Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Алтай >


Всего отзывов: 2 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Вера Китаева, г. Ульяновск

Вдвоем по Восточному Саяну - 2009

Содержание

Предисловие

Подъезд . 04 сентября

Кингаш . 04 - 07 сентября

Идарское Белогорье . 8 – 12 сентября

Путь к Большой Неготе . 13 – 15 сентября

К Орзагаю . 16 сентября

Река Озёрная . 17 – 20 сентября

Малый Агул . 21 – 22 сентября

Агул . 23 – 29 августа

Отъезд

Примечания

Итоги и рекомендации

Приложение






«Тофалария! Замечательная, прекрасная и таинственная горно-таёжная страна, затерянная в глубинах Восточного Саяна. Край диких и суровых горных хребтов, созданных глубинными силами земли по неведомым нам законам. Край труднопроходимой тайги, где деревья умирают от старости, а столетние, в несколько обхватов кедры, могут укрыть от непогоды под своими ветвями путника. Край звериных троп и кристально чистых рек и ручьёв. Здесь легко можно встретить медведя или изюбря, но трудно человека.
Сергей Карпухин.»




Предисловие

Участники:
Китаева Вера Александровна – текст
Китаев Владимир Валентинович – фотографии
г. Ульяновск, ул. Ленинградская, д. 32, к. 3, кв. 149
kitver@mail.ru
vkontakte.ru/id18480061


Схема маршрута на фото 02.


Фото 01 Участники похода

Фото 02 Маршрут путешествия

Вашему вниманию предоставлен отчет о пеше-водном путешествии по Восточному Саяну в сентябре 2009 г.
О себе: возраст по 56 лет. Стартовый вес рюкзаков 33 и 24 кг.
Для справки – три наших похода есть на сайте «Скиталец»:
«Вдвоем по весенней тундре»
«Вдвоем по весенней тундре – 2» о походах на Полярном Урале
«Вдвоем к каменным идолам» о походе на плато Маньпупунёр.

Впервые собравшись в Саяны, мы захотели побывать в одном из самых глухих и интересных мест этого района - Кизир-Орзагайском горном узле, неповторимом по красоте крае с его дикой природой и величественными горными панорамами. На выбор района повлияла книга Г.А.Федосеева «Мы идем по Восточному Саяну». Вот несколько выписок из неё:

«…Против нас чудовищными взмахами земли застыли вершины Фигуристых белков. Все там изломано, перепутано или выброшено высоко, в виде конусов, столбов и длинных извилистых гребней …

…Взор привлекает Орзагайская группа гольцов, нагромождениями скал и расчлененностью рельефа. Особенно красивы здесь белые, как снег, мраморные горы, упирающиеся вершинами в синь неба…

… В пятнадцати километрах от нас был виден пик Грандиозный... Пик производит грандиозное впечатление своим внешним обликом, высотою, поднимаясь на 400 - 500 и более метров над окружающими его вершинами. Этот пик принято считать главной вершиной центральной части Восточного Саяна…

…Несомненно, все, что лежит южнее Канского белогорья и прорезается реками Кинзилюком, Кизиром и их многочисленными притоками, является еще нетронутым уголком Сибири…

…На всем нашем пути от Кинзилюка мы не видели следов пребывания здесь человека - ни порубки, ни остатков костров. Окружающая нас природа носила ясный отпечаток своей первобытности. Обитателями этого уединенного уголка гор являются маралы, сокжои, медведи. Их следы и лежки всюду попадались на глаза. Часто мы видели и самих зверей... Кажется, задержал бы вечер и вечно любовался пейзажем Восточного Саяна, до того он прекрасен в непосредственной близости... »

Итак, цель выбрана. Это долина Орзагая, озеро Медвежье, Кинзелюкский водопад (один из самых высоких в России), беломраморные горы 2-й Фомкиной речки и сплав по реке Кизир.

Выбрано и время путешествия – сентябрь. Отлично понимая, что при путешествии осенью могут появиться всякие непредвиденные обстоятельства как природного, так и субъективного плана, было разработано кроме основного маршрута несколько запасных вариантов, упрощающих поход, в т.ч.:

сплав по реке Кан

сплав по рекам Орзагай, Малый Агул, Агул

сплав от озера Агульское по Большому Агулу и Агулу

также были предусмотрены мелкие изменения внутри пешеходной части маршрута и разные варианты начала сплава по реке Кизир.

Это позволяло уже в самом походе принимать решения в зависимости от сложившихся обстоятельств. Время путешествия без дороги планировалось до 30 дней. Впрочем, мы могли и задержаться, поэтому, чтобы не торопить себя в походе, заранее обратные билеты не покупали.

Первое, что нам предстояло решить, отправившись в Саяны, как добраться в выбранный район, который остается (к радости путешественников) до сих пор весьма труднодоступным. По разным соображениям отбросили варианты заброски с помощью авиации или на моторной лодке. Выбрали путь пешком для того, чтобы лучше понять Саяны и прочувствовать их дух. После изучения немногочисленных отчетов в Интернете по этому району, мы поняли, что однозначного пути вглубь Саян нет.

Раньше большинство групп добирались через поселок Верхняя Гутара, куда прилетали на самолете местных авиалиний, если повезёт, или заказывали самолет. После развала Союза авиасообщение стало крайне нерегулярным, цены резко выросли (например, заброска на вертолете МИ-8 в 2009 году от Нижнеудинска до Верхней Гутары составляла 167500р), и туристы начали искать другие пути подъезда. В последние годы стал популярным заезд через поселок Агинское.

По данным из отчетов в Агинское добирались разными вариантами:

от Красноярска - на рейсовом автобусе

от ж/д станции Уяр пешком шесть километров до автостанции с подсадкой на автобус из Красноярска

от ж/д станции Заозерный на заказанной машине.

Мы для себя выбрали первый вариант, как наиболее приемлемый и наименее трудоемкий для нас. Тем более, что проезд на одинаковое расстояние на автобусе и поезде в этом году в Красноярском крае стоил примерно одинаково.

От Агинского почти все доезжали до поселка Орьё и далее до реки Кулижа. Это позволяло наиболее глубоко заброситься внутрь Саян, но потом путь у этих групп проходил по Пезинскому и Канскому Белогорью по слабым тропам и бездорожью с многочисленными перевалами и переправами через реки.

И только в одном рассказе, который напечатан в «Живом Журнале» (автор art_error), мы встретили вариант заезда через посёлок Тугач. И далее по дороге на базу геологов на реке Кингаш. Из этого же отчета мы узнали, что в последнее время вместо тропы по Идарскому Белогорью геологами проложена дорога, что значительно облегчает путь вглубь Саян. Так для себя мы выбрали путь по Идарскому Белогорью. От Тугача до озера Медвежье дальше, чем из Орьё, но, большая часть этого пути приходится на дорогу до бывшего поселка Тукша.

Добраться до базы на Кингаше можно также и из Орьё, по карте прорисована дорога. Этот момент, каким вариантом добираться до Кингаша, мы решили выяснить на месте, надеясь получить дополнительную информацию.

Подъезд . 04 сентября

После трёх дней пути в поезде 1 мы прибыли в Красноярск. Для нас ещё раннее утро, т.к. живём по привычке по московскому времени, а здесь уже стрелки часов приближаются к одиннадцати. С попутчиками из нашего вагона на рейсовом автобусе № 81 (билет 11 руб.) быстро добрались до автовокзала и тут же без проблем купили билеты до посёлка Агинское на рейс 2 в 13-30.

Через пару часов ожидания автобус уже везёт нас в Саяны. С любопытством смотрим в окно, но постепенно нас укачивает, и мы засыпаем.

Остановка для гуляния (15 минут) на автостанции в Уяре. Кстати, в этот момент в нашем автобусе не было свободных мест. Вот и подсядь! Люди начали выходить гораздо позже.

В Агинское прибыли около шести вечера по местному времени.

Не успели мы выгрузить рюкзаки из багажника, как получили приглашение доехать до посёлка Тугач или Орьё на легковом автомобиле. Цена до Тугача 450 р. Мы согласились, т.к. для себя решили специально машину до Тукши (конечный пункт дороги) не заказывать, а положиться на волю случая.

Беседуя в пути с водителем, выяснили, что дорога от Орьё на Кингаш есть, но это зимник. Летом там никто не ездит, зато путь короче, чем от Тугача, но прибавляется переправа через реку Кан. Надо искать лодку. Это нас не вдохновило, и мы выбрали более длинный путь через Тугач и перевал, но зато с летней дорогой, без переправ и с возможностью попутного транспорта.

Дорога до Тугача в основном заасфальтирована, но имеются и разрушенные участки, засыпанные гравием. В одном месте мы заинтересовались скоплением машин на обочине. Водитель пояснил, что именно здесь появляется сотовая связь, и люди из ближайших деревень специально приезжают сюда.

По пути мы обогнали небольшой рейсовый автобус из Агинского, маршрут которого проходит через несколько населенных пунктов, в т.ч. и Тугач. Но он ушел в рейс раньше, чем мы прибыли на автостанцию.

По нашей просьбе водитель довёз нас до окраины посёлка, откуда начинается путь на Кингаш. Здесь какое-то малое предприятие по переработке древесины. Многочисленные тяжёлые машины превратили всю окружающую территорию в месиво, и мы с трудом добираемся до мостика через ручей, после которого дорога уходит в тайгу. Перешли мостик, и цивилизация осталась позади. Поход начался.

Кингаш . 04 - 07 сентября.

Вот и началось наше путешествие, первый день, точнее – вечер. Настроение приподнятое, как это бывает у людей, отправляющихся в далёкий, давно желанный путь. Остались позади сборы, хлопоты, друзья, городская суета, дача, любимый компьютер и сайты, а впереди лежали лесные дебри, дикие хребты Восточного Саяна, вершины которого уже виднелись на туманном горизонте.

04.09

Немного прошли по дороге и остановились переодеться в походную амуницию. Все-таки в брезентовой одежде в тайге мы чувствуем себя гораздо удобнее и комфортнее, чем в рассчитанной для города и подъездов. Не успели запаковать рюкзаки, как увидели Уазик, переезжающий мостик. Ура! Попутная машина! Но она ехала в ближайший лесок: местные жители активно заготавливали ягоды – клюкву и бруснику.

Чуть прошли, опять Уазик. И вот он ехал как раз на Кингаш, но мест свободных в нём не оказалось – четыре человека и весь багажник забит вещами. Радостные мысли – если так дело пойдет, мы обязательно подъедем! Забегая вперед, скажу, это была единственная попутная машина на всем нашем пути не только до Кингаша, но и до Тукши. Но мы этого ещё не знали.

Дорога уходила в тайгу и уводила за собой нас. После первого поворота налево перешли мостик через речку Тугач. Обсудили вопрос, не остановиться ли здесь на ночёвку, но решили, что ещё слишком близко до деревни, да и время позволяло немного пройти. На остановках мы успешно искали грибы, лучшие забирали с собой.

Дело близилось к вечеру, до темноты оставалось совсем немного времени, и на маленькой полянке у обочины дороги мы организовали свою первую ночёвку. Воду нашли в бочажке. Дров – не меряно. И ещё молодых опят с берёзы срезали. Грибной супчик был готов уже в полной темноте.

По дороге вниз, освещая путь фарами, прошли три машины типа ГАЗ. Мысли: здорово, движение интенсивное, явно удастся подъехать.

05.09

Встали на рассвете, быстро позавтракали и в путь. Погода хорошая, солнечная, тепло.

Дорога, несмотря на развилки, имела однозначное толкование – самая наезженная на Кингаш. На подъёмах и спусках она была сухая, а вот равнинные её участки были сплошь в глубоких лужах – последствия недавнего дождя (фото 03), которые легко обходились, не задерживая нас. Впрочем, мы особо и не спешили. На остановках занимались фотографированием (фото 04).

Ближе к полудню с вершины очередного холма открылась долина речки Кужо, а за ней просматривалось Идарское белогорье (фото 05), которое в этом районе всё покрыто лесом. Спустившись вниз, мы оказались среди цветных луж. Вода и земля были кирпичного цвета (фото 0 6 ). Возможно, что этот интенсивный цвет давала глина, хотя мы её не чувствовали под ногами, или тут вмешались руды, которых в Саянах полно.

Обед устроили на обочине в районе речки Мамзинка. Погода, несмотря на начало осени, вполне летняя.

Солнышко разбудило бабочек, которые безостановочно кружили над нами, ничего не боялись и с готовностью нам позировали.


Фото 03 Лужи на равнинных участках дороги

Фото 04 Дары осени

Фото 05 За долиной речки Кужо возвышается
Идарское белогорье

Фото 06 На дороге цветные лужи

Фото 07 Дорога на Кингаш

Фото 08 Мост через речку Кужо

07, 08

На очередной развилке пришлось достать карту и внимательно её изучить, определяя, куда же идёт такой наезженный поворот, соответствует ли он карте. Решили, что соответствует. Хотя о правильности нашего пути можно было и не сомневаться. На обочине перед развилкой был указатель на Кингаш (фото 07). Пошутили:

– Это, чтобы мы не заблудились!

Надо отметить, что на нашей карте, скачанной из Интернета, нанесенная дорога заканчивалась где-то здесь. Дальше была нарисована тропа, и мы не знали, где геологи проложили дорогу: по тропе (что было бы логичным) или выбрали иной путь. Начинались загадки ориентирования.

Спустившись к Кужо, дорога на долгое время превратилась в русло ручья. Видно, недавние дожди переполнили речку, и лишняя вода нашла себе путь прямо по дороге. Местами приходилось обходить целые разливы, перепрыгивать бурные и глубокие потоки, перебираться по брёвнам.

У мостика через Кужо в тайге, чтобы было теплее, устроили себе бивуак. В речушке играл мелкий хариус. Мы попытались его поймать на мушку (фото 08), но он на неё не реагировал. Вечером в темноте опять вниз прошли два ГАЗа. В одном из них (так нам показалось) сидели туристы в типичных цветных анораках.

06.09

Путь то ли по дороге, то ли по ручью продолжался и с утра, пока мы не вышли на большую раскорчеванную поляну с остатками навеса и большим кострищем. Отсюда начинается серпантин на перевал. Подъём небольшой, некрутой, дорога сухая и хорошо укатанная, идётся легко. Вокруг зелёная симпатичная тайга, летают бабочки, цветут ромашки и другие неприхотливые цветочки. Тишина и умиротворение.

На перевале – остатки костра, которые навели на мысль, что пора бы и пообедать. Походили, посмотрели, но воды не нашли, зато удалось полакомиться зрелой малиной.

С перевала дорога траверсом уходит вниз на юго-восток. Спустились и на первом же ручье встали на обед. Заодно из молодых и ровненьких берёзок сделали себе палки, которые являются помощниками при ходьбе, при переправах. Пока идём, они подсохнут и будут хорошими черенками для будущих наших вёсел.

В этой части долины Кингаша дорога идёт далеко от реки, изредка ответвляясь вправо, вниз. Отсюда реки не видно и даже не слышно. Мы предполагаем, что дорогу проложили высоко над рекой по причине заболоченности поймы. Во время пути ориентировались на наезженность дороги, стараясь не спуститься вниз к реке. Впрочем, ответвления вниз менее популярны, начали уже зарастать. Прошли место, где снизу к основной дороге подошла колея из низовьев Кингаша, менее наезженная машинами. Поговорили немного о том, что ведь и мы могли идти по этой колее, если бы поехали в Орьё. Решили, что выбранный нами путь даже физически легче.

Часто встречались ручьи, поэтому с водой проблем не было. На одном таком ручье и остановились на ночёвку. От дороги нашу маленькую полянку отделяла упавшая ель, создавая эффект уединенности (фото 09). С этой ели наломали лапника под палатку (в дальнейшем старались везде, где было возможно, под палатку укладывать лапник, так как почти все наши ночевки проходили при минусовых температурах).

Вечером опять вниз прошли две машины. Одна из них была тем Уазиком, который мы видели в первый вечер.

07.09

С утра продолжили движение. Дорога всё также идёт высоко над рекой. Несколько раз встречались длинные подъемы, часто с поворотами. Обычно перед такими подъёмами дорога раздваивается. Мы, конечно, выбирали более накатанный путь, но после того, как подъём заканчивался, дороги часто сходились вместе. Мы сделали вывод, что это просто разные варианты подъёма на склон.


Фото 09 Уединённый бивуак у дороги

Фото 10 Долина реки Кингаш

Фото 11 Нижняя база геологов

После широкой раскорчеванной поляны с многочисленными следами тяжёлой техники дорога пошла вниз, и вскоре долина Кингаша открылась (фото 10), что дало нам возможность сориентироваться. После спуска дорога все ещё оставалась на склоне, самой речки по-прежнему видно не было.

Кедры на обочине сбрасывали свои шишки, они в изобилии валялись везде. Мы их подбирали и с удовольствием лакомились на привалах спелыми орехами.

Ближе к обеду вышли на нижнюю базу геологов. Тайга полностью раскорчёвана, создавая «лунный» безжизненный пейзаж. Здесь построен целый поселок из одноэтажных домиков (фото 11 ). Имеется и двухэтажное административное здание. Виден ряд цистерн и машин. На входе, прямо на дороге, шлагбаум и будка охраны, но никого не видно.

Дорога идет по верху над базой. Мы внимательно смотрим вниз, надеясь увидеть людей, пообщаться и разузнать из первых рук о дороге на Тукшу. Очередная развилка.

Правая дорога перекрыта и ведет на базу, а левая уходит в тайгу. Пошли на базу, т.к. увидели рядом с одной из будок человека и несколько собак. Непосредственно перед спуском к домам на повороте оставили рюкзаки, и отправились общаться.

В сопровождении собак, которые сначала грозно лаяли, а потом, виляя хвостами, тянулись к нам, подошли к будкам охраны. От сторожей (с утра уже пьяных) узнали, что база сейчас законсервирована, то ли в связи с кризисом, то ли в связи с олимпиадой в Сочи, короче, прекратилось финансирование. Теперь нам стало ясно, почему затишье с попутным транспортом, не видно работающих тракторов и прочей тяжелой техники. На вопрос о дороге на Тукшу сторожа дали исчерпывающийся ответ: там много развилок, вы легко собьетесь с пути. Посмотрим! Попытались также узнать, ездит ли кто вообще туда, но внятного ответа не получили. Единственное, что они подтвердили, это то, что дорога дойдёт до Тукши.

Отойдя от базы на два-три километра, чтобы отсечь на всякий случай нежданных нетрезвых посетителей, остановились на обед. На десерт был компот из брусники.

После обеда всё та же дорога в тайге, которая вскоре спустилась на среднюю базу геологов, расположенную на обширной поляне на берегу Кингаша. Здесь несколько домиков и полно всякого железного мусора. Унылый пейзаж уже начал зарастать травой. Никого нет. Ни в один домик мы не заглянули. Некогда, да и неинтересно.

При необходимости здесь можно переночевать.

В очередной раз достали карты и сориентировались, т.к. одно из ответвлений дорог по мосту пересекало реку Кингаш и уходило по его притоку вверх на Белогорье. А вдруг и нам туда надо? Ориентироваться приходилось потому, что для нас оставалось загадкой, где основная дорога выходит на Идарское Белогорье и идёт на Тукшу. При ориентировании на развилках мы часто пользовались логикой и интуицией.

После средней базы геологов дорога опять поднимается вверх на склон и иногда ответвляется вверх влево. Предполагаем, что это путь на буровые площадки или на другие геологические объекты. Выбираем правые ответвления, да они теперь и более наезжены рыбаками и охотниками в связи с прекращением активной деятельности геологов. Часто дорога, ушедшая влево, потом возвращалась к основной дороге. Но не всегда.

Несколько раз пересекли ручьи. Только на одном из них мост уже успел разрушиться, а другие в очень приличном состоянии.

Постепенно дорога приближается к Кингашу и идет по его правому берегу вверх. Видим, что впереди ущелье как бы запирается хребтом: там должен быть поворот реки. Вся эта картина легко читается на карте.

И как-то неожиданно, потому что был небольшой подъём, вышли к очередному мосту через Кингаш, который здесь выглядел просто ручьём. После моста дорога круто уходит вверх. Никаких развилок нет. Всё, пришли! Это начало долгожданного подъёма на Идарское Белогорье. Это назавтра, а сегодня надо искать место стоянки. В непосредственной близости от моста было несколько кострищ, да и палатку можно поставить, если постараться. Один нюанс: на открытых полянах ветер, холодно, в небе проносятся низкие облака, и очень хочется спрятаться в тайгу.

Разведка дала неутешительные результаты: в пределах полукилометра идет непрерывный подъем, тайга захламлена, ровных площадок под палатку нет, да и уходить от реки далеко вверх, уже просто не было времени: надвигалась ночь. Поднявшись по дороге метров 150-200, остановились на маленькой наклонной лужайке, отделённой от дороги упавшей берёзой. Рядом был ручей, достаточно лапника. На одну ночь сойдёт.

При постановке палатки пришлось отказаться от наиболее ровной части полянки, т.к. на ней были старые высохшие следы воды. Это было правильное решение: ночью и утром шел дождь, и в этом месте образовалась лужа.

Итак, от посёлка Тугач до истоков реки Кингаш мы дошли за три дня плюс два часа в день подъезда.

Идарское Белогорье . 8 – 12 сентября.

«Белки, белогорья – уже не холмы, еще не горы – безлесные вершины, покрытые тундрой с ягелем, снежниками и прочими радостями высотной поясности. Снег там поздно сходит, рано ложится (иногда даже летом), поэтому горы часто бывают белыми».

8.09

С утра – дождь, выход задерживается. Совсем неохота мокнуть, поэтому приготовление завтрака на газовой горелке в тамбуре палатки. Именно для таких случаев мы и взяли с собой ограниченное количество газа. Выход из тамбура – прямо в лужу. Около 10 часов утра так и не дождавшись окончания дождя, надев на себя полиэтиленовые плащи, тронулись в путь.

Дорога круто уходит вверх, вся раскисла, по ней бежит мутный ручеёк. В плащах идти жарко, неудобно, и, когда дождь прекратился, мы мечтали быстрее снять их. Но обочина слева очень грязная, без всяких следов растительности, которую изничтожили бульдозерами, а справа тайгу отделяет от дороги глубокая канава с ручьём и её крутой склон, на который ещё вчера при разведке не везде можно было подняться. Наконец, на корни кедра, чудом сохранившегося рядом с дорогой, сброшены рюкзаки, и мы сняли наши плащи. Выходит, они хороши на бивуаках, а идти в них под рюкзаками крайне некомфортно. Внизу, в долине Кингаша, клубятся облака, с трудом поднимаясь вверх (фото 12).

Наконец, дорога вышла на геологическую площадку – небольшое плоское место на склоне, поросшем лесом. Здесь стоит новый домик и большой навес с дровами. Сложены ящики для образцов. Никого нет. Сожалеем, что вчера вечером не поднялись сюда. В домике под дождём было бы гораздо уютнее. Но мы не знали о нем, да и вряд ли бы успели до темноты.

Здесь же развилка дорог, обе по степени наезженности одинаковы. Сброшены рюкзаки и проведена разведка, которая показала, что правая дорога спускается в верхний посёлок геологов, который также пуст. В итоге выбрана левая дорога, уходящая с небольшим подъёмом в тайгу. В дальнейшем от этой дороги было ещё несколько ответвлений вниз, которые вели, по-видимому, также в верхний посёлок геологов.


Фото 12 Над долиной Кингаша
клубятся облака

Фото 13 Здесь почти не ступала
нога человека

Фото 14 Дорога на Идарское белогорье

Вспоминается описание этого участка, когда дороги ещё не было:

«Тропа на местности практически незаметна… захламленный частый лес… большей частью ориентируемся только по затесам на стволах деревьев… почва затянута глубоким мхом, много завалов, через которые приходится перебираться или далеко обходить с риском потерять тропу…»

Да, дорога – благо добравшейся сюда цивилизации. Стоит сделать с нее несколько шагов в сторону, и мы там, где почти не ступала нога человека, а с любым инородным предметом тайга быстро и беспощадно расправляется, поглощая его (фото 13).

Постепенно набираем высоту, и кругом тайга, тайга, тайга, и тишина (фото 14), иногда нарушаемая криками кедровок. Распогодилось, светит солнце, об утренней непогоде ничего уже не напоминает. На дороге в большом количестве валялись спелые кедровые шишки. Мы подбирали их и одновременно ругали себя – итак, рюкзаки тяжелые, не зачем ещё утяжелять их, но пройти мимо не было никаких сил.

После обеда, н епрерывно набирая высоту, вышли на перевал (Сред. Куе – Идар). Далее дорога траверсирует западный склон вершины 1535,7 (фото 15 ). Отсюда наше генеральное направление на ЮЮВ. Вдоль обочины густые заросли рододендронов. Много маслят, к сожалению уже замерзших. На ровной площадке у дороги стоит новый балок, вполне пригодный для жилья, но мы от него уходим дальше. Опять набежали тучи, от пронизывающего ветра тайга больше не прикрывает. В углублениях вдоль дороги – снег. Встретился камень, напоминающий по форме памятник на кладбище. На нём надпись о вечной памяти ёжику. Кто-то пошутил…

Начали подбирать место ночлега. Дорога просматривается на большом расстоянии и видно, как она поднимается на седловину левее высоты 1542,4 (фото 16). Мы её наметили как возможный вариант бивака. Когда дошли, место нам не понравилось. Слишком все открыто и продуваемо. Обошли вершину и на перевале перед подъемом на плато под горой 1637,9, немного спустившись в кедрач, организовали ночёвку. Здесь, на склоне к реке Среднее Куе, остатки базы геологов. Местность разворочена тяжёлой техникой. Зато есть вода в небольшом озерке, которое видно при подходе к этому перевалу. Вечером наползли низкие облака и заволокли всё вокруг. Видно, как ветер гонит их клочьями через перевал. Холодно и сыро (фото 17 ). Ночью был заморозок.


Фото 15 Вид на север с
западного склона в.1535,7

Фото 16 Идарское белогорье

Фото 17 Ночёвка на перевале

Фото 18 Идарское белогорье

9.09

На следующий день продолжили движение по дороге. Холодно, ветер. Только в движении под рюкзаком тепло. Крутой подъем на плато преодолели за одну ходку. Впереди хорошо виден наш дальнейший путь (фото 18 ). Невольно смотрим назад: а вдруг машина? Но дорога пустынна… Ближе к полудню дорога вошла в тайгу между вершинами 1659,6 и 1435,5, и климат сразу изменился – тепло.

Обед устроили на границе леса прямо на дороге перед большой заболоченной поляной. Вода в болотистом ручейке на этой же поляне. Основная дорога огибает эту поляну по возвышенным местам. Есть следы техники и прямо через болото. По ним мы и прошли после обеда, срезая путь. Сейчас сухо, воды нет, поэтому без проблем.

Дорога во второй половине дня всё время шла через тайгу. Пытались ориентироваться, используя рельеф местности, т.к. видимость ограничена густым лесом. Иногда это удавалось. Например, на карте отмечен охотничий домик. Вычислили его местоположение по рельефу. Сам домик мы не видели, т.к. он немного в стороне, но в его районе были ответвления от дороги, которые вели, возможно, к нему.

С приближением вечера как всегда встал вопрос о воде. С самого обеда мы не пересекли ни одного ручейка. Начали изучать даже лужи, попадающиеся изредка на пути, но качество воды в них нас не устраивало, хотя мы и непривередливы. Иногда встречались небольшие болотистые участки, но они были просто сырые, без открытой воды. Мы постепенно теряли надежду на полноценный ужин и завтрак. Наконец, когда силы были на исходе, а солнце уже скатилось к горизонту, дорога вышла из глухой тайги. Справа открылась широкая болотина, а слева прямо рядом с дорогой – полянка без кочек, которых в тайге навалом и которые сильно затрудняют поиски места под палатку. Разведка показала, что в болоте есть неплохая вода, слегка проточная, чистая, без присущей таким местам желтизны.

Сбросили рюкзаки и пошли изучать местность, т.к. было, на что посмотреть в округе. Год назад (так думаем) примерно в 100 м от дороги была большая стоянка геологов. Чего они только не оставили! Штабеля ящиков для проб грунта, огромные кучи наколотых дров (кедр!), остатки каких-то сооружений и мусор, мусор… А сколько там было выпито водки! Жаль, что нам не оставили…

Естественно, мы воспользовались дровами геологов, а из ящиков соорудили себе стол и сиденья. И скоро наш временный бивак стал обжитым. В ночи запылал огонь костра.

10.09

С утра сфотографировали далёкую ещё вершину Дарьину (фото 19), к которой мы со временем выйдем.

Сначала дорога продолжала идти тайгой, но через час после выхода с ночёвки вышла на просторы очередной вершины Белогорья (1454,0), и перед нами открылись дали (фото 20): какой огромный район! Как бесконечна тайга! Нагромождения невысоких лесистых хребтов тянутся до самого горизонта. Просматриваются в утренней дымке долины притоков Кунгуса, а там, вдали, виднеется и сам Кунгус. Открыли карты и начали сверять их с местностью. Как же это интересно узнавать в незнакомой местности объекты, известные только по карте. И местность становится сразу ближе и родней. Шли и любовались. Так приятно было оказаться на просторе после ограниченной видимости в тайге.


Фото 19 Гора Дарьина

Фото 20 Отдых с видом на Саянские дали

Фото 21 Со склона в. 1664,2 виден
наш путь по Белогорью
за последние сутки

Но это блаженство длилось недолго, т.к. дорога опять нырнула в тайгу. Пройдя небольшой лесистый участок, оказались перед самым большим подъёмом на всём протяжении пути по Белогорью. Здесь капитальная туристская стоянка. По идее и вода должна быть где-то рядом, но мы её сходу не увидели и не искали, т.к. до нашего обеда была ещё куча времени.

Дорога траверсирует склон вершины 1664,2 с постоянным набором высоты (фото 21). Все видимые слева хребты становятся всё ниже, горизонт отодвигается всё дальше. Идти постоянно вверх трудно, сказывается возраст. Всё тяжелее и тяжелее становится рюкзак, а шаг всё медленнее. И вот наступило такое состояние организма, как будто в стену упёрся, не возможно ещё один шаг вперёд сделать, а делать приходится. Чтобы идти дальше, надо банальное – обеденный отдых, еда и питьё. И всё та же проблема воды. Где её найдёшь на этих крутых, покрытых чахлой травой почти безжизненных склонах. И вдруг далеко впереди глаз выхватил на склоне тоненькую короткую белую полоску. Неужели ручеёк? Невероятно! Спасение! Мысленно провели от него к дороге перпендикуляр, наметили на ней ориентир, прекрасно понимая, что через несколько метров ручеёк станет невидим для нас, и только ориентир на дороге не даст нам потерять его. И заметили этот ручеек только благодаря тому, что остановились на очередной отдых. А если бы присели отдохнуть не здесь, а чуть дальше, хотя бы на 15- 20 м , всё, как говорится – антракт.

Как мы дошли до этого ориентира (большой камень у обочины), непонятно. Каждый шаг – преодоление себя, своего бессилия и обезвоживания организма. Медленно, шаг за шагом вперёд, к драгоценной воде. В городе, когда её в любой момент можно налить из крана, она не ценится. А вот здесь, в этом диком безлюдном крае, открывается истинная ценность простой воды, которая даёт жизнь всему.

Прямо в дорожную пыль сброшены рюкзаки. А больше некуда. И Володя с двумя котелками спустился вниз. Наступает момент истины: показался нам ручеек как мираж или есть он на самом деле. Тягуче тянутся минуты ожидания. Но вот он показался на дороге, бережно неся чистейшую ледяную воду горного родника.

Сказать, что совсем у нас не было с собой воды, это неправда. Было примерно 200 г чая в бутылочке, но это уже на самый крайний случай. Просто мы считали, что этот крайний случай ещё не наступил.

После обеда мир преобразился. Оказывается и дорога не такая уж и крутая, и идётся легко, и солнышко ласково светит, и ветерок нежно обдувает. Не жизнь, а сказка. Много ли человеку для счастья надо?

Совсем скоро мы вышли на самую высшую точку Идарского Белогорья – вершину 1698,2. Она представляет собой широкое каменистое плато с пожухлой в это время года травой, с которого открываются далёкие виды во все стороны (фото 22 - 24). Нам крупно повезло: погода стояла изумительная, видимость по всем направлениям была исключительная (фото 25). А ведь многие туристы жаловались на плотный туман и дождь именно здесь.


Фото 22 С вершины 1698,2
открываются далёкие виды

Фото 23 Далёкие белоснежные горы

Фото 24 Далёкие белоснежные горы

Фото 25 Фотограф за работой

Фото 26 Гигантский тур на в.1698,2

Фото 27 На Идарском белогорье

Сброшены рюкзаки, фотоаппараты в руки. На юге видны далёкие снежные вершины, вытянувшиеся в длинный белый хребет. И мы узнаём виденные ранее на чужих фотографиях пик Грандиозный, вершину Пирамида и Дарьина. Наш дальнейший путь лежит туда, к этим белым горам.

Вдоволь налюбовались и сделали кучу снимков, благо фотоаппарат позволяет приблизить эти такие далёкие хребты. И только потом рассмотрели само вершинное плато, на котором мы находились. Вон неподалёку стоит покосившийся триангуляционный знак, установленный ещё до войны Григорием Федосеевым, исследователем Саян и писателем. А вот и огромный тур (фото 26), который упоминается во всех отчётах по этому району. Как не подойти к нему и не сфотографироваться на память? После нашего посещения он стал на несколько сантиметров выше. А как же? Обязательно положили парочку плоских камней на его верхотуру.

Но сколько не любуйся, а уходить надо.

Далее дорога, хоть и идёт в основном вниз (фото 27), но постепенно начинает казаться бесконечной. Меняются пейзажи, говоря о том, что мы идём, но совсем не приближается долина речки, которую мы определили себе на ночлег. Сначала казалось, что до неё недалеко: вот ещё один поворот, и начнётся спуск в долину. Но километр проходил за километром, а по сути ничего не менялось. Дорога продолжала идти верхом, вся желанная для ночного отдыха тайга была где-то внизу. Иногда дорогу пересекали слабенькие ручейки. Они смачивали пыль, образуя мокрый след, но набрать воды каким-нибудь способом из них было невозможно. Даже встретилось очень старое оборудованное кострище. Возможно, что в другое время года здесь нет такой проблемы с водой. Видно, что кто-то тут обедал, но не ночевал, т.к. кругом склоны, и поставить палатку, а тем более спать крайне неудобно.

А ещё на дороге была масса медвежьих следов, идущих и в нашем направлении и навстречу. То, что медведи давно облюбовали эту дорогу, мы видели на всём пути, но здесь особенно. К их следам мы успели привыкнуть и почти равнодушно констатировали очередную группу. Правда, иногда поглядывали по сторонам, нет ли мишек. Но насколько хватало глаз – то ли выжженная степь, то ли высохшая тундра. И никаких движущихся объектов.

После обеда мы обычно шли 6-8 ходок минут по двадцать. Две ходки – это примерно час времени. А тут вот уже 10 ходок, 12 ходок… Сколько же можно? Тайга и перевал, на который (как мы думаем) должна спуститься дорога, давно виден. А дорога всё режет и режет склоны поверху. Мы морально и физически готовы были ночевать в любом месте, где встретится вода. Но её не было!

Наступил момент, когда нам уже всё стало безразлично, и мы перестали отдыхать через положенные промежутки времени по одной простой причине, что у нас этого времени уже не было: надвигался вечер. Наконец, дорога резко пошла на спуск прямо напротив перевала. Сначала она спустилась на большую луговину с остатками лагеря геологов (бочки, металлолом, куски полиэтилена…). Возможно, где-то здесь и была вода, но сходу ничего не попалось. А нас ещё тянуло в лес: каждую ночь были заморозки, и немного светового времени пока осталось.

После луговины дорога вошла в тайгу, но превратилась в глубокий трудно проходимый овраг. Видно, талые воды и дожди всё очень сильно размыли: провалы и огромные ямы с обрывистыми краями, а на обочинах выселись вертикальные стены, как в каньоне. Машинный след ушёл в тайгу, в обход. Мы же пошли по дороге, пробираясь по узким уцелевшим полочкам.

А т.к. времени у нас уже практически не было и начинало смеркаться, Володя резко ускорился вперёд в поисках воды. Я осталась одна. Немного жутковато, но терпимо, да и след знакомых ботинок внушал уверенность. От дикой усталости колени уже не сгибались. Я переставляла ноги как ходули.

Вот, наконец, закончился резкий спуск и одновременно закончился этот новоявленный овраг. Далее далеко вперёд смотрелась ровная лесная дорога. А Володи и не видно. Далеко же убежал! Значит, нет воды…

Но вот он появился, тяжело подошел ко мне, забрал мой рюкзак, не смотря на мои слабые протесты, и на вопрос о воде, ответил отрицательно.

Вместе мы подошли к самой нижней точке перевала, на которой остались высохшие русла недавних ручьёв. Всё кругом было истоптано медведями, и их следы удалялись в направлении, куда стекала вода. И что теперь делать? Идти вниз по медвежьим следам? Нет сил и времени, темнеет. И неизвестно, как далеко ушёл ручей… Прошли немного вверх по дороге. Даже последние лужи остались сзади… Мы уже даже не разговаривали, не было сил. В молчании бросили рюкзаки на придорожный мох. Володя отошел чуть в сторону, потоптался. И так ясно – там будет палатка. Пока хоть что-то видно, он наломал сухих сучьев, вытащил на дорогу – тут костёр. А я, так же молча, с котелком вернулась назад и из ближайшей лужи по чайной ложке набрала воды. Благо тут никто не ездит и это вода – дождевая, такая же, как в реках и ручьях, если отбросить все предубеждения. А если в ней кто-то уже и поселился, так это его проблемы… Постановка палатки в полной темноте, ужин при свете костра.

11.09

Утром встали с рассветом. Ночи длинные, высыпаться успеваем. Очень холодно, замороженный ягель хрустит под ногами. Солнце только показало свой краешек из-за дальнего хребта. Небо ясное. Есть надежда на хорошую погоду.

Добывать воду из лужи с утра намного сложнее. Образовалась толстая корка льда, и самой воды очень мало. Зато вся живность вморозилась в лёд, вода относительно чистая.

Когда солнце осветило нашу полянку, перетащили палатку на более освещённое место, чтобы она скорее оттаяла, и легче было её собирать.

Наконец, утренние заботы позади. В путь. Уже достаточно потеплело, и мы с удовольствием сбросили лишнюю тёплую одежду. Пройдя вверх по дороге около 100 м , за поворотом мы увидели очередную стоянку геологов с готовыми столами, навесами и пр. Но самое главное – рядом тёк очень хороший ручей с прозрачной водой. Вот так бывает! Переглянулись, перешагнули его. О чём теперь говорить? Всё это прошлое…

Дорога вышла из тайги и поднялась на склон вершины 1586,2. При подъёме была развилка, которую мы видели накануне перед спуском на перевал. Вправо уходила новая дорога, прямо – старая наезженная. Особо не задумываясь, выбрали старую дорогу, т.к. её направление нам больше понравилось – мы должны были выйти к Тукше, к старому посёлку золотоискателей.

Поднявшись до самого верха, мы быстро поняли, что эти две дороги, в сущности, единое целое. Старая дорога обходила верховое болото, а новая шла прямо по нему. Вскоре дороги сошлись вместе. У нас получился небольшой крюк, т.к. можно было спокойно пройти по болоту, ставшему к осени полностью сухим.

Дальнейший путь до Тукши однозначен, вариантов не было. Единая дорога шла через тайгу, поднимаясь и спускаясь с увалов. Иногда попадались небольшие болота. Здесь обычно было несколько машинных следов. Каждый ехал, как ему казалось легче. А нам было всё равно, т.к. легко проходимо было по любому варианту. Мы с удовольствием и нетерпением шли вниз, в долину Тукши, там нас ждал заслуженный отдых – днёвка.

День выдался тёплый. Летали бабочки, стрекотали кузнечики, в кедрачах усиленно работали кедровки. Пару шишек и нам досталось.

Перед самой Тукшой дорога траверсирует склон с длинным равномерным спуском и упирается в поляну, на которой стоит один большой дом и маленькая банька.

Прибыли мы сюда в обед (фото 28). Походили, посмотрели, оценили и выбрали баньку, как более чистое и уютное помещение. Имелась печь, нары с матрасами, стол, крылечко, перед ним кострище.

Тукша пользуется популярностью у рыбаков и охотников. Об этом говорило и большое количество заготовленных дров, и горы мусора, и много оставленных продуктов. Некоторые были аккуратно подвешены на гвоздиках внутри, другие просто лежали на полке снаружи дома. Там были свежие огурцы и помидоры (проморожены), банка с консервированными огурцами (прокисли), лук и болгарский перец вполне хорошего качества, сухари, пакетики супов и вермишели, макароны, 3-х литровая пластиковая бутылка с квасом (не распечатана). В разных местах стояли три больших пакета с картошкой. В двух из них она уже прозеленела и замёрзла. А один пакет был в баньке, что и спасло его от заморозков. Этой картошкой мы и питались полтора дня, что пробыли в Тукше. Отваривали её, добавляли в суп и даже 4 штуки взяли с собой. И там её осталось ещё больше половины. Вряд ли ещё кто успеет ею воспользоваться в этом году, ночные заморозки, а потом и морозы сделают своё дело.

После обеда Володя пошёл изучать речку и пытаться ловить рыбку в мелкой Тукше, а я устроила себе банный день. Вечером протопили печь и легли спать в тёплом помещении.


Фото 28 Посёлок Тукша

Фото 29 Встреча с рыбаками

Фото 30 Надписи на стене дома

12.09

Днёвка.

Утром во время завтрака услышали гул моторов. Выскочили из баньки и увидели, что прибыли рыбаки на Уазике и квадроцикле (фото 29). Где они были, когда мы неделю шли пешком?

В этот день погода не радовала, часто шёл дождь, мелкий и занудливый, а так хотелось солнца и полноценного отдыха. Мы немного походили вдоль берега, пытаясь что-нибудь поймать, но неудачно. Впрочем, в этом месте уловом не могли похвастаться и другие туристы, о чем сообщала надпись на стене дома (фото 30). Рыбаки поймали за день непрерывной рыбалки по 4-5 хариусов. На наш взгляд ехать так далеко из-за этого не стоило.

Мы отдохнули, отъелись и были готовы к новому пути.

Путь к Большой Неготе . 13 – 15 сентября

13.09

От бывшего посёлка Тукша до Большой Неготы (и далее до Медвежьего озера), на нашей карте, составленной ещё в восьмидесятых годах прошлого века, нарисована тропа. Она проходит через ручей Прижимчик на стрелку рек Снежной и Поперечной Тукши. Именно по ней, по сведениям из отчетов, и ходило большинство групп. В это же место (на стрелку) можно выйти и по долинам рек Тукши и Снежной Тукши. Но этот путь длиннее, троп здесь не нарисовано, да и у нас не было сообщений о таком варианте прохождения. Мы не знали, сохранилась ли тропа, но все, же запланировали идти по более короткому пути. Наша первая задача – перевалить через отрог на ручей Прижимчик.

Запланированный ранний выход сорвался из-за непрекращающегося дождя. Хотя мы его не боимся, но так хочется выйти посуху. Наши соседи-рыбаки уже уехали домой, а мы всё тянем. Наконец, характер облаков изменился: в сплошной серой тяжёлой облачности начались просветы, временами дождь ослабевал и иногда даже прекращался. Выбрав именно такой момент, мы покинули гостеприимную баньку.

Теперь нам предстояло идти по тропам, если они будут, и бездорожью.

Из разговоров с рыбаками мы немного узнали о предстоящем пути, о долинах рек, только их знания были несколько специфичны: они там были зимой на снегоходах. Когда они говорили: «Там долины открытые, всё проходимо», для нас означало: болото, берёзка и прочие «радости» незанятых тайгой участков.

Машины накатали дорогу вверх по долине реки Тукша. Её мы видели со склонов, когда подходили к посёлку. По ней мы и начали свой путь. Через несколько сотен метров дорога привела нас к броду через реку. В этом месте Тукша неглубокая, каменистая, с быстрым течением. Переправа не составила особых трудностей. Чтобы не мочить одежду и не гулять потом в мокрой, мы по примеру последних наших походов сняли штаны, оставшись только в сапогах, и те без стелек (тоже убрали). Перешли один рукав Тукши, потом другой. Вода ледяная, но мы к такому временному переохлаждению были морально готовы.

А далее произошёл немного курьёзный случай. Рюкзаки сброшены на пригорок. Я достаю свою одежду и начинаю быстро одеваться. Володя в растерянности: «А где мои брюки, носки…?» Обычно мы снятую одежду в рюкзаки не убираем, она висит сверху, прижатая ремнями. У меня всё на месте, у него на рюкзаке ничего нет. Я лихорадочно вспоминаю каждый метр переправы. Я шла сзади, у Володи ничего не падало, я бы увидела. Тем временем Володя решительно шагает обратно в реку и скрывается за поворотом.

Я успела полностью одеться и даже ноги начали уже согреваться, когда он появился, бережно неся в руках кулёк.

– Лежал себе на травке, аккуратно свёрнутый… Как я мог его забыть?

– Одевайся быстрее! Ноги, наверно, совсем ничего не чувствуют?

– Чтобы я делал, если бы потерял эти драгоценные штаны? Сразу две пары! У меня ведь остались только гамаши из комплекта термобелья.

– Я бы поделилась…

– Так делиться особо нечем, а впереди основной поход.

Но на этом наша переправа ещё не закончилась. Немного прошли вперёд, и вот перед нами третий рукав Тукши. Кто его ждал? А тут ещё резко потемнело, дождь с минуты на минуту хлынет. Прикинули: рукав мелкий, небольшой, авось, длины сапог хватит. Хватило на пределе, если выходить не на дорогу, а справа прямо в куст шагнуть. Именно на этом последнем шаге и начался дождь. Надели на себя полиэтиленовые дождевики и продолжили путь, внимательно смотря вправо на склон. Где-то здесь по широкому распадку (по словам рыбаков) они переваливают через отрог на ручей Прижимчик, да и тропа на карте нарисована. На местности ещё найти бы… Склон весь зарос густой карликовой берёзкой, продираться по ней крайне трудно, очень нужна тропа.

Мы продолжаем под дождём идти вдоль Тукши по разбитой и раскисшей дороге, идущей на этом участке по болоту, вернее рядом с ней, потому что в колеях непролазная топкая грязь, а глаза всё изучают склон. Плотная берёзка без следа скрыла тропу. Надо подрезать склон с надеждой выйти на неё. Только морально очень тяжело бросить дорогу. Обсудили, далеко ли вдоль реки идёт она, а вдруг по долинам прямо до стрелки? Мы в растерянности продолжали идти вперёд. Наконец, окончательно поняли, что распадок позади и надо что-то предпринимать, на что-то решаться. Оглянувшись в очередной раз назад на склон, мы увидели старый весь заросший след вездехода, ставший заметным из этой точки, наискосок идущий по распадку. Это всё решило: мы оставили дорогу и пошли к нему, из прошлого опыта зная, что по следу от вездехода передвигаться легче, чем просто напрямую, и раз люди ездят именно через распадок, да и рыбаки об этом говорили, значит, и нам туда надо.

Идя по вездеходному следу назад вверх, мы вскоре подрезали и тропу, идущую прямо вверх. Интересно, где же она начиналась?

К этому времени дождь прекратился, и мы с облегчением сбросили дождевики, идти под которыми жарко. От дождя они защищают, никто не спорит, но без проветривания под ними, да ещё и под рюкзаком, очень потеешь. И так и так мокрый.

Медленно и тяжело поднялись по тропе на отрог. Только успели перевести дыхание, как тропа пошла на спуск, который был ещё круче подъёма. Мокрый ягель сильно скользит, очень трудно удержаться на ногах. Мы понимаем, что падать нам никак нельзя: вдруг травма, а мы одни, никто не поможет… Поэтому, взяв палки как альпенштоки, с силой упираясь в склон, применяя горную технику движения, аккуратно спустились в долину ручья Прижимчик. Но тропа вниз непосредственно до ручья не пошла, а осталась на склоне и начала траверсировать его вверх по течению. Такое её поведение объяснялось наличием болота вдоль всего русла.

Мы быстро шли по удобной, хорошо набитой и горизонтальной тропе. И вдруг она закончилась, как обрезали. Мы туда-сюда, нет её.

– Наверно, все здесь спускаются вниз, кто, где хочет, и переправляются, – сказал Володя.

Спустились и мы. В высокой густой траве были видны многочисленные следы. Болото было какое-то неудобное: очень высокие кочки, а между ними вода. И по кочкам не пройдёшь: они тонкие, шатаются, и между ними тонешь. Кое-как добрались до ручья. Он оправдывал своё название – Прижимчик: глубокий, извилистый с быстрым течением и обрывистыми берегами. В молодости мы такие легко перепрыгивали, а сейчас и пытаться бесполезно. Опять разделись, чтобы сделать два-три шага по воде. Он оказался глубже Тукши – до середины бёдер.

Правый берег, на который мы выбрались, был более сухим, и недалеко шла терраска. Мы решили, что если и есть тропа, то она может быть там: место для тропы удобное. И в самом деле, на терраске была слабая тропа. Мы устремились по ней, но она постепенно сошла на нет. Вроде и ответвлений не было. Делать нечего, придётся идти напрямую по этой вездесущей берёзке.

Нам повезло: очень быстро заметили старый след от вездехода. Ох, уж эти вездеходы! Стоит ему один раз проехать, как потом десятилетиями природа пытается восстановиться. Идти по следу было тяжело: березка уже поднялась, придавленный мох давно оправился. Мы глубоко проваливались на каждом шагу, да и ноги надо поднимать высоко, перешагивая кустики, но в любом случае это лучше, чем напрямик.

На обед решили встать на границе леса, в редком кедраче (фото 31), чтобы хоть немного укрыться от ветра. Дождя не было, распогодилось, но ветер дул сильный, и было холодно. Бросили вездеходный след (в случае необходимости – найдём), и пошли напрямик к деревьям. У самой кромки леса подрезали очень хорошую тропу. Так вот где она спряталась!

После обеда встали на тропу и, ни о чем больше не задумываясь, следовали по ней. Иногда нам казалось, что она повернула не туда, куда надо, но скоро выяснялось, что тропа-умница обходила или болото, или заросли берёзки, выбирая наиболее лёгкий и приемлемый путь. Впервые за день мы быстро шли вперёд. Иногда попадались развилки. Чаще всего это были два варианта прохождения одного и того же участка. Только однажды тропка, выбранная после развилки, привела в тупик, т.е. закончилась у лесного завала. Вернулись, благо недалеко было. Вместе с тропой тайгой поднялись на отрог и спустились к реке Снежная Тукша недалеко от стрелки. И вот здесь ясная и чёткая тропа закончилась. В долине непосредственно у реки буйная травяная растительность, и здесь, среди травы выше человеческого роста, было много следов. Каждый шёл, где ему нравилось. А тропы вдоль реки не наблюдалось.

У нас были сведения из одного отчёта, что на стрелке рек Снежная Тукша и Поперечная Тукша хорошая туристская стоянка. Световое время заканчивалось, и эта стоянка была очень для нас кстати. Пройдя вверх по течению несколько сот метров, мы подошли к стрелке рек. Сходу (правда, как всегда, разделись) перешли Поперечную Тукшу. Третий брод за день! Вода ледяная, и вечерний воздух очень холодный, но речка узкая и мелкая, поэтому замёрзнуть не успели. Правда, недалеко было переброшено с берега на берег дерево, но, оценив переправу по нему, мы решили, что брод быстрее и безопасней.

В редком кедрово-лиственничном лесу нашли старую стоянку. Кострище уже заросло мхом, стойки сгнили. Но нас всё устраивало: ровная площадка для палатки под раскидистым кедром, до воды – десяток метров, дров не меряно, а тайга защищает от ветра. Ужин при свете костра. Стоило немного отойти от него, как голова непроизвольно запрокидывалась, и взор устремлялся на небо с крупными яркими звёздами. Такого сияния в городе не увидишь…

14.09

Утром, встав на тропу, которая начиналась прямо от стоянки, через сотню-другую метров вышли на берег Снежной Тукши. Опять брод. Уже находясь на другом берегу, увидели немного выше по течению бревно для переправы, о котором упоминается в отчётах.


Фото 31 Обед в долине
Прижимчика

Фото 32 Ягель

Но мы не жалели о том, что сразу его не заметили и шагнули в ледяную воду. Нам легче перетерпеть холод, чем удерживать равновесие с рюкзаком на обледеневшем скользком бревне.

Далее путь шёл правому берегу реки, который представляет собой сплошной курумник, заросший ягелем, но есть небольшая плоская полочка, по которой и идет тропа. Непосредственно у берега заросли берёзки и ивняка. Левый же берег – стандартный таежный склон.

По пути встретилось сгоревшее зимовье, попадались и туристские кострища на редких возвышенных местах.

Долина Снежной Тукши открытая, широкая, вся заросла берёзкой, видно далеко. На пологих склонах много участков сплошного ягеля, от чего они смотрятся белоснежными (фото 32).

Постепенно тропа превратилась в глубокую траншею, то моховую, то заболоченную, по которой идти стало тяжело. Замыкающий долину невысокий хребет очень медленно приближался. Иногда казалось, что вообще мы стоим на месте. Но худшее нас ждало впереди – это развилка тропы: одна продолжала уходить прямо вперёд, другая полезла на склон. По натоптанности обе были равноценны. Выбрали ту, что поднималась, т.к. впереди чувствовалось болото всё в берёзке, которая нам порядком надоела. Идти по нему даже по тропе не сладко.

Верхняя тропа подвела нас к границе леса и упёрлась в очень хорошую туристскую стоянку. По следам видно, что пользовались ею недавно. А вот после стоянки тропа как-то потихоньку ослабла и исчезла. Поиски её ни к чему не привели. Сориентировались по карте, наметили на местности ориентир и пошли вперед. Но далеко не ушли, наткнулись на болото с открытой водой, которое простиралось вниз на сотни метров вплоть до русла Снежной Тукши. Начали обходить тайгой, проваливаясь в воду между кочек. Хорошо, что сейчас осень и гнуса почти нет, а то бы вообще плохо было. Кое-как выбрались в лес, но тут бесконечные завалы из упавших деревьев. Один обойдём, другой уже поджидает. И так без конца. Получалось топтание на месте без существенного продвижения вперёд. Казалось, что это никогда не закончится. Наши небольшие силы таяли на глазах, а время приблизилось к обеду: очень сильно хотелось есть.

Наконец, попалась неясная тропинка, наверно, звериная, идущая в нужном направлении. Как мы ей обрадовались! Она часто терялась, пропадала, но все-таки была! Во многих местах ее пересекали тропы, идущие перпендикулярно с ЮВ на СЗ. Пробовали мы идти и по ним, но недолго, т.к. направление нас не устраивало. Зато однажды на такой тропинке попалось пересечение с неплохой тропой, идущей на наш перевал. Как мы тщательно смотрели за каждым изгибом тропинки! Только бы не потерять! Однажды недалеко (метров за 300) увидели крупного зверя, но он заметил нас раньше и рванул в тайгу. По следам, когда дошли, определили, что это был марал.

Так, идя по тропе из последних сил, встретили, наконец, болотистый ручеёк и рядом под раскидистым кедром остановились на обед. Во время обеда нас развлекал бурундук, который ничего не боялся и с любопытством наблюдал за нашими действиями с соседнего сучка. Но мы так устали, что сфотографировать его на память сразу не смогли. А потом ему надоело, и он занялся своими важными делами в глубине кедра.

После обеда с новыми силами мы без проблем дошли до перевала. Сфотографировали двуглавую вершину Дарьину (фото 33), которая открылась во всей красе и распознавалась ещё с Идарского Белогорья благодаря своей форме. А вообще её называют по-разному: Дарьины Холки, Дарьины Титьки, но на карте она просто Дарьина.

На перевале тропа исчезла, и мы спускались, выбирая путь в основном по луговым участкам. Так и вышли на реку Большая Негота, которая здесь выглядит небольшим ручьём. По берегу идёт тропа, по ней и пошли. С каждым километром она улучшалась, в неё вливались другие тропинки, спускающиеся с Тукшинского Белогорья, которое в этом районе легко проходимо в разных местах. Вскоре тропа выглядела глубокой колеёй в краснеющих зарослях берёзки.

В надвигающихся сумерках подошли к хорошей туристской стоянке под большим кедром на сухом возвышенном пятачке. Рядом глубокий чистый ручей. Хорошее оборудованное кострище, много сушняка. От стоянки хорошо видна Дарьина (фото 34 ). Ночь показалась нам тёплой, но это только в сравнении с заморозками, когда с утра палатка стояла «колом».

Мы радовались, что, преодолев этот перевал, оказались в бассейне Агула, вышли в новый район.


Фото 33 Вид с перевала на в. Дарьина

Фото 34 Ночёвка в верховьях Большой Неготы

Фото 35 Лекарственное
растение – верблюжий хвост

| Дальше >>>


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Маршрут Супер!Отчет интереснейший!СПАСИБО!

Вера,Володя!Прочитала отчет.Интереснейшее повествование.Могу себе представить сам поход...Молодцы,что еще сказать,смелые и мужественные ребята! Читала и казалось,что сама прохожу этот маршрут.Подробные описания,с юмором и многие мелочи описаны.Все это просто затянуло меня ни на одну минуту...Спасибо большое.Это истинное наслаждение жизнью. Крепкого ЗДОРОВЬЯ,Удачи и конечно же новых восхождений и прохождений. С уважением, Наташа
 
Поход Суппер!!! Молодцы!!! Так держать!!!

Поход Суппер!!! Молодцы!!! А, было время, мы тоже, очертив голову, вдвоем, ломали перевалы, как говорится: ,,Риск благородное дело,,. Я желаю Вам удачи, попутного ветра в спину!!! Маршрут Ваш Класс!
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100