Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Очерки, дневники >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Баранов Сергей, г.Краснодар

Хан – Победа – Ленина

Читайте на Mountain.RU статьи Сергея Баранова:
Зимний Эльбрус - Вольная Испания
Фишт 2003. Традиционная зимняя авантюра
Зимнее восхождение на Фишт
Я сижу на веранде шикарного особняка в центре Бишкека. В моей больной голове только сейчас начинает наступать порядок после всего пережитого за последний месяц. Ощущение того, что это закончилось, все еще никак не придет. А как мне хотелось улететь отсюда еще две недели назад! Еда в самых лучших ресторанах города не может насытить истощенный организм. По улицам ходят очаровательные девушки, а я закрываюсь в себе. Но все это теперь не имеет значения – я возвращаюсь домой. Надо только как-то убить оставшиеся два дня до самолета…

Well… то есть дело было так. Началось все еще год назад, когда из-за работы я пропустил свой альпинистский сезон. Тем более что работал я гидом в горах, смотреть – смотрел, но восходить никак не получалось. Только Эльбрус, Эльбрус, Эльбрус... А самолюбие оно не казенное – сразу упало и забилось в конвульсиях.

Возникло острое желание его как-то поддержать. А как? Уже и не помню, после чего возникла эта безумная мысль о семитысячниках, тем более что финансово это было практически невозможно. Итак, как и всякий новичок, я начал строить самые грандиозные планы. Впрочем, на деле все оказалось вполне выполнимо. В общем, решил я сходить на два семитысячника сразу. В целях экономии финансов естественно, а не из-за вагона амбиций. Из одного базового лагеря можно сходить либо Корженеву-Коммунизма, либо Хан-Победу. И о том, и о другом я имел крайне отдаленное представление, но многие советовали начать с Хана. Информация поступала самая разнообразная, так что решил выяснять подробности на месте. Все мои знакомые "Барсы" дружно пугали меня предстоящими трудностями, так что я чуть было не отложил это все на будущее… Спас меня от самых грустных мыслей (тем более, что билеты были уже куплены) Николай Тотмянин. Он пристально посмотрел на меня и сказал, что ничего сложного там нет. Чтоб только не сидел долго в базовом лагере. Что Хан для меня - это неделя, включая акклиматизацию, а Победа потом – вообще пять дней. А еще сказал, что люди начнут уезжать и говорить, что это невозможно, а после пятнадцатого августа начнется нормальная погода и можно спокойно сходить. Как он был прав!


Команда
Ко мне решили присоединиться два мексиканца – мой бывший клиент с Эльбруса Энрики и его друг Бенджамин. Энрики был на Мак-Кинли и Чо-Ойю, а Бенджамин оказался крутым техническим клаймером. "В такой компании нельзя пропасть" – подумал я и взял их с собой. Сразу оговорюсь – платил каждый за себя, и были мы просто партнерами, а не гидом и клиентами. Тем более, что самый маленький опыт был у меня. Обменявшись парой сотен писем по Интернету, мы, наконец, пришли к долгожданному согласию в плане тактики, питания и снаряжения. На деле все оказалось сложнее.

Итак, взяв всего побольше (запас карман не тяготит…), особенно зеленых Убогих Енотов я отправился в новый для меня мир.


Иссык-Куль
4.08. И вот я в Бишкеке. Никак не могу осознать, что я все же вырвался сюда. Здесь почти как в Краснодаре, только лет пятнадцать назад – нет такого количества высоток и очень уютно. И цены класс - цифры такие же, как у нас, только курс национальной валюты ниже в полтора раза. Хочется в горы. Вообще это мексы настояли на том, чтобы пожить в Бишкеке. Но я об этом не жалею ничуть. Стоит почувствовать себя человеком перед тремя неделями в снегах.

6.08. Вчера приехали в Каракол. Это третий по величине город в Киргизии. Фирма, с которой мы работаем, просто блещет качеством услуг – квартирка в этом городке стоит столько же, сколько и четырехзвездные апартаменты в центре столицы. И вода, оказывается, берется из ближайшего арыка. Искупаться не удалось – ввиду какой-то аварии из крана вместо воды течет песок. Просто добавь цемент… Лавинную лопату, как и веревку, проще было бы купить. Аренда лопаты на 20 дней – 40 баксов, веревки (11мм дубового антиквариата) – 20. Что поделать – Азия. Сами виноваты.


В Каркаре перед вылетом
Сегодня в пять утра выехали в Каркару, так как представитель фирмы пообещал, что ровно в восемь будет вертак. Приехали мы без десяти, а борт улетел полчаса назад. Так и загорали на поле до трех дня.


Вертолетная площадка в базовом
лагере на фоне Победы
Говорят, нам еще повезло – поляки ждали пять дней. Все же через фирму лучше! Хотя напрашивается мысль, что будь нас человек десять, а не трое, то так легко мы бы не выбрались.

Базовый лагерь (БЛ) встретил нас суетой и холодным ветром. Наконец-то я добрался сюда. Эти горы – что-то нереальное. Горы для обычного человека – все, начиная от холмов выше ста метров, и до бесконечности… Но для меня в тот момент были ТЕ горы, наш родной Кавказ, и горы ЭТИ.


Закат в Базлаге
Ничего общего между ними не было. Никогда еще я не чувствовал себя таким маленьким. И мысль взойти на эти гиганты показалась мне безумием.


Хан...
Прямо передо мной стояла гигантская пирамида Хан-Тенгри. Острые прямые ребра и котрофорсы подчеркивали мощь и неприступность. Мы только что облетели его со всех сторон, так как попали на один борт с журналистами, прибывшими узнать подробности трагедии. И те, кто пишут, что сердце билось чаще от одного взгляда на гору, не врут – так бывает. У меня пульс был ударов 150 от одной мысли, что я должен сделать.


Пик Горького
8.08. Мексы вынудили меня пробыть в БЛ до сегодняшнего дня, аргументируя это необходимым им отдыхом. Хотя акклиматизированы они до 5000 – бегали у себя каждую неделю до этой высоты. Сегодня, наконец, собрались выходить, но у меня возникли проблемы со спиной, когда уже даже рюкзак собрал.


Доктор Борис Слепиковский
из лагеря Миши Михайлова
В лагере Миши Михайлова для меня сколотили огроменный наклонный стенд, чтобы я лежал вниз головой и вытягивал позвоночник. Хотя доктор рекомендовал три дня абсолютного бездействия, я хочу идти уже завтра. Но мексы зачем-то сходили, поставили следующий лагерь (1,5 часа по леднику) и сказали, что отдыхать будут до послезавтра. Что ж, мы ведь – КОМАНДА. К тому же завтра четвертая годовщина гибели моего лучшего друга. Подождем...


Заботливые санитары
10.08. Звонил только что в Россию своей девушке – у нее сегодня день рождения. А ее нет – уехала в горы. Обижаться глупо, ведь я еще хуже. Три месяца подряд в горах с одним днем перерыва. Хотел услышать ее голос перед восхождением. Тем более что я уже иду прямо на гору, акклиматизационный выход мы отменили из-за недостатка времени. Конечно, если самочувствие будет плохое, то вернемся и отдохнем, но теперь я очень зол. Пусть кто-нибудь остановит.

11.08. Вчера вечером дошли за полтора часа по леднику к лагерю 4400. Англичане тут свой базовый лагерь и разбили. Вчера троих из них накрыло лавиной в том же месте, где ребята погибли. Правда, до них долетело лишь пылевое облако, но, говорят, смотрелось красиво.


"Мышеловка" или "Бутылка"
между Чапаева и Ханом. Еще
видна свежая лавина, в
которой погибли 11 человек
Мы же сидим весь день, так как выход в два часа мы проспали, и свежего снега выпало сантиметров двадцать за ночь. Да и "бутылку" хотелось посмотреть при свете дня. Впечатляет. Деться, и правда, некуда. Говорят, что лавина небольшая была, полметра - метр высотой, но очень быстрая и много льда. Только что в вертак загрузили четвертого откопанного – чеха. Стараюсь думать о хорошем перед горой, но глядя на этот сверток... Кстати откапывали его мои друзья из Приэльбрусья. Вот это работенка. Там все бегом бегают на максимальной скорости, а они часами копали несколько дней. И прошлой ночью два раза грохнуло здорово. Мексы говорят про русскую рулетку и все еще сомневаются. Эх, завтра на 5800...

12.08. Так получилось, что выход мы опять проспали, но на этот раз совсем немного. Просто не слышно будильника через два спальника. Стал я собираться, а мексы все тянут чего-то. "Ну, нет," – думаю – "сегодня уж по-любому". Когда, наконец, они через полтора часа (!) собрались и начали подгонять кошки (вот уж времени не было другого), я остро осознал, что сейчас мне предложат все отложить. Я сказал, что, мол, пусть догоняют, и пошел искать проход через трещины у лагеря. Из общака у меня была высотная палатка без тента, лопатка и газ с горелкой, о которых мексы не знали. Как я и предполагал, они повернули назад, едва отойдя от лагеря. Я это скоро понял по отсутствию фонариков на леднике позади меня, и рванул догонять ребят из Алма-Аты, вышедших на полтора часа раньше.


Путь между BC и ABC
"Быстрее, быстрее, быстрее..." – стучало в висках, и я все ускорялся. Слишком сильны были впечатления недавних событий. Поляков, которые вышли за час до меня, я скоро обогнал, как будто они вообще стояли. Если бы я шел с такой скоростью, то я бы не рискнул тут быть.


Лагерь ABC
Около лагеря 5400 почти догнал алмаатинцев, вышедших на полтора часа раньше. Тут мой организм начал конкретно сдаваться холоду. Тяжко все же совсем без завтрака. Пришлось попроситься в палатку к полякам и резко научиться говорить по-польски, так как английского они не знали. Минут через двадцать пуховка и трентал помогли согреться, и я двинул дальше – вперед и вверх.


маршрут на Хан с 5800
На 5600 уже стояли две палатки ребят. Я помог им разровнять место под третью палатку, а потом мы все дружно начали завтракать. Желудок перестал корчиться и звать на помощь, на душе стало спокойнее. Вскоре Тема – алмаатинец, москвич Олег (клиент Темы) и я двинулись на 5800. Остальные только акклиматизировались и поэтому не спешили. Нам же надо было обустроить пещеру и отдохнуть. Времени было 10 утра.

14.08. И вот я в базовом лагере. Только сегодня в час ночи мне сказали, что день, когда взошел я на первый свой семитысячник, выпал на пятницу 13-е. Я конечно без предрассудков, но...

В общем – интересная гора. Рассказы о неимоверной трудности преувеличены. Я чуть вообще не передумал идти на Гору еще в России. Пугали рассказами о высоте, о старых безнадежных перилах и о людях, которые там десятками улетают. В результате я просто боялся нагружать жумар и вел его просто рядом, не придерживаясь, на полную используя ледоруб и свои хватательно-лазательные способности. Благо, чувствовал я себя очень хорошо. Налазился вволю. Остальные, по-видимому, жумарили, по крайней мере, те, кто шел передо мной. Зато спускался исключительно по веревкам. Из-за "паровоза" на перилах пришел на 5800 только к половине девятого. Кто-то пришел туда же после полуночи, а кто-то заночевал по пути в предусмотрительно оставленных палатках. А вышли-то все в шесть утра.


Вершина Хана
А какая полячка меня догнала! Я хоть и прыгал по веревкам по-спортивному, не пристегиваясь, но она меня на предпоследней веревке настигла. Жаль, адрес не взял. Век бы ходить с такой моделью в горы. Еще был интересный случай. На подъеме, когда я был где-то на 6500, парень из Томска, который шел сразу за мной вдруг невнятно выругался. Я обернулся посмотреть как он. "Ты видел?! – он был изрядно возбужден – там рюкзак у кого-то улетел. Я думал – это человек, чуть не ......". Но я как всегда все прощелкал. Слишком был погружен в мысли о том, какие плохие веревки.


Не успеваю с Хана засветло
Сильно помогли мне ребята из Алма-Аты. В первую очередь психологически. Мои мексы развернулись, когда мы вышли с 4400 вверх. С тех пор я был сам по себе с палаткой без тента и с бензином без примуса. Хорошо хоть еду поделили заранее, и газ я припас. Но алмаатинцы тоже меня подкармливали. Придя в 20.30 с вершины, лег только в одиннадцать, а уже в час ночи мы все (я спал в палатке алмаатинцев) встали и ушли вниз, а в шесть утра, немного отстав от ребят, я подковылял к базовому лагерю.

Самое опасное позади, в "мышеловку" больше не полезу. Когда спускался вчера с вершины, два раза сильно грохнуло. Сегодня видел результаты – блоки размером с машину и больше прямо около тропы. Я смотрел на все это в свете галогеновой лампы и шел все быстрее. А сверху катились очень маленькие фирновые комочки, и я просил судьбу не посылать мне ничего крупнее...


Снова мирный закат в базлаге
15.08. Тут почти каждый день идет снег. Мексы улетели из БЛ в тот же день, когда мы расстались. Оставили мне кучу бензина, забрав примуса с собой. Еды тоже оставили навалом, но ту часть, которую мне не запихали в рюкзак (печенье, масло, яйца) – благополучно присвоили доблестные и наглые работники кухни базового лагеря. Что-то я отвоевал, так как яичница уже снилась по ночам, но основная часть продуктов утонула бесследно.


уже выспавшись и отъевшись
А еще каждый день улетают вертолеты. Улетают туда, где дом. Мне же тут еще две недели торчать. Ребята ушли на Победу, а я не успел на день. Жаль. Теперь буду ждать. Может алмаатинцы пойдут. Сидим с их тренером – замечательным человеком и знаменитым альпинистом – Ервандом Тихоновичем Ильинским и наблюдаем в трубу за командой на Победе. Там сейчас Афи из Грузии, турок Али Хакан, два воспитанника Ерванда Тихоновича и немец Роберт. И я мог бы быть сейчас с ними, если бы не эта проклятая спина...


мои новые друзья из Грузии
16.08. Чуть больше недели прошло с тех пор, как мы познакомились. Он приехал сюда в пятый раз. Приехал, чтобы осуществить свою мечту – взойти на пик Победы. Четыре раза он уже пытался сделать это с самыми лучшими гидами, но каждый раз то погода, то плохое самочувствие заставляли его повернуть. Еще несколько дней назад он смеялся и обсуждал предстоящее восхождение. Еще несколько часов назад мы смотрели на него в подзорную трубу. Еще несколько минут назад я не знал, что его уже нет...

До сих пор перед глазами его лицо, в голове звучит его речь с сильным акцентом. Али. Сегодня его уже нет. При спуске с пика Важи Пшавеллы он улетел на два с половиной километра вниз. Так и не сбылась его мечта. Смерть всегда берет лучших. Почему ты, Али? Все, завтра утренним бортом лечу в Каркару и еду в Бишкек. Ничего больше не хочу – как я устал от этих гор!


Хан с севера из вертолета
19.08. Хотел поменять билеты. Но надо доплатить 300 баксов, и их у меня нет. Жить то планировал в БЛ – на купленных харчах и бензине, а вот как вышло. Две недели жить в Бишкеке я не смогу. Мексы трамбуют – мол, поехали на Ленина, надо нам хоть один семитысячник сходить. Выбор не бо,ат. Я киваю, и вот меня уже тащат в авиакассы. Билеты до Оша мне оплачивают – все равно у меня нет на это денег. Буду пробовать судьбу еще раз.

22.08. Это мой психологический предел. Уже почти три месяца из гор не вылезаю. Июнь, июль в Приэльбрусье, 15 часов дома и на месяц сюда. А тут еще столько трагедий подряд – Губаев, 11 человек на Хане, Али... И на Ленина недавно гид один пропал.


Ленина из долины рано утром
Сижу под Ленина на 5300. Даже вода внутри палатки замерзает. Мексы как всегда захотели день отдыха после путешествия до промежуточного базового лагеря, а я не стал ждать, пока испортится погода, и сегодня утром ушел. Так что опять один. На этот раз совсем. Тут сейчас уже почти нет народа. Начинаю понимать, почему у солистов часто едет крыша. Я тоже уже не совсем нормален. А может дело просто в огромной психологической усталости? Плеер – мое единственное спасение. Я с ним просто не расстаюсь, иначе замерзнет и тогда все. Только что последний луч Солнца касался моей палатки, но температура уже градусов десять мороза. А ведь еще несколько часов назад я клал снег под бандану и думал, когда же закончится этот ад. Хотя в последнее время вертится навязчивая мысль, что в аду холодно, а не жарко. Очень холодно...


Подход к пику Ленина с 5000
Если все пойдет нормально, то послезавтра я буду стоять на вершине. Но это при идеальных раскладах, на самом деле все не так уж хорошо. Два дня, которые мы добирались из Бишкека в лагерь 4400, не удавалось практически ничего поесть. Да и поспать толком тоже. Вчера в довершении всего дотащил по леднику все свои тридцать кило на себе – денег то на лошадей у меня нет. Дотащился, как мне казалось, на грани, какие-то немцы накормили меня шоколадом, печеньем и чаем – начал приходить в себя. Внезапно, откуда ни возьмись, появился мой мекс и сказал, что пора есть. Я так на камни и сел. Не ожидал от них такого – все-таки влияние русского стиля начало проявляться. В завершении дня, мы еще и поужинали, и это было уже явно лишним. Ужин был каким-то неправильным, и теперь намечаются бааааальшие проблемы с желудком. Давно мне так плохо не было.


на подходе к 6200
23.08. Поднялся на 6200 за четыре часа. Говорят, время хорошее, но как тяжело мне это далось. Зато мне лучше, чем вчера. Восстановление после бессонных и голодных времен потихоньку идет. Даже на такой высоте. Желудок совсем умер. Ничего не ем из-за сильных спазмов. А очень хочется…


лагерь 6200 - богом забытое место
Впервые сэкономил на весе аптечки, теперь жалею до слез. Что будет завтра - боюсь думать. В таком состоянии людей вниз в акье возят. Что ж, вот он предел, когда уходишь с горы без сожаления о непокоренной вершине. Но мы еще пободаемся. А еще сегодня человек пятнадцать мне сказали, что с 6200 сходить нереально, надо идти на 6400. У меня нет ни сил на это, ни желания. Терять же день на переход с 6200 до 6400 я и вовсе считаю бредом. Так что играем ва-банк. Тем более, что питерцы с клиентами собираются стартовать отсюда, а двигаются они налегке хуже, чем я с рюкзаком.

Тут еще узбеки с клиентами. Сводили своих сегодня. Один из них – Макс – накормил меня всякими вкусностями. Второй день не ел больше пачки быстрорастворимых макарон. А тут – сублиматы с мясом и чай с сахаром… Привет тебе, мой больной желудок.

24.08. Рано утром (хотя 7 утра по альпинистским меркам не так рано) я открыл глаза. Первой мыслью было, что пора валить вниз. Желудок сворачивало, разворачивало, сжимало в гармошку и выворачивало наизнанку. О завтраке не было и речи. Стаканчик теплой воды, 50 грамм шоколада и столько же орехов дали силы вылезти из палатки. Тут я понял, что если не сейчас, то можно идти вниз. Отдыхать здесь, да еще в моем состоянии нельзя. Как сказал один из великих – "нельзя уйти, не потрогав стену руками". Тут хоть и не стена, но пободаться тоже надо. Если не смогу, то найду в себе силы отступить, попытка – не пытка, в конце концов. Натопил я термос воды своей маленькой кружкой и побрел к Богам. На часах было 8.30 утра…

Постепенно жизнь возвращалась, шлось все веселее, желудок все меньше беспокоил, но питерцев, вышедших в шесть утра, я так и не догнал. Вернее половину клиентов и одного гида встретил почти сразу, как вышел. Они спускались. Без вершины естественно.

Особенно тяжело мне стало выше 7100, когда каждый следующий холм казался вершиной. Погода портилась, уже давно ушли вниз все, кроме француза со спутницей, маячивших далеко впереди. У них стояла палатка на 6500, а у меня - аж на Раздельной. Рассчитывать было не на кого. Я бросил рюкзак в приметном месте (вдруг снегом присыпет), отвязал зайца-талисман и взял фотоаппарат.


На подходе к вершине Ленина,
пока было еще кому
сфотографировать
Погода портилась на глазах. Начался снег, и я уже начал сомневаться стоит ли дальше, ведь вниз не легче – опять бить тропу в снегу – следы питерцев замело. Но взгляд мой сфокусировался на точке, куда я так стремился…


Памир с вершины пика Ленина
Итак, через семь часов с момента выхода, я стоял на вершине. Половина пути была пройдена. Теперь надо пройти еще столько же – но вниз. Эмоций не было. Мыслей почти тоже. Горсть камней с вершины – на память и на подарки и ухожу. Начинавшийся снегопад все больше подстегивал. Впоследствии оказалось, что это было лишь одинокое облако, севшее на вершину. Но я очень шустро шел вниз. Срубило меня неожиданно где-то на 6300 – почему-то начал засыпать на ходу. Никогда ничего подобного не знал. Включил музыку потяжелее в плейере, на полную громкость – помогло, но не надолго. А перед лагерем 6200 – спуск на 6100 и соответственно подъем потом. Это и отняло большую часть времени, хотя следы тут не так подзамело. На внутренней палатке было около сантиметра инея. Я вспомнил слова Макса, что у них внутри палатки с двумя людьми было -15. а палатка у них снежком присыпана до середины, не то, что моя. Хорошо, что спальника два.

25.08. Утром, когда я начал уже выбираться из палатки, кто-то пришел в лагерь на 6200. Это тот самый перец, который разбудил меня криками в день выхода из лагеря 4200, а потом доставал своими приставаниями пофотографировать его. Шел он от 4200 до 5300 часов девять, потому что вышел я часа на три позже его, а пришел он на 5300, когда я уже успел поесть и готовился ко сну. Он, оказывается, даже на Эльбрусе не был. Он вообще ходил до этого только до 2000. У него нет примуса – слишком тяжело по его словам. У него нет спальника – это лишний вес и объем для него. Этот человек шел два дня с 5300 на 6200 при нормальном времени пять часов. Он спал в чужой палатке и укрывался своей на 5300. Он сидел всю ночь, поставив палатку где-то в снежном кармане на 5800. Он не ест уже три дня ничего, кроме снега. Мне бы такую силу воли и упертость, я бы Месснером стал. Посмертно. Он хочет пережить еще две ночи на 6200 и сходить при этом на вершину, хотя, по моему мнению, ему и одной ночи не пережить на этом ветреном плато. Я ему об этом открыто говорю. Мне по большому счету все равно – человек сделает то, что считает нужным. Гнать его вниз я не буду. Совесть моя чиста. Но через 15 минут, когда я закидал барахло в рюкзак и начал спускаться, я видел, что он собирал только что поставленную им палатку.

Не доходя 5300 вижу – чешет вперед какой-то спортсмен перегруженный. Чуть ли не в шортах. Это тот самый австриец, что встретил меня и дал поесть, когда я пришел в BC. Приветствия, поздравления, пожелания удачи... Хороший парень. Только что-то с напарником не заладилось у него. Напарника я нагнал уже на 5000. Так дальше вместе вниз и пошли – я уже никуда не торопился. Интересно спускались клиенты питерцев. Гиды сразу учесали вниз, а эти связались вчетвером с трехметровыми интервалами и идут с лыжными палками. Вот что значит Команда – если умереть на ровном месте, то всем сразу.

Мексы дошли только до 5300, переночевали и ушли вниз. А я ведь мечтал, что когда вернусь с вершины на 6200, они как раз туда придут и чаем меня встретят. Снова обломали.

Базовый лагерь. Сижу перед палаткой на рюкзаке, ем фестал и антибиотики как конфеты и запиваю все это кока-колой и чудесным мексиканским наркотиком Red Bull. Мексы смотрят на меня как на сумасшедшего. Их робкого замечания насчет сочетаемости я просто не воспринял. Ничего не хочу. Просто, чтобы меня никто не трогал в ближайшие 48 часов. Но тут подбегает турок – он пытался сходить на вершину несколько раз за последние две недели. Он говорит, что надо на спасы. Типа француженка, прыгая через трещину, сломала ногу. Ох, как высоко он показывает! Да I am dead! I'm just from there! My stomach is fucking bad! Ты оглянись, сколько тут чуваков свежих и сильных вокруг!!! Ах, по-английски тебя не понимают? А по-русски? Ах, ты не говоришь. Ну, пошли. Пока рассказал ребятам, что да как, выходим из палатки, а эти два френча уже с километр прошли. Не похоже на сломанную ногу что-то. Идет сама? Ах, подвернула и хромает? Да еще и рюкзак несет? Ребята ему через меня популярно перевели, что дохромает она сама, раз с такой скоростью передвигается. Он расстроился и рванул помогать ей с рюкзаком. Молодец. Я б тоже помог, но мне тебя не перегнать сейчас. А вечером мексам природа преподнесла наглядный урок превосходства русской тактики – через несколько часов после моего спуска пошел снег. За пару часов выпало сантиметров тридцать. Я поздравил мексов с Новым Годом, нагрел себе воды и пошел купаться. Мексы на прощание покрутили мне пальцем у виска...

26.08. Жаркое утреннее Солнце растопило снег и высушило камни морены. Не повезло тем, кто там сейчас остался. Шансы их резко упали – в снежку покопаться придется. Да и без связки в одиночку через закрытые трещины не спуститься.

Все живое в моем желудке давно погибло, еще вчера я нормально смог поужинать. Мексы закатили на прощание ужин со свежими овощами и яичницей. Теперь надо расслабиться и наслаждаться дорогой. Теперь уже не жалею двадцать баксов за то, что мой рюкзак понесут лошади. Хоть он и легче, чем чудовище, что я сюда затащил.

Теперь, когда все окончено, хочется пожить в базовом лагере еще пару дней. Есть и спать. Но эвакуации экспедиции не избежать – через час приедут киргизы на лошадях, чтобы забрать наш груз. И понесется…


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100