Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Тянь-Шань >


Всего отзывов: 7 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Наталья Панасенко

Взгляд спелеолога на горный туризм

Предистория.

Известно, что естественной средой обитания спелеологов являются пещеры. И уж если спелеологи и забираются в горы, то только для того, чтобы попасть в пещеры.  

Киргизия, Тянь-Шань, горный поход, плавно перетекающий в гляцио-спелеологическую экспедицию на леднике Иныльчек, озеро Мерцбахера (но об этом позже), октябрь 2008г.


Верхнее озеро Мерцбахера
Нас давно посетила идея съездить на Иныльчек и найти проход от озера Мерцбахера через ледник Иныльчек к реке Иныльчек и выявить механизм ежегодного спуска озера.  По нашим скромным гидрологическим подсчетам получалось, что для пропуска такого количества воды, которое образуется при сливе озера, воображаемый «дренажный» тоннель должен иметь размеры сечения как у станции метрополитена.

Но просто на Иныльчек ехать показалось мало и было принято спонтанное решение сходить еще и в маршрут с элементами перевопрохождения перевалов на легендарную реку 6 к.с. одну из пройденных последней шестерок советского союза, реку Сары-Джас.


Взгляд Бога
Поскольку подавляющее большинство нашей команды «туристов Горников» представляли водники, то и маршрут был проложен к их святыне - реке Сары-Джас.

Река берет свои истоки с ледника Семенова и сливается с водами ледника Иныльчек, а по-пути вбирает в себя еще десяток менее мощных рек и превращается в бешеный поток, так, как рекой в понимании обычного человека это назвать сложно. 

Наш маршрут начался с того же ледника Иныльчек от турбазы альпинистов Аджай-Ло, которые стартуют отсюда на пики Хан-Тенгри и Победа. Выходной вес рюкзаков был примерно +/- 33 кг Резкий набор высоты без акклиматизации дался нелегко, прошли не далеко и встали на ночевку у какой-то небольшой реки. На следующий день прошли первый перевал 3600, не без удовольствия скидывая рюкзаки на привалах и разминая затекшие плечи. Затем пересекли водораздел, и вниз к реке Каинды.


Во льду
Путешествие вверх по реке Каинды было великолепным, чудесная погода, ласковое осеннее горное не слишком жаркое солнышко, переходить Каинды в брод – просто приятное развлечение, перебежал – ноги свело от холода, за одно и остудился, а на солнышке сразу согрелся!  К вечеру краски начали сгущаться по мере набора высоты и приближения к леднику Каинды температура падала, начался снежок, к темноте это прекрасное лето превратилось в настоящую зиму – таково межсезонье в горах…

Вечерело, вокруг бегали голодные волки, близко не подходя к лагерю, местные пастухи  предупреждали нас - по одному не ходить, но мы не очень–то их опасались, во–первых: нас много и мы шумные, во-вторых, у нас костер. Готовить весь маршрут предпочитали на дровах, это условное название колючек произрастающих на любой высоте, они плохо горят, но все-таки горят…и дают тепло. На следующий день простая зима превратилась в снежную зиму. Весь день снегопадило и пуржило, видимости практически никакой. Т.к.  наш маршрут не подразумевал дневок, надо было идти дальше, а впереди самый высокий перевал похода Булантор.


Высокогорное озеро
Определенного места перевального взлета не знал никто т.к. этот маршрут из нас никто не ходил, в этом снегу целый день посменно двойками мужики искали подъем на перевал. Я все-таки, настаивала на ожидание погоды!

Так и вышло, вечером ударил мороз снег прекратился и можно было уже что-то разглядеть. Утром мы вышли на штурм перевала, выхватывая настоящий альпинизм, местами был лед, кошки не надевали, глубокий снег оказывал хорошее торможение, перевал оказался круче чем казалось по описаниям др туристов, щебенка под снегом плыла и было очень страшно, не знаю, как ходят настоящие Горники по таким перевалам, но мне например, очень хотелось какую-нибудь веревочку!

С горем пополам залезли…, передохнули, хапанули настоящего высотного воздуха на 4300 и погнали вниз, подъем был только половиной трудностей… Прямая, как стрела сыпуха, вниз под углом 55 гр просматривалась аж до долины Булантор, но зрительно всегда проще. Щебень со снегом текучий, как мягкий песок, плавно вливался в кулуар под конец спуска, уклон становился круче примерно 70 гр, сначала было даже прикольно валиться вниз, а к концу колени сказали: «хватит!»    


Гидропост
Казалось зима укрепила свои позиции на этой высоте окончательно, и ночевка под перевалом была бодрящей.

В современном русском языке в последнее время стали появляться слова, образованные от английских глаголов с ing-вым окончанием, типа: джиппинг, кейвинг и пр. Вот и мы стали придумывать слова-паразиты по названию перевалов и рек. И первое слово, которое мы придумали, было буланторинг…

Начался этот самый буланторинг сразу после пробуждения под только что пройденным перевалом, и представлял собой движение по руслу реки с очень большим перепадом высоты, река шла уступами  и ступенями, стремительно теряя высоту, идти не по руслу не представлялось возможным из-за кустарника дикой облепихи и прочей растительности, наносящей болевые удары своими огромными шипами.  Идти по реке оказалась веселым занятием, не монотонная ходьба, а постоянная и разнообразная двигательная активность, то лазание, то перепрыгивание, от броды, то траверсы, а главное мы вернулись обратно в лето, в теплую долину реки Каю-Кап. 


Дно озера
Прекрасные песчаные пляжи Каю-Капа, море вкусной кислой облепихи, теплый ветерок…и снова перевал с плавным взлетом без сыпух и кулуаров на подъеме, релакс просто какой-то, после зимы-то! У каждой медали есть обратная сторона, так же и у этого перевала. Наверху нас настигла начинающаяся гроза, очень быстро пришлось дергать вниз, кажется этот перевал не особо ходибельный, вариант спуска с него пришлось поискать, на обратной стороне всюду сбросы, наконец нашли возможность спуска по какому-то ущельицу, и понеслась… дикие сыпухи, крупные, мелкие, средние, потом спуск по мраморному каньону к долине реки Сары-Джас, каньоны просто офигительные: мрамор фантастических цветов и структур, от белого к нежно-бежевому, красно-кровавому, бордовому и к голубому, с очень резкими сочетаниями и переходами, ну очень красиво, мечта дизайнера линолеума и керамической плитки!

Но каньон то же просто не дался, постоянное лазание с уступов, прыгание по камням и перелазы с борта на борт. Не знаю, сколько часов длился спуск, по-моему все вместе с подъемом заняло 14 часов, отдыха и обеда у нас не было, так, что к концу спуска все еле волочили ноги. И вот он показался домик заброшенной гидрологической станции на Сары–Джасе.

Последняя группа была там в 1995 году, один из участников того сплава был с нами, с его слов «как, дверь припер чурочкой, так она там и стояла».

Место там психоделическое,  обстановка этого домика, как после ядерной зимы, скелеты пружинных кроватей, выбитые стекла, сорванная крыша, 2-х сантиметровый слой пыли, разбросанные по территории ящики с просроченными консервами, как с бактериологическими бомбами и колючая проволока по периметру, а  в округе только заснеженные вершины и рев самолетных двигателей – это клокочет Сары-Джас. 

Для нас, людей видавших настоящую силу реки только в пещерных паводках, да в кино или случайно попавшим на сплав, Сары-Джас показался просто воплощением природной мощи.

Река, к которой даже страшно подойти воды набрать, стоит только поскользнуться на крутом берегу и тебя даже не выловят в Китае… Ведь эта река уже унесла несколько жизней водников, и причем последний именно так и погиб, пошел на разведку по сыпучему берегу и соскользнул в воду… Счет смертей там не идет на десятки, ведь река настолько серьезна, что на нее осмелились сходить только 6 экспедиций. Чуваки!!!!


Каньоны
Река, несущаяся с бешеной скоростью, холодная как лед, бурная, неуправляемая, в ней столько силы. Заключенная в основном русле в скалу, в которой она проточила обалденный мраморный каньон, в нем то она и выделывает свои выкрутасы.

А самое поразительное в этой реке - это щели, т.е. сужения русла до 1 м в ширину, такой мощный поток в нормальном сечении имеющий 30 м в ширину протекает в эти щели, видно даже глазом, что до щели уровень в реке выше чем за щелью, это говорит о том, что глубина в этой щели равна ее ширине в нормальном течении.

На Сары-Джасе  мы пробыли 3 дня, ходили в радиалки вниз по течению, знакомились с рекой.

Делали переправы на противоположную сторону, т.к. по нашей стороне пройти дальше было невозможно, запускали пловца диверсанта, это отдельное мероприятие, которое потребовало от нас целых пол дня: работы по переправе пловца, организации точек страховки для него, наведения троллея в качестве переправы.

Мы покидали Сары-Джас навсегда прощаясь с ним, потому что эту великолепную реку с ее силой, киргизское правительство совместно с Китайцами намерено использовать для народа, построить там ступенчатую электростанцию, конечно, это будет давать много энергии и денег, но жаль реку, ведь она потеряет свой первозданный вид и не будет уже такой стремительной и чудесной.       

Переправились через Сары-Джас уже знакомым способом, запускаем диверсанта на страховке, он  переплывает, фиксирует веревки, а мы набиваем навесную переправу. С третьей попытки пловец пересек реку. И все успешно переправились, правда пловец замерз сильно.

Выходили из Сары-Джаса по Каю-Капу, т.к. это единственное место, откуда можно покинуть этот водораздел. Каю-Кап тоже протекает в каньоне.

Каюкапинг занятие не для слабаков. Целый день идешь в гидре по руслу прямо против течения, стараясь иногда выйти на берег отдохнуть и погреться, ноги просто сводило до бесчувствия и жуткой боли после, я просто падала на рюкзак и задирала их к верху, что бы ледяная кровь отлила от них.

Вода забирает все силы, местами,  где каньон был очень узок и против течения не возможно было идти, делали перила по стене. Все предыдущие переправы в брод, казались просто детскими шалостями. С Каю-Капа мы попали на старый туристский маршрут по реке Кызыл–Капчегай, там уже было просто и легко идти по старой тропе, впереди было еще 2 перевала 3300 и 3600, но они тоже уже не казались такими сложными после всего маршрута, через них пролегала старая горная дорога к заброшенной погранзаставе. Там уже можно было бежать без остановки.


Ледовый каньон в Иныльчеке
На последнем перевале Чиччер мы привязали одну из оставшихся в живых ласту, которую несли с самого Сары-Джаса для загадки будущим туристам, до ближайшей реки километров 30.

И вот пробежав за пол дня 28 км, нас ждет машина с пивом, мы видим нашего довольного водителя остановившегося на противоположном берегу реки Каинды и бежим вброд по самые помидоры, без остановки преодолевая горную реку, как будто, так и надо, Димка умудряется потерять неопреновый тапок на бегу. Всё, едем в машине, едим  колбасу, запиваем «шахтерским» пивом, и вот он в окне на камешке стоит тот неопреновый Димкин такпок - дразнит, но мы в кузове, водитель его не видит, мы проезжаем мимо, а Дима говорит: пусть это будет, жертва Сары-Джасу!  

Далее произошел некоторый обмен членами группы, водники поехали домой в Москву, а на их место прибыли еще спелеологи.

И вновь нас везет ГАЗ-66 по перевалам от Каракола к Иныльчеку, перевалы в 4200 м нам уже не кажутся страшными, снег не пугает, и за «здорово живешь» можно по приседать на остановке, а голова совсем не кружится.

Бешеная тряска в кузове 66-го подходит к завершению, вон виднеется язык ледника, издали кажется – это темная громадная куча, заполонившая всю долину от края до края.  Делаем первую стоянку прямо на краю языка и отправляемся в путь, к разветвлению ледников Северный и Южный Иныльчек к домику гляциологов.


Лезем на Булантор
Ледник Иныльчек - это не красивый сверкающий белый лед, по которому надо ходить в кошечках и кататься на саночках, это груда камней хаотично наваленных как угодно,  если не обращать внимание на окружающие горы то можно подумать, что ты находишься где-то в карьере среди куч щебенки, над которыми поработала сотня экскаваторов - это ямы,  кучи, груды, большие кучащи, встречающиеся грязные лужи, выходы кусков льда, торчащие грязные серакки. Все это мягкое сыпучее и плывет под ногами. И по этому надо идти 15 км, сначала мы пытались идти прямо по леднику, но это оказалось не реально, т.к. ты постоянно двигаешься низ вверх, перебирая ногами щебень, с тридцатикилограммовым рюкзаком, после движения в течение часа практически на одном месте мы поняли - надо искать другой путь… и нашли, все нормальные портеры водят туристов на лошадях по тропе пролегающей по правому борту ледника, не Бродвей конечно, но после карабканий по леднику кажется просто трассой!

За 2 неполных ходовых дня, т.к. прибывшей группе без акклимухи было трудновато, мы доковыляли до домика гляциологов, портеры называют его «грибок», альпинистов и портеров мы не встретили т.к. уже не сезон и временами пуржит.

Ледник сменил свои очертания по мере удаления от языка, стал шире, кучи и серакки стали круче с более резкими перепадами, появились провалы и трещины.

Домик гляцилогов стоит прямо на поляне под красивым нависающим на стене ледником, ну строили его умные люди – знали что делали.

С домика открывается прекрасный вид на весь ледник в обе стороны и даже немного видно озеро Мерцбахера.  

Началось наше знакомство с ледником Иныльчек.

Мы бродили по нему целый день в поисках глубоких трещин и ледовых пещер, нужно было найти отверстии, через которое можно было бы попасть внутрь  и наитии этот канал по которому сливается озеро Мерцбахера.

Лазали в трещины, бродили, залазили на серакки, чтобы осмотреться, и наконец нашли!

Нашли огромный ледовый каньон тянущийся через Южный Иныльчек и заворачивающий к Северному т.е. к озеру.


Майбаш
Его красота и масштабы потрясали, огромный, глубиной в среднем 50м, шириной до 40м, из сине-голубого льда с текущей на дне рекой. Наш руководитель ранее бывавший здесь, именно с целью изучения ледника сказал, что раньше этого каньона здесь не было, а может, он просто был закрыт.

Дождались утра следующего дня и вооружившись инструментами побежали в каньон.

Ледобуры самая халявкная точка навески, которые мне доводилось организовывать, 2 минуты и точка на 1 KN готова! Афигеть, а главное как красиво!!! В прозрачном льду видно, как движется ледобур, как он нарезает себе дорожку и лед растрескивается сияющими  трещинками во все стороны.

Поначалу я не доверяла таким халявным точкам, но потом вера в них выросла и все стало Ок!

Каньон простирался очень далеко, но кончался по внешним признакам именно на слиянии ледников, весь его обойти за такое время было просто не реально. Периодически он нырял под свод, имел мосты, или несколько ярусов, меандрировал, расширялся и сужался. Появилось одно интересное наблюдение, он имеет систему наледей, это выявилось путем швыряния больших кусков льда в 40 м колодец с ледяной коркой, сначала кусок с брызгами пробил лед и утонул, через некоторое время, больше минуты, из пробоины начали всплывать куски льда. И тогда мы поняли, в реку на дне каньона с виду кажущуюся мелкой и быстрой, наступать и падать не коем случае нельзя, путем эксперимента эта гипотеза подтвердилась. Я взяла треккинговую палку и спустилась с ней на дно каньона, там я начала тыкать в дно, сначала удары о дно не приносили результата, но когда удар стал посильнее палка провалилась, и уперлась в другое дно через 50 см от первого, потом еще удар и она провалилась вновь уже целиком, далее я намочила ноги и длинна палки окончилась. Факт в том, что этих днов может быть сколько угодно и их количество растет с крепчанием мороза, ночью вода на поверхности речки замерзает, получается наледь, утром снег тает и течет рекой сверх этой наледи и так каждый день, слоеный пирог.


Нижнее озеро Мерцбахера
Каньон конечно интересен и красив, но где же канал?

Затем мы отправились на озеро Мерцбахера, путь туда не легкий, сначала надо найти мост и перебраться через каньон, затем штурмуя трещины подобраться к борту долины и под обстрелом камней (в каске) пройти до сыпухи, там спуск к озеру, далее по дну озера.

Дно озера представляет собой мокрый глинисты ил, прилипающий к ногам, в виде огромных комов грязи, увеличивая вес ботинок на 4 кг каждый, идти по этой гадости очень не приятно, постоянно так и норовишь поскользнуться, но падать в эту жижу совсем не охота. 

Наконец избавление, мы пересекли нижнее озеро Мерцбахера и вышли к реке пересекающей его, она вытекает из верхнего озера, которое питается водами Северного Иныльчека. Берега реки покрыты чистой промытой галькой и относительно ровные по ним идти гораздо приятнее. Встали лагерем.

Не смотря на то, что под ногами, озеро уставлено от края до края красивейшими, гигантскими айсбергами - это отломки верхней части северного Иныльчека, которые принесло сюда водой, а когда озеро ушло они осели на дно и стоят, как неподвижные исполины, разнообразных форм и цветов, одни похожие на дома, другие на зверей, когда бродишь меж них, кажется, ты в каком-то музее скульптур под открытым небом.

  Утром выпал снежок и жижу засыпало, ходить по озеру стало гораздо приятнее, экскурсия на верхнее озеро. Оно чистое и красивое правда не большое со стадион из него вытекает небольшая река, она и наполняет нижнее озеро, когда встает пробка.

На дне озера, где мы ночевали какой-то свой особенный микроклимат, не смотря на влажность, было как-то очень тепло.


Одинокий путник
Когда мы возвращались сифонное озеро ледника, в которое упирается река Мерцбахера покрылось шугой и торосами и уровень его стал выше, это значить нижнее озеро стало наполняться, т.е мы как раз попали на тот момент, когда озеро затыкается ледовой пробкой!

После знакомства с озерами мы вновь полезли в каньон искать проход, это был крайний рабочий день, потом надо было уходить. Солнышко светило ясно, ночью выпал снег и было сильное альбедо, такое все яркое и теплое.

И вот спускаемся в каньон в другом месте там, где он уже ныряет под ледяной свод и пропадает под ним. Мужики пошли двойкой делать навеску, сидим, балдеем, греем чай на горелочке и вдруг, бах, грохот и шум большого объема падающей воды, как будто ударная волна паводка. Подлетаем к краю, подаем на него, смотрим вниз и орем «МУЖИКИ…!», а в голове мысль: «ну все их смыло».

Ни ответа, ни привета, молча смотрим вниз и ждем, через некоторое время показывается довольная голова Женьки и он вещает «Чуть не обкакался!»

-«Женя, что это было? Мы тут тоже чуть не обделались!»

-«Не знаю, наверное, плотину где-то прорвало, но воды мы не видели, только шум». 


Среди айсбергов

Навеску делали, покуда было снаряжение, точки и веревка, размотали все - 250м., каньон начинает сначала падать колодцами в водобойные ямы, затем и вовсе проваливается колодцем в темноту, т.е. вот он канал - пещера, только снаряжения и времени, как всегда мало!

Итог – гипотеза: сифонное озеро Мерцбахера  закрывается, когда наступает осень и ночная температура начинает падать, образуется шуга, она с более холодной чем летом, водой сужает канал, по которому течет река внутри  ледника, и создает ледяную пробку вследствие чего нижнее озеро начинает наполняться т.к. таяние снега днем все равно не прекращается. Сброс озера происходит вследствие дневного увеличения температуры воды, которая потихоньку растапливает ледяную пробку в канале, а как только ей удалось слегка растопить пробку, происходит цепной прорыв всей пробки и вода хлынув, спускается с озера.  

Участник всей экспедиции и похода Наталья Панасенко - Завхоз.

p/s/ Мужики чуть не съели меня с содержимым к концу экспедиции за 600 граммовую раскладку. 

  www.extremclub.ru  


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

южный Инельчек!!!

удавалось бывать на Инельчеке и на озере тоже круто но выше в базовом лагере под Ханом ещё круче всем желаю попасть в эту сказку!!!
 
оз. Мерцбахера

исследовали со времён Мерцбахера, именно спелеологи, и зимой. Об этих исследованиях писали в 80-х годах, правда, не помню где. То ли в тогдашних альманахах для туристов-альпинистов, то ли в спец. гляциологической литературе. Но вы всё равно с ветерком. А что не съели,- не огорчайся, следующий раз делай раскладку 550гр., это верняк, если поход больше недели.
 
Спелеологи...

Да не "кручее" спелеологи, а "глубжее" альпинистов. Потому, как они те же альпинисты, только "вывернутые наизнанку". Не "минаретам" поклоняются. а "колодцам". Велика разница! Ощутимая разница - в их количестве. Спелеологов мало, - редкие это люди... Альпинистов больше (тем более, что часть альпинистов - это "сбежавшие" "на простор" из стесненных условий спелеологи). А горных туристов еще больше, чем альпинистов... Закон природы... Спелеология - тяжелая дисциплина... Одного "снаряжа" требуется иногда до 200 кг "на брата"... А мысли и исследования интересные. Замерзает ледник - есть озеро. Оттаивает - озеро исчезает... Этот Иныльчек такой "немаленький" ледник, что это двойное озеро на нем (3-5 км) - всего лишь лужа... А вот пещер ледяных под этим ледником, я полагаю - очень немало. И по ним водичка течет. Когда пещеры промывает - озеро под ледник и уходит... Ледяные пещеры ледников, я думаю, особая область спелеологии. Пока не очень развитая...
 
Крутые конечно

Только грязные
 
А я и не заметил, что грязные.

Постоянно купались то в Сарыджазе, то в Куюкапе. А в конце похода ваще в радоновых ваннах.
 
Интересно!

:)
 
+

Всегда говорил, что спелеологи - круче альпинистов !!!
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100