Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Очерки, дневники >


Всего отзывов: 1 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.00


Автор: Валерий Павлотос, Ялта

Рождены, чтоб сказку сделать...
(Отрывки из книги В.П. Павлотоса)

Крымский горный клуб и его роль в становлении индустрии туризма
Шаан-Кая Рассказ тренера

Продолжение.

Начало читайте здесь

Необходимо отметить, что в 1963 году председатель Горного клуба Лев Веденеев покинул Ялту и общее собрание его членов «навесило» на меня председательство клубом, которое (так же на общественных началах) продлилось у меня до 1973 года. За эти годы крымском туризме, альпинизме, скалолазании, спелеологии и горнолыжном спорте произошли значительные изменения. Крымчане в советском альпинизме уже прочно встали на ноги, за ними утвердилась слава превосходных «лазунов» - их охотно приглашали в различные команды восходителей для участия в Чемпионатах Советского Союза, Украины и различных ДСО (добровольных спортивных обществ). Выполнили нормы Мастеров спорта СССР по альпинизму Ю.Б. Бурлаков (первый крымский мастер), О.И. Гриппа, В.П. Гончаров (впоследствии стал Мастером спорта международного класса и Чемпионом СССР), В. Лихачев, В. Кулямин, А. Ларионов, В. Клатаевский, В. Береснев, В. Засыпкин и многие другие горовосходители Крыма.

Лично же для меня путь в большой альпинизм первоначально оказался «усыпанным розами» - приехав впервые в 1962 году в альплагерь «Эльбрус», я был (как тогдашний Чемпион Украины по скалолазанию) сразу же зачислен в отряд «значкистов» (т.е., обладающим значком «Альпинист СССР») и выполнил Ш разряд по альпинизму. Второй раз на Кавказе был в лагере «Алибек» зимой 1963 года и попал в отряд тогдашнего кумира всех альпинистов СССР Льва Мышляева – неоднократного Чемпиона Советского Союза в классе технически-сложных восхождений. На тренировках известный альпинист буквально загонял меня по заснеженным скалам, наблюдая за моим лазанием, а по окончанию смены серьезно поговорил со мной и предложил подумать над переходом в его прославленную команду ЦС ДСО «Буревестник» (для этого требовалось для меня выполнение, как минимум 1-го спортивного разряда и Л. Мышляев пообещал содействие в более скором прохождении по альпинистской разрядной лестнице). Вероятно так бы оно и было, если бы не трагическая гибель этого замечательного советского восходителя через полгода при штурме кавказской вершины Чатын – рухнувшим снежным карнизом были сброшены в пропасть три связки альпинистов из пяти. Вместе с Л. Мышляевым погибли еще пять спортсменов сборной «Буревестника». Это была огромная потеря для всего советского альпинизма.

Вскоре мои «розы» в большом альпинизме обернулись «терниями» - катаясь на горных лыжах на Ай-Петри зимой 1964 года, я упал на большой скорости , и крепление (тогда у нас еще не было надежных импортных „Маркеров”) не отстегнуло одну из лыж. В результате – тяжелейшая травма суставов левой ноги, несколько месяцев гипсовых оков и…путь в большой альпинизм оказался перекрытым.

Списать себя как спортсмена в столь молодом возрасте я не пожелал и, оставшись волей судьбы за бортом большого альпинизма, сосредоточился на его «младшем» родственнике – восхождениях по стенам Горного Крыма. «Домашней» горой для меня стала Ай-Петри, которую я в разное время и с разными партнерами в двойках, четверках и большими группами исходил по самым разным маршрутам на Центральной, Восточной и Западных ее стенах. Помимо нее, восходили мы сложными путями по скальным отвесам Форосского канта, Мшата-Каясы, Кильсе-Буруна, Марчеки, по стене горного массива Сокол в Новом Свете и пр.

Но самым значительным своим восхождением в «малой» альпинистской карьере считаю первопрохождение отрицательной 250-метровой стены вершины Шаан-Кая, расположенной в 2,5 км севернее Симеиза. Уникальность этого скального массива в том, что его вершина на 28 метров нависает над основанием. До отметки 100 метров стена отвесна, далее она нависает с отрицательным уклоном с углом 110 градусов. На центральной, наиболее нависающей части стены, полностью отсутствуют какие-либо полки, площадки, уступы, щели и трещины, и, наоборот, имеется большое количество навесов и карнизов протяженностью от 0,5 до 6-8 метров. Когда рассматриваешь эту страшную (отнюдь не преувеличение!) стену снизу, такое складывается, что природа верх и низ перепутала, располагая гигантский скальный массив на южном склоне Крымских гор.

Уникальную крымскую стену заприметили давно не только крымские альпинисты, но и восходители других городов Украины и России. Под Шаан-Каю потянулись сильнейшие скалолазы Союза - сначала просто из любопытства, затем с более амбиционными целями.

До нас центральную часть Шаан-Каи пытались штурмовать дважды: харьковские альпинисты – Чемпионы СССР Олег Космачев и Виталий Тимохин (поднялись до отметки 70 метров) и симферопольская связка Владлен Гончаров и Олег Гриппа – так же Чемпионы Советского Союза по альпинизму (они прошли на 20 метров выше харьковчан). Собственно, с этих высот и начинается нависание стены Шаан-Каи над восходителями и обе титулованные связки отступили. Несколько левее (через большой карниз) стену пытались штурмовать харьковчане Ю.Пархоменко и В.Сухарев, но и они не прошли выше ста метров. Уникальная стена отбивала все попытки своего покорения, но и желающих «укротить этого зверя» не убавлялось – еще несколько сильных команд из разных городов СССР готовились к штурму.

Естественно, нам бы хотелось, чтобы самая сложная стена Крымских гор была покорена самими крымчанами, и мы в 1966 году стали готовиться к восхождению по самому сложному и нависающему центральному ее участку. Делали это мы с особой тщательностью, прежде всего в психологическом плане, так как считали, что «лихим кавалеристским наскоком» такую стену не возьмешь, и для этого требуется ее планомерная осада. Выезжая под Шаан-Каю задолго и многократно до самого восхождения, мы морально привыкали к грозному утесу, рассматривая в бинокли все возможные варианты будущего маршрута нашего восхождения. На небольших скалах под стеной мы отрабатывали технику прохождения отрицательных углов и нависающих карнизов. Соответствующим образом готовили и снаряжение - так называемые шлямбурные крючья (искусственные точки опоры, забиваемые в абсолютно гладкую скальную поверхность, т.к. трещин, щелей и пр. естественных углублений на стене попросту нет). Таких крючьев на всем протяжении маршрута предстояло забить примерно 250 (т.е. через каждый метр) – надо ли говорить, что от их надежности зависели наши жизни!

6 ноября 1966 года на маршрут через центральную часть стены (по самому большому навесу) вышла тройка ялтинских альпинистов в составе: Юрия Ганчева, Михаила Резниченко и автора этих воспоминаний. Сменяя друг друга после очередного пробитого крючьями участка (дневная норма для каждого была 15 крючьев – примерно 20 метров маршрута) мы за три дня прошли 100 метров стены (отвесную ее часть) и теперь над нами нависала рыжая громада отрицательного ее массива.

Следует сказать, что в те ноябрьские дни мы на стене Шаан-Каи были не одни. Несколько левее (по маршруту, не пройденному харьковской связкой Пархоменко-Сухарев) через большой карниз вышли на штурм стены симферопольские альпинисты В.Пантюхин и А.Ларионов. На третий день они тоже поднялись до 100 метров и начали «обрабатывать» карниз, нависающий на 5-6 метров (ключевое место их маршрута). С утра небо хмурилось, стену продувал холодный ветер, а в середине дня пошел дождь. Настроение у нас было не самое лучшее – впереди (выше еще никто на Шаан-Каю не поднимался) нависал сложнейшая, отрицательная часть стены.

Мы остановились в нерешительности – наступил час истины: быть или не быть!

От нас хорошо проглядывался левый маршрут, по которому пыталась пройти связка Пантюхин-Ларионов, и в середине третьего дня мы увидели, что симферопольцы начали спуск вниз по веревке. Не пройдя большой карниз, они отступили. Надо ли говорить, как подействовала на нас неудача друзей, ведь их маршрут был несравненно проще нашего! Свесив ноги мы трое сидели в гамаках (в них мы ночевали, страховали друг друга, пили, ели и, вообще, существовали между небом и землей) и молчали – каждый думал о своем. Лагерь наблюдателей внизу замер – на нас были устремлены десятки глаз. Наш тренер Юрий Борисович Бурлаков строго запретил выходить на связь (по радио) с нами – «Пусть парни решают сами!». Примерно полчаса длилась эта неопределенность. Уже потом, обсуждая внизу эпизоды восхождения, мы (трое восходителей) признались друг другу, что каждый из нас ждал от других слова, типа «линяем вниз, мужики, что нам больше других надо!». Но никто не произнес тогда этих слов и, дождавшись спуска вниз симферопольцев, решили твердо: - Хватит, парни, отдохнули – надо идти вперед!». Каждый из нас самостоятельно принял решение идти до конца, без какого-либо давления извне! И мы пошли вверх.

Впереди было еще пять дней труднейшего маршрута, нависающего над нами на 110-115 градусов преодоление трех поясов «гудящих нашлепок», грозящих обрушиться на нас многотонными глыбами забивка сотен отверстий под шлямбурные крючья навески дюралевых площадок и гамаков акробатические переходы с одной трехступенчатой лестнички на другую неимоверные физические усилия и психологические стрессы от недельного пребывания в экстремальных условиях. Но уже после того трудного и холодного третьего дня восхождения каждый из нас почувствовал, что на сей раз грозной Шаан-Кае придется смириться с ореолом неприступности.

13 ноября наша команда, преодолев по самой нависающей части 250-метровую стену Шаан-Каи, вышла на ее вершину, оставив за хозяевами пальму первенства в прохождении самой сложной стены Крымских гор.

За первопрохождение центральной стены Шаан-Каи наша команда была награждена Центральным Советом ДСО «Спартак» медалями «За высокие спортивные достижения» (которой по Положению награждались спортсмены-спартаковцы за выигрыши на чемпионатах Европы, Мира и Олимпийских играх), что для нас оказалось полной и приятной неожиданностью – впервые в Союзе альпинисты награждались за восхождение на неквалифицированную вершину, да еще в горном районе, не имеющего официального статуса!

Интересная деталь: «дорожка» из наших крючьев до сих пор остается на стене Шаан-Каи, но второй после нас прошла (неудачных попыток было множество) по нашему маршруту крымская двойка В.Попов - А.Шелхаков только через 35 лет – в рамках чемпионата Украины по альпинизму 2001 г. в классе «малых гор» и удостоенных за прохождение этого маршрута Золотых медалей.

Спортивная жизнь привлекательна своими неожиданностями – я уже смирился, что путь в большой альпинизм для меня закрыт (из-за травмы ноги), как неожиданно приоткрылась «калитка» в высокие горы: я был включен в состав сборной команды украинского «Спартака», выезжающей летом 1972 г. в Австрию для восхождений на альпийские вершины. Кроме 15 украинских спартаковцев из Киева, Львова и Крыма (ваш покорный слуга), в Австрию выезжали столько же альпинистов из Москвы – мы с ними встретились в Вене и в течение 20-ти дней ходили вместе на восхождения в различных районах австрийских Альп. Лично для меня одно обстоятельство имело особый смысл: 29 советских альпинистов, приехавших в Австрию, имели квалификацию не менее 1-го спортивного разряда (большинство были Мастерами спорта СССР по альпинизму) и только у автора этих строк оказался самый низкий – Ш разряд (с которым на Кавказе и на простую горушку не выпустят!). На деле же получилось так, что больше всех восхождений в горном районе Вилдер Кайзер (Дикий король) на высшую точку Австрии – вершину Гросглокнер (3797 м над уровнем моря) и дважды по сложной стене Дахштейна, по маршруту IV категории сложности (в паре с киевлянином Игорем Науменко) и по самому сложному маршруту VI категории (с Володей Полевым из Киева) совершил единственный третьеразрядник из Крыма. Чувствовал я себя на австрийских маршрутах превосходно, лазал по скалам уверенно и не имел каких-либо проблем при восхождениях. Поездка в Альпы в составе сильной команды советских альпинистов в полной мере убедила самого меня в преимуществах крымской школы горовосходителей.

Тем временем влияние крымских спортсменов в большом советском альпинизме усиливалось с каждым годом, расширялась и география горных систем и регионов, в которых наши альпинисты совершали восхождения на вершины высокой категории сложности – Памир, Тянь-Шань, а затем и покорение главных альпийских вершин (прохождения стен Пти-Дрю, Гранд-Жораса и др. совершенные Владленом Гончаровым и Олегом Гриппой), восхождение на грандиозную вершину Уаскаран в перуанских Андах ялтинца Бориса Тенигина, на восьмитысячники Гималаев: Анапурну (8075 м н.у.м.) и высочайшую вершину планеты Джомолунгму (Эверест) 8848 м – того же неугомонного Вл. Гончарова.

Успешные старты крымчан стали теперь обычным явлением на соревнованиях по скалолазанию самого высокого ранга: республиканских и всесоюзных. Появился сильный «лазун» в Феодосии – Виктор Громко, становились призерами чемпионатов УССР Вячеслав Пантюхин (Симферополь) и Валентина Фатчева (Ялта). Оправившись от травмы ноги, вновь стал в 1966 г. чемпионом Украины автор этих строк, включенный после удачного выступления на всесоюзном первенстве ДСО «Спартак» (2-е место в связках и 3-е в индивидуальном лазании) в состав сборной Центрального Совета, которую тренировал в те годы «метр» советского альпинизма – легендарный Виталий Михайлович Абалаков.

Считаю своим долгом рассказать о ялтинских тренерах – судьба моих наставников, которым я обязан многим (и не только в спорте) сложилась по-разному. Ян Карлович Вассерман (поэт, писавший замечательные стихи, которые в те годы публиковались А.Твардовским в его «Новом мире» и выходили отдельными изданиями) уехал на Дальний Восток работать судовым врачем на линии Приморье-Камчатка. Юрий Борисович Бурлаков, написавший после трагической гибели в итальянских Доломитах (при восхождении на сложнейшую вершину Су-Альто попал под камнепад) в 1969 году выдающегося советского альпиниста, многократного чемпиона СССР по альпинизму и скалолазанию Михаила Хергиани, прекрасную книгу «Восходитель» и снявший документальный фильм «Тигр скал» (этим званием М.Хергиани был отмечен в Великобритании после его блестящих восхождений в горах Северного Уэльса). После выхода книги и фильма руководители Местийского района Грузии предложили автору создать в родном городке М.Хергиани – Местии его мемориальный музей и Ю.Б.Бурлаков уехал в Сванетию. Несколько лет он скрупулезно собирал по всему Советскому Союзу и за его пределами материалы о Мише, занимался строительством отселенческого дома и адаптацией родового дома Хергиани под музей. В 1985 г. здесь был открыт Дом-музей легендарного советского альпиниста. Кроме того, усилиями Юрия Борисовича на Никитских скалах, вблизи Ялты, где тренировался и выступал на соревнованиях Михаил Хергиани, была установлена мемориальная доска, увековечивающая память о нем. После развала СССР Ю.Б.Бурлаков вернулся в Ялту, однако продолжает считаться в Грузии почетным директором Дома-музея М.Хергиани и является почетным гражданином Мести.

Юрий Борисович для меня не просто тренер (впервые выведший меня на скалы в апреле 1960-го) и коллега по работе (мы работали вместе на Ялтинской киностудии: я – конструктором, Бурлаков – начальником цеха светотехники), но и духовный наставник – он проложил для меня и для многих других ялтинских юношей и девушек дорогу в горы, указал на главные вершины (не только горные, но и жизненные!). Да и тренером он был у нас «играющим» - выезжал вместе с нами на Кавказ и в Карпаты, а в 1973 г. совершил в команде с В.Лобаченко, Г.Космач и автором этих строк прохождение Центральной стены Ай-Петри через так называемое «зеркало». Восхождение по новому маршруту было совершено в рамках чемпионата УССР по «малым» горам, за что наша команда (во главе с Ю.Бурлаковым) была удостоена Золотых медалей. Вне всякого сомнения, что без требовательного и грамотного руководства тренера Ю.Б.Бурлакова всем длительным процессом подготовки штурма Шаан-Каи в 1966 году и непосредственного контроля действий нашей команды во время восхождения по этой сложнейшей стене, успех (а он складывался, прежде всего, из безаварийности штурма) всего первопрохождения Шаан-Каи был бы невозможен. Кстати, об этом восхождении Ю.Бурлаков в альманахе «Ветер странствий» №18 опубликовал очерк «Шаан-Кая, рассказ тренера».

В настоящее время Юрий Борисович Бурлаков является председателем федерации альпинизма и скалолазания Ялты и директором ООО «Восходитель» (высотные работы, горная рекреация).

 

На тренерской стезе.

О тренерах и тренерстве я заговорил неспроста, так как с годами пришлось переходить в это новое для себя качество – заниматься подготовкой сборных команд Крыма и ЦС ДСО «Спартак» к ответственным стартам. В моей спортивной биографии с 1975 по 1982 год произошел вынужденный перерыв, вызванный, что называется, «сменой отметок» (с плюсовых – в альпинизме и скалолазании, на минусовые – при погружениях под воду). Дело в том, что на Ялтинской киностудии (об этом речь будет идти в следующих главах) мы самым серьезным образом занялись освоением подводных съемок, и пришлось чем-то жертвовать. А так как работа для меня всегда была на первом месте – этой «жертвой» оказалось скалолазание. В течение семи лет я появлялся на различных соревнованиях только в качестве зрителя, и все уже списали меня и как спортсмена, и как тренера. В начале 80-х годов моя подводная одиссея была завершена и ностальгия по скалам заставила вернуться к прежним занятиям, тем более, что в Ялте скалолазание обрело «второе дыхание» - новое поколение спортсменов заявляло о себе на крымских и украинских соревнованиях и им потребовался мой многолетний опыт.

Случилось так, что в 1982 году Всесоюзный Совет ДСО профсоюзов открыл школу тренеров по скалолазанию, возглавляемую ведущими специалистами в стране Владимиром Путинцевым (Красноярск) и Александром Пиратинским (Свердловск) и мне предложили пополнить свою теоретическую подготовку. Оба руководителя школы как оказалось, стали моими главными оппонентами в роли старших тренеров сборных команд своих городов и ДСО на всесоюзных чемпионатах в дальнейшем.

Спортивное скалолазание уже прочно вышло на международную арену: первоначально на крымских скалах прошли тренировочные сборы и соревнования под эгидой YIAA (Международная федерация альпинистских ассоциаций), затем они стали проводиться в разных странах Европы, Америки, Азии.

У нас в Крыму в конце 70-х годов заговорили «во весь голос», долго остававшиеся в тени севастопольцы: С.Калошин, Д.Дорофеев, Г.Сухомлинова, М.Бабич. В советском скалолазании наступила эра Сергея Калошина, выигрывавшего один чемпионат СССР за другим и успешно выступавшего на международных соревнованиях. Под стать ему сражался на скальных трассах и киевский спартаковец Николай Сулимовский, в паре с которым С.Калошин побеждал в соревнованиях связок. На Украине им обоим на пятки начал наступать молодой Сергей Темников из Ялты. Все трое украинских лазунов входили в сборную команду Центрального Совета ДСО «Спартак», за которую в свое время выступал и ваш покорный слуга. В этой сборной в конце 70-х – начале 80-х сложилась парадоксальная ситуация, при которой спартаковская команда, имеющая очень сильный состав спортсменов (неизменно побеждавших в индивидуальных видах: С.Калошин и Н.Сулимовский – оба представляли Украину, А.Пахомова – Ленинград, Н.Казакова – Красноярск, И.Смирнова, И.Архипова и Г.Захаров – все трое из Алма-Аты и др.) многие годы на первенствах ВС ДСО профсоюзов и чемпионатах СССР не входила даже в тройку призеров. Как правило, это происходило по причине неудачных выступлений мужских и женских связок, когда две-три (из четырех) спартаковских пары срывались на маршрутах соревнований, лишая команду заветных баллов. Раздосадованные спартаковские руководители в Москве постоянно меняли тренерский состав сборной, однако ощутимых результатов эта «чехарда» не приносила. И надо было ситуации с тренерами сложиться так, что когда в Центральном Совете ДСО «Спартак» перепробовали (с неизменным результатом) всех известных тренеров, «всплыл» свежеиспеченный выпускник всесоюзной школы тренеров В.Павлотос – темная лошадка! С одобрения непререкаемого авторитета В.М.Абалакова, у который я когда-то тренировался и выступал в составе этой же команды, меня в 1982 г. назначают старшим тренером сборной ДСО «Спартак». Это произошло перед самым первенством ВС ДСО профсоюзов, которое проводилось в тот год в Судаке, Следует отметить, что состав команды был отобран еще весной на первенстве ЦС ДСО «Спартак» и я в этом ответственном акте не участвовал. Пришлось, что называется «с листа» начинать подготовку сборной к ответственным стартам. Процесс «притирания» тренеров с ведущими спортсменами всегда очень болезненный, тем более с чемпионами и призерами соревнований самого высокого уровня – каждый из них являлся сильной и сложной личностью (как не странно, наибольшие трудности во взаимоотношениях я испытывал с крымчанином Сергеем Калошиным – номером один в сборной).

Две недели тренировочных сборов в Судаке вся спартаковская команда работала с полной отдачей. Сказать, что мы (помятуя о неудачам многих предыдущих стартов) львиную долю времени уделяли связкам, было бы неправдой. Наоборот, педалировать, заострять внимание спортсменов на этом, общем для всех «больном» месте я посчитал неправильным и на тренировочные трассы связок приглашал парней и девчат как бы мимоходом:

- Так, отработали индивидуальные маршруты – переходите на трассы связок!

Важно было избавить состав сборной от «комплекса неполноценности» в отношении постоянно преследующих сборную ДСО «Спартак» неудачных выступлений мужских и женских пар, но делать это следовало ненавязчиво.

Насколько это удалось, говорят окончательные результаты первенства ВС ДСО профсоюзов – 2-е общекомандное место нашей сборной (впереди была только сильная команда ДСО «Буревестник») и хорошие выступления всех наших пар. Неприятная традиция падений спартаковских связок наконец-то была нарушена!

Лично для меня большую радость принесла не очередная победа С.Калошина в индивидуальном лазании, а 3-е место в этом же виде дебютанта спартаковской сборной и всесоюзных соревнований – ялтинского скалолаза Сергея Темникова, выполнившего тем самым норматив Мастера спорта СССР.

Прощаясь с командой после соревнований, я сказал, что считаю главным достижением сборной не почетное 2-е место, и не успехи спартаковцев в индивидуальных видах, а то, что впервые за много лет, все наши связки прошли трассы без срывов и принесли драгоценные баллы в общекомандный зачет. И в заключении пообещал: «В следующем году мы будем чемпионами!».

Следующий 1983 год был годом чемпионата СССР (первенства ВС ДСО профсоюзов проводились по четным годам, а чемпионаты Союза – по нечетным) и состояться он должен быть осенью в окрестностях Алма-Аты. На сей раз мне (в составе тренерского совета) довелось отбирать кандидатов в сборную на весеннем чемпионате ЦС ДСО «Спартак», проводившемся в окрестностях г. Тырны-Ауза (Баксанское ущелье на северном Кавказе). В начале сентября наша команда собралась в горном районе Чимган, недалеко от Ташкента, для подготовки к ответственным стартам. Через двадцать дней интенсивных тренировок, на которых вся сборная работала с полной отдачей, основной состав команды вылетел в столицу Казахстана (тогда это была Алма-Ата). Чемпионат СССР проводился в живописном ущелье горной реки Иссык на очень крутой и сложной скальной стене, за красноватый цвет прозванной «Кремлевской».

Первые старты ничем нас не порадовали – спартаковцы не слишком удачно выступили на традиционно «своих» видах индивидуального лазания – сказалась накопившаяся усталость лидеров – С.Калошина и Н.Сулимовского после тяжелого альпинистского сезона в горах Памира, стушевался на непривычных гранитных скалах С.Темников. После индивидуальных мужских и женских видов сборная „Спартака” была только на третьем месте в турнирной таблице, пропустив вперед команды ДСО „Труд” и „Буревестник”. И тут мне припомнили прошлогодние обещания першого места, на что я с уверенностью заявил, что на чемпионском кубке уже поехали гравировать: „1983 г. – команда ДСО „Спартак”! Многие тогда с иронией отнеслись к моим словам, т.к. впереди оставались только соревнования святок и спартаковцы опасались (а суперники надеялись), как бы не проявился вновь „парный синдром”.

Наступил день стартов мужских святок, и обе спартаковские пары (Калошин - Сулимовский и Темников - Захаров) выступили хорошо. Сборную ДСО «Буревестник» постигла неудача, и наша команда переместилась на сточку выше перед последним видом – соревнований женских связок. Спартаковская двойка (Смирнова – Казакова) очень нервничала, ощущая ответственность, но я запретил остальным членам команды каким-либо образом пытаться их успокоить перед стартом – лично я не сомневался, что девушки совладают с нервами и победа будет за нами!

Может, нашим девушкам передалась моя уверенность, или они просто «поймали кураж», но выступили они отлично – завоевали 3-е призовое место. Этот успех вывел сборную ДСО «Спартак» на первое место в командном зачете (временно), но последней по жребию стартовала связка ДСО «Труд» и от их результата теперь зависело все. Наступил кульминационный момент соревнований, все взоры обращены на скалу, маршрут по которой в отличном стиле преодолевает последняя связка. С напряженным вниманием наша команда (как, впрочем, и все участники чемпионата) смотрит на секундомеры – связка «Труда» идет по лучшему графику! Впереди у них оставался спуск «дюльфером» (сидя на веревке) с промежуточной пересадкой на стене. В этот момент ко мне подошла совершенно бледная Татьяна Гусева – представитель Центрального Совета ДСО «Спартак». В глазах у нее немой упрек: «…а вы обещали!». Я поразился самому себе, когда решительно произнес: «Танечка, побереги нервы – я же сказал, что мы будем чемпионами!».

Через мгновение (когда до победного финиша связке «Труда» минут пять для последнего спуска) на скале началось невообразимое: веревка у девушек запутывается таким неимоверным образом, что начинает таять на глазах все их преимущество. Пока последняя связка распутала веревку, время неумолимо тикало и в итоге девушки из команды «Труда» проиграли нашей паре. Дождавшись финиша пары, я начал лихорадочно подсчитывать результаты – у меня получалось, что мы – первые! Тем же в этот драматический момент занимались и остальные команды, потом стали раздаваться, сначала робкие, а затем все более отчетливые фразы: «Спартак» обошел-таки «Труд»! Наши радостно заулыбались, но я присек их эмоции – надо было дождаться официального объявления результатов. Все сгрудились вокруг судейского городка в напряженном ожидании. Прошли десятки томительных минут и, наконец, прозвучало объявление: «Чемпион СССР 1983 года – сборная команда ДСО «Спартак»! На грани обморока Татьяна Гусева бросилась ко мне: «Вы страшный человек, Валерий Павлович, я теперь буду вас бояться!».

Успех нашей команды не был случайным (как посчитали некоторые годом раньше после нашего второго места в Судаке) – мы шли к нему упорно и настойчиво, спортсмены и тренеры. Не могу не отметить немалый вклад в общую победу второго тренера команды Сергея Архипова из Алма-Аты. Между нами в течении двух предыдущих (а затем и двух последующих) лет не было каких-либо серьезных противоречий, все возникавшие проблемы мы решали сообща, не вынося на команду неизбежные в таких делах разногласия, поддерживали решения друг друга и доверяли опыту каждого из нас. Мы с С.Архиповым оказались слаженым тендемом, нацеленным на конечный результат, на победу! Вся наша команда видела и ощущала это, что было для нас очень важным.

Продолжение следует...


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.00
Сортировать по: дате рейтингу

поправка

Валера, я не Д. Дорофеев, а А.Дорофеев. Хоть меня и называли Митей, но к настоящему имени это не имело отношения
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100