечали, в какое время появлялась вода, подкрашенная этим красителем. Таким способом определяли время прохождения воды через ледник из разных его точек, и делали выводы о скоростях и направлениях водотоков через ледник…
Но в один из дней аспирант не вернулся с ледника. Долгие поиски были безуспешны, - его так и не нашли. Постепенно поняли, что он, видимо, пропал в одном из этих водосливов, поскольку крупных трещин в нижней части ледника не было. Вероятно, он поскользнулся на льду края водослива и сорвался в поток. На переходах по пологому льду он не использовал кошки и ледоруб (не говоря уже о страховке веревкой на ледобурах), и зацепиться ему было не за что…
Вот так я получил факт горького подтверждения своей литературной фантазии… Факт редкой, достаточно своеобразной опасности ледника, которая в определенных обстоятельствах сумела «найти» свою жертву… Сейчас моя память поднимает подробности того похода с вопросом: «А, может, ты и раньше слышал эту историю»?.. Но не могу я пока найти в «дальних» уголках памяти ни самой этой истории, ни вида водяных воронок. Может, боль этого события передалась мне каким-то экстрасенсорным путем? Я сам не «верю» в «необъяснимые» паранормальные явления (я верю в то, что все они объяснимы на определенном уровне понимания)… Но кто знает, где граница между полетом фантазии и механизмами нашего восприятия? Может, Саша рассказал эту историю кому-то из товарищей, а я услышал ее во сне, и хранил ее в глубинах памяти без понимания, откуда и как она пришла?.. Или я услышал ее, как некий «посторонний» разговор в отдалении, без вслушивания и понимания?.. И уже много позже она «проросла» из подсознания, как литературная фантазия?.. А небольшие круглые дырку-трубу я встретил на леднике Безенги в этом году. Она имела диаметр около 20 см, ее немного искривленный канал уходил вглубь ледника примерно на 2 м, а ниже он был наполнен прозрачной водой. Расположенные радиально кристаллы льда образовывали в теле ледника своеобразную трубу с толщиной стенки около 6 см. Рядом обнаружили подобное образование, но без внутреннего отверстия, - кристаллы льда радиально сходились в его центре. Образуются такие «вещи» в результате определенного режима таяния и замерзания льда. Я, правда, заподозрил, что они, может, имеют и искусственное происхождение – в результате бурения льда гляциологами для извлечения и изучения цилиндрического «керна». А потом дырка от керна заполняется водой, расширяется, зимой замерзает, и образуются вот такие каналы с ледовыми кристаллами... Надо бы их спросить… (07.12.06).

Буянов Е.В., Кузнецов Ю.А.


Мягкий рывок

Спрашиваешь, срывался ли на маршрутах?
Два раза было и всё по легкомыслию участников и самоуверенности руководителя. Первый раз в Безенги, на траверсе Урала, в 70-м. Потерял один из нас пару ледовых крючьев, а руководитель решил по наглому спуститься с перемычки по ледосбросу. Без кошек, - их у нас не было. Две веревки-«сороковки» связали, закрепили на ледорубе, забитом в фирн и вдвоем спустились. Внизу еле-еле забили ледорубы в какую-то трещину на глубину штычка. Склон безнадежно гладкий, - стоим еле-еле, чуть дыша. Третий, - наш отважно-отчаянный храбрец-руководитель, - О-ОХом назовем, - снял веревку, пошел и упал на пятом шаге, всей тушей с рюкзаком прямо на нас без попытки зарубиться… Ничего не успели, - какой там маятник, или выбор веревки!.. Чувствую, что несусь на спине вниз головой. Того, кто страхует при нижней страховке всегда так сбрасывает. Как удалось перевернуться и распластаться, - не знаю сам. Одежду рвет с хрустом, на вытянутой руке тащится ледоруб. Подтянуть его оказалось делом долгим, а когда подтянул, нас как раз через бергшрунд кинуло с короткой «отключкой» мозгов. Потом резкий скрип, переходящий в шорох и…оглушающая тишина с солнцем в лицо! Встаём…
Смотрим, - все ли цело. Вся верхняя одежда до подмышек закатана, до голого пуза. Но нигде ни синяков, ни ссадин. Только ладони рук раздулись до размеров боксерских перчаток. Полезно оглянуться на пройденный путь, - «наждачили» по льду метров пятьсот, не меньше. Вещичек наших по склону поразбросало! Пришлось походить… Интересно, что одежду не порвало, хотя она терлась о лед и фирн очень сильно.
Сверху слышен гомерический хохот нашего О-Оха, Кости. Ему страшно забавным показалось то, что он после остановки оказался выше нас. Ведь в начале срыва он решил, что улетит дальше всех. Его остановило достаточно «мягким» рывком веревки, после чего мимо него пролетели мы с напарником. Собирали вещички, а он все продолжал весело смеяться, «орел»…
На тропе к альплагерю меж нами открыто пошли «костерные» (жаркие) разговоры:
— Вот гад какой! Сам и подставил нас, сдернул, руки нам «надул», да еще смеется! Мы с такими «сувенирами» на руках, а он цел, как копейка! Издевается, ядрена вошь!
— Сделаем «темную» этой «светлой голове». За мягкий рывок надаем по мягкому месту. В виде «моральной» компенсации и за «сдерку», и издевательство в виде смеха.
— Да, половым «абалаковским» способом.
— Это как это?
— А просто! Рюкзак абалаковский на голову, прижать голову к полу и основной веревкой по заднице, по заднице. Аккуратно, но сильно! Га-га-га-га! Десять раз с прочтением десяти заповедей грешнику… Господи, благослови на святое дело! — А голову еще надо спальником придавить, - чтобы начспас вопли не услышал. Узнает, - всем влетит «до чертиков», и восхождение не зачтут. Спальник погрязнее, попыльнее надо подобрать!..
— А чтоб очнулся на полу в лагерной Шхельде. Затащим туда в знак особого расположения. Ты, Костя, как? Как к таким перспективам относишься? Как ты, нас будешь водкой отпаивать, или «потерпишь издевательства»?
— Лучше потерплю. Но буду сопротивляться. Ой, долгой-долгой драка будет, - и виновник «торжества», до того слушавший с виноватой улыбкой планы начинающих садистов, сокрушенно покачивал головой. Но эти мысли кончились в душе. Бог сам наказал, оставив удар хлыста! Вокруг всего туловища «клиент» имел сине-фиолетовую полосу от грудной обвязки, - результат «мягкого рывка».
— Ха-ха-ха-ха! Ой, не могу! «Мягкий» рывок!..
— О-хо-хо-хо-хо! Вот и «моральная компенсация»…
— Знак божий! А если б рывок жесткий был?
— Мясо бы с плеч немного сняло?
— Хрен тебе! Вся бы решетка, как скорлупа яичная треснула!
«Клиент» и вечером стал предметом шуток и насмешек: Спорили, какого цвета эта «лента ордена обвязки» на спине: синего, фиолетового, или черного. Просили показать, справлялись у него о состоянии здоровья, участливо похлопывали своими руками-перчатками по спине и приглашали поделиться опытом «мягкого рывка» и скатывания наперегонки по льду.
Мы-то, конечно, ему все сразу простили, а треп… О чем только не треплются альпинисты! Ведь среди них есть немало настоящих «гусаров». Потому, конечно, внешне восхищайтесь, удивляйтесь, охайте, но не слишком-то верьте их рассказам о «мужских подвигах», о «женской щедрости», о «воспитательном поколачивании» и пьяных гулянках в альплагерях. Все это – красивые выдумки для тех, кто там не был.
— Понял, почему рывок «мягким» получился. Потому, что веревка вытянулась, - на длинном конце. Да потому, что закреплена была не жестко, - ведь он нас сдернул. Его рывком остановило, а нас «покатило». Получилось, как два шара стукнулись…
— Хорошо, что катились не кубарем, не «бочкой». «Бочкой» бы скорость такая вышла, что по частям бы на склоне разобрало…
Второй случай очень был похож, - на спуске с пика Каракол, на Тянь-Шане. На этот раз крючья были в наличии, но наш новый О-Ох сумел уговорить всех, что их использовать не надо. Один дурак всех остальных дураками сделал, - стандартный путь начальника-идиота, пребывающего в радужном заблуждении, что у человека несколько жизней! Этот потом не раскаялся, - считал себя правым, несмотря на срыв. Я стал ему возражать, я был «битый». Но он, отрава, стал «подначивать» тем, что я, якобы, «трус». А я, хотя и битый, все же не сумел возразить, как научился позже. Примерно в таком духе: «Пусть я и «трус», но тебя не боюсь!.. Я считаю: нужна страховка!»… Внутренняя этика альпиниста должна ему указать на необходимость обеспечения безопасности по первому требованию товарищей! Нелегкая это бывает ситуация, когда инструктор «подначивает» группу на неправильные действия, - в таких ситуациях надо уметь показать характер. Бывает и наоборот: группа «подначивает» инструктора, - тогда он должен характер проявить, и остановить небрежность, заставить лентяев и любителей «дармовщинки» работать, как надо…
Ну, начали спуск, надвязали мы четыре веревки, на которых расположились «паровозом» все восемь человек. На нижнем конце верхней сороковки встали двое страхующих, - моя жена и еще один участник. О-ох на этот раз сорвался не на пятом шаге, - он сорвался на пятом метре. Большая разница!.. Я был самым нижним в «паровозе», и видел всю последовательность...
«Я срывы те не в «телявизоре» видал!»
Сначала, как пушинок, он сдернул мою жену и напарника, а дальше весь этот комок шутя срывал остальных членов «поезда».
«На дальней станции сойду… дрожа по пояс».
Стоящий двадцатью метрами выше парень повернулся ко мне, и спокойным таким, отрешенным голосом сказал: «Юрка... Это конец!..». Опять, конечно, не было маятника, и падали друг на друга. Навалился на ледоруб, воткнул клюв, насколько удалось, в склон. За рывком опять последовал короткий провал в памяти. Осознаю, что лечу на спине головой вниз. Рюкзак с барахлом опять смягчил удар и защитил голову, - она, как и у других, без каски. Летим далеко!.. Потому закрываю голову руками и смутно размышляю о превратностях пути и судьбы. Куда вынесет: вправо, к обрыву пропасти, в полное небытие, или влево, на спасительный снег, на выполаживание. Если в пропасть, то… Мама! Она не переживет!.. Других мыслей не было. Странно: немало людей пишут и судят о том, о чем думает человек в момент гибели. Но никто еще не написал о мыслях того человека, который действительно погиб.
Нам повезло, - вынесло влево, на широкую седловину перевала Джеты-Огуз. В нижней части наш «экспресс» сорвал небольшую мокрую лавинку, - первый раз увидел, как лавина помогла, а не угробила.

Когда остановились, сразу пересчитались по головам и спешно откопали мою жену, полузадушенную веревками. Одежду опять задрало до самого верха. Потом при ураганном ветре долго ставили тандемом палатки, нарезая крышками от кастрюли снежные кирпичи для ветрозащитной стенки. Травма досталась только мне, - на этот раз распухла только правая рука от отчаянной попытки остановить летящих сверху «пассажиров». Все пришли в себя через несколько минут, но какая-то напряженная настороженность осталась… По мозгам так врезало, что они где-то глубоко внутри понимать начали: «Что-то не то сделали, ребята!..». Этот руководитель оказался неисправимым. Свою вину не признал, - было видно, что не чувствует себя виноватым. Потому мы никогда больше с ним не ходили.
В Безенги видел результаты похожих срывов с куда более печальными исходами. Когда погибших с трудом опознать можно было. Кем лучше быть, - живым «трусом» или «храбрым» покойником, - решите сами, какие кавычки выбрать. И решите сами, кто из них умнее. А дураков, и их обвинений боятся не стоит. Горы уважать надо, и всегда считаться с ними. Нам в этих случаях они легкомыслие простили. Но могли и не простить!.. (Написано по рассказам Кузнецова Ю.А., Иркутск, 29.10.06. Иллюстрации: фото Буянова из похода 1991 г., группа Цехановича Г.С. 5 к.сл., на спуске с перевала ВГУ, по гребню от пика Каракол на перевал Джеты-Огуз)

Буянов Е.В., Захаров П.П., Кузнецов Ю.А.


Они больше «не ходили»…

Рассказал мне знакомый альпинист одну историю.
Был в альплагере один компанейский парень. Балагур, весельчак, певун и гитарист. И по хозяйству хорош во всем… В любой компании его рады были видеть. В общем, «душечка», а не парень. Но вот однажды взяли мы его в группу на восхождение. В компании у нас он был новеньким, - никто с ним до этого не ходил. Случился на этом восхождении срыв, - сорвался его напарник по связке. А вот сам он к срыву был не готов, - мы сразу поняли, что сейчас первый сорвет второго и полетят оба… Но! Он вдруг быстрым движением отстегнул карабин связочной веревки. Кажется, по простой и понятной логике: «Зачем биться двоим?..». К счастью, веревка, хотя и отстегнутая, все же как-то случайно змеилась и зацепилась за скалу, - срыв был остановлен. Однако… Что-то изменилось в наших взглядах на этого парня.
С ним больше никто из нас не ходил…
Вот такая история.
Был однажды в горах трагический случай. Знаю понаслышке, как легенду. Парень не мог удержать девушку. Понял, что оба разобьются, и… перерезал веревку. Момент был очень опасный… Потому группа скрыла и «покрыла» этот поступок, - не захотели, чтобы его за этот поступок судили. Бог им судья… Но вот с ним, с этим парнем они больше уже не ходили…
Рассказывала мне еще одна альпинистка, Лида Боревич об одном случае. Дали ей в напарники одного парня, - и она уже на маршруте поняла, что он ни по снегу ходить, ни по скалам лазать, ни страховать не умеет. Что он во всем и неумел, и небрежен. Маршрут они все же прошли, - спустилась она, вся взмыленная, с ужасом в глазах… Больше она с ним, с этим парнем, не ходила.
Тот же альпинист (что и в начале) рассказал еще одну притчу-легенду. Одно время тренировался он у одного опытнейшего инструктора-методиста. И появился у них в группе парень, - сама «услужливость». Он инструктору тарелки и кружки подносил… А тот его за это из своей группы очень скоро выгнал, и другим сказал: «Не верьте тем, кто вам кружки и тарелки таскает… Не верю я таким…» (такую легенду мне, якобы, про Барова рассказали, но, - вот беда, - Баров сам о таком случае не помнит).
Я, конечно, примерно представлял, что имел в виду «инструктор», но вот яркого примера такого «типа» у меня на памяти не было. А тут, как будто специально уже другой старый альпинист рассказал еще одну историю, которая «тык-в-тык» с выводами и смыслом слов Барова совпала. Но вначале Пал Палыч сказал вот что. Учил меня еще мой мудрый дедушка: может, будет в жизни тебе кто-то свое «золотишко» в разных видах «подпихивать». В виде самых разных «благ»… Так вот, прежде чем эти блага взять, ты посмотри ему в лицо хорошенько. На месте ли оно, лицо, или это маска… А если маска, то что под ней? Под ней может и харя свиная, и морда волчья оказаться… В общем, посмотри, вглядись хорошенько. И если лицо тебе не понравится, не бери никакое «золотишко», как бы заманчиво не смотрелось… Боком выйдет!.. Это – мудрость жизни. А сама история вот такая случилась.
Попала группа в непогоду на гребне Бжедуха. Отсиживались, а продукты на исходе. Холодно и голодно. Последние сухари считали и делили… Был в группе парень один, - компанейский, с виду трудолюбивый… В общем, нормальный и хороший парень. Как все считали. Как и другие, он нес продукты, - порядочный такой шмат колбасы.
- А где колбаса-то, коллега?..
- «Вы знаете, рюкзак перекладывал, выложил ее на уступ, и позабыл там…».
Ну, ладно, бывает. Ночью лежим в палатке, и вдруг слышим какой-то приглушенный звук. Думали, что показалось. Прислушались. Чавканье негромкое слышно… Перешептались: действительно, чавкает кто-то во сне. Разобрались быстро. Он, как глист, забрался внутрь спальника с закрытой стороны, и жрал колбасу втихаря... Колбасу у него отобрали, и остатки поделили.
На следующий день никто с ним в связке идти на спуск не захотел. Пришлось идти мне, руководителю. Там есть место одно, - «гоголем» называется. Скала в форме носа, - три монолита, а между ними трещина. Надо сверху подлезть, нащупать в трещине крюк и повесить карабин спусковой веревки. Я это сделал, а потом стал выбирать веревку для приема напарника. Конец веревки ко мне без узла пришел…
- Ты зачем веревку отвязал, ядрена вошь!!?
- Да, а вдруг Вы бы сорвались, - мне что, тоже лететь?..
Пришли в лагерь. Ночью вызывают в медпункт. Врач говорит:
- Где это у Вас так участник побился?
- Какой участник? У меня никто не побился, - все целые пришли, как огурчики!
- Да, вот этот… Его в больницу отправлять надо. Я спрашивал, где побился. А он все молчит…
Его вечером ребята под ручки отвели в лесок за лагерем, взяли «в кружок» и устроили «пятый угол» руками по лицу и по туловищу, а ногами по «пятой точке». Так «метелили», пока он не догадался свалиться. Понятно, лежачего не бьют, - лежачему они объяснили:
- Вали отсюда! Со страшной силой! Никто из нас к тебе не пристегнется! И доброй девочке к тебе «пристегнуться» не позволим, - ты ее в благодарность в пропасть спустишь. Этого еще не хватало! Мотай подальше, гнида!.. Ты нам не нужен!..
Может, конечно, и не совсем так оно было, - я того не видел. Но по сути, - по сути было так!..
Больше его в альплагерях не видели.
Знать надо, с кем ходить. А если видишь, что с «этим» ходить не надо, надо сразу завернуть с ним вниз. При первой возможности, - черт с ним, с маршрутом…
Лучше, «черт с маршрутом», чем «с чертом на маршруте»!
И не ходите с теми, с которыми другие предпочитают не ходить. Ходить надо не с «господами», а с «товарищами». Есть такое понятие.
«Господа» способны оплатить и «трансфер» гида-проводника, и похороны, - и свои и «твои». Но вот в трудный момент спасти ни себя, ни тебя и не смогут, и не захотят.
Жизнь одна, товарищ!…
(Написано по рассказам Кузнецова Ю.А., Иркутск и Захарова П.П., Москва, 29.10.06.).


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100