Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Турция, Ближний Восток >


Всего отзывов: 8 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.50


Автор: Ян Рыбак, Израиль
Фото: Алексей Чинков, Леонид Спектор, Ян Рыбак

Огород соседа

Публикации Яна Рыбака на Mountain.RU:
Шамони, ты моя Шамони
Боливия - 2001
Грабли
Читайте на Mountain.RU:

Мечта - это как замок из песков Wadi Rum

(Очерки об Иордании)

 

Барханы, дюны, чайханы,
Пустыни тени – бедуины,
Холмы, равнины, вновь холмы,
Верблюды, сёдла, седловины.
Слюдою слёзною полны
Глаза, и губы солоны
Роняют наземь стон невинный,
Во рту гуляет вкус полынный,
Силён и терпок, и сильны
И дымный цвет, и запах дынный,
И звук назойливый сунны.

О, сосед наш, Иордания, всё у тебя лучше, на что глаз не положи – трава зеленее, каньоны глубже, ручьи полноводнее, барханы круче. О скалах и говорить не приходится. Всё, всё, за что не возьмись, толще у соседа нашего, вот и лезем мы к нему, к соседу этому, в огород, воровато оглядываясь – не появится ли из-за кустов дед абу-Матвей с берданкой. Что и говорить, природа Иордании прекрасна, а в укромных местах своих почти не замусорена и туристом (не мы ли это?..) почти не тронута.

Вот скажите мне, вы, люди просвещенные, много читающие о мире, а многие и в нём бывающие, что вы о ней знаете, об Иордании?... Э-э-э, ну что вы заладили: Вади Рам да Петра, Петра да Вади Рам... А видели ли вы, как дымятся истекающие горячими минеральными водами стены каньона Хейдан? Наблюдали, как в ущелье Фейд срывается с пятидесятиметровой высоты струя водопада столь острая и стремительная, что местами прорезает базальтовую скалу насквозь, уходя в неё, как в туннель? Слетали вы по верёвке, окутанные облаком радужных брызг, в озеро зелёное, как глаз первобытного ящера? Бродили по гребню нежной розовой дюны, такой девственной, что стыдишься следов своих, на ней оставляемых? Довелось ли наблюдать вам печальных верблюдов, отбрасывающих острую пустынную тень в лучах промасленного, как старый шаманский бубен закатного солнца?

Да, Петра прекрасна, кто спорит, но невозможно судить о вкусе торта, слизнув с него одну лишь вишенку, пусть даже и красующуюся на самой его верхушке… Я только-только приступил к этому торту, и, надеюсь, мне хватит его ещё на многие годы.

Я всеяден и не боюсь признаться в этом. Я люблю горы, но люблю и каньоны, и пустыню, которая не чужда человеку более других природных ландшафтов, а просто – более одинока, самодостаточна, замкнута в себе и безразлична к упованиям входящих. В ней есть очарование истинного величия, не нуждающегося в признании и поклонении.

В этих просторах, затягивающих усталыми вечерами заунывную песнь песков, человек живёт просто и легко умирает. Загляните пытливо и внимательно в глаза верблюда – это животное не надменно и не заносчиво. Оно – несуетливо, поскольку имеет дело с вечностью.

Люблю ли я Иорданию? Наверное – нет, не думаю, что люблю. Слишком мы с ней разные, слишком многое мне в ней чуждо и слишком многое раздражает меня в ней, а порой и смешит, но, как это нередко бывает и между людьми, меня вновь и вновь тянет к ней. Я не могу не приходить к ней, не могу к ней не возвращаться.

 

Каньон Хейдан.

 

Там качались набухшие пальмы
Под обузой пятнистых плодов,
Опускался туман на купальни
Низовых, предрассветных прудов.
В лягушачьих болотистых чащах,
На скале над змеиной рекой
Ты, сухой и горячий, обрящешь
Свой великий и мудрый покой.

   

Прекрасный, ни с чем не сравнимый каньон. Настоящая жемчужина. Мощное течение проточило его в толще песчаника самых изысканных расцветок. Тонкий рисунок, покрывающий многометровые вертикальные стены, меняется многократно на всём протяжении каньона, словно над ним работали художники различных школ и направлений.

В нижнем течении Хейдан узок и стремителен, а вода его прохладна. Множество небольших, в пару метров высотой, водопадов делают его прохождение снизу вверх вполне спортивным мероприятием. И о-очень весёлым!..

В средней своей части каньон расширяется, превращаясь в просторное ущелье, на крутых склонах которого раскинулись золотистые пальмовые рощи. Впрочем, настоящих висячих садов немало и в низовьях каньона и в его верховьях.

По мере продвижения вверх (а мы проходили каньон именно так – снизу вверх... чудить – так чудить!), цветастый песчаник всё чаще уступает место строгому базальту, некогда выдавленному из недр земных в форме аккуратных шестиугольных столбиков.

В верховьях Хейдана водный поток становится мельче и теплее, подпитываемый горячими минеральными ключами. Стекая по стене каньона, каждая горячая струйка оставляет за собой яркий оранжевый след. Висячие сады дымятся, шелестит ни на секунду не умолкающий тёплый дождь, роняемый с плакучих кустов и деревьев, над горячими ваннами клубится пар. Земля Санникова.

В верхнем Хейдане находится и единственный в ущелье серьёзный водопад – красивейший, метров пятьдесят высотой, с большим озером у подножия.

Идущие сверху спускаются по нему дюльфером, а идущие снизу – обходят, вылезая на правую по ходу стену каньона по лёгким (но очень скользким!) скалам.

 

Калейдоскоп впечатлений:

В Вади Хейдан мы просачивались под покровом темноты, как партизанский отряд. В три часа ночи, с погашенными фарами мы подкатили почти под самый домик рейнджеров - вон он, фашист, стряхивает падучую звёздочку с конца своей сигареты - и попрыгали в кювет. Луны нет, налобные фонари выключены, при появлении первых проблесков приближающейся машины бросаемся ничком на землю. Интересно, что вообразит себе случайный полицейский патруль, наткнувшись на пятерых израильтян, ползущих вдоль шоссе в три часа ночи в самом сердце Хашимитского Королевства? Эта мысль окатывает душу леденящим восторгом, каковой испытываешь, вываливаясь из самолёта, теряя последнюю опору и обрывая последнюю пуповину... "Машина-а!.." – шепотом кричит Миша. "А не пустить ли её, падлу, под откос..." – диковато подумалось мне – "что ж зря на брюхе-то ползать..."

Мы вползаем в каньон Хейдан не по чудаческой прихоти. Другого способа осмотреть это чудо природы, пройти его насквозь из конца в конец не существует, поскольку он превращен иорданцами в национальный парк с ограниченным доступом. Нам, туристам, разрешено прогуливаться лишь в нижней короткой части каньона, за плату и в сопровождении местного гида. Ну, а с октября месяца он и вовсе закрыт для посетителей. "В виду угрозы наводнений".

Я знаю, что мы ведём себя несолидно и безответственно, но, во-первых, мы терпеть не можем гулять на поводке, а во-вторых, мы не хотим лицезреть гениальное кинополотно оскопленным рукою цензора, нам не нужен жалкий рекламный ролик, мы хотим просмаковать полнометражную, широкоформатную ленту от начала и до конца.

Два ручья, два потока – тёплый и холодный, живой и мёртвый, прозрачный и замутнённый – соединяются и бегут какое-то время бок о бок, не смешиваясь. Лёня стоит одной ногой в тёплом потоке, а другой – в холодном, и я подумал, что если ему в зубы вставить электрическую лампочку, вполне возможно она загорится.

Штурм водопадов. Чаще всего, попеременно, этим занимаемся мы с Мишей. Вся группа кучкуется на последнем завоёванном плацдарме, там, куда ещё можно доплыть с рюкзаками. Задача штурмующего – без рюкзака пробиться под самый водопад, в затишное "корыто", которое обычно образуется у самой стенки, и против бьющей сверху струи по мокрым скользким скалам вылезти вверх по водопаду и оттуда бросить вспомогательную верёвку своим сотоварищам... Аттракцион ещё тот, можете мне поверить.

Сколько могу, гребу кролем изо всех сил, но в какой-то момент течение останавливает меня и я, продолжая отчаянно взбивать пену, шарю глазами по стене в поисках зацеп. Подтягиваюсь "на мизирах", ноги продолжают молотить воду, как винт небольшого катера. "Ш-шит!..." – срыв, и меня уносит вниз по течению...

Я фотографирую Лёшу, выползающего из воды на скальный уступ, словно большая мокрая амфибия:

- Погоди, не снимай, я напрягу бицепс... –
- Лёха, снято –
- Бицепс виден? –
- Как у Шварцнегера...-
- А тебя снять? –
- Не стоит, у меня нет бицепса... –

Тарек, наш бессменный иорданский водитель, отправившийся вместе с нами на прохождение каньона, заслуживает отдельного полноценного рассказа. Он – ходячий цирк, этот Лёхин Тарек... Праздник, который всегда с нами... Я в жизни не видел более неуёмного, настырного, агрессивного, эксцентричного и непредсказуемого типа. Иногда он бывает прямо-таки невыносим, но зато скучно с ним не бывает никогда. Если Тарек с нами, клоунада не прекращается ни на минуту. Лёшу он встречает не иначе, как: "Алеский, шу ахбарак, аху шармута" - кабанья улыбка и тяжелый шлепок по плечу, - что в переводе на язык Пушкина и Достоевского означает: "Алексей, как дела, брат проститутки?.." Лёха отвечает ему взаимностью: "Салам алейкум, калб урдуни!.. Аху маньюк…" (Мир тебе, иорданская собака! Брат "маньюка"…) Что такое "маньюк" мне так и не удалось выяснить, но это определённо оскорбление столь грязное, что нормальный араб - не такой деклассированный элемент, как наш Тарек - смывает его только кровью обидчика.

- Как там твоя Хайфа? – интересуется Тарек – Хизбалла не раздолбала?..
- Стоит пока.
- Ну ничего, в следующий раз, иншалла… - со спокойной уверенностью говорит Тарек.

Надо мной Тарек посмеивается осторожно, соблюдая некоторую дистанцию, поскольку я его старше, весь в очках и ко всему ещё и "мухандес" – т.е. "инженер". Вообще-то, мы все тут "инженера", но именно в меня Тарек тычет толстым пальцем своим братанам и друганам, назидательно произнося: "мухандес!.." Он не знает, что это у них в Иордании "мухадес" – личность уважаемая, штучный товар, а у нас в Израиле только соседский Мурзик не имеет диплома о высшем образовании. На одном из очередных водопадов я так поразил Тарека своим скалолазным умением, что он таки выпалил: "Мухандес, аху шармута, ю ар вери стронг мэн!.." Прикусил язык, призадумался: "Мухандес, ты не обиделся?.."

"Всё в порядке, Тарек" – ответил я – "у меня нет сестры, и уже определённо никогда не будет..."

Вообще-то, Тарек смышлён, я бы даже сказал – смышлён до неприличия, в сравнении со своими коллегами – иорданскими водителями, но в плане подготовки к походам, тем более к мокрым, он наивен, как недоношенный младенец. Все наши планы и мечты об экономной и рациональной продуктовой раскладке, берегущей драгоценные место и вес, столь важные в подобном мероприятии, были небрежно сметены Тареком коту под хвост. Тарек бодро закупил половину продуктовой лавки одного из своих несчитанных родственников и запихнул всё это добро в свой бестолковый рюкзак, ничуть не заботясь о водонепроницаемой упаковке и прочих глупостях. Надо было видеть то неподдельное изумление и огорчение, с которым после первого же
плавательного участка он извлекал из своего "колобка" бывшие хлебобулочные изделия... "Скорми это рыбам, Тарек..." – брякнул я, и тут же пожалел, поскольку экологически необразованный Тарек тут же пустил хлеба по течению прямо в пластиковых пакетах...

А всё же хорошо, что рождаются в Иордании, пусть изредка, такие "Тареки" – любопытные, напрашивающиеся в бессмысленные и абсолютно несолидные мероприятия, предпочитающие мокнуть в воде, жариться на солнце и набивать мозоли в компании "сионистского врага", вместо того, чтобы пыхтеть наргилой и копить деньги на четвёртую жену.

Мы преодолеваем очередной небольшой водопадик. Прямо перед ним каньон резко сужается, и струя воды бьёт из этого сужения, как из брандспойта. Наша девушка, Аннушка, решительно отказывается от нашей, признаю - слегка навязчивой, помощи. Пять пар мужских рук неохотно опустились. Аннушка напрягла все свои (вовсе не малые, кстати) девичьи силы и, наклонившись под сорок пять градусов, шагнула в струю. В ту же секунду, она промелькнула мимо нас, уносимая течением, и унеслась бы, конечно, если бы Лёня в немыслимом пируэте не поймал её за петлю рюкзака. Девушки, хорошо подумайте, прежде чем отказываться от мужской помощи!

В Хейдане водятся змеи. Настолько откровенно ядовитой внешности, что не нужно быть дипломированным серпентологом, чтобы это понять. Голова – тугая, треугольная капсула с ядом. Хоть в чашу выдавливай. Аннушка круглит глазищи и заламывает руки в священном ужасе. Лёня делает стойку с фотоаппаратом. Он возбуждён, как пойнтер, унюхавший куропатку, и кончик его хвоста подрагивает от нетерпения: "выползай же, ну же, с-с-су..., выползай..." Лёня нависает, переминается, придвигается всё ближе и вдруг быстрым нетерпеливым движением трогает гадюку за хвост, типа: "давай уже, достала..." Я немею от нереальности происходящего... Змея выползает в свет софитов.

Вот так Лёня... Крокодил Данди, ё.. твою мать!..

Долго ещё после этой встречи, шлёпая кибуцными сандалетами по хлюпающим и пружинящим тростниковым подушкам в среднем течении Хейдана, я чувствовал себя сапёром на минном поле.

В средней части Хейдана мы обнаружили настоящий ископаемый вулкан – окаменевшее извержение. Лавовые потоки некогда изливались на поверхность через узкое жерло вулкана, затем застыли и были погребены под слоем молодых пород. В последующие эпохи, окружающие вулкан наслоения были размыты и унесены водой, и в стене ущелья обнажился срез застывшего лавового потока, изящно изгибающегося по пути из недр земных к поверхности.

Мы с Лёней стоим друг против друга по пояс в мутном потоке. "Скажи чи-и-з" – повелительно говорит мне Лёня, поднимая фотоаппарат. Я покорно говорю "чи-и-з...". Лёня неловко всплеснув руками исчезает под водой вместе со своим новеньким дигитальным "Фуджиком".

Проходя мрачный базальтовый каньон, мокрые, продуваемые прохладным ноябрьским сквозняком, мы замёрзли, как цуцики. Зуб на зуб не попадает. И тут мы прямиком выходим к шикарной дымящейся струе, хлещущей из стенки каньона. Широкая скальная полка превратилась в удобное горячее кресло. Сверху, с
провисших растений сеет тёплый душ. "Давайте сядем туда!.. Идёмте!" – с вдохновенной улыбкой вопит Лёша. А я вспоминаю увиденный в детстве поучительный фильм, в котором находчивый кинопутешественник - может быть сам Сенкевич или даже Хейердал – варит в минеральном источнике крутые яйца, и не спешу сесть в эту природную кастрюлю…

В конце концов, это же Лёха у нас разведчик и первопроходец…

Заночевали мы на уютном песчаном пляжике, напротив входа в узкий боковой каньон, по дну которого струится горячий ручей. В самом устье каньона ручей образует большую тёплую ванну. Представляете, какое это наслаждение - после бессонной ночи и 13-часового выматывающего похода (заплыва?..) вверх по каньону принять горячую ванну и завалиться на прогретый за день песок лицом к звёздам?

Настала ночь и не черны
Лишь звёзд печальные лучины,
Плывущее во мрак долины
Седло покатое Луны,
Да женщин бледные личины.

 

Ну и напоследок – просто фотки:

 

Продолжение следует...


Написание отзыва требует предварительной регистрации в Клубе Mountain.RU
Для зарегистрированных пользователей

Логин (ID):
Пароль:

Если Вы забыли пароль, то в следующей форме введите адрес электронной почты, который Вы указывали при регистрации в Клубе Mountain.RU, и на Ваш E-mail будет выслано письмо с паролем.

E-mail:

Если у Вас по-прежнему проблемы со входом в Клуб Mountain.RU, пожалуйста, напишите нам.
Для новых пользователей

Логин (ID):
Имя:
Фамилия:
Пароль:
Ещё раз пароль:
E-mail:

Все поля обязательны для заполнения!

Дополнительную информацию о себе Вы можете добавить на странице клуба в разделе Моя запись

Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.50
Сортировать по: дате рейтингу

Малацца! И так мы туда собирались, а теперь дороги к отступам нет.

Цитата: "Что такое "маньюк" мне так и не удалось выяснить, но это определённо оскорбление столь грязное, что нормальный араб - не такой деклассированный элемент, как наш Тарек - смывает его только кровью обидчика." Авшалом Кор отвечает: "Маньюк" - в переводе на язык Пушкина и Достоевского, это - "пидор". "Аху ль-маньюки" - "брат пидораски". ОтчОт - полный зачОт, фотки тоже. Зажгли, однако. Будем там в очень скором времени.
 
Класс! Могу рекомендовать еще каньоны в Марокко в скальном районе Taghia.

Год на зад (май 2006) были в Марокко, в Атласских горах.
Не там, куда все обычно прутся - вроде каньона Draa или горы Тубкаль (высшая точка Атласских гор) - а в недрах скальных каньонов - а именно в районе деревушки Taghia, вблизи которой расположены колоссальные стены (по 700 метов) и устья нескольких каньонов.
Этот район популярен у французских клаймеров - многие маршруты там впервые прошли самые главные французские перцы. Taghia - это для французов вроде как Крым для нас - тот же язык (Марокко - бывшая колония), прямые рейсы из Парижа в Марракеш (лететь часа два), ОГРОМНОЕ количество маршрутов любых категорий и стилей (есть пробитые полностью, есть trad. Все описания есть в guest-house у Саида в Taghia.

Статья на Mountain.RU про скалолазание в Taghia в Марокко >>>
А вот небольшой видеоролик экспедиции North Face в Taghia (правда, в этом ролике самих стен почти не видно).

В отличие от описанных каньонов в Иордании каньоны в Атласских горах поражают воображение - вертикальные стены метров по 700 (запланированный нами маршрут был 14 веревок и начинался метров на 100 выше дна каньона). В некоторых местах ширина дна каньона была всего несколько метров.
Поскольку дело было в мае, речушки на дне каньона были полноводные.

В поиске тропы во время заброски под маршрут мы решили попробовать двигаться по дну каньона и наткнулись на шлямбура и старые веревки - явные следы аналогичного каньонинга.

То есть в Taghia - место чумовое не только для клаймеров, но там можно пустить в каньонинг желающих (сопровождающих женщин, детей и самим оттопыриться) , притом, раз увидев те стены, я до сих пор считаю их восьмым чудом света. Потрясает не падецки!

А еще для желающих-чайников там вполне можно устроить захватывающий треккинг - берберские тропы - это воистину интересные сооружения, напоминающие овринги на Памире. Вроде как на взгляд тут должна идти не меньше, чем крымская скальная "тройка", начинаешь идти - а там какая-нибудь хитрая незаметная издали расщелина, далее - непонятно как держащаяся конструкция из сухих стволов и камней - и вылезаешь на "яйлу" пешком.
Для желающих идти с гидом - среди местных берберов легко найти проводника за очень недорого. Берберы, в отличие от большинства арабов, - очень интересный и приятный народ.
Сама деревушка Taghia - крохотное селение в горах, в 8 км от ближайшей грунтовки. Электричества там никогда не было (точнее есть водяная "мельница"-генератор, котрая дает свет нескольким лампочкам в селе. Мобильной связи там нет - глухомянь страшная. Редкие иностранцы есть (в основном французские клаймберы, реже - треккеры и т.п.), но место совершенно не осквернено наплывом толпы - даже в "горячий" сезон майских праздников максимум человек 10-15 на весь район, а большую часть года - вообще никого (десятки маршрутов и сотни квадратных километров окрестностей). Цены на постой и пропитание в guest-хаусе Саида - демпинговые.

Вообщем - респект автору статьи про Иордании и также рекомендую конкретное место в Марокко!

 
Всё это правильно, но это не для воды!

Чвэни Биртвиси каньони дзалиан ламази! Но и здесь всё очень интересно и даже так, что захотелось там и туда и даже интересно ОЧЕНЬ!! Ясик.
 
Красота!

Тарек показывал нам свои фотографии с двумя европейскими девушками, по моему в этом же каньоне :)
 
Саше и Кириллу

Саше: Тарек был в с Лёхой в Хейдане дважды - отсюда, видимо, и девушки... Он вообще обожает сниматься рядом с европейками и потом хвастаться перед "друганами". :) Хобби такое. :) Кириллу: Спасибо за инфу. Очень интересно. Может доберусь когда-нибудь и до Марокко. :)
 
Обалдеть! :-)

Обалдеть! :-)
 
Красота какая!

Какой же я болван, что с вами не пошел...
 
Амфибии!

Правильно! Долой - шаблоны! ) спасибо, очень красиво и необычно.
 
Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100