Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Очерки, дневники >


Всего отзывов: 11 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 3.36


Автор: Олег Кондраков, Рязань

К 50-летию экспедиции МВТУ-МГУ под руководством И.Ерохина на пик Победы.
Часть3. Воспоминания: Космачев О.С.

Читайте на Mountain.RU:

К 50-летию экспедиции МВТУ-МГУ под руководством И.Ерохина на пик Победы.
Часть1. "Без права опубликования".
Часть2. Воспоминания: Божуков В.М.
Часть2. Воспоминания: Космачев О.С.

Статья И.Мартынова об Игоре Ерохине.

Г.А. Стариков. Ответ на статью И.Мартынова о Игоре Ерохине.

 Царицыно. Подошел к стенке много нашумевший о том, что надо тренироваться в спорте, в альпинизме Игорь Александрович Ерохин. – Осмотрелся, потом – к скале… ага, взялся за неё, поднялся невысоко и потом сделал несколько шагов… - трудновато. Как-то так, не слишком легко и свободно, а потом – спрыгнул, и больше не старался. И видно, что он и до этого не лазил, и, по-видимому, лазать не будет. А когда спрыгнул, я был к нему очень придирчив, потому что он меня слегка так, не то, чтобы третировал, а как чужака в секции МВТУ воспринимал с лёгким желание показать, что у нас, мол, всё круто, как сейчас говорят, у нас всё очень серьёзно, поэтому требования будут очень большие. Поэтому и я к нему был очень внимателен. Смотрю, хе-хе, отлип от камней, и по выражению лица я вижу, что для  него это что-то совершенно чуждое, противоестественное. Да, глядя на него – потом, когда у меня появился приличный опыт наблюдений за людьми как на соревнованиях, так и в качестве человека, который несёт ответственность за подготовку людей, с которыми я пойду на восхождение, я начинаю понимать, - да, нечестный человек никогда не будет хорошо лазать по скалам. Есть корреляция человеческих свойств. И поэтому опытный человек судит порой о достоинствах профессиональных по мелочам. 

  
    Сторона подготовки московского альпинизма была всегда сильна. Мне кажется, что и сейчас она традиционно сильна, и был момент, когда она была единственно сильной стороной подготовки московских альпинистов. И наиболее такой вершиной не столько подготовки, сколько разговоров об этой подготовке, которая затмила всё остальное, связана всё же с именем Ерохина, который поставил это во главу угла всей подготовки, по сути дела подменив сложную, обширную программу подготовки бегом на лыжах или бегом по пересечённой местности. 

      А почему случилось так? – причина очевидна и проста: технически сложные маршруты, сложные скальные маршруты были для Игоря Ерохина чем-то противоестественным.  

     
 Почему же он всё-таки остался в альпинизме? Ну, мало ли чего. У некоторых людей нет ничего другого, кроме этого. А Игорь, несмотря на это, решил утвердиться в качестве не просто сильного альпиниста, а альпиниста, как минимум, всесоюзного уровня, не обладая к тому не только не позывом, но даже, как выяснилось, и в подготовке-то для того чтобы сказать себе честно и откровенно – я могу всё всё, что передо мной встанет, я преодолею. Нет. Он претендовал, а уж в методическом отношении абсолютно на всё, хотя всего-то и не знал. Парадокс заключается в том, что устоявшихся, хорошо оформившихся, положенных на бумагу представлений о том, что это такое и как это нужно делать, до сих пор не существует. И личный опыт, и наши чувственные впечатления, восприятия и оценки играют исключительную роль в таких случаях, когда нет руководств, когда нет учебников, то ты должен в себе содержать содержание книги. Этих книг не было, а претензии были. К сожалению, вот эта раздвоенность привела к тому, что Игорь Александрович очень неверно судил о многих вещах, и более того, он ни перед собой не сознался, как минимум, в недостаточности своих представлений, но он активно настаивал на них. Более того, он буквально заставлял верить тому, что он говорит, хотя то, что он говорит, в лучшем случае было сомнительно, а в некоторых случаях – просто-напросто неверно. Вот это привело к драме. К той, которая называется восхождение на Ушбу, северный склон. Снежный склон, там же делать нечего. С его претензиями иметь что-то на первенстве Союза в связи с этим восхождением. Да и в последующей тоже драмой на Победе.  

   
   Но, вообще говоря, в конечном итоге, я понимаю всю превратность альпинистского пути, прекрасно понимаю. Я испытал, видел, как подготовленность может расшибиться о неблагоприятные и трудно предвидимые, а иногда даже просто непредвидимые трудности, и всё-таки с учётом всех этих оговорок, поправок, всей сложности возможных ситуаций, всё-таки приходится признать, что Игорь на Домбае погиб в силу своей неподготовленности. А если встать на его позицию и круто рубить с плеча всё, кто с ним не согласен или ему не нравится, то просто можно было бы сказать – да не подготовлен он был даже для таких восхождений и поэтому разбился. Это – если откинуть всякую дипломатию и встать на позицию этакого словесного рубаки. Может быть, сейчас этого не стоит делать, потому что Игоря-то нет, вроде бы, это несправедливо. Да дело не в том, что несправедливо. Дело в другом – дело в том, что мы повторяем ошибки, дело в том, что речь в данном случае идёт не только об ошибках, а о неправильных ложных установках, начиная от методики подготовки и тренировки более тонкими, более высокими и более общими категориями, чем тренировка альпиниста. Это, в общем-то, кто был свидетелем того времени, они прекрасно понимают, осознают. А что же всё-таки следовало бы оставить нам сейчас? 

      Честно говоря, я те события принимал как преходящий момент. Я знал, что с Ерохиным мне, в общем-то, не по пути сегодня – да, сегодня мне по пути, мне нужно набраться опыта, встать на самостоятельную дорогу, чтобы потом не зависеть, потому что мне он не был, в спортивно-идейном смысле, не был близок, не был мне симпатичен. Поэтому я понимал временность нашего союза и не сильно-то интересовался деталями происходящих событий. И когда заварилась, грубо выражаясь, каша, связанная с тем, что, в конечном итоге, привело к тому, что альпинистская общественность в лице федерации, тоже это не вся общественность, но – ладно, осудила неправедные действия, вообще говоря, в первую очередь, Ерохина. Не были засчитаны восхождения, было сказано, что ребята, ни медали, ни места мы вам не дадим. И я тогда спросил одного из… не помню сейчас, кого, кого-то из мвтушников, слушай, а почему. в чём дело, что такое случилось? И мне было сказано – решено было остановить Ерохина, ос-та-но-вить Ерохина. Через некоторое время я понял, почему у кого-то сложилось представление и формулировка такая – остановить. 

       И он мне рассказал эту историю Ушбинскую. Мне она показалась дикой. Я не допускал мысли, что мы в своём братстве можем говорить неправду друг другу, ну, – лгать. Для меня это было дикостью и совершенно неприемлемо. Настолько неприемлемо, что я даже как-то не осуждал, просто… - но бывает такое, принимать и допускать. И действия Игоря на Победе, а потом выясняется, - и в некоторых других случаях, вызывали, ну, в лучшем случае, желание не знать, не видеть, не слышать. А теперь, когда я уже не мальчик, это вызывает гораздо большее – более оформленную позицию и, громко выражаясь, позицию гражданской оценки его действий. Я теперь очень рад тому, что в экспедиции, которая… - он был склонен к диктату, причём к диктату в худшем варианте, диктату не…. я сознаю диктат идеи, диктат правды. А там был диктат моего желания, моего стремления, причём диктат агрессивный в своём стремлении подчинить, заставить думать так, как я думаю, что совершенно неприемлемо для людей нормальных, так скажем, даже не буду говорить – строптивых. Так вот, всё это, конечно же, столкнулось в экспедиции с тем, что я только теперь называю совестью экспедиции. И она персонифицировалась в таких людях, как Богачёв Иван Дмитриевич, Хохлов Рэм Викторович. Хохлов был тогда всего-навсего какой-то завлаб. Он был тогда не академик и не ректор МГУ, он потом станет таковым. И Ваня был… Ну, кончил он там энергетический, да, что-то он там молнии себе строит к тому времени, а не директор целого института и не зам. директора целого института. Но они были совестью экспедиции, которая воспротивилась вот этому противоестественному для нормальных людей поведению Игоря. Было сказано – пора останавливать. И они остановили. К сожалению, всё развернулось потом в такую… сплелось в такую верёвку, которая кончилась трагически. Можно даже усмотреть, хотя, в общем-то, это будет несправедливо, причинно-следственную связь – вот если бы не это, тогда бы это, и всё было бы хорошо. Да нет, даже если бы всё было в каком-то смысле хорошо, я в любом варианте рад, что я участвовал в этой интереснейшей экспедиции, необычной. 

      А не слишком ли я высоко забираю, не слишком ли я ударяюсь в поэтику того же Богачёва – совести экспедиции? Нет, это точная формулировка, и вот почему. Я совсем недавно, только совсем недавно узнал следующую вещь. Что когда экспедиция 58-го года уже начала функционировать, когда передовой отряд уехал на Центральный Тянь-Шань, и я был, кстати, в этом передовом отряде в числе других, собралась федерация альпинизма, на которой было решено вернуть, запретить, отменить экспедицию студентов под руководством Ерохина на Центральный Тянь-Шань. И на этой федерации присутствовал Ванечка Богачёв, который не был участником экспедиции, а готовился в это время на Конгур вместе с Кузьминым и с китайскими нашими, как раньше, братьями. И одна из формулировок, против которой, кстати, очень трудно было возразить, по которым экспедиция отзывалась назад, была такова: в составе экспедиции не имеется опытных высотников. Это было справедливо и, вообще говоря, серьёзно. И поэтому реально встал вопрос, что экспедиция прекращает своё существование, действие, - отзывается. И тогда Ваня Богачёв сказал: хорошо, давайте, не будем останавливать экспедицию, давайте, я сейчас отказываюсь от участия… а тогда это было престижно – поехать в Китай, на Конгур, - я отказываюсь от этой экспедиции, я вхожу в состав экспедиции, чтобы собой восполнить этот пробел, который существует. Ваня был настолько честен и убедителен, а ход этот был настолько неожиданным, что он вышиб нормальный ход запланированного мероприятия, и было решено, по-моему, с поддержкой Кузьмина Кирилла Константиновича, - давайте, всё-таки Богачёва в экспедицию направим, и тогда экспедиция пусть продолжается. Ваня Богачёв спас экспедицию 1958-го года на Пик Победы. И поэтому последующие его действия, я не погрешу против истины ни на градус, было что? – Ванечка был совестью экспедиции. 

      А между прочим, я, только пожив в Алма-Ате понял все тяготы положения наших альпинистов – советских – в одном плане: потому что идти на сложное, серьёзное восхождение, живя здесь, и вот как идиоты кричать на тренировке, как это делал Ерохин и все, кто с ним, буквально занимаясь пустозвонством по поводу тренировки альпинизмом, они умалчивали, что никаким альпинизмом они не хотят заниматься и хотят заниматься только беготнёй по тропам, по двойкам, по тройкам, да, можно бегать, а настоящий альпинизм, которого они не узнали, который им был страшен, это видно… Ерохин заявил однажды Северный склон Северной Ушбы, не прошёл его, хотя там делать – ни черта. Мало того, что не прошёл, так он ещё… 


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 3.36
Сортировать по: дате рейтингу

Бедный русский язык!

Ребята, что бы там не говорили об искренности, нельзя писать на таком ужасном русском языке! Наверно, у автора образование всё же больше трёх классов. Мой отец с трёхклассным образованием так ужасно не написал бы. При таких обстоятельствах о содержании даже не хочется говорить. Спасибо Валентину Иванову за очень взвешенный, вызывающий уважение отзыв! Ну, а если автор доктор наук, то тем паче. Вот, если бы он был токарь или тракторист, это бы ещё как-то было простительно. Извините, обидеть автора не хочу, но "за державу обидно"
 
О русском языке Руяткиной

Так хорошо зная русский язык Вы все же не удержались от откровенного хамства уличив Олега Семеновича Космачева в трехкласном образовании. Терпимее надо быть, терпимее. Не всем даются писательские таланты. Зато О. Космаччев является с "трехкласным образованием ФИЗИКОМ-ТЕОРЕТИКОМ и так же доктором наук. Следовало бы извиниться.
 
К полемике о Ерохине

Поскольку я выходец из секции МВТУ, то эта полемика меня задела. Несколько не связанных между собой мыслей (и это еще не все, т.к. не хватило места): 1. Стариков не понимает (и очевидно никогда не поймет) разницу между "тихоходами" и "скоростниками". В нашей секции никто и никогда не проповедовал скоростые восхождения за счет снижения уровня страховки. Скорость достигалась за счет хорошей физической подготовки (круглогодичной) и техники, а это совсем не то о чем талдычит Стариков. Из своего личного опыта знаю, что получается, когда в группу попадают "тихоходы". Их приходится транспортировать с высоты с риском для всей команды. 2. Космачев великолепный техник, но не лучший высотник. Надо бы понимать, что подготовка "спринтеров" и "стаеров" разная. Одним важны скоростные качества, другим выносливость. Ерохин стремился в Гималаи, к высотным восхождениям, требующим стаерской подготовки, на этом и строились изнурительные тренировки. 3. Я не берусь судить Ерохина за те обвинения, которые к нему предьявляют, но я уверен, что это влияние обстоятельств того времени. Попытаюсь пояснить свою мысль: в то время выехать в Гималаи было возможно только через Спорткомитет и Федерацию альпинизма, в которой подавляющее число составляли представители Спартака, а еще точнее команды Аболакова, которые сами рвались в Гималаи и, естественно, старались придержать остальных. Доказать же свои притязания на поездку в Гималам могло только выдающееся высотное восхождение, какое и организовал Ерохин. Так было и при подготовке Эвереста 82. 4. Космачев сравнял с нулем альпинистские возможности Ерохина. Я с ним не ходил и не могу так резко судить человека, получившего звание мастера спорта в альпинизме. Для меня не вожно, каким он был альпинистом, а важно, что он был выдающийся организатор и человек настойчиво шедший к намеченной цели - Гималаи.
 
Очень интересно - жду продолжения

На мой взляд очень интересные материалы. И по форме и по содержанию. Нам представленны мнения, причем в наиболее достоверной (не приглаженной) форме, не просто альпинистов, но непосредственых участников. Что касается авторитета , то я был свидетелем того, каким уважением пользовался Олег Семёнович в Алма-Ате. Поэтому я не только с интересом но и с доверием отношусь к его видению ситуации. Удивительно, но я мало что знал о Игоре Ерохине, хотя вроде знаком с историей альпинизма. Тем более мне было интересно услышать мнения о нем, его подходе к альпинизму и о этой, очевидно не тривиальной, экспедиции. Олегу Кондракову - жду продолжения.
 
Долгий след Больших Фамилий

Думаю, что влияние на горовосхождения в СССР и В.М. Абалакова и И.А.Ерохина при всей их личной различности значительно. Каждый из них работал в свое время. И появление последних материалов и комментариев к ним - тому подтверждение.Оба они безусловные пассионарии и заслуживают уважения. Мне кажется, можно понять и простить резкость Игоря Ерохина в его оценках оппонентов - это след дикой общественной системы, в которой ему пришлось жить и работать. А его идеи о интенсивных круглогодичных тренировках являются естественным продолжением идеи о признании альпинизма спортом. Согласитесь - не он это придумал. Он придумал как с этим жить. Невозможно отрицать, что в результате такого подхода в СССР появилась группа альпинистов экстра класса и больших дел они наделали немало. До сих пор альпинизм России живет этим наследием. Каждая статья этого цикла и каждый комментарий несут отпечаток личностей их авторов. Иногда хочется спросить - ну откуда столько злости и чернухи. Что жизнь не удалась? Но я воздерживаюсь. PS. А что Борис Коршунов не согласился высказаться? Он же много помнтит.
 
sga

Получил простое письмо... 15.02.2009 г. Константин Клецко - “Снежный барс” № 4 и МСМК №1 (1966), ЗМС (1972), ЗТ РСФСР (1963) (в 22 года взошел на пик Победы в команде В.Абалакова). Геннадию Старикову - Вау !!! Так звучит восклицательное удивление по-американски. Новое поколение альпинистов России старается пересмотреть старые взгляды на альпинизм и историю Советского альпинизма. Старается всё перевернуть на свой лад ! В том числе и историю с делами Ерохина-Белопухова. Похоже, статистика этих людей не устраивает. Заметка И.Мартынова так же была навеяна новым поколением альпинистов. Есть люди, которым главное – где-нибудь высунуться - и ты для них очень нужный человек. Я об этих людях и не слыхал, знал только Ерохина, Белопухова и И.Мартынова. Не бери в голову эти дрязги, А ну их в болото ! Оставайся таким, каким ты был всегда - жестким и правдивым !! Вот тебе ещё один кусочек ПРЕКРАСНОГО – фото пика Ленина, на который ты мог бы взойти со мной в 1967 г.
 
Зачем?

Дело, думаю, не в том, какой альпинист был И.А. Ерохин, а в том, что это был незаурядный, даже по тем временам человек и руководитель. Такие мужики становились сталинскими директорами и вырастали в сталинские наркомы. Они в 25 лет строили заводы и в 35 лет командовали армиями. Это их масштаб и И.А. Ерохин был одним их них. Его мощнейшая аура до сих пор тревожит людей. Одни, как Валя Божуков, до сих пор в ней счастливо себя чувствует. Другие и сейчас, через 50 лет, будучи известными, состоявшимися людьми, пытаются выбраться из под Ерохинской харизмы. но не получается. Не по зубам масштаб. Непонятно зачем вообще открыли эту тему. Демагогия Старикова при обсуждении масштабных и знаковых восхождений, как мне кажется ему просто непонятных, осуждение умерших руководителей самородков - мелко и просто неприлично. Нас опять тянут в совок. В клановые разборки, спартаковско – буревестниковские интриги. Зачем?
 
мда

Мда... Насколько различаются воспоминания О.Космачева в этой и В.Божукова в предыдущей частях публикации! Там об Игоре Ерохине позитив, здесь негатив. Там позитив, возможно, завышенный - здесь негатив СПЛОШНОЙ. Отрицающий даже мысль о том, что Ерохин мог обладать хоть каким-то удобоваримым техническим арсеналом восходителя и ценными качествами вожака. И вообще, черноватая пропитка у этих воспоминаний.
 
ответ

И несмотря на все: "я в любом варианте рад, что я участвовал в этой интереснейшей экспедиции, необычной"
 
Трудно воспринимать

Как-то не очень редактированный текст.Тяжело читать.Хотя в целом воспоминания скорее положительные. Но про Ерохина-то совсем немного, про экспедицию тем-более.Может по другому именовать лучше этот аудиомонолог?Всё-таки про экспедицию хотелось маленько поподробней узнать...
 
полезный материал

Надо только приветствовать такие материалы. Это же свидетельства очевидцев! Того что было полвека назад! Это не статьи, которые можно ругать за плохое написание. Какие есть - уже спасибо. Их ценность в "показаниях" и оценках, которые дают здравствующие очевидцы. Дай Бог им всем здоровья. Анализом и хорошим написанием займутся другие.
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100