Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Очерки, дневники >


Всего отзывов: 2 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Геннадий Стариков, Москва

Победивший судьбу

Читайте на Mountain.RU:
Авторскую страничку Геннадия Старикова

Окончание, 1 часть, 2 часть , 3 часть, 4 часть , 5 часть




В ГЛУБЬ ПАМИРА

 

Сейчас бы кручи необорные,
Снега серебряных вершин,
Да тучи сизые и черные
Над гулким грохотом лавин.
Н.Гумилев

Надо было срочно строить планы на лето. Виталия тянуло снова в просторы Памира, в дальнюю экспедицию, к новым местам после знакомого исхоженного Кавказа. Он предложил забраться в сердце Памира, в район ледника Бивачного, где никто кроме Гусака не был. Отсюда начинался путь первовосхождения на пик Сталина (Коммунизма), но по нему прошли уже несколько групп. К северо-востоку от него стояла высокая (6645м) вершина, о которой вообще не было ничего известно, кроме высоты и названия (тогда - пик Ворошилова). Даже топографы, составлявшие карты района, не сумели в точности нанести его окрестности из-за трудностей подходов. Имелась лишь одна нечеткая фотография, снятая издалека в 1933 г. Вот восхождение на эту вершину и наметил Виталий.

Вновь город Ош, знакомый караван - повторяем путь через Алтын-Мазар, поклонившись золотой могиле, но теперь переправа легче, т.к. на ледник Федченко теперь шли повыше места, где сливаются три истока р.Муксу - Сельдара, Каинды, Сауксай. Переправы намного легче, и Султан - опытный караванщик провел нас по леднику Федченко, уходящему в туманную даль, до верховьев л.Бивачного на моренную поляну над ледником. Это была уже самая глубина Памира.

Собрались под эгидой капитана - Гусак, Аркин, Буданов, К.Клецко, И.Кахиани, Филимонов, Ильинский, Лапшенков, Аграновский и автор. Размышления о выборе пути предстоящего восхождения были прерваны охотой за сурком: в драке с соседом он скатился на нашу поляну, сосед успел убежать, а драчун, с суматохой, индейскими воплями и тигриными прыжками, был изловлен. Но в команде происходит раскол, образуются две партии - суркоедов и антисуркистов. Восторжествовала первая – и съела сурка «на страх врагам», не заболев чумой (Виталий его не ловил, но примкнул к суркоедам). Итак, идем на пик Ворошилова (ныне - Ахмади Дониш) по восточной стене.

Вперед пошла разведка через рукава ледника Бивачного - дико разорванные льды выглядели насмешливыми демонами, одевшими белое платье невинности, чтобы заградить наш путь. После тяжелого лазания удалось найти небольшой спокойный ледник под склоном горы и просмотреть гребень, ведущий к вершине - не слишком крутой, но какой-то странной формы.

На следующий день Абалаков с Гусаком обработали выход на гребень, остальные сделали заброску на 5100м, скалы страшно сыпучие - это не кавказские скалы. Отсюда начался путь. Сперва переждали день непогоды. Памир показал свое своеобразие - вершина оказалась совершенно необычной структуры, невиданной нами даже на Сандале и Музджилге: небольшие участки ледовых отвесов, узкие острые гребни сыпучих и скользких скал и, главное, изобилие огромных снежных карнизов самой странной формы вдоль и поперек склона, нависающие на обе стороны склона - приходилось прокладывать траншеи, косые прокопы, пару раз даже почти подобие туннелей, иногда приходилось с трудом обходить эти карнизы по крутому склону - это, пожалуй, и оказалось главной сложностью.

Ночлег, снова такое же движение и – о стыд, о позор! - обернувшись, мы видим: то, что казалось снизу прочным снежным холмом, удобным для палаток, есть начало выступающего и свесившегося вниз карниза. Смущен даже Абалаков. На высоте 6000м ставим - теперь осмотрительнее! -штурмовой лагерь, в нем двухдневная непогода задерживает нас.

После «отсидки» выходим на довольно спокойный гребень, сама вершина – снежный купол. Последние шаги и так же, как в прошлые годы, нас охватывает торжество победы – мы прошли, это чувство с годами не слабеет! Видны пики Коммунизма и Е.Корженевской, безграничные горы, виден и знакомый пик Ленина, но нам не до любований, так уставать давно не приходилось. На 11-й день мы спустились. Снова пришлось ждать караван и возвращаться в зеленый город Ош.

В результате – на первенстве Союза наша команда заняла 1-е место по классу высотных и награждена переходящим призом Е.Абалакова.

 

НЕ СДАЮСЬ !

Когда он видит солнце,
пробивающееся сквозь облака,
и ветер дует ему в лицо,
он, как мальчишка, мечтает
о приключениях в горах.
Р.Месснер

Виталий чувствует свои годы. Все прежние беды не прошли даром, соратники по команде тоже не молодеют, а «молодежь» становится взрослой. Ушел в тренерскую работу Иван Леонов, сделав со своей командой серьезный траверс в 1958 г. (2-е место), ушел с головой в развитие и организацию альпинизма М.Ануфриков. Боровиков едет тренером. Виталий спешит передать свой опыт, хочет дать возможность молодежи освоиться с высотой, но и его спортивный азарт еще не пропал.

В 1960-м году собирается большая экспедиция на «высотный стадион» - под пик Ленина. Чередова повела молодых спортсменов - выпускников “Шхельды” - через перевал Крыленко (О.Абалаков, Я.Дьяченко, Г.Кайнов, В.Соловьев, Л.Успенский, А.Федоров, З.Хараб). Дьяченко с пика Ленина продолжил восхождение через перемычку на пик 6852м (двое других, пошедших с ним, вернулись). Сам Виталий (ему уже пятьдесят четыре года) сделал большой и тяжелый траверс всей центральной части Заалайского хребта: Раздельная - пик Дзержинского - Ленина, заход на пик Москва-Пекин - Х1Х Партсъезда (Н.Гусак, Г.Ильинский, К.Клецко, М.Тимошин и Д.Кахиани). Это третье восхождение Виталия на пик Ленина - память своей молодости.

Потом, выполнявшие роль спасотряда: Аркин, Филимонов, Аграновский, И.Кахиани и автор совершили восхождение на пик Ленина с севера «в лоб». Этот маршрут можно проходить только после периода хорошей погоды, когда сошли все лавины, их следы, огромные комья смерзшегося снега, чрезвычайно затрудняют путь, а в верхней части снежный склон очень крут и камнеопасен (камни летят с предвершинного гребня), здесь нам для укрытия от камнепада в середине дня пришлось рыть пещеру (третью по счету, так как ниже, для укрытия от случайной лавины, также ночевали в пещере) и пересиживать до раннего утра, слыша порой гул летящих камней. Знакомый выход на вершину и недолгое блаженство под солнцем. Сейчас нет толкучки и суматохи, как с китайцами, можно посмотреть на Алайскую долину в пятнах-тенях облачков, голубые озера Ачик-Таша, дальний Алайский хребет в снегах и, обернувшись, посмотреть на пик Коммунизма и море вершин Памира. И, как всегда, скорее вниз, убежать от камней и лавин... Этот маршрут для нас был не очень труден технически, но запомнился постоянным чувством подстерегающей опасности.

Оба восхождения команд заняли на первенстве Союза вторые места по классам траверсов и высотных.

 

ДОРОГУ МОЛОДЫМ

Но против времени закона
Его наука не сильна.
А.Пушкин

На следующий год было решено не делать большой экспедиции, но запустить на самостоятельные восхождения более сильных учеников. Филимонов и автор организовали небольшую экспедицию на Юго-Западный Памир. После ряда тренировочных выходов были совершены восхождения на пик Маркса московской группой с юга – В.Кавуненко, В.Вербовой, Н.Радимов, а с юго-запада ленинградской – И.Евдокимов, С.Кисель, Б.Клецко, М.Тимошин (4 место на Союзе в высотном классе).

В альплагере “Шхельда” под присмотром оставшихся ветеранов “молодежью” было пройдено более 12 восхождений пятой категории сложности, в том числе наши былые “рекорды” – стены Уллутау, Щуровского, Мижирги (команда К.Клецко, 3 место на Союзе). Ребята значительно выросли!

После этого Абалаков решил организовать в 1962 г. экспедицию по новому принципу: был выбран район Гармо. Сформированы три команды: ленинградская во главе с прирожденным организатором П.Будановым (Г.Аграновский, Б.Клецко, И.Рощин), московская (Кавуненко – мастер спорта с 1960 г., Вербовой, Радимов, Я.Дьяченко, Олег Абалаков) и ветераны команды Виталия – Аркин, Боровиков, автор, К.Клецко, приглашены были Михаил Хергиани и Джумбер Кахиани.

Команда Буданова успешно прошла маршрут траверса пиков Бородино – Е.Абалакова – Ленинград (заняли 3 место на Союзе). Большая группа пошла на пик Коммунизма по грузинскому пути, но москвичей постигла неудача, пришлось спускать заболевшего участника, и на вершину взошли только Хергиани, Д.Кахиани, К.Клецко и Я.Дьяченко.

Виталий хотел разведать, а при удаче и пройти южную стену пика Коммунизма, в то время проблему Памира. Однако, в первую очередь он хотел убедиться, что у ребят все благополучно, только после этого идти.

Омрачило несчастье в расположившейся рядом с нами Британо –Советской экспедиции под руководством сэра Джона Ханта. При восхождении на пик Гармо, уже на спуске сорвались и погибли Робин Смит и Уилфрид Нойс, их тела похоронили ниже в леднике: “британских альпинстов, как моряков, хоронят на месте гибели”.

Когда спуск заболевшего (Олега Абалакова), отнявший много времени, прошел благополучно и закончились спасательные работы, Абалаков, К.Клецко, М.Хергиани, Д.Кахиани, а автор с Боровиковым для помощи и наблюдения пошли под стену. Два дня поднималась четверка, но стена оказалась значительно сложнее, чем предполагалось по немногим имевшимся фото – требовала явно много времени, но погода испортилась, пережидать было уже некогда - экспедиции пора было уезжать, пришлось ограничиться этой разведкой, проведенной полностью.

На этом Виталий Абалаков решил поставить точку в своей рекордно-спортивной карьере. Беспощадное время брало свое – уже 57 лет, все сильнее напоминали о себе ампутации, да и молодежь уже перегоняла учителя... Закончила свое и «команда Абалакова».

 

ГОРЫ, БАЙДАРКА, ГОРЫ
ПРОЩАТЬСЯ НЕЛЕГКО  

Ничего нет на свете прекрасней дороги.
Не жалей ни о чем, что легло позади.
Всеволод Рождественский

Горы не отпускают так легко - ведь это стержень всей жизни Виталия. Он навещает их или как гость, или как тренер, руководитель лагеря, экспедиции. В качестве тренера команды ЦС ДСО “Спартак” в 1964 г. за траверс пиков Энгельса - Маркса – 1-е место в первенстве Союза, в 1968-м за восхождение на пик ОГПУ(!) - 1-е место на Союзе в классе высотно-техническом, в 1969-м он тренер Кабардино-Балкарской команды – третье место по классу технически сложных. “Заседательской” общественной работы Виталий не любил и старался от нее уходить.

Но родная сибирская тайга... Она не уходит из памяти. Виталий пользуется давним настойчивым приглашением иркутских альпинистов провести классификацию маршрутов восхождений в районе Тункинских белков - отрогов хребта Хамар-Дабана (Саяны). Летом 1969 г. собираются в экспедицию старые товарищи по команде – Я.Аркин, А.Боровиков, автор, а также пять мастеров спорта: давний наш друг Борис Гарф, известный в прошлом альпинист, несколько лет назад перешедший в походы на байдарках (когда-то с ним Виталий сидел в тюрьме два года) и его напарник по восхождениям всем знакомый Г.Ведеников, И.Дайбог, Олег Абалаков, Е.Гиппенрейтер и четверо молодых альпинистов из города Иркутска.

Встреча с могучим Байкалом и поход по горной непролазной тайге. Лагерь ставится на границе леса, где так оглушающе остро пахнут багульник и можжевельник, как в давние годы... Подъем к подножию вершин по заросшим склонам, по каменным завалам, заросшим предательским ягелем, легко скользящим под ногами. Он делает восхождение на скалистую “Башню”, участники обходят ущелья района с оценкой трудности вершин.

Поход окончен. Но смотреть на горы снизу, ходить в тихом темпе слишком горько... Абалаков делает решающий шаг - он с женой Чередовой входит в компанию Гарфа, байдарочником ныне. Здесь он еще в полной силе, полноценен в дикой природе, а любовь к природе в крови с детства.

С 1970 г. – байдарочные походы с Гарфом по Кольскому полуострову, Карелии, Заонежью, Приобью, снова Кольскому. Заросшие реки и протоки, перекаты, трудные обносы - зори над озерами, лесные чащобы, костры в лесах на берегу рек и спокойных озер. В походы 1982-84 г.г. Виталий вовлекает и автора – каждый год в июне плаваем с ним по подмосковным рекам. Давно развязаны узлы на нашей связке, списана веревка, нет уже капитана и ученика, осталась просто дружба двух стареющих людей.

Горы не ушли - они зовут. В 1972 г. Виталий Абалаков - руководитель Международной альпиниады представителей социалистических стран под пиком Коммунизма. 87 участников поднимаются на вершину с поляны Сулоева (по пути, найденному Н.Гусаком, Д.Гущиным и автором в далеком 1936 г.).

За деятельность в области различных видов спорта и альпинизма Виталий был в разное время награжден орденами Ленина, Дружбы народов, Знак почета. Он был почетным членом национальных альпинистских клубов Великобритании, США, Польши.

В 1974 г. открывается первый Международный альпинистский лагерь под пиком Ленина. Кого же пригласить старшим тренером, как не Виталия. Лагерь имеет успех - приезжает даже один альпинист из Люксембурга. Странно, но испанский флаг каудильо Франко также развевается на фоне пика имени вождя коммунизма.

Но судьба не жалеет Абалакова - его ждут тяжелые моральные переживания. Легкое землетрясение (!) сдвигает снега и сбрасывает лавину, под которой гибнет на пути, дважды спокойно пройденному Абалаковым, американец Уллин. Гибнет от перенапряжения швейцарка Изеншмидт.

Горы могут быть жестокими - разыгрывается трагедия восьми девушек на пике Ленина. Я, по должности консультант-переводчик, присутствовал всегда на радиосвязи с группами наверху и слушал жуткую передачу до конца. Трагедия потрясла весь альпинистский мир Союза. Причины анализировались многократно, основной - была дикая буря со снегом, разорвавшая палатки и унесшая вещи, неожиданное похолодание усугубило положение заболевание двух участниц, видимо, еще перед вершиной. Ситуация осложнялась тем, что они героически хотели пройти траверс пика, что намного тяжелее восхождения, особенно на этих высотах. Вдобавок, путь спуска с пика в тумане очень трудно найти.

Абалаков вместе со всеми тяжело переживал аварию. Он, внешне сухой, казавшийся иногда даже черствым, был внутренне очень восприимчив (сейчас принято говорить “легко раним”), и трагедия оставила у него в душе глубокий рубец.

Группа была утверждена в Москве и официально не подчинялась Абалакову, запретить им траверс он не мог, но многократно, как знающий “норов” вершины, уговаривал их ограничиться восхождением. Я не видел его таким взволнованным, как после несчастья. Он долго, снова и снова в душе упрекал себя, что ему не удалось уговорить, увещевать их – если бы они шли только на восхождение, исход был бы, наверное, иной.

В том году в возрасте 68 лет он последний раз был на Памире…

Ежегодник “Побежденные вершины” не счел нужным хотя бы помянуть девушек - только строчка записи о факте восхождения. В те времена аварии по возможности замалчивались, “их не было”.

 

ГОРЫ, ГОРЫ...

Бросить бы эти степи, умчаться в синие горы.
Расул Гамзатов

1981 год. 75-летие Виталий празднует в родном Красноярске, память о родине не ушла.

Повидать еще раз горы! Наверное мог бы он сходить на какую-нибудь легкую вершину или перевал, но ходить на горы “по-стариковски” там, где раньше ходил в полную силу - слишком грустно. Лучше уж просто посмотреть и вспомнить.

Он собирает группу старых друзей по горам и байдарке: (Г.Ведеников, Е.Казакова, И.Корзун, В.Кизель, А.Любимов. “Иных уж нет, а те далече”). Снова манящий вид гор из Нальчика, за степью. Краткий заезд в Адырсу, взгляд на стену Уллу-тау-чаны, на проложенный путь, теперь пройденный многими, и поехали в любимое Безенги взглянуть (увы!) снизу на “старых друзей”. Выход на Миссескош. Ныне заросшая пряной травой поляна -раньше это был исходный пункт для восхождений.

Отсюда выходил Виталий на Дыхтау, потом на Безенгийскую стену с Алешей Гермогеновым, потом на большой траверс ее со своей командой, сюда он спускался с траверса Коштан-Дыхтау, с северной стены (автор тоже вспоминает - отсюда выходил на Шхару, Коштан, Тихтенген, Дыхтау).

Много - много, воспоминаний связано с Миссескошем. (“Этот в белой папахе утес - мой отец, а поляна под ним - моя матьР. Гамзатов).

Виталий прошел с нами по леднику до Баранкоша (зеленая поляна у подъема на перевал Цаннер) - отсюда великолепный вид на всю Безенгийскую стену и особенно на громаду Дыхтау, ведь на нее он восходил с запада, востока и севера! Все мы разлеглись на траве, а Виталий молча отошел и присел на камень. Верно, он хотел в одиночестве посмотреть на былые пути, верно, видел он на Дыхтау и на стене тени веселого брата Жени, Алеши Гермогенова, юмориста Коли Гусака и рассудительного Саши Боровикова.

Он долго сидел так, и мы молча пошли вниз…

Потом старый друг, водитель Мутай Кулиев забрасывает нас на зеленый перевал Карасу - старинный путь из Нальчика в Безенги, которым мы когда-то ходили, и оставляет на время на Бабугентском плоскогорьи.

Великолепный, пряно пахнущий ковер альпийского луга в цветах, а впереди провал Безенгийского ущелья, а за ним весь “президиум” Кавказского хребта, его вершины - цепь Коштан - Дыхтау, Безенгийская стена.., длинный счет годов и вершин. В стороне, за легкой дымкой - Казбек, Джимарай, Тепли (“горы, на которых еще не бывал”). Наверно, сохраняя внешнюю будничность и сдержанность, снова проходит Виталий в мыслях старые пути - по жизни и по вершинам.

Осенью 1983 г. в альплагере “Адылсу” проводился сбор ветеранов.

Виталий навещает лагерь “Шхельду”, где было столько сделано, откуда он выходил в походы и куда возвращался с победой. Поднимался к верхней станции канатной дороги “Мир” и смотрел на знакомые кавказские горы. Это была последняя встреча с горами. Альпинист Б.Миненков написал:

Рюкзак своей жизни привычно несу,
Но сердце осталось в горах.

 

СУДЬБЫ КОМАНДЫ

Но землю, с которою вместе мерз,
Вовек разлюбить нельзя.
В.Маяковский

Команды больше не было, осталась кучка друзей, но то, что вело нас в горы наше видение и восприятие гор, стремление к ним - оставалось, и мы так или иначе с ними не расставались.

Сухая справка.

“Старики” команды отдавали летний сезон работе тренерами во Всесоюзной школе инструкторов, в альплагерях и экспедициях.

Аркин до 1990 г. работал тренером различных альпиниад под пиками Ленина и Коммунизма, ком.отряда в альплагере “Узункол”. Ануфриков продолжал работать в отделе альпинизма Госкомспорта, навещая горы. Боровиков ушел в науку, стал доктором наук, участвовал в антарктической экспедиции на “Оби”, в экспедиции “Тропекс”, сделал крупное открытие в метеорологии. Гусак работал в Эльбрусской геофизической экспедиции, зимовал на Приюте Одиннадцати, потом уже работал в Москве. Леонов продолжал служебную тренерскую работу. Филимонов - тренер до 1974 г., занимается научной работой, доктор наук. Чередова - тренер МГС ДСО “Спартак” до 1969 г.

“Иных уж нет”, но когда сидишь у затухающего вечернего костра, порой чудится, что их тени бродят по снегам Памира и Кавказа...

 

“МОЛОДЕЖЬ”

О, путник - иди вперед, иди вперед!
Айтарея Брахмана

Те, кого мы называли “молодежью” в команде, стали “взрослыми” и заявляли о себе всерьез. Из шхельдинской школы вышло очень много заметных альпинистов - здесь лишь пара слов о тех, кто побывал в команде и еще о некоторых наиболее серьезных их делах.

В 1964 году команда Петра Буданова (Г.Аграновский, Я.Дьяченко, Г.Ильинский, Б.Клецко, К.Коноплев и Ю.Устинов) совершила траверс пиков Энгельса – Маркса, а К.Клецко с украинским “Спартаком” прошел северо-восточную стену п.Энгельса (оба восхождения заняли 1-е места на первенстве Союза).

На следующий год команда П.Буданова, включая К.Клецко, прошла северную стену Чатына - сквитались с ней!

В 1964-м осенью группа альпинистов направилась в северную Италию (Аоста): А.Каспин (рук.), Г.Аграновский, В.Кавуненко, К.Клецко, В.Шатаев, В.Кизель и А.Кузнецов. Четверо участников прошли исключительно сложные скальные маршруты на Зуб Великана и Гранд Капуцин, а затем вся группа, за исключением Каспина, поднялась на Маттергорн (так он неожиданно стал последним спортивным восхождением автора).

Автор позволит себе еще небольшое отступление от темы книги. Шеф проводников селения Брейль, что под Маттергорном, пригласил нас в ресторан. За разговором зашел разговор о войне - эти проводники составляли спецотряд горных егерей и должны были ходить на французскую сторону на разведку и вести беспокоящий огонь: “но как же я буду в него стрелять, если мы ходили в связке, ночевали в одной палатке, и он задержал меня раз на страховке?”. Выискивали укромное местечко, где сходились французы и итальянцы, пили вино и болтали весь день, а к вечеру поднимали страшную пальбу в воздух, бросали в кусты пару гранат, для порядка кому-нибудь простреливали фуражку, кому-то рвали штыком китель и, вернувшись в свои стороны, докладывали о боевых успехах. Вот она, альпинистская дружба – сильнее всего!

Удалось познакомиться и побывать в гостях у Ачилле Компаньони, первовосходителе на К-2. Он неприметный, невысокий плечистый крепыш с руками, малоотличимыми, пожалуй, от медвежьих лап.

В 1966 г. автор провел экспедицию “Спартака” в составе московской команды: В.Кавуненко – руководитель, В.Шатаев, Ю.Пискулов, взошедших на пик Коммунизма с ледника Бивачный (второе место по классу высотных восхождений на первенстве Союза) и ленинградской команды П.Буданова, прошедшей траверс Ахмади Дониш - пик 4-х - Е.Корженевской (второе место по классу траверсов на первенстве Союза). В этой экспедиции автору повезло подружиться с милым Юрием Визбором, поехавшим вместе с москвичами и написавшим “Азиатскую песню”.

И, наконец, заключительный аккорд: в 1968 г. команда П.Буданова (он же тренер) восходит на пик Коммунизма по восточному контрфорсу (6, первопрохождение) – 1 место на Союзе, в 1970-м году команда альплагеря “Шхельда”, рук. В.Гракович, тренер К.Клецко проходит северную стену Чатына (6 категория сложности) – 1 место на Союзе.

Герман Аграновский, сменив местожительство на Петропавловск-Камчатский, создал там свою замечательную команду, вырастил мастеров спорта и “Снежных барсов”.

Как видно, ученики стали сильнее учителей!
Что же пожелать сегодняшней молодежи?
Пусть каждый день встает перед вами, как снежная вершина поутру.


ЧТО ЖЕ СЕГОДНЯ ?

Я оставил след своих саней на белом снегу на краю эемли.
Кнут Расмуссен

В свое время нашумевшие и рекордные первовосхождения Виталия Абалакова жалки по сравнению с современными, тем более гималайскими - альпинизм ушел далеко вперед, а в движении вперед и есть прелесть спорта. (“... все, завоеванное сегодня - уже вчера. А сегодня ты должен завоевывать завтрашний день” - сказала Ирина Роднина).

Что ж, человек осваивает свою землю.

Деды верили, что за чертой горизонта лежат волшебные страны, и, бросив опостылевшие дома, шли в нескончаемую погоню за убегающим горизонтом. Первые - открывали золотые тропические царства инков, а потом...

Она состояла только из снега и голых скал, на земле вряд ли мог существовать более печальный уголок” - жаловался открыватель Новой Земли Пайер и ему вторил Пржевальский: “Цайдам - одна из наиболее безрадостных местностей на земном шаре”. Надрываясь, они шли к Северному полюсу, к Южному…, а сейчас на полюсе пьют шампанское, туда организован туристический маршрут!

То же и в альпинизме: сейчас нелегко найти достойную вершину, на которую не ступала нога человека. На Памире только хорошие знатоки могут изыскать по-настоящему новый путь, на Эвересте побывало более тысячи альпинистов и прошла экспедиция по уборке мусора у подножья, покорены все восьмитысячники и даже “русский Лхоцзе”! Что делать, альпинизм потрясающе вырос и качественно изменился. Изменился, как все на свете.

И стимул меняется. Цель теперь - отыскание пределов своих возможностей, испытание твердости своей воли. И раньше, и ныне, и присно настоящим альпинистом становятся только тогда, когда приходит любовь к суровости гор, свежему горному холоду, когда чувствуешь теплоту своей крови, к встречному ветру, который поддается тебе.

Там, на вершине, пусто и холодно, и еле достигнув ее, спешишь вниз, но победу уносишь с собой - моя взяла, я смог, я одолел! И это-то стремление показать себе самому свои силы, преодолеть себя и продолжает вести в горы.

Тот, кто не верит в самого себя, никогда ничего не добьется” – сказал Тур Хейердал.

Блаженный Августин сетовал, что “люди дивятся красоте звезд, удивляются высоте гор, а на самих себя не смотрят с удивлением”. Сейчас, пожалуй, этот взгляд становится важнее.

Знаменитый Р.Месснер шел на Эверест, покоренный уже другими по нескольким путям: “я должен идти и идти, несмотря на то, что каждое движение требует преодоления себя. Чем выше поднимаешься, тем больше становишься проблемой для себя. Задачи альпинизма я вижу... в обогащении человека новыми инстинктами и способностями”.

Вот это-то и заставляет уважать и помнить Виталия Абалакова, хоть и невелики с сегодняшней точки зрения его походы - за победу над судьбой и победу над собой, за созданные им каноны дружбы и единства, за железную волю к достижению цели вопреки всем трудностям. Эти ценности непреходящи и не тускнеют со временем и, самое главное, он передал их молодым.

 

ПРОЩАНИЕ

Время беспощадно - приходит старость, приходят болезни.

В горестном 1986 году команда впервые отпустила своего капитана одного, без страховки, на ту тропу, где все следы уходят только в одну сторону... С далекого 1931 года и до последнего он многому нас научил, многое за это время совершено, пережито, передумано с ним рядом и стала крепкой дружба. Он показал людям, что сильной волей можно победить судьбу и шел вперед первопроходцем, ведя за собой других.

Создано больше, чем команда - он вырастил стойкое альпинистское поколение, и с его именем связана целая полоса в истории нашего советского и российского альпинизма. Хочется верить поэту Чуеву

Есть мой, особый мир, где нет ушедших,
Где доблесть остается навсегда.  

Вот краткие сведения об авторе замечательной книжки о В.М.Абалакове.

 

Кизель Владимир Александрович
Заслуженный мастер спорта
по альпинизму с 1957 г.

Родился 16 сентября 1912 г. в Москве в семье научного работника. По специальности физик, доктор наук, профессор Московского физико-технического института.

В 1992 г. ему присвоено звание заслуженного деятеля науки Российской Федерации.

В юности занимался многими видами спорта: боксом, легкой атлетикой, коньками, гимнастикой, ходил в походы по Крыму и перевалам Кавказа. В 1932 г. познакомился с В.Абалаковым, у него получил первые уроки альпинизма. Совершает первые отечественные восхождения: с А.Машиным на Чегеттау (1933), с Б.Алейниковым на Мамисон и первовосхождение на пик Николаева в Цее (1934), а в 1935 г. с Алейниковым совершает первое отечественное восхождение на Северную вершину Ушбы и становится в один ряд с ведущими советскими альпинистами. В 1936 г. участвует в разведке выхода с севера на Большое Памирское Фирновое плато, совершает в Заалайском хребте первовосхождение на в.Раздельная (6148м). В 1938 г. - Дыхтау и Тихтенген. В 1941 г. присвоено звание мастера спорта по альпинизму.

В начале войны в составе группы инструкторов альпинизма был командирован в части, направленные в Иран. С воинскими подразделениями совершает восхождения в хребтах Эльбурс и Копет-Даг. Основные послевоенные восхождения совершены в команде В.Абалакова. Участвовал в 12 экспедициях на Памир, в 3-х на Тянь-Шань и в Восточные Саяны. Команды с его участием семь раз занимали в чемпионате СССР первые места и три раза – вторые. В 1959 году был включен в экспедицию на Эверест (не состоялась). Дважды был в Альпах: в 1957 г. взошел на Дан-дю-Жеан и Монблан-де-Такюль, в 1964 г. - на Маттергорн.

Тренерская работа с 1935 г. Вначале - на альпинистских сборах, затем в 1937-40 г.г. начальником учебной части школы инструкторов РККА.

С 1948 г. тренер - школы инструкторов, экспедиций ЦС ДСО “Спартак”, Советско-Китайской экспедиции на Памир (1958), школы инструкторов ВЦСПС (1963-73), МАЛ. Имеет множество статей и очерков по альпинизму, начиная с брошюры ЦС ОПТЭ «Техника охранения в горах», 1936 г., перевод с немецкого (под редакцией В.Кизеля).


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Победивший Судьбу!

Замечательная Книга о Выдающимся Альпинисте нашей страны! Правда по больше бы подробностей и фото о восхождениях тех лет ...это помогло бы многим современным восходителя более безопастно делать восхождения ...конечно за такой долгий период рельеф и маршруты в горах резко изменились, но более подробное описание и воспоминания были бы очень полезны в настоящее и будущее время ...Это колосальный опыт! Спасибо Вам!
 
Спасибо автору книги!

Спасибо автору книги за ПАМЯТЬ, памятные страницы нашей истории, которая для меня пропитана романтикой замечательных гор и восхождений еще по книгам, которые я прочел в юности, и по походам, которые тогда совершил. Судьба один раз свела меня с Виталием Абалаковым на Всесоюзном слете горных туристов 1984 года, и это воспоминание "живой кровью" связывает строчки автора и другие книги с образом такого выдающегося альпиниста, как Виталий Абалаков, и с образом всей его замечательной команды восходителей. Это наша история, которую мы должны беречь. Спасибо автору!.. Евгений Буянов
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100