Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Хибины >


Всего отзывов: 1 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор Дмитриев Михаил

Хибины, лыжный поход с элементами (22-28 марта 2009)

Было желание сходить в конце зимы в недолгий и насыщенный лыжный поход.
В результате мы выбрали Хибины – компактный и красивый район с минимальным временем подъезда-отъезда.

Почти вся группа там уже побывала, и не по разу.
Но, тем не менее, удалось найти отдельные прежде не посещенные перевалы, вершины и траверсы.

Действующие лица:
Командир
Опытный Участник
Завхоз, она же Собиратель Команды
Реммастер
Штурман, он же 2-й реммастер
Старый Инструктор, он же Завспирт
Фотограф
Разговорчивая Участница
Молчаливая Участница
Дневник похода
20 марта

Группа, состав которой был окончательно утрясен за три дня до выезда, встречается, как обычно, у памятника Ильичу на Ленинградском вокзале. Здороваемся и тут же прощаемся с командой в составе Андрея Зайцева, Ромы Бутова, Миши Бертова и Ани Уразовой, которая едет на мультигонку в Карелию.
Ребята, обвешанные одновременно лыжами, велосипедами и снегоступами, выглядят чрезвычайно живописно.
Миша говорит, что для колорита ему не хватает только байдарки. Желаем им удачи, а вскоре и сами грузится в поезд.
Последний участник прибывает, как водится, за пять минут до отхода.

Плацкартный вагон забит подростками из какого-то клуба подмосковного города Королева. Они едут кататься в Кировск на сноубордах и разместились с комфортом.
А наша тормозная команда с хмурыми рожами сидит на боковых полках. Командир тоже в печали, но, кое-как разместившись, он вдруг обнаруживает в купе напротив четырех симпатичных девочек лет по четырнадцать, которые как раз расчехляют гитару.
Это зрелище несколько примиряет с действительностью, а после того, как девочки начинают не очень умело бренькать на инструменте, Командир взбодряется, перехватывает инициативу и принимается исполнять песни сообразно пожеланиям аудитории.
Остальная группа принимает попеременно-посильное участие. Вечер проходит в теплой, дружественной обстановке.

21 марта

Накануне выяснилось, что Штурман, всегда такой пунктуальный и предусмотрительный, не взял кошки.
Видимо, была помеха на линии во время бесконечных утрясок состава группы.
Без кошек несколько запланированных элементов под вопросом. Однако, как всегда в хорошей команде, на каждую проблему находится человек, способный ее решить.
Опытный Участник вооружается телефоном и принимается звонить знакомым в Кировск и Апатиты.
Знакомых много, но переговоры идут непросто:
на перегонах между станциями связи нет, да и никто пока что не горит желанием делиться.
Процесс растягивается на весь день. К вечеру нам наконец улыбается удача - есть человек, готовый в шесть утра подвезти искомую снарягу к поезду, ненадолго останавливающемуся в Апатитах.
Растроганные участники решают должным образом отблагодарить этого волшебника после похода.

Параллельно идут обычные занятия – взвешивание и распределение, зашивание дырок и т.п. На фоне охваченной трудовым порывом команды заметно выделяется Старый Инструктор, пребывающий всего в трех фазах:
рассказы о былых подвигах, принятие водки и умиротворенный сон. Последняя фаза значительно длиннее остальных.
То, что Старый Инструктор проводит ее на на узкой боковой полке, внушает нескольким ответственным участникам во главе с Завхозом опасения – а вдруг неудачно повернется, да и упадет?
Решаем проблему с помощью детских страховочных ремней, взятых у проводника, каковыми надежно закрепляем Старого Инструктора.
Единственное неудобство – время от времени безмятежно вываливающаяся из-за ремней рука, которую приходится водворять на место.

Переделав все дела, Командир диктует соседкам песню про апостола Андрея, а Завхоз принимается по многолетней традиции пошивать кому-то шапочку из обрезков полара.
На станциях команда пополняет запасы пива и пирожков, но в целом кушает не очень активно. Не то, что лет десять назад...
Опытный Участник узнает по телефону о том, что в Хибинах в последнюю неделю непрерывно шел снег и мело, из чего следует потенциальная лавинная опасность. Это его сильно расстраивает - когда-то ему довелось откапывать из-под снега мертвое тело, и с тех пор он к лавинам относится несколько напряженно.
К вечеру все затихает. Завтра с раннего утра в дело...

22 марта, 1-й ходовой день

Станция Имандра – ночевка под пер. Северный Чоргорр
В шесть утра соседи выходят в Апатитах. Группа вздыхает с облегчением, рассредотачивается по всей освобожденной территории и начинает облачаться в ходовые одежды.
Опытный Участник выбегает на платформу и вскоре возвращается, победно неся вэцээспээсовские кошки. Ура, проблема решилась.

На станции «Имандра» вместе с нами выгружаются две или три других группы. Как всегда, в школьные каникулы в Хибины ломится куча народу. Пока мы неспешно дособираемся (фото 1) мимо нас с севера по железной дороге проезжает настоящий военный парад (фото 2).
Наконец выдвигаемся по следам ушедших вперед групп. Идем по главной улице поселка на юг параллельно путям. За поселком лыжня начинает уводить влево, на восток.
Она настолько набитая, что становится ясно – другой дороги для туристов здесь нет. Входим в лес и метров триста идем параллельно реке Гольцовке, по ее орографически правому берегу.
Потом возникает развилка, причем более набитая колея уходит в сторону, влево от Гольцовки, загибая к северу.
Направление вроде бы не совсем верное, но мы решаем положиться на тех, кто тут уже прошел до нас, и топаем туда.
Через полкилометра - еще одна развилка, но здесь уже поворачиваем вправо. Левое ответвление, вероятно, идет в обход гор – так нередко ходят, когда хотят намотать в походе по Хибинам дополнительные километры.

Фото 1. Старый Инструктор обуваются Фото Фото 2. Военно-железнодорожный парад на ст. Имандра


На этом участке пути ощущение, что мы в ближнем Подмосковье – приятный сосновый лес, практически равнинный ландшафт, мощная лыжня и то и дело попадающиеся по сторонам стоянки.
Но после двух коротких переходов появляются признаки того, что мы все-таки в горах.
Справа возникает речка с обширными незамерзающими участками (фото 3) преодолеваем пару коротких крутых подъемов (фото 4).

Фото 3. Р. Гольцовка Фото 4. Молчаливая участница, берег р. Гольцовка

Третий переход заканчиваем на месте слияния ручьев Меридиональный и Манепахк.
Отсюда основная набитая лыжня уходит на юг, через речку и дальше вдоль Меридионального, на перевал Южный Чоргорр. Нам же вверх по Манепахку, под Северный Чоргорр.

От слияния ручьев продолжаем идти по орографически правому берегу Манепахка, по неудобному рельефу – крутой берег, поросший густым лесом и подлеском.
Через десять минут утыкаемся в группу, которая тропит лыжню. У них много народу, часть идет на узких лыжах, поэтому движение медленное. Рельеф все такой же геморройный.
Решаем проверить другой (орографически левый) берег – кстати, в прошлом походе по Хибинам, четыре года назад, мы шли как раз там. Пока растянувшаяся группа собирается, Реммастер, а за ним Командир и Штурман перебираются по снежному мосту через ручей и по глубокому снегу проходят метров двести перпендикулярно ручью.
Здесь явно лучше, чем на том берегу - склон не такой крутой, лес негустой, и наконец обнаруживается почти занесенная лыжня.

Вся команда, после первых подъемов слегка подрастерявшая утренний энтузиазм, перебирается через ручей. Идти тяжеловато.
Командир периодически с тоской размышляет, стОят ли литровый баллон пива, полбуханки хлеба и сыр, не съеденные в поезде и сейчас лежащие в рюкзаке, усилий по их транспортировке.
Лыжня через полперехода теряется, начинается полноценная тропежка. Для обхода труднопроходимых участков леса приходится заметно набирать высоту.
Впрочем, насколько можно видеть, на том берегу еще хуже. Остановившись на привал, думаем, не устроить ли обед.
Здесь формируется наш групповой стиль обсуждений типа «новгородское вече», далее выдерживаемый весь поход.
По-другому столь опытная команда, видимо, не может. После долгих дебатов решаем, что неохота тратить время на растапливание снега – лучше уж напрячься и пройти оставшиеся три-четыре километра до запланированного места ночевки.
Еще два перехода полноценно рубимся, тропя лыжню по колено на крутых склонах среди деревьев и кустов.
Кабы не Штурман с его физической подготовкой, прокорячились бы и больше. Хочется пить, но ручей глубоко внизу. Погода тоже не особенно радует:
весь день облачно, а сейчас начинает поддувать, временами идет снег. Спасибо, хоть не холодно.

После трех переходов мучения наконец заканчиваются - мы неожиданно вываливаемся из леса на ровный берег ручья, и сразу же подсекаем хорошо выраженную лыжню. Метров через триста лес резко редеет.
До перевала отсюда всего около четырех километров. Чтобы не мерзнуть на ветру и не строить снежную стенку, решаем встать здесь.
У последнего более-менее полноценного дерева утаптываем площадку и ставим палатку (фото 5).
Дует несильно, вода рядом в ручье, дров только нет. Время около трех часов дня.

Фото 5. Первая ночевка

Пока варится обед, Опытный Участник, которого гложут мысли о лавинах и крутом подъеме на Северный Чоргорр, предлагает Командиру за оставшееся светлое время сходить на рекогносцировку. Тот опрометчиво соглашается.
После обеда наступает ленивое благодушие, но тут Командир, решив тренировать силу воли, напоминает разомлевшему Опытному Участнику о его проекте. Пойманный в ловушку, тот с грустью покидает теплую палатку...

..Еле поспевая за Опытным Участником, Командир мысленно ругается, что поперся куда-то с таким лосем.
Впоследствии выяснилось, что «лось», в свою очередь, героически пытался убежать от преследования.
В результате скорость высокая, да и ветер со снегом, время от времени налетающий со спины, не дает расслабиться.
Во время снежных зарядов видимость падает до 50-100 метров, но минут через десять пелена моментально спадает, позволяя разглядеть окружающие горы.

Лавиноопасных участков по пути нет.
Лишь в одном месте приходится идти близко к высокому и крутому левому (орографически правому) борту распадка, но на нем из-под снега торчит много камней, так что он представляется неопасным.
На противоположной стороне наблюдаем частично обвалившийся карниз, почему-то наросший над некрутым склоном (фото 6).
Через час с небольшим выбираемся на просторный пологий участок перед перевальным взлетом (фото 7).
Видно, что подъем на перевал нетруден и лавиноопасным не выглядит. С нашей стороны можно также подняться на хребет по ребру правее перевала, а левее - вообще в любом месте (там на склоне тоже много камней, так что он выглядит безопасным).

Фото 6. Осыпавшийся карниз Фото 7. Вид с запада на седловину пер. Северный Чоргорр

Разворачиваемся и бежим вниз. На ходу опробуем рацию, недавно купленную Реммастером.
За километр или полтора удается связаться – при том, что палатка где-то за поворотом долины.
Наконец, воссоединяемся с остальной группой, ужинаем и делимся впечатлениями.
Командир выпивает донесенного с великими трудами пива и ощущает до неприличия сильное удовольствие. Пожалуй, не зря тащил...
Часть команды, использующая "индивидуально-групповую" раскладку, вступает в первые, но далеко не последние за поход дебаты по поводу того, что сегодня едим, кто это достает и т.п.
Не привык еще народ к самостоятельности в вопросах питания. В девять вечера отбой.

23 марта, 2-й ходовой день Перевал Северный Чоргорр – база КСС – ручей Партамйок Подъем дежурного в 6.00, выходим в 8.30. До вчерашней точки возврата доходим за два перехода. Еще за переход (фото 8), поднимаемся и на сам перевал. Подъем везде на лыжах зигзагами, трудностей не представляет. Помогает толстый слой снега, заровнявший весь рельеф – по описаниям, в менее снежные годы здесь вроде бы крупные булыжники. Перевал (фото 9) представляет собой традиционный для Хибин «пропил» в хребте. Высокие темные скальные стены, покрытые снегом и инеем, выглядят очень живописно. Обозрев виды и позвонив домой по обычному сотовому телефону, который здесь хорошо берет, Командир, Реммастер и Опытный Участник бегут смотреть на спуск с той стороны.
Фото 8. Подъем на пер. Северный Чоргорр Фото 9. Перевал Северный Чоргорр

К краю перевальной седловины, опасаясь возможного карниза, подходим, прижимаясь к скалам справа. Прецедент обрушения карниза на этом перевале уже был – много лет назад таким образом погибла группа из трех человек, о которых напоминает табличка на стене. Сейчас карниза нет. Спуск выглядит в меру крутым – участки градусов в 30 чередуются с более пологими (фото 10). Снег достаточно плотный, проваливаемся до середины голени, видны занесенные следы – кто-то недавно здесь уже проходил. Но Опытный Участник все еще сомневается, опасаясь лавин, могущих, по его мнению, сойти ниже по склону с большой «лопаты» слева. Хотя там есть камни, да и солнце еще невысоко и в дымке. Для детального осмотра спускаемся метров на сто ниже перевала, в итоге Опытный Участник сдается и говорит, что здесь идти можно. Правда, по возвращении на перевальную седловину он было меняет свою позицию и для разминки взбегает на хребет по ребру посмотреть подъем – но по возвращении осатаневшая от ожидания группа почти пинками гонит его на простой путь вниз.
Фото 10. Просмотр спуска с пер. Северный Чоргорр Фото 11. Спуск с пер. Северный Чоргорр

Размотав лавинные ленты, у кого есть, и выдерживая дистанцию, начинаем спуск (фото 11,12). Идем по линии падения воды, без кошек, пробивая небольшую траншею. Метров через двести-триста выходим на плотный и скользкий фирн. Здесь Командир и бОльшая часть группы надевают кошки и продолжают спуск прямо вниз. Однако Реммастер и Старый Инструктор, решив показать удаль, надевают, наоборот, лыжи, и начинают выписывать зигзаги справа по склону. Похоже, что скорость по вертикали при обоих способах одинакова. Пеший спуск заканчивается на обширном пологом участке, около свежих следов снегохода, приезжавшего снизу. Теперь уже все надевают лыжи, стараясь не рассиживаться – до снежной «лопаты» справа вверху недалеко, и попасть даже под маловероятную лавину не хочется.
Фото 12. Спуск с пер. Северный Чоргорр Фото 13. Окончание спуска с пер. Северный Чоргорр

Далее спускаемся на лыжах по чередующимся пологим и крутым участкам. На крутяках приходится закладывать зигзаги, так что спуск не столь приятен, как хотелось бы. За переход добираемся до большого пологого участка у первых кустов и чахлых деревьев, где отдыхаем, глядя на уже далекий перевал (фото 13). Кстати, отсюда в 2005-м году мы из опасения лавин не пошли на него по кулуару (т.е. по сегодняшнему пути), а вместо этого воспользовались широким ребром (справа на фото 13), в результате чего вышли на хребет гораздо правее и почти на сто метров выше перевала. Подъем возможен также по другому ребру, левее кулуара, но на него отсюда труднее выбраться.

Дальше идем вниз по распадку, по буранному следу. Когда выходим на небольшое замерзшее озерцо, буранка вдруг уходит сильно влево. До базы КСС по прямой всего четыреста метров, но перед ней густой лес, в котором не видно никакой дороги. Командир и Штурман, скрепя сердце, влезают в лес и тропят, проваливаясь по колено. Попотев, наконец вываливаемся на берег речки, вдоль которого идет накатанная снегоходами дорога, и видим на той стороне домики базы. Речка везде открытая. Дорога, спускаясь вправо, выводит к мостику у базы. Не доходя до мостика, обедаем на поляне у дороги.

После обеда заходим посмотреть на базу. По сравнению с 2005-м годом домов больше не стало, а вот людей и снегоходов заметно прибавилось. В большом оштукатуренном доме теперь находится столовая, освещенная электричеством, где две тетки как ни в чем не бывало смотрят телевизор. В некогда романтичные и недоступные Хибины пришла скучная цивилизация... Тетки говорят, что снегоход периодически завозит продукты, в том числе для свободной продажи, но сейчас ничего нет. Выходим, фотографируем фантастически навороченные указатели у ворот базы (фото 14) и идем вдоль речки по дороге на север.

Фото 14. Указатель у базы КСС

По бугристой дороге, раскатанной снегоходами, лыжи едут плохо. За переход, упарившись, добираемся до места, где ручей Партамйок, вытекающий из-под перевала Умбозерский, пересекает дорогу. Решаем дойти вниз по ручью до ближайшей открытой воды и там встать. Тропим по глубокому снегу в извилистом русле, а затем вдоль него, по густому лесу с подлеском. Наконец метров через триста обнаруживаем небольшую поляну на берегу ручья, а внизу замечаем полынью с водой. В лесу здесь полно дров. А мы-то думали, их в Хибинах уже не осталось. Сумерки проходят в обустройстве лагеря. Вечером отмечаем прохождение перевала банкетом и концертом у теплой печки.

С наступлением темноты температура начинает падать, доходя к отбою градусов до двадцати. Печку мы ночью не топим, поэтому Командир, упаковываясь в свежекупленный пуховый спальник-эгоист, для страховки одевается потеплее. Однако через некоторое время из-за жары приходится раздеться до тонкого свитера. Изоляционные свойства этого кокона весом 1,2 кг, в паре с внешним чехлом из одного слоя синтетического утеплителя, намного превосходят привычные многоместные синтепоновые спальники. Это не говоря о комфортности... Завязав капюшон так, что остается лишь маленькое отверстие, Командир спит всю ночь, словно младенец в колыбельке.

Продолжение следует...


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Эх, прям вспоминются Хибины, мартовское солнце..

Здорово было в Хибинах, как то очень душено... Прекрасно написанна отчет. В общем, выкладывый продолжение!
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100