Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Каракорум >


Всего отзывов: 2 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Андрей Мурышев
Фото: Денис Савельев, Сергей Нилов, Елена Дмитренко

Воспоминания о Shipton Spire

Читайте также на Mountain.RU:

Страница экспедиции Haina Brakk Direct 2007
Shipton Spire, 5852м
Fragments of Freedom. Русская линяя на Haina Brakk. 33 питча, 1450m, A4, 6b
ВКУС Каракорумского ЛЬДА или “Пока лед плавится, у вас достаточно времени пройти его”

Сейчас, когда я вспоминаю о летней экспедиции в Пакистан, многие мелкие детали уже затерлись в памяти. Остались пятна наиболее ярких впечатлений. Наверное, только они и заслуживают того, чтобы быть перенесенными на бумагу... Итак, яркие пятна...

Сборы
- Ты можешь поехать в Пакистан с 15 Июня по 1 Августа? – я слышу в телефонной трубке голос товарища по альпинизму, и мысли сменяются в моей голове с калейдоскопической быстротой. Могу ли я? – похоже, что да. Хочу ли я? – черт возьми, ответ очевиден! Так я стал участником экспедиции на Shipton Spire. Потом были и изменение сроков экспедиции, и изменение состава, и неопределенность с авиабилетами, с визами, и неслабый перевес багажа в 80 кг. (и это при цене 33 евро за килограм!)... Но мы не сдавались. И мы победили. 24 Июня мы приземлились в Исламабаде.


В Исламабаде.

Дорога

Самое сильное впечатление, полученное мною за время переезда из Исламабада в район восхождения – протяженность и масштаб. Представьте себе узкое ущелье глубиной больше километра. Представьте текущую там горную реку с валами и бочками метров эдак в пять высотой, способными искрошить в шашлык любого напередзаданного туриста-водника. Представьте дорогу, которая не то чтобы проложена, а скорее прорублена вдоль этой реки, и местами идет под конкретными карнизами, постоянно петляя при этом. Но это еще не все. Последний штрих: представьте себе, что река – Инд, что склон справа – Гималаи, склон слева – Каракорум, что дорога проложена во времена династии Великих Моголов, и что ваша поездка посреди всего этого длится уже второй день. Представили? – считайте, что побывали на Karakoram Highway. Что сам я до сих пор пытаюсь себе представить, так это как они ездят там зимой, когда там все в снегу со льдом. Пытаюсь – и не могу...


Горная дорога.

В Пакистане принято украшать грузовики.
Такой тюнинг может стоить до 1000$.

Между делом мы проехали
мимо Нанга-парбата...

Второе по силе впечатление – немыслимая жара. Средняя Азия отдыхает! Такого со мной еще не было... Чего стоил, к примеру, эпизод, когда мы, приехав вечером в отель в придорожном городке Чилас и ворвавшись в ванную комнату в жажде холодного душа, обнаружили, что из ОБОИХ кранов течет ГОРЯЧАЯ вода? При этом воздух в номере вызывал воспоминания о сауне. Если добавить к этому, что ночью из-за перебоев с электричеством вентиллятор и кондиционер в нашем номере не работали, а воздух за окном был горячее, чем в комнате, то станет понятно, почему мне так и не удалось уснуть в ту ночь.

Ну и последнее – пакистанская кухня. Количество перца, содержащееся в среднестатистическом местном блюде по невыносимости уступит лишь местной жаре. Слава Богу, в такую жару есть почти совсем не хотелось. Минус на минус дал плюс...


Скарду – столица Балтистана.
Здесь мы пересели на джипы.

Высокогорные поля.

Треккинг к базовому лагерю: портеры несут
наш багаж. Всего у нас было 33 портера!
И каждый берет 20$ за дневной переход.
Итого 2000$ за три для треккинга...

Базовый лагерь

Два дня на автобусе, день на джипе, три дня пешком – и я наконец увидел ЕЕ! Стена Шиптон Спайр – она не просто поражает, она гипнотизирует. Ее совершенная форма мнгновенно заставила меня забыть все, что я видел в предыдущие дни, включая башни Транго, стоящие в трех километрах ниже по леднику. Я почувствовал, что превращаюсь в зомби – я просто ОБЯЗАН залезть на эту гору. Помню, я был так увлечен зрелищем, что не заметил, как дошел до базового лагеря.


Шиптон Спайр: вид из базового лагеря.

Шиптон Спайр: вид с ледника.

Базовый лагерь Шиптон Спайр расположен на великолепной зеленой поляне в кармане морены. Поляна довольно высоко поднята над ледником, поэтому с нее прекрасный вид на Шиптон, Уле-Бьяху, Кошачьи Уши (это все окрестные вершины). Видно даже верхнюю часть башни Trango Great.


Кошачьи Уши

Уле-Бьяху

Но есть и еще одна гора, которая, видимо, будет теперь долго являться мне по ночам - Машербрум. Массив Машербрума настолько грандиозен, что, пожалуй, не стану даже пытаться подобрать для него эпитеты. Смотрите фото.


Машербрум.

Базовый лагерь на фоне Машербрума.


В базовом лагере: конный бой.
Мы провели в базовом лагере столько времени, что теперь я вспоминаю о нем с нежностью. Там собралась отличная компания – японцы, шведы, испанцы, американцы. Ну и, конечно, пакистанцы, составлявшие обслуживающий персонал экспедиций – милейшие ребята. Мы с ними как-то неожиданно почувствовали взаимное сходство менталитетов – откуда?... Они очень открытые и простые в общении. Мы играли с ними в салочки и даже в конный бой(!), и вообще валяли дурака.

Вообще, наша жизнь в базовом лагере была весьма комфортной: у нас было два повара, свежие мясо и фрукты, электричество (бензиновый генератор), спутниковый телефон и интернет. По вечерам мы устраивали киносеансы. Абсолютным хитом был фильм «Неваляшка» - до сих пор смеюсь, когда вспоминаю...

Мой рассказ о базовом лагере был бы неполным, если бы я не сказал о том, что было для нас его главным украшением – это Лена Дмитренко, наш личный журналист и наблюдатель. Сейчас мне кажется, что без ее жизнерадостности, тонкого юмора и нежных заботливых рук наше мероприятие было бы просто унылым. Во время отсидок на стене в непогоду, о Боже, с каким восторгом мы впитывали звуки ее голоса из рации, осознавая, что девушки существуют не только в нашем воображении! За это можно все отдать...

Работа


Нилов под стеной.

- Меня засосала опасная трясина, и жизнь моя вечная игра!.. – сидя на дощечке-сидушке на висячей станции я напеваю сам себе, чтобы слегка взбодриться и скоротать время, пока страхуемый мною Серега Нилов лезет очередную веревку. Весьма живописные виды, открывающиеся отсюда и так вдохновившие меня поначалу, за полтора часа неподвижного сидения изрядно поднадоели. К тому же солнце уже час как скрылось за перегиб, а вскоре за этим посыпал мелкий снежок, и теперь мне кажется, что огромная башня-палец Trango Nameless, которая отсюда видна лучше, чем с любого другого места в округе - это неприличный знак, который мне показывает Природа. Воспитание не позволяет мне ответить Природе взаимностью, и я лишь стыдливо опускаю взгляд, слегка болтая при этом ногами. Внизу, в двухстах метрах под собой, я вижу светлые прямоугольнички – наши платформы. Отсюда особенно отчетливо видно, что они не прикрыты сверху – карнизы, на защиту которых мы рассчитывали, оказались оптическим обманом. Я вспоминаю, как каких-то пять часов назад, поднимаясь, я сбросил камень прямо на нашу платформу. Судя по ожесточенной матершине Короля, донесшейся до меня из платформы в тот же миг, я понял, что он не пострадал. Как он там сейчас? Хочется верить, что он зашивает свежепроделанную дыру на тенте, и что к моему возвращению он ее зашьет.


Нилов на стене.
«Внимание! Возможен срыв!» - голос Сереги, доносящийся сверху, как всегда невозмутим. «Срыв – так срыв» - думаю я, апатично выдавая еще метр веревки. Альпинизм, блин!

Непогода

- А я сяду в кабриолет!.. – это мы с Королем жизнерадостно напеваем, откидывая ранним утром тент от платформы. У нас – платформа от BD с тентом Simple Fly, который не имеет ни окон, ни дверей, ни дна, и для того чтобы войти или выйти тент необходимо задрать примерно так же, как юбку у девушки. За это мы прозвали нашу платформу кабриолетом. Надо сказать, что такая конструкция довольно удобна – раскрыв платформу почти полностью, мы подставляем свои полуобнаженные тела лучам утреннего Карокарумского солнца, воображая себя на пляже. Увы – небо уже наполовину затянуто облаками. И это в шесть утра! Выбросив за борт спальники, чтобы они немного поболтались на веревочке и подсохли, и прихлебывая чай, поданный практически в постель, мы задумчиво чешем репу – похоже, погода меняется, и не в нашу пользу... Уже очень скоро солнце окончательно скрывается в облаках, и начинает накрапывать дождь. Дождь постепенно переходит в снег. Мм-да, как все запущено...


Кабриолет

Снег с дождем шел три дня, почти не переставая. Трудно передать, что чувствуешь, когда три дня подряд дуплишь на стене, вылезая только затем, чтобы справить нужду. Правда, тут надо отметить, что импровизированный туалет, в который мы превратили откол-камин в десяти метрах слева и куда мы обычно закачивались маятником на перилах, был вовсе не плох. Там была полочка, на которой можно было стоять – единственная в радиусе 20 метров! – а сверху он был прикрыт карнизом. Даже в самый сильный дождь там можно было остаться сухим, так что у нас были все возможности, чтобы совместить полезное с приятным. Правда, Дэн с Нилычем туалет не посещали – их платформа была снизу, под нашей, и это давало им дополнительлные возможности для маневра. Счастливчики!


Непогода: так она выглядит из нашего лагеря на стене.

Итак, три дня непогоды... Мы переслушали всю музыку, какая была у нас с собой. Мы обсудили все темы - от интимной жизни до богословских аспектов термодинамики. Мы выпили почти весь коньяк. И тогда стало окончательно понятно: погоды может и не быть. Вообще. Никогда. Но не отказываться же от восхождения? Постепенно созрело чувство, что если мы вообще хотим куда-то залезть, надо работать в любую погоду. И тут – о чудо! – погода дрогнула, испугавшись нашего неимоверного героизма и решимости. Она начала постепенно налаживаться... На следующий день Серега с Дэном, невзирая на уже ослабевший снегопад, пролезли две с половиной веревки и, спустившись, объявили переезд. Лед тронулся, господа присяжные заседатели!

Тетива натянута

Вот он, долгожданный момент: только что спустившийся Дэн объявил, что завтра – штурм. Наш план: подъем в 12:00, выход в 03:00, а дальше – борьба до победного конца. Я чувствую себя пулей, приготовившейся вылететь из ствола. Нам нужна эта вершина. Осечки быть не должно.

Уже который день погода продолжает оставаться неустойчивой. У нас уже почти закончились продукты, так что резерва на отсидку у нас нет. Время терять нельзя, поэтому сегодня мы работали в 2 смены. Мы с Королем, выйдя в пять утра, к двенадцати провесили одну полную веревку. Подошедшие Дэн с Серегой прошли еще две. Итого три полных веревки за день – абсолютный рекорд для стенной части восхождения! Последняя станция – уже на предвершинном гребне. До вершины – рукой подать!

Я лежу, думая о том что мечта идиота, похоже, сбылась. Трудно сдержать волнение, сердце бьется учащенно. Нет никаких сомнений, что гребень мы пройдем, лишь бы погода продержалась. И что потом? Что я должен почувствовать завтра на вершине? Мысли о смысле жизни в целом и смысле альпинизма в частности не дают уснуть. Наконец, схватку между разнообразными философскими идеями выигрывает экзистанционализм – я настраиваю себя на то, что завтрашнее восхождение станет приятной прогулкой среди эстетически совершенных высокогорных пейзажей. Смысл? – просто получение удовольствия от жизни. К тому же, если повезет, завтра мы увидим К2. На этой жизнеутверждающей ноте я наконец нахожу в себе силы уснуть.


На предвершинном гребне.
Штурм

- Покемон, быстрей давай! – это Дэн кричит мне снизу. Легко сказать! Время – пять утра, высота – пять пятьсот, я жумарю уже седьмую веревку подряд. Приятная, блин, прогулка! Пальцы ног начинают серьезно подмерзать. Только этого мне не хватало... Но тут на помощь приходит рассвет. Когда я прихожу на последнюю станцию, уже светло. Пальцы отогрелись.


Серега ИТО’шит предвершинный взлет.
Подошедший следом Нилов сразу же уходит вверх. Рельеф здесь уже попроще, и лезет он быстро. Мы продвигаемся за ним, веревку за веревкой. Время летит незаметно. Следы людей на гребне приятно греют душу – здесь петля, там шлямбур. Гребень постепенно выполаживается и становится троечным. И вот я поджумариваю к станции, с которой видна вершинная башня. Неужели это вершина? Просто боишься поверить. Нет ли тут какого подвоха?.. «Аккуратней грузи» - говорит мне Дэн, и я вижу, что петля лежит на ненадежном выступе, а он придерживает ее ногой, чтоб не соскочила. Что-ж, нога друга – не самая худшая страховка. Но на всякий случай я стараюсь лишний раз не шевелиться. Тем временем Нилов демонстрирует чудеса ИТО. На предвершинную башню ведет стенка крутизной градусов семдесят пять. Она – прямо у нас перед глазами. Нилов лезет с такой скоростью, что кажется, что он лезет свободно. Ему бы в шоу выступать! Словно прочтя мои мысли, Король говорит про бесплатное шоу. Я напоминаю ему, сколько мы все за это шоу заплатили. А между тем Серега уже пролез стенку. Отморозок!


Победа!!!!!!!
Еще какой-то час, и мы – на вершине. Вершина – пятачок площадью примерно полтора на полтора метра. С трудом мы устраиваемся там втроем, а четвертый – Дэн – нас фотографирует. Надо заметить, что НИКАКОЙ точки для страховки мы на вершине не нашли, поэтому забили последний оставшийся шлямбур. А может мы вообще тут первые? Ликуй, страна! – вершина Шиптон Спайр украшена шлямбурным ухом с гордой надписью «Урал-Альп»!

Итак, что я чувствую на вершине? Да как обычно – что надо скорее валить вниз, пока погода не испортилась. Суровая проза альпинистской жизни... Виды на окрестные вершины? - могли бы быть и получше... Правда, видно Броуд-Пик и Гашербрум, и что-то похожее на К2 выглядывает самым кончиком из-за соседнего хребта. Но, в целом, горы – они и есть горы... Что я, гор не видел? Итак, мы доедаем шоколадку и валим вниз.


Вид с вершины на массив Транго. Слева направо: Trango Nameless, Trango Great, Trango Small.
На заднем плане виднеются Broad Peak и (кажется) Гашербрум.

Обвал

- Парни, шухер! – это кричу я. В трехстах метрах над головой, подобно вспышке фейерверка, раскрывается сверкающее на солнце облако ледяных брызг. Лед – не камни, к тому же триста метров – большое расстояние, а значит у нас есть не меньше трех секунд, чтобы укрыться. Я прыгаю на станцию и, повиснув на ней руками, с исступлением любовника прижимаюсь к стене, пытаясь при этом спрятать голову под крошечный выступ. Через мгновение я слышу весьма убедительные удары, раздающиеся со всех сторон. Еще мгновение - и наступает тишина. Я встаю на ноги, отряхиваю с плеч ледяную крошку и оглядываюсь. Вся полка завалена кусками льда размером с голову. В тенте платформы Дэна с Серегой пробита дыра размером примерно с телевизор. Мои носки, сушившиеся на камне, смыло льдом. Короткая перекличка показывает, что все целы. Но... осадок остался...

Все те дни, что мы прожили на этой полке, были преимущественно пасмурными, и не было ни одного обвала. Сейчас же, глядя на то, как тщедушный обычно ручеек хлещет через край, я понимаю, что сегодня – необычно жаркий день. Значит, огромные сосульки в камине над нами будут продолжать таять и отламываться, превращаясь в новые обвалы. Значит, надо спешить – при спуске, на отвесной стене мы будем практически в безопасности, а здесь, на полке мы – как на ладони. Между тем, мы еще даже не начали разбирать платформы. Мы ускоряемся, но до окончания сборов проходит еще два часа и два обвала.

И вот я – на перилах. Болтающийся между ног баул весом килограм в двадцать пять отнюдь не добавляет мне комфорта. Мысли о возможности нового обвала вызывают некоторую нервозность. Страховочно-спусковое устройство Trango Cinch, подобно Gri- Gri, дает рывки на мокрой веревке. К тому же при спуске оно нагревается так, что оставляет оплавленные следы на веревке, услаждая слух шипением вскипающей влаги, а обоняние – запахом паленого. Вы пробовали когда нибудь гладить мокрую веревку утюгом? Не пробуйте – вам не понравится... Бормоча под нос нечто навроде «Господи, помилуй!», я преодолеваю первую веревку. Осталось еще всего каких-то шестнадцать-семнадцать!


Мыспустились в базовый лагерь
и празднуем успех.
Возвращение

Только в сумерках мы спустились в лагерь, и тут же охренели: нас встречали цветами! Весь лагерь собрался, нам на шею надели цветочные венки, песни, пляски, куролес... Праздничный ужин – с пиццей (и это на 4200!).

А наутро начался процесс постепенных сборов и подготовки к отъезду, который в итоге завершился только через две недели, когда мы приземлились в Домодедово. И тут мы опять охренели – встречать нас приехало пол-клуба, овации, шампанское, на голову нам водрузили лавровые венки... Такого со мной еще не было! Черт возьми, приятно...


Фуршет в Домодедово.
Ну вот, собственно, и все. Жизнь вошла в привычную колею. Но впечатления остались настолько сильные, что я перевариваю их до сих пор. Наверное, это – главное, ради чего стоит ходить в горы...

Генеральный спонсор – компания “ Mont”
Экипировщик экспедиции Mammut- Триал-Спорт
Всякие благодарности Qatar Airways, Риск-Онсайт, Mountain.Ru


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Пакистанские расценки

Спасибо за отличную статью. Я сам следующим летом планирую ехать в Пакистан, хотя цель пока ещё не выбрал. В этой статье есть упоминания о ценах на портеров и т.д. Было бы очень классно, если бы вы или кто-то из вашей экспедиции расписал стоимость услуг, гостиниц, всевозможных пермитов и т.д. Думаю, что эта информация будет полезна многим.
 
5+

Здорово написал! Особонно понравилось: "Наш план: подъем в 12:00, выход в 03:00, а дальше – борьба до победного конца" - 15 часов на сборы запланировали!!! Качественно можно собраться...
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100