Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Алтай >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Вера Китаева, г. Ульяновск

Вдвоем по Восточному Саяну - 2009

Содержание
Предисловие
Подъезд . 04 сентября
Кингаш . 04 - 07 сентября
Идарское Белогорье . 8 – 12 сентября
Путь к Большой Неготе . 13 – 15 сентября
К Орзагаю . 16 сентября
Река Озёрная . 17 – 20 сентября
Малый Агул . 21 – 22 сентября
Агул . 23 – 29 августа
Отъезд
Примечания
Итоги и рекомендации
Приложение

Продолжение

Начало читайте здесь


15.09

С утра обычные дела и в путь по чёткой и ясной тропе. Она идёт то тайгой, то по открытым местам, которые полностью в карликовой берёзке, но капитальных развилок нет. Левый приток перешли по бревну. Здесь постепенно кедровый лес заканчивается, начинается уже желтеющая лиственница. Сразу посветлело. Красиво так. Когда тропа, следуя изгибам реки, повернула на ЮГ и вышла на широкое открытое место, мы, наблюдая за небом, решили, что ходового времени у нас осталось мало, скоро начнётся дождь (вот она тёплая ночь – признак ухудшения погоды). Начали спешить, ходки удлинились, а остановки на отдых сократились, но это не помогло. Когда вышли на крутой склон высоко над рекой в обход береговых скал, начался дождь. И тут же мы впервые встретили знаменитое растение «верблюжий хвост» (фото 35), которое лечит многие болезни. Правда, какие именно, в походе мы благополучно забыли, но это не помешало нам остановиться и под дождём нарвать его, а потом ежедневно заваривать. Да и чай с ним просто вкусный.

Карагана гривастая — верблюжий хвост (Caragana jubata — Pallas). Растение имеет необычный вид, толстые старые ветви густо покрыты отмершими игольчатыми черешками листьев прошлых лет, листья с 4—6 парами листочков, молодые черешки, прилистники и края листочков с мохнатым белым опушением. Цветки крупные, по 3,5 см , розовые, оранжеватые, бывают белые. И действительно чем-то похожа на взлохмаченный хвост. Лечебна вся надземная часть. Вырывать её с корнем даже случайно нельзя — пропадёт лечебный эффект.

Считается, что карагана «чувствует» душу (ауру) человека, поэтому просто необходимо при сборе просить у неё помощи в лечении и прощения за то, что срываешь веточки. А уходя, обязательно поклониться. Собирать её положено голыми руками, без металла.

Карагана гривастая применяется при различных воспалительных заболеваниях. При ангине полощут горло теплым отваром через каждые 30 минут в течение 2 – 3 дней. Внутрь отвар назначают при простудных заболеваниях, заболеваниях желудочно- кишечного тракта, геморрое, язве желудка и двенадцатиперстной кишки.

Карагану гривастую применяют при ревматизме, ранах, особенно гнойных, при фурункулах, свищах, при кожных болезнях, в том числе при экземах, гнойничковых заболеваниях кожи, угрях, пиодермии, нейродермитах и прочих дерматозах

В народной медицине большой популярностью карагана гривастая пользуется при лечении воспалительных заболеваниях женской половой сферы. Часто при лечении тех или иных заболеваний сочетают местное, наружное применение отвара с приемом внутрь.

Произрастает в лесном и субальпийском поясах на скалах, каменных россыпях и прирусловых галечниках, часто под пологом разреженных лесов. Встречается преимущественно на известняках. В долинах рек образует заросли.

Размножается вегетативно и семенами. Цветет в июне, плодоносит в августе - сентябре. Растет очень медленно.

Пока рвали верблюжий хвост, дождь усилился. Сам он был, как всегда не очень страшен, если бы растительность тайги так не вбирала в себя влагу. На каждом листочке, на каждой иголочке повисли крупные капли. И очень скоро мы стали абсолютно мокрыми. И замёрзли, ведь это не лето. Даже безостановочная ходьба мало помогала, об отдыхе через положенные промежутки времени мы уже не думали.

Наконец, увидели на другом берегу зимовье. Тропа выводит прямо к броду, который через Неготу в этом месте мелкий, по галечнику. Большой дом бывшего кордона, сожжен и разрушен, с обвалившейся крышей, без окон, дверей и пола. Есть ещё один развалившийся домик и очень неплохая баня, к которой мы и направились (фото 36). Внутри она отделана дощечкой, очень уютная и чистая. Имеет сени, предбанник и само помещение бани (печка, полати, стол, лавка). Рядом с баней ручей.

В сенях скинули с себя всю мокрую одежду, переоделись в сухую, и мир преобразился.

Вскоре уже весело потрескивали дрова в печи, прямо на глазах высыхали наши вещи, температура в маленьком помещении бани быстро повышалась, и мы время от времени проветривали наше убежище. Приготовление пищи на газовой горелке. В баньке решили переждать дождь, а он шел весь оставшийся день и ночь. Утих только к утру.

К Орзагаю . 16 сентября

16.09

Проснулись на рассвете, т.к. успели хорошо отдохнуть во время вынужденной полуднёвки. Выглянув на «улицу», обнаружили всё обледеневшим. Дождя не было, ветер разгонял тучи. Решили ещё немного поспать, пока оттает, и кусты высохнут на солнышке. Очень не хотелось мокнуть, а потом замерзать.

Наконец, кусты перестали сверкать на солнце, почти всё высохло и здорово потеплело.

Первые шаги до ручья, и Володя, поскользнувшись на обледеневших (в тени) ветках, склонённых к воде, провалился в ручей. Как мы хотели начать путь сухими, а тут…

Нашли на другом берегу продолжение тропы и в путь.

Тропу, сокращающую путь с Большой Неготы на Малый Агул через отроги, мы не увидели. Решили продолжать путь по этой, какая есть, немного круговой, зато хорошо пробитой в тайге. Было видно, что пользуются ей часто: встречались даже конные следы. Тропа идёт правым берегом Большой Неготы, сначала недалеко от реки, потом уходит вверх, в тайгу, траверсируя склоны в направлении Малого Агула. Ближе к обеду стало совсем тепло и хорошо. На последнем правом ручье, впадающем в Б. Неготу, на открытой полянке хорошая туристская стоянка. Полежали на ней, понежились на солнышке, но обедать ещё рано.

Тропа проложена так, что не видно и не слышно ни Б. Неготы, ни М. Агула. Кругом осенняя тайга. Лиственницы в золотом наряде (фото 37), тёмно-зелёные кедры (уже без шишек) на их фоне смотрятся очень эффектно, пылают ягоды рябины, трава уже пожухла, а встречающиеся в изобилии грибы не пригодны в пищу. Они сначала были проморожены заморозками, а потом оттаяли и превратились в «кисель».

Только по направлению тропы мы поняли, что находимся в долине Малого Агула. Очень хочется на его берегу сделать обед. Хотя тропа на карте прорисована далеко от воды, мы ждём какой-нибудь маленькой тропки вниз, к реке. Но напрасно. Правда, кое-какие следы были, прошли один-два человека, но продираться по ним через тайгу мы не захотели.


Фото 36 Банька в долине
Большой Неготы

Фото 37 Река Большая Негота

Фото 38 Река Малый Агул

Фото 39 Радуга

Проходим километр за километром, а никакого ручейка нет, только тайга, тайга, тайга… В какой-то момент услышали недалеко от нашей тропы громкий звук: для меня это был рёв медведя, для Володи – гул осинового роя. Каждый услышал то, чего более всего боялся. Но к этому времени мы так устали и проголодались, что, когда через пару сотен метров попался слабый ручеёк, мы, не раздумывая, встали на обед, который приготовили на газовой горелке, хотя кругом тайга и сушняка много. Мы спешим и хотим сегодня дойти до реки Орзагай, где назавтра у нас запланирована днёвка. Мы мечтаем о рыбалке на Орзагае, о которой столько наслышаны.

После обеда идётся легко. Как мало человеку надо: миска супа, кусочек сала, горстка сухарей, чай с печеньем, и мы счастливы и вполне трудоспособны.

Вскоре услышали грозный грохот порога на Малом Агуле, а потом, наконец, увидели реку. Мы находились высоко над водой, обзор был хороший. Реку стиснула гряда камней, и она прорывалась сливом между двумя огромными камнями.

– Что так внимательно на порог смотришь? – спросил Володя. – Никак запоминаешь?

– Да, так, на всякий случай… А вдруг плыть придётся…

– Нас ждёт Кизир!

– А как ты думаешь, наш катамаран поместится в сливе? Кажется, там узко…

– Там нормальная ширина. Просто мы находимся высоко и далеко.

– Если далеко, то почему так ревёт? Разговаривать тяжело, почти кричать приходится…

– Перепад там хороший. Видишь, какие «бочки» с обратным валом? Боишься?

– Не знаю…

Тропа продолжала лезть верх и вывела нас на скалу, откуда открывался вид на другой отрезок Малого Агула, ниже которого после правого поворота и находился порог. Глаза привычно оценили скорость воды, наличие камней. Простая шивера. И только потом мы оглянулись вокруг: как все-таки красива осенняя тайга! Какие краски (фото 38 )! На скалах опять заросли верблюжьего хвоста. Как он любит жить там, где круто!

– Володя, где пойдёт тропа? По берегу такие крутые скалы…

– Конечно, в обход. Теперь долго реки не увидим.

– А нам куда?

– Вправо по долине. Но это всё ещё Малый Агул. До Орзагая шагать и шагать…

Потихоньку прошли по скалам, которые круто обрываются в реку, и зашагали по тропинке, уходящей вглубь тайги. Вскоре вместе с ней спустились в глубокую долину ручья, всю заваленную буреломом. Переправа через основной поток по бревну.

Тропа всё время идёт далеко от берега М. Агула, видимость ограничена густым лесом, поэтому о своём местонахождении мы могли судить лишь предположительно. Когда вместе с тропой повернули на ЮГ, нас накрыла туча, и пошел дождь. Благо он был кратковременным. После него над тайгой повисла радуга (фото 39 ). Иногда в просветах деревьев были видны противоположные склоны. Так мы увидели схождение долин Орзагая и Малого Агула.

Теперь перед нами стояла задача переправы через Малый Агул. Мы предполагали, что тропа нас сама выведет к броду, т.к. район Орзагая и Озёрной популярны у туристов и рыбаков. По ним идёт путь к Медвежьему озеру. Но мы проходили километр за километром, Орзагай давно остался за спиной, а тропа и не думала сворачивать к реке, продолжая уводить нас вдоль Малого Агула на большом расстоянии от воды.

Близился вечер. И мы решились. Бросили тропу и, встав к ней спиной, прямо через тайгу пошли к реке, хотя мы её не видели и не слышали. Вышли достаточно удачно по пологому склону, т.к. там были и береговые скалы и крутые обрывы, но мы их как-то обошли, чисто интуитивно. Вдоль самого берега у кромки воды чёткая тропа.

Оценили реку. В том месте, где мы вышли, переправа вброд была затруднительна: вся река представляла собой шиверу с большими камнями в русле и сильным течением. По тропе пошли вверх, без конца глядя на воду и ища лазейку на тот берег. Ширина около 50 м , напор воды силён. Мы искали место с ровным гладким течением, без больших камней на дне, чтобы легче было удержаться на ногах. В конце концов, увидели то, что нам нужно. Участок был небольшой длины (около 50- 60 м ) между двумя перекатами, где всё клокотало и бурлило, а дальше вверх река поворачивала, и что там за поворотом видно не было.

Быстро в молчании разделись, не обращая внимания на вечерний холод, и вступили в реку. Сразу у берега глубина во всю длину ног. Вода обожгла. Тут же организовали свою мини-стенку для переправы. Дальше стало помельче, чуть выше колен, и мы без задержек, следя за каждым шагом, перешли на другой берег. Время мы не засекали, но по ощущениям раздевание-одевание и сам переход занял не более 7-10 минут. Замёрзнуть мы не успели.

Всё, самая сложная в программе нашего похода переправа позади. Столько было про неё разговоров, предположений, так мы её ждали, морально готовились, а на деле – раз и на другом берегу. Нас подгонял наступающий вечер и желание непременно в этот день выйти на Орзагай, чтобы назавтра состоялась полноценная днёвка.

После переправы нашли тропу и отправились по ней в долину Орзагая, торопясь до темноты найти хорошее место для бивака, предъявляя к нему повышенные требования: всё-таки предстоял длительный отдых. Мы хотели найти место, о котором часто упоминалось в отчётах: оборудованная стоянка на берегу реки после озёр. Но это оказалось сложным делом, с одной стороны мы сильно торопились, некогда было сделать разведочку, поискать, а уже начинало темнеть, с другой – троп в самой долине оказалось много: бесконечные пересечения в разных направлениях. Одни обходили болота и озёра, другие шли к Орзагаю, третьи напрямую в долину Озёрной. В конце концов, мы вышли на берег в том месте, где стоит полуразрушенное зимовье, но рядом ровного места под палатку не было. Володя практически в полной темноте нашел площадку на холме, возвышающемся над этим зимовьем. Там и обосновались. Единственный минус – до воды далековато, надо было спускаться вниз по крутому склону. Зато верхушка холма плоская, вся заросла лесом, который сдерживал ветер и обеспечивал нас дровами. А в округе – сплошная тундра с ягелем. Возможно, что в более тёплое время года там болото. Сейчас было сухо.

Река Озёрная . 17 – 20 сентября

17.09

По плану днёвка и рыбная ловля. Но ещё с ночи зарядил дождь. Гулять под ним неуютно, поэтому спим до тех пор, пока не надоело.

Когда дождь утих, развели костёр, я начала готовить еду, а Володя со спиннингом ушёл к реке. Место для рыбной ловли было не очень удобным – перекат с крупными надводными камнями. Бродить по сырым кустам в поисках более перспективного участка он не захотел, поэтому удача ему не сопутствовала. Он быстро вернулся.

После завтрака под моросящим дождём пошли гулять вместе. Совсем недалеко от нашей стоянки, чуть ниже по течению, нашли ту, которую искали первоначально. Там был стол, скамейки, готовое кострище, ровные площадки под палатку, а вот с дровами – целая проблема. Весь сухостой давно сожгли. Поэтому мы решили, что переселяться сюда не стоит, т.к. во время такой неустойчивой погоды наличие большого количества качественных дров имеет решающее значение.

Опять пробовали ловить рыбу и опять неудачно. В итоге все вымокли. Нам стало скучно, поэтому решили после обеда, если погода наладится, немного пройтись в долину реки Озёрная, чтобы на следующий день легче было выйти к Медвежьему озеру.

Мы не спешили, поэтому вышли в путь ближе к 16 часам. К этому времени дождь полностью прекратился, и даже кусты подсохли. Начало выглядывать солнышко.

По тропинке дошли до реки Озёрная. В нижнем течении это неширокая извилистая река с голубой водой (фото 40). Часто реку перекрывают упавшие деревья. В береговых заводях видели мальков хариуса.

Далее однозначная тропа втягивается в узкую долину Озёрной, идёт вверх её левым берегом и постепенно взбирается, а потом траверсирует крутые склоны, все заросшие глухой тайгой. Правый берег круто обрывается к реке и местами покрыт крупной осыпью. Река Озёрная осталась глубоко внизу. Изредка в просветах мы видели, как она клокотала и пенилась на этом участке, с грохотом скача по крупным камням. Тропинку несколько раз пересекали миниатюрные ручейки, из которых просто напиться было проблемой. Ещё на этой тропе мы встретили огромные следы, по форме похожие на оленьи, но уж очень большие. Обладатель этих следов тоже не хотел идти тайгой, по тропе гораздо удобнее.

– Володя, как ты думаешь, чьи это?

– Я думаю, что динозавров, доживших до нашего времени. Может, с тобой ещё в Книгу рекордов Гиннеса попадём за это открытие.

Потом, когда мы увидели маралов (изюбров) вблизи и оценили их размеры, мы поняли, что эти следы принадлежали им.

Постепенно тропинка вышла на пологие склоны, начала пересекать красивые берёзовые рощи, лесные поляны, а потом, когда вышла из массива тайги, зарылась в заросли карликовой берёзки в широкой пойме реки. На этом участке она часто терялась, раздваивалась, имела тупиковые ветви, мы искали её. В районе первого по ходу левого притока реки Озёрная на полянке в лесотундровой зоне встали на ночёвку. Рядом было старое кострище.

Вечером костёр под высоким звёздным небом, предвестником будущей хорошей погоды (так мы считали). Мы высматривали знакомые созвездия, спутники, да и просто любовались крупными и яркими звёздами.

Пусть мы прошли немного, где-то около 5 км , но зато завтра путь к Медвежьему озеру будет легче. Основной набор высоты сделан.

Так мы рассуждали, ложась спать.

18.09

Утром проснулись под дробь дождя. И откуда он взялся? Вчера ведь никаких признаков не было. Развернулись на другой бок, и спать. Проснувшись во второй раз, обнаружили, что тент прилип к палатке под тяжестью мокрого снега, и по палатке капелька за капелькой внутрь стекает вода. Вот этого нам не надо! Выползли наружу: какая красота кругом! Снег прилип к каждой веточке, к каждому листочку. Местность приобрела сказочный зимний вид (фото 41 ). А какая тишина кругом! Только снежинки безостановочно кружатся в воздухе. Тропинка к ручью завалена по колено. Да и вообще, если бы мы не знали, что это и есть наша тропинка, мы бы её не нашли, потому что каждый прогал между кустиками карликовой берёзки выглядел точно также.


Фото 40 Река Озёрная

Фото 41 Ночёвка в долине р. Озёрная

Фото 42 Вынужденная днёвка
в долине р. Озёрная

Фото 43 Перед выходом вниз

Очистили от снега скаты тента, пообедали. Немного поговорили о том, что же нам теперь делать. Пришли к единодушному решению, что надо подождать до завтрашнего утра. Если тут погода так быстро и непредсказуемо меняется, то назавтра можно ожидать всего, что угодно.

Володя немного погулял в округе в поисках другой тропинки, т.к. общее направление той, по которой мы пришли сюда, не совсем нас устраивало. Создавалось впечатление, что она идёт вправо, вокруг стоящего впереди холма, а нам надо было влево, к реке, т.к. именно вдоль неё по карте лежит путь на Медвежье озеро. Поиски ничего не дали. Снег всё засыпал, и что-нибудь найти было невозможно (фото 42).

Снегопад продолжался весь день, но теперь снег был сухой и скатывался по тенту вниз. Температура воздуха снизилась примерно до -20 о . Это мы чувствовали нашими лёгкими. Дышать ледяным воздухом было тяжело. Нас забивал кашель, который привязался в последние дни. Видно, постоянное переохлаждение, в конце концов, дало о себе знать. Перед ночным сном даже пришлось принять антибиотики и таблетки от кашля, т.к. постоянное содрогание изматывало, не давало возможности уснуть, бронхи саднило, и температура тела оказалась повышенной.

В палатке можно было жить, только забравшись с головой под спальник, благо он у нас пуховый. Так мы и спали, надев на себя всю одежду вплоть до «парадно-выходной» и «брезентуху». Стоило хоть немного высунуть нос наружу, как он тут же замерзал, и мы просыпались.

19.09

Утро не принесло нам желанного изменения погоды. Это мы поняли сразу, едва проснувшись, даже не выглядывая наружу: ледяной воздух всё так же обжигал внутренности, а палатка изнутри покрылась льдом, в который превратилась влага от нашего дыхания.

А снег продолжал медленно кружиться в воздухе, засыпая всё вокруг. Вплотную стал вопрос: «Что делать?» Наш путь лежал вверх, а это только означало, что там зима будет «круче», снег ещё глубже. Ничего не говорило о том, что потеплеет, и осень вернётся.

Решили подождать до обеда, а там принять окончательное решение. Мы понимали, что если мы повернём вниз, то нам не видать в этом году ни Медвежьего озера, ни Кинзелюкского водопада, ни реки Кизир.

К обеду ничего не изменилось. Всё то же белёсое небо, всё те же снежинки и мороз. Погода не пускала нас вглубь Саян, а идти вперёд, наперекор ей, мы не хотели. Зачем испытывать судьбу? И выжидать дальше бессмысленно. До вынужденной днёвки здесь мы были в нашем графике движения, теперь мы на один день отставали. Увеличивать далее отставание тоже опасно: продукты не резиновые, здоровье немного подорвано, а улучшения метеоусловий может и не быть.

Обсудили вопрос, что мы знаем о Малом Агуле, есть ли у нас карты на этот район: всё-таки мы дома усердно готовились к сплаву по Кизиру, изучив буквально каждый его метр. Чуть меньше изучали Большой Агул, а вот сплав по Малому почти не рассматривали, только так, чисто теоретически, как возможный вариант в критической ситуации.

Карты (5-тикилометровки) нашлись, т.к. мы в последних походах начали брать не только подробные по маршруту движения, но и на всякий случай обзорные на район путешествия. Володя даже обладал знанием, что на Малом Агуле есть порог 4 к.с. с водопадным сливом, который рекомендуется обнести и что это порог последний. После него ничего существенного нет. Только, где он расположен, оставалось загадкой.

Поздний завтрак, он же ранний обед, и сборы.

Продумали нашу экипировку, т.к. понимали, что при спуске вниз температура воздуха начнёт расти, снег постепенно должен превратиться в воду. А для нас это означало только одно: в конце концов, мы промокнем. Просто хотелось, чтобы это произошло как можно позднее.

С хрустом кое-как свернули промёрзшую палатку. Под ней пятачок земли, на нём и упаковывались (фото 43).

Последний восхищённый взгляд на красивый пейзаж, теперь при движении мы будет уже воспринимать его по-другому: как враждебный. К этому времени немного распогодилось, иногда сквозь разрывы облаков проглядывало солнце, но температура оставалась крайне низкой.

Тропинка к ручью протоптана и после него немного есть, а вот дальше – сплошные вопросы. Ещё на пути сюда именно в этой берёзке она пропадала, мы часто просто ломились напролом, пока не наткнёмся. Сейчас кругом сугробы, ничего не поймёшь. Попробовали идти в одну сторону – нет её, в другую – тоже. В итоге рюкзаки сброшены, и мы разошлись по разным направлениям на разведку. Кому-то должно повезти. Наконец, что-то похожее на тропинку найдено – глубокая траншея в берёзке, над которой сводом сошлись ветки, поэтому, сразу и не заметишь.

Постепенно тропинка становилась лучше, и мы начали вспоминать отдельные её моменты, сохранившиеся в памяти. Путь вниз да ещё по знакомому маршруту быстрее и проще. Снега постепенно становилось всё меньше. Некоторые участки, особенно под кедрами, были вообще сухими.

И вот через две ходки мы уже в долине Орзагая, где много тропинок в разных направлениях. Но теперь мы знали, куда нам идти, т.к. ещё вверху решили выйти в лесок на пригорке недалеко от стрелки с рекой Озёрная. Память услужливо подсказывала, что там неплохой выход к Орзагаю и много сушняка для костра. Нам даже удалось миновать болото, в которое угодили при пути наверх. Но, когда мы пришли на место, всё равно были мокрые с ног до головы, т.к. снег на кустиках подтаял, и всю влагу мы собирали на свою одежду. А в сапогах – целые лужи от воды, которая стекла с термобелья. Мы капитально замерзли, поэтому сразу же – мощная заготовка дров.

Костёр, сушка одежды, организация бивака и пробная ловля рыбы. Именно здесь Володя поймал первого ленка (фото 44). Я к реке даже не подходила, т.к. он сказал, что там очень холодно, ветер и вся земля обледенела. Он сам после 15-20 минут на берегу прибегал к костру отогреваться. На ужин – ленок, а больше ничего и не потребовалось. Нам его хватило, еле доели.

20.09

С утра все деревья и кустарники в инее (фото 45). Остатки чая в котелке замёрзли. Первый взгляд на реку: не встала ли. Но Орзагай спокойно голубеет сквозь деревья.

Весь день, не торопясь, стапель (постройка катамарана).

Раму изготовили из молодых стройных лиственниц, предварительно сняв с них кору. Катамаран получился прочным, на удивление лёгким и изящным.


Фото 44 Ленок

Фото 45 Днёвка в долине р. Орзагай

Фото 46 На берегу реки Орзагай

Фото 47 Катамаран готов к старту

Мы специально не спешим, надеясь, что наступившее похолодание – временное.

Иногда Володя пробовал ловить рыбу, но поклёвок больше не было, а искать другое место не было уже желания.

Малый Агул . 21 – 22 сентября

Из книги С. Климина «Водные маршруты России Саяны»:

«Район озера Медвежье, вблизи которого протекает р. Малый Агул, является весьма труднодоступным, пешие переходы сюда из любого конечного пункта заброски весьма протяжённы и трудоёмки. Поэтому оптимальным вариантом заброски в верховья реки является заказ спецрейса вертолёта из села Агинское…»

А мы пришли! И не только пришли, а возвратились сюда для упрощения маршрута.

21.09

Всё готово к отплытию. День обещает быть солнечным, а нам так необходима хорошая погода для уверенности. И пусть холодно, на деревьях иней (фото 46), а на берегу похрустывает ледок, яркое солнце должно нас согреть. Поэтому не спешим, ждём, когда воздух согреется, и выход оттягиваем ближе к обеду (фото 47).

Наши ограниченные возможности по переноске тяжёлых рюкзаков вынудили нас отказаться от многих полезных в походе вещей, в это число попали и спасжилеты. Мы рассуждали так: у нас большой пятиметровый четырёхместный катамаран с большим запасом плавучести. Нас двое, поэтому он будет легко управляемый. Мы имеем большой опыт сплава, понимаем воду и друг друга без слов. В явно опасный порог не сунемся, потому что к сплаву относимся не как к преодолению препятствий, а как к дороге домой. И хотя понимали, что плыть без спасжилетов очень опасно, мы вынуждены были пойти на компромисс, надеясь на свой катамаран, свое благоразумие и, конечно, на Бога

Здесь надо отметить один момент. Во время сплава мы всегда помнили о пороге четвертой категории сложности с водопадным сливом в 1,5 м . И ждали его. Был такой разговор:

– Как мы его узнаем? – я.

– Ну, там же 1,5м слив, значит, сразу после него мы не увидим зеркала воды. – Володя.

– Там рекомендуют обнос…

– Значит, обнесём!

– А причалить успеем?

– Конечно! В любом месте пристанем. Не проблема.

И во время сплава, на всём протяжении реки, за каждым поворотом первый взгляд был – видно ли зеркало? Мы ежеминутно ждали, чтобы не упустить и успеть.

Первые сотни метров сплав идёт по Орзагаю, который имеет на этом участке ровное и плавное течение, как у равнинной реки . Это своего рода удача. У нас есть время, пускай небольшое, чтобы адаптироваться на воде, вспомнить навыки и выяснить, как ведёт себя собранный катамаран. И хотя гондолы одни и те же, бывает, что при сборке возникают определённые нюансы, к которым полезно привыкнуть.

Вода настолько прозрачна, что понятие глубины относительно: на дне виден каждый камушек, каждая складочка песка. На этом участке мы наблюдали, как спокойно и величаво проплывал над самым дном то ли ленок, то ли большой хариус, абсолютно не обращая внимания на скользящий по поверхности воды катамаран.

Появились первые камни, началось сначала простое лавирование, потом постепенно сложность его увеличилась. Скорость течения возросла. Шивера. Её часто характеризуют, как «сильная», длиной около трёх километров. Мы даже обсудили этот момент – её протяжённость. Мы устали с непривычки вглядываться в каждый метр пути и объезжать камни и «бочки». Хотелось немного – минуту-другую – отдохнуть и расслабиться, но река нам этого не давала.

Перед слиянием с Малым Агулом небольшой порог. Дальше воды стало больше. Несёмся вперёд. На берега нет возможности посмотреть, всё внимание на воду. Эх, отдохнуть бы! Но о причаливании нет и речи, не тот случай.

Впереди оглушительный грохот, вспененные валы. Сжатая с двух сторон река устремляется в проход между камнями, образуя слив, после которого просматривались жёсткие «бочки».

– Боже! Что это? – я.

– Держись! – Володя боится, что я не удержусь на катамаране, и он сбросит меня в реку. А в ледяной бушующей воде практически не нужны навыки плавания.

Эту команду я выполнила буквально. Как только катамаран вошёл в слив, я всеми «четырьмя лапами» вцепилась в раму, взывая мысленно: «Катамаран выручай! Ты такой большой и умный, рассчитанный на более сложные пороги!..»

Слив мы прошли чисто, т.к. в этот момент катамараном ещё управляли, а вот потом… Он бедненький, брошенный на произвол судьбы, развернулся (это его обычное поведение) и по всем «бочкам» проехался боком.

– К берегу! – последовала команда, которую я с удовольствием выполнила.

Итог: с правой стороны вся мокрая.

– А ты почему катамаран не держал? Почему не оттабанил? Если мне приказал просто держаться…– набросилась я на капитана.

– Сначала табанить не хотелось, а потом, в «бочках», до воды веслом не доставал…

Этот порог упоминается во всех отчетах по Малому Агулу, его отмечают как «мощный».

– А ведь этот порог тянет на «четвёрку» – сказал Володя, и я с ним согласилась.

Погуляли по берегу, сфотографировали порог, который на расстоянии казался совсем небольшим и простеньким (фото 48). Одежда на мне подсохла. Не верится, что после старта прошел только час, который вместил в себя столько событий.

Поплыли дальше.

Очень быстро знакомый прямой участок реки, который мы видели со скалы пять дней назад. А вот и правый поворот, после которого грохочет очередной порог, про который (кажется, давным-давно, уже не в этой жизни) между нами был диалог:

«– Что так внимательно на порог смотришь? – спросил Володя. – Никак запоминаешь?

– Да, так, на всякий случай… А вдруг плыть придётся…»

Приблизились стремительно. Давние страхи, что катамаран не поместится между камней и вправду оказались несущественными. Слив, «бочка», валы, и вот уже всё позади. Порог пройден чисто.

В устье речки Большая Негота рыбацкая стоянка, хорошо заметная с реки. Мы только проводили её взглядом, выходить на берег не хотелось, т.к. совсем недавно гуляли. Гораздо позднее мы жалели, что не вышли там, а надо было. В плохих для рыбной ловли местах такие классные стоянки не организовывают. И, хотя мы плыли внешне, не спеша, на самом деле мы экономили своё время. Нам очень хотелось по максимуму использовать эти солнечные денёчки, что установились, особенно в верховьях, где сплав наиболее сложен.


Фото 48 Этот порог мы
назвали «Неожиданный»

Фото 49 А на вершинах снег не тает

Дальнейшие подробности этого дня слились в единое целое, т.к. пороги и шиверы были очень похожи друг на друга и по сложности были слабее первых. Здесь можно привести описание реки из книги С. Климина:

«Характер реки – сплошная шивера с быстрым течением и большим количеством обливных камней по всему руслу. Долина реки широкая».

Я пыталась считать препятствия, называя все для удобства порогами. Когда счёт перевалил за десяток, бросила это занятие. К этому времени мы уже хорошо освоились и плыли более раскованно.

– Я смотрю, ты приобрела уверенность и хорошую наглость, вон как в сливах и в «бочках» гребёшь …

– Так это ТЫ мне ТАМ приказал держаться…

Между шиверами и порогами были участки, где можно было немного расслабиться. Но отдохнуть полноценно на воде мы не могли, река этого не давала. Для отдыха мы всегда выходили на берег.

При плавании мы часто оглядывались назад и в створе реки видели далёкие вершины, покрытые снегом (фото 49). Там, вверху, он не думал таять. Видно, всё-таки пришла зима. И мы правильно сделали, что ушли вниз на сплав и оказались среди золотой осени.

По берегам Малого Агула часто можно встретить скалы (фото 50). Особенно нам запомнились высокие красивые скалы на правом повороте, стоящие стеной, с пещерой в верхней части (фото 51, 52). После них был очередной порог.


Фото 50 Скалы на Малом Агуле

Фото 51 Скалы на Малом Агуле

Фото 52 Пещера в береговых скалах

Фото 53 В тайге по утрам туман

Запомнился небольшой ручей с мутной красно-оранжевой водой. Взвеси этой воды на большом протяжении окрасили прибрежные камни правого берега и долго текли отдельной струёй в основном потоке реки, пока через несколько километров пороги не перемешали всю воду. После этого нам показалось, что идеальная чистота воды закончилась.

На бивак встали рано, около 17 часов. Сказывалось общее напряжение первого дня сплава, он перестал приносить удовольствие, препятствия мы преодолевали уже чисто автоматически, а это плохо. Можно нарваться. Да и солнышко скрылось за высокими берегами, и стало очень холодно. Правда, место для ночёвки искали, как всегда, долго, проплывая километр за километром. На этом участке русло реки расширилось, в нём появились острова, каменистые отмели, встречались участки гладкой воды. Мы хотели терраску обязательно в тайге, там теплее. Место нашлось на левом берегу, оно было предположительно вскоре после нежилого посёлка Воскресенское перед правым поворотом реки. А точнее мы не знаем, т.к. сам посёлок мы не видели.

22.09

Утром впервые за много дней палатка не была покрыта инеем. Совсем немного спустились по реке вниз, а уже другой климат. Когда поднялся утренний туман (фото 53), мы увидели, что деревья вверху на высоком противоположном берегу стоят белые. Там был мороз! Совсем недалеко от нас, каких-то несколько десятков метров.

Утром опять не спешим, ждём, когда природа согреется, и станет комфортно плыть. Ждали недолго, т.к. в душе нетерпение: а что там за поворотом? Как только солнышко поднялось повыше, отчалили. Быстрое течение подхватило нас.

А за поворотом была своеобразная извилистая «труба». С обеих сторон реку сжали скалы и просто высокие берега. От этого утреннее солнце почти не проникало внутрь. Мрачновато.

Из книги С. Климина:

«Наиболее сложный участок реки начинается порогом «Олений» 3 к.с., русло резко сужается, с правого берега в реку вдаётся скальный выступ, около которого мощный слив более 1 м . Высокие валы, одиночные камни в струе. Далее идёт протяжённый участок мощных шивер с валами до 1,5 м .»

Очень хорошо описан этот участок реки в одном старом отчёте из Московского клуба туристов (№1428, пеше-водный поход 5 к.с. под руководством Арутюнова Ю.Г. от 1965 г .). Но там группа шла пешком. Это её восприятие с берега:

"Река меняет свой характер, перепад высот настолько резок, что река здесь ревёт как разъярённый зверь, лишая нас возможности разговаривать между собой. В месте резкого перепада высот на повороте очень много больших камней, в беспорядке разбросанных в реке, в некоторых местах они группируются, создавая что-то похожее на порог. В этих местах река настолько озверела, что, разбиваясь о торчащие камни, рассыпается в пыль, пенясь за камнями в мёртвой зоне."

Бесконечное маневрирование. Но с утра у нас боевой дух, и нам всё это нравится. Как хорошо, что вчера вовремя встали на ночлег. И по правде сказать, на порог «Олений» мы не обратили особого внимания, нам он не запомнился чем-то особенным. Так, обычно…

Камней в реке становилось всё больше. И в какой-то момент перед катамараном, несущимся вперёд, выстроилась целая гребёнка из камней с очень узкими проходами между ними. Только в одном единственном месте был двухметровый, точно по ширине катамарана, проход, только заход в него был с моей точки зрения проблематичный. Нужен был манёвр, а времени и места для него не было. Ещё мгновение, и нас прижмёт к этим камням, а там и до аварии недалеко.

Я преклоняюсь перед опытом и решительностью Володи, когда он одним единственным гребком ювелирно точно направил катамаран в этот проход. Проскочили! Но в то же мгновение перед нами выросла сплошная стена из крупных камней, перегородившая всё русло. И только у правого берега вода нашла себе дорогу сливом прямо через камни.

– Куда!?

– Вперёд!

И Володя направил катамаран в этот слив, а я ему помогла. Слава Богу, воды над камнями хватило, мы даже не шаркнулись дном. Кипящую «бочку» пролетели и даже не обратили на неё внимания. А дальше шла шивера из разряда «злых» протяжённостью 2 км .

Пройденный порог мы оценили 4.к.с. Самое смешное было то, что пройдя этот порог, мы не отнесли его к тому, ожидаемому порогу с водопадным сливом, и продолжали вглядываться вдаль. Вплоть до слияния Малого и Большого Агулов. Только там до нас дошло, что он уже позади.

Уже дома, просматривая литературу, мы узнали, что этот порог, оцененный нами 4.к.с., имеет название «Весёлый» 3 к.с.

Кстати, предлагаем переименовать названия порогов, чтобы они отображали что-то более конкретное. Порог в километре после слияния Орзагая и М. Агула предлагаем назвать «Неожиданным». Порог «Олений» – переименовать во «Вход в трубу», а порог «Веселый» – в «Прощальный». Причем, пороги «Неожиданный» и «Прощальный» имеют 3 – 4 к.с. в зависимости от расхода воды в реке.

Малый Агул немного успокоился, долина расширилась, а мы выплыли из трубы на солнышко.

На левом притоке, после того, как Малый Агул выходит из гор, стоит охотничий домик. Но в этом месте много проток, река широко разливается, и домик смотрится несколько в стороне. Мы проплыли, не останавливаясь, т.к. подход к нему нам показался неудобным, как бы против течения, да и заметили его не сразу. На прямом широком участке сразу после него мы встали на обед. Чалка на левый берег, галечник (фото 54, 55).

Во время обеда мы обратили внимание, что очень тепло, даже жарко на солнце. По нашему обоюдному мнению, это был самый тёплый день нашего похода. Поэтому мы ещё во время обеда и помылись. И, обновлённые, поплыли дальше.


Фото 54 Перед обедом

Фото 55 Река Малый Агул

Фото 56 Стрелка Агелов

Вскоре река взяла генеральное направление на восток. Здесь она течёт спокойно, в русле редкие простые перекаты, множество островов, от маленьких до больших, поросших лесом. В протоках завалы, каменистые отмели. Где-то на середине этого участка увидели далеко впереди на берегу красавца-марала с огромными ветвистыми рогами. Но и он нас заметил. Ждать не стал и скрылся в тайге, поэтому мы не успели его сфотографировать, хоть и пытались. Через несколько сотен метров уже на другом берегу встретили двух маралих, но заметили их только тогда, когда они ломанулись через мелкие протоки к берегу и произвели шум. А вообще сентябрь – время свадеб изюбров, и в это время они опасны.

Как-то незаметно и быстро выплыли на стрелку Агулов. Причалили. Интересно было посмотреть, как сливаются реки. Здесь же на стрелке попробовали ловить хариусов (фото 56), и у нас получилось! Мы их засолили и потом ели в течение нескольких дней.

В итоге мы дальше в этот день уже не поплыли, а остались ночевать, поставив палатку на маленькую площадку, на которой с трудом поместился ещё и катамаран.

Ночь звёздная, светила крупные. Даже попробовали их фотографировать, для интереса, что получится. И вспомнили шутку, которая родилась на реке Озёрная после снегопада:

«Если ночь звёздная и вечер холодный, то какая погода нас ждёт утром?

– Дождь, снег или солнце!

– Ответ правильный!»

<<<Назад | Дальше>>>


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100