Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Хибины >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Дмитрий Томский. Москва

ПЕРЕВАЛ ФЕРСМАНА С СЕВЕРА
(отчет о походе)

Читайте на Mountain.RU:

Post Post um К отчёту о 2-ке "А" НА Малый Кильсе, или отчёт о не состоявшемся выходе

ПЕРЕВАЛ ФЕРСМАНА С СЕВЕРА, или
ПО ТУ СТОРОНУ СЕВЕРНОГО ВЕТРА

(Хибины, 30 июля - 04 августа 2010 года).
Количество участников: я сам. Заявлялся в поход и Рембрандт, медведь плюшевый, но устыдившись своих 125 граммов веса, отказался перед самым выходом, сказал, не пойдет.
Нитка маршрута: станция Имандра - ущелье Аку-Аку - перевал Юмъекорр (н/к) - долина ручья Меридианальный - перевал Ферсмана (1Б) - ручей Ферсмана - вершина Юдычвумчорр (н/к) - ручей Ферсмана - долина реки М. Белой - ущелье Рамзая - цирк Откола - г. Кировск - попытка восхождения на Тахтарвумчорр по "Рогам" (2А) - г. Кировск.

Фотки здесь: http://photofile.ru/users/tomensis/

Хибины - старая тема. Самая старая в "личном зачете". С нее и началось это глобальное "хочу в горы". "Ну, туда же еще залезть надо!" - прозвучало в ответ от водителя, летом 2007-го подвозившего на Соловки автостопом. Видимо, оно и зацепило. А еще много прежде в своем "малом бардовском кругу" очень долго я упивался теми удивительными строками из митяевской "Кандалакши":

"Вернусь, вернусь, вернусь!" - дробятся по Хибинам
Чуть слышные слова сквозь чаек голоса,
И волны их несут, сутулясь как дельфины,
К фигуркам на песке: твоей и рядом - пса.

У Митяева "Кандалакша" - вообще одна из самых сильных вещей, не знаю, почему не поет ее ныне. Сплелось, в общем, всё, связалось в клубок единый: и в клуб альпинистский пришел тогда, и журнал отрыл, "Туризм и отдых", номер прошедший, что сам же разносил по фирмам неделями двумя прежде своего соловецкого выхода. Статья о Хибинах в номере прошла - "В Хибины за Гипербореей", оттуда и почерпнул те начальные об Аку-Аку сведения: "ущелье содержит огромное количество мегалитических объектов, которые можно счесть остатками гиперборейской цивилизации".

Гиперборея - заморочка древних греков. В монографии "Мифология греков и римлян" А.Ф. Лосев отмечает, что "вся античная литература буквально пестрит разного рода упоминаниями о гиперборейцах" [1, с. 462]. При этом Лосев указывает на неразрывную связь гиперборейцев с Аполлоном и Артемидой ("без этих божеств и вне их они никогда и не мыслились в античности" [1, с. 462]), а также на то, что "гиперборейская страна вовсе не имела какой-нибудь определенной локализации", что "самим греческим писателям отнюдь не чужда мысль о полной географической неопределенности представления о гиперборейцах" [1, с. 477]. На страницах монографии Лосев показывает, что разные авторы относили Гиперборею и к северу, и к югу, и к западу, и к востоку от Средиземноморья, - и самой внятной дошедшей до нас географической привязкой, видимо, следует считать сообщение Плиния Старшего, писателя, автора "Естественной истории":

За этими [Рипейскими горами], по ту сторону Аквилона, счастливый народ (если можно этому верить), который называется гиперборейцами, достигает весьма преклонных лет и прославлен чудесными легендами. Верят, что там находятся петли мира и крайние пределы обращения светил. Солнце светит там в течение полугода, и это только один день, когда Солнце не скрывается (как то думали бы несведущие) от весеннего равноденствия до осеннего светила там восходят только однажды в год, при летнем солнцестоянии, а заходят только при зимнем. Страна эта находится вся на солнце, с благодатным климатом и лишена всякого вредного ветра. Домами для этих жителей являются рощи, леса культ Богов справляется отдельными людьми и всем обществом там неизвестны раздоры и всякие болезни. Смерть приходит там только от пресыщения жизнью. [...]
Нельзя сомневаться в существовании этого народа, поскольку столько писателей передают, что у них был обычай начатки плодов посылать на Делос Аполлону, которого они особенно почитают. [...] [цит. по: 1, с. 466]

Плиний - римлянин, живший в начале 1-го тысячелетия н.э., значительно позже упоминавших о Гиперборее (в том числе и Гомера (Hymn. Hom. XIV 29)) греческих авторов, - однако, согласно Лосеву, передаваемые сведения Плиний черпает из жившего в эпоху Александра Македонского Гекатея Абдерского: "Насколько можно судить, этот автор был источником для большинства эллинистических писателей, касавшихся мифа о гиперборейцах, - для Диодора, Мела, Плиния Старшего, Элиана" [1, с. 464]. И тогда, если "солнце светит в течение полугода", значит, ищите Гиперборею за полярным кругом, - и самое интригующее, что со ссылкой на "Махабхарату" мой номер "Туризма и Отдыха" вещает о том, что Арджуна, герой древнеиндийского эпоса, "совершил путешествие за далекие северные горы, где солнце не заходит по полгода" и где великий воин "встретил могущественный народ гигантов"! Два независимых источника - это уже серьезно, - и пусть информацию об Арджуне проверить непросто ("Махабхарата" - громадный многотомник текстов незнакомой культуры), подняв более современную литературу, можно убедиться, что в древних индийских текстах имеются описания полярных явлений. Это и указание на небосвод, вращающийся над головой наподобие колеса ("Индра раздельно удерживает своей силой землю и небо, как два колеса повозки удерживаются ее осью" (Ригведа, X, 89, 4), "поворачивает широчайшее пространство, как колеса повозки" (Ригведа, X, 89, 2)), и высокое положение Большой Медведицы (Ригведа, I, 24, 10)), и крайне широко распространенное в индийской литературе утверждение [3, с. 98], что день и ночь богов длятся по шесть месяцев ("У богов день и ночь - (человеческий) год, опять разделенный надвое: день - движение солнца к северу, ночь - период движения к югу" (Законы Ману, I, 67)), и гора Меру, признаваемая индийскими астрономами земным Северным полюсом [3, с. 98] ("Ведь изо дня в день этому (владыке) Меру луна и солнце совершают прадакшину [обходят слева направо в знак особого почтения], двигаясь по кругу. Также и все звезды, все светила без исключения, двигаясь по кругу, горе Меру (творят) прадакшину" (Махабхарата. VI. Лесная. Гл. 163)). Вообще, пролистывая "Махабхарату", встречаешься абсолютно везде: если автору нужно описать какой-нибудь восхитительный блеск, он непременно сравнит его с блеском Меру, - и Б.Г. Тилак, индийский ученый и автор теории арктического происхождения ариев (из чьей работы и взят представленный выше материал [3, с. 96 - 101]), отмечает, что "указания на сверкание горы, видимо, могут быть описанием северного сияния, видимого в области Северного полюса". И далее остается лишь одна, однако достаточно серьезная неувязка: древние греки жили два, два с половиной, три тысячелетия назад, относительно немногим прежде были созданы тексты "Махабхараты", а хибинские артефакты ученые датируют пятнадцатитысячелетней давностью.

Я покупаю билет на 382 мурманский поезд и еду до станции Имандра.


015 В поезде. Автопортрет

На станции поезд рано утром. Моя первая задача - пройти Аку-Аку и своими глазами взглянуть, что же это за "многочисленные головы и лица, вырубленные в скалах высотой до 50 м, замысловатые выкладки из гигантских камней". Дорога идет на юг, возле ж/д моста вброд пересекает Гольцовку, однако подле пересохшего (надо думать, лишь этим засушливым летом) озера сворачивает на запад. Всё правильно, так ей и положено, однако мне не туда. Остаются две тропы: одна с юга огибает пересохшее озеро, другая устремляется на юг с подъемом в гору. По ней я и иду, однако на возвышенности тропа становится всё неувереннее, а с выходом в тундру и вовсе теряется. Я продолжаю путь по азимуту, двигаюсь по тундровым взгоркам, пересекаю один, затем другой ручей, и сразу за вторым попадаю на хорошо набитую тропу, идущую, похоже, в нужном мне направлении. Тропа действительно та - она и выводит меня в ущелье.


065 Аку-Аку. Вход в ущелье с севера

По ущелью иду не спеша, но "мегалитических объектов" почему-то не наблюдаю - они мне, верно, не по глазам, - однако ближе к середине ущелья подхожу к традиционному символу Аку-Аку - "Каменному Истукану"


082 Аку-Аку. Каменный истукан

после, почти у самого озера и уже справа по ходу, наверху замечаю "Каменный Лик" и "Каменного Воина".


089 Аку-Аку. Каменный воин


093 Аку-Аку. Каменный воин


095 Аку-Аку. Каменный лик

Видимо, не различил многого, но гида со мною нет, и показать исторические достопримечательности заполярного уголка света некому. Озеро обхожу по верхней тропе. Подле воды на стоянке пью чай: с юга к озеру выходят двое из Мурманска ребят (гуляют просто так, даже без треккинговых палок), - и тот, что поговорливее, минут за двадцать успевает пересказать многое из того, что ныне на гиперборейскую тематику так легко найти в интернете. Я вновь слышу о карте Меркатора, о том, что прежде у Земли был еще один спутник, упавший в районе Северного полюса, о каменном перевернутом троне и ступенях пирамид. Не скажу, что сам в восторге ото всего повывешенного на "гиперборейском портале" (как выразилась одна девушка, "на заборе тоже много чего пишут"), и сам этой исторической парадигме доверять бы не стал. Очень много некомпетентных и непроверенных заключений. Когда каким-то загадочными образом с Гипербореей пытаются связывать гераклитовский Логос, становится несколько грустновато. Деликатно сказываюсь не-историком, прощаюсь с ребятами и продолжаю свой путь по ущелью, теперь уже вдоль ручья. Ущелье оживлено: мне навстречу попадаются еще человек семь в босоножках и шортах.

Прохожу Аку-Аку до конца, поворачиваю на восток и по тропе вверх по ручью начинаю подъем к Юмъекорру, "Ущелью мертвых".


113 Юмъекорр

Как гласит мой номер "Туризма и Отдыха", его охраняют "два грозных и неподвижных гигантских стража, похожие на стражей Аку-Аку и заставляющие замереть от исходящей от них мощи". Однако здесь непростительно туплю. Описания со мною нет, я же уже подустал, а может, переживаю за предстоящее прохождение перевала Ферсмана. О стражах я забываю, и вспоминаю лишь на выходе из ущелья, - но там, с восточной стороны, Юмъекорр лишен своей величественной торжественности: седловина, даже не очень хорошо заметная от ручья, - их, стражей, там, конечно же, нет.

В ущелье тур возле тура я в пять вечера. Снимаю записку группы московских школьников:

Группа туристов из г. Москвы шк. №588 в составе 19 чел. Вышла к туру пер. Юмъекорр 30 июля 2010 г. в 14.30. Со стороны пер. Хиинпахчор. Погода хорошая. Группа бодра и весела. Идем в сторону р. Меридианальный. Рук. Белецкая Н.И. Снята записка группы из Москвы рук. Лебедев С.А. 9 чел.

Пишу записку и спускаюсь к ручью - левому притоку ручья Меридианальный (спуск заметно круче подъема), - и после (третьего за день) привала продолжаю путь. Могу идти по тропе вдоль ручья, но делать крюк в несколько километров (сперва - на север, а после - на юг) не хочется, - и там, где постепенно понижающийся отрог справа уже очевидно низок, поворачиваю на траверс взгорка. Поначалу благополучно передвигаюсь по тундре, но дальше начинается курумное криволесье, и о принятом решении жалею. Идти по тропе много приятнее. Однако всё обходится без происшествий: где-то через полчаса выхожу к ручью Меридианальный и почти сразу натыкаюсь на двоих из Питера ребят, стоящих у ручья лагерем. Беседую с питерцами и уже почти ухожу, но начинается дождь, я понимаю, что первый день моего похода подходит к концу, спрашиваю разрешения встать рядом и разбиваю палатку. Восемь вечера - пора бы мне уже угомониться.

31 июля, второй день похода. Завтракаю, прощаюсь с соседями и начинаю движение на юг по тропе вдоль ручья ориентир - характерно-горбатая гора Ферсмана. Вскорости слева от горы открывается и низкая (именуемая во всех описаниях "классической") седловина перевала.


136 Гора Ферсмана и перевал Ферсмана

В верховьях ручья сворачиваю к горе. Ближе к перевалу тропа постепенно теряется, и путь лежит по курумнику - здесь, в Хибинах, он иной, чем на Приполярном Урале: более, что ли, округлый.


154 Курумник

Начинается подъем - и я проникаюсь безмерной признательностью к себе (равно как и к финансово поддержавшим меня людям) за весь тот кипеж с покупкой облегченного варианта веревки и теплого (и также облегчившего меня) спальника. Два дополнительных килограмма веса на таком подъеме - вещь откровенно излишняя. Научен опытом - не хочу! Вообще, рюкзак мой в этот раз изначально легче прошлогодне-уральского. Не взвешивал - в день отъезда была суматоха, - но никаких тридцати килограммов стартового веса нет и в помине. Видимо, килограмм двадцать пять. Со мной килограмма на полтора больше железа, но половинка вместо двух целых баллонов газа, нет топорика, еды взято всего на шесть дней похода, и за истекший год кое в каких вещах удалось избавиться от лишнего веса. Просто, я осведомлен: вопрос отсутствия тяжести за спиной - вопрос моей безопасности.

Перед выходом разглядывая скаченную из интернета (и очень слабого разрешения) фотографию, всё не мог разобраться, в каком месте перевала лезть. В самом очевидном - там, где осыпь наиболее высока.


149 Перевал Ферсмана


159 Перевал Ферсмана

Именно там в скалу вбит первый скальный крюк.


162 Перевал Ферсмана. Наклонная скальная плита под перевалом и нижний скальный крюк

Один или два крюка встречаются на пути и выше, а на косой полке после тридцати пяти метров веревки и метрах в двадцати правее характерно торчащего со стены "клюва" - станция на трех крюках.


163 Перевал Ферсмана. Характерно торчащий "клюв" под косой полкой. Станция правее

От станции до конца косой полки вниз еще метров семь или восемь. Всего по косой полке до покатого склона наверху метров пятьдесят (сорока метров веревки выйти на покатый склон не хватило) от станции до седловины, где шесть-семь закольцованных метров расходника можно кинуть на какой-нибудь валяющийся на седловине булыжник - два раза по сорок метров. На краю покатого склона в начале косой полки много живых камней - летят долго и гулко, веревку при подъеме рюкзака провел так, чтобы не покидать на себя камни.

Рельеф на перевале - несколько вертикальных скальных "ступеней" выше человеческого роста. Лазание чем-то даже напомнило не самые сложные трассы на скальном фестивале в Карелии. Кое-где приходится придержаться за пассив, поставить ногу на мизер - и когда на тебе понавешено килограмма четыре железа (и больше двух килограммов веревки уложено в рюкзаке за спиной), ощущения чрезмерной простоты при лазании не возникает. На "Рогах" тремя днями позже лезть было проще. Но там вообще пешкодрал - несерьезное что-то.

На седловине я в районе пяти вечера. Ловит Билайн. В туре записка:

30.07.10. Группа туристов г. Москва, совершающих пеший поход 1 к.с. с эл. 2 к.с. рук. С.А. Лебедев успешно прошла перевал с севера на юг. 22:40. Погода хорошая. Состояние группы отличное. Сняли записку г. туристов г. Минск от 28.07.2010. Контакт: sergey.swan@inbox.ru.

Пишу свою, отдыхаю и начинаю спуск: он сложнее, чем представлялся согласно паспорту перевала. Сказано: "существенно легче северного склона" - и ты уже воспринимаешь, что делать там вообще ничего не надо. Нет, надо - южный склон тоже не слишком полог. Спускаюсь, правой рукой придерживаясь за скалы - так проще.


176 Перевал Ферсмана с юга

Еще часа два двигаюсь вниз по ручью и у границы зоны леса на первых стоянках разбиваю палатку. Устал как собака - просто валюсь с ног.

День следующий показывает ясно, что в поход нужно брать с собой какое-нибудь ненавязчивое чтиво. Низкая облачность - Юдычвумчорр в облаках, и начать восхождения не могу. Вершина Юдычвумчорр - следующий пункт моей программы: как повествует мой давешний журнал, "здесь среди скал есть удивительный камень, имеющий форму усеченной пирамиды с вырубленными крупным носом и глазами. Его взор обращен на вершину Часначорра и находящиеся глубоко внизу священные голубые озера. С площадки, на которой установлен носач, открывается вид на другое изваяние - гигантских размеров фигуру женщины с обезьяньим лицом". Однако мотивация моя более обширна: согласно карте, Юдычвумчорр - высшая точка Хибин, и посетить вершину просто хочется.

До середины дня деградирую в палатке - делать откровенно нечего, - и лишь после четырех пополудни небо прояснивается. Собираюсь и ближе к пяти вечера начинаю подъем. Поднимаюсь по широкому юго-западному отрогу: к ручью Ферсмана он наиболее близок и, согласно взятому из интернета описанию, наиболее прост. Однако и более долог: почти четыре часа подъема и последующего движения по тупому, бесконечному плато.


201 Перевал Ферсмана с юга. Вид с плато Юдычвумчорра

Плато действительно бескрайне - микрорайон жилой поставить можно! Наконец выхожу к туру. Снимаю записку, но лишь одну - ту, что без приветов и признаний в любви (со своими привязанностями и сердечными коллизиями, господа путешественники, пожалуйста, разбирайтесь сами).

30.07.10 г. 16:00 Группа из Беларуси Минская область совершила восхождение на г. Юдычвумчорр со стороны ручья Ферсмана. Подъем пологий и очень долгий - 3 часа. Спуск туда же. Сильный ветер, но теплый. Снята записка группы из г. Смоленска под рук. Повинского Ал. Всем удачи! Руководитель Вашкевич Г.В.

Пишу свою записку, вкладываю ее в тур. Еще некоторое время трачу на поиски Носача, но тщетно: плато велико, вдали - искореженная конструкция триангуляционного знака, смеркается (по освещенности при скрытом солнце полярная ночь напоминает сумерки), мне неуютно, дует сильный ветер, и (мало ли, что за ночь случится с погодой) оставаться на ночь на плато не хочу. Принимаю решение на спуск - причем по долгому и муторному, но безопасному пути подъема. Искать в сумерках восточный (и более крутой) участок склона этой бесконечной горы желания не испытываю. У ручья Ферсмана я в половине одиннадцатого. Жутко неудовлетворен восхождением. Пустое и совершенно бессмысленное. Самое, что было интересным в походе, было на перевале Ферсмана. На ужин довожу до нормы слегка сокращенный в начале похода дневной рацион: при подъеме обнаружилось, что после первых двух дней пути (и даже несмотря на вынужденную полуднёвку) совершенно без сил.

Четвертый день похода. Моя культурная программа завершена, в рамках альпинистской программы остается восхождение на Тахтарвумчорр по "Рогам": не пройденный в 2008-ом маршрут - согласно новому классификатору, 2-ка "А" летом, 2-ка "Б" зимой, согласно чуть прежде выпущенному гайдбуку, 2-ка "Б" в любое время года. На лесной тропе вдоль ручья встречаю парня и девчонку - идут на перевал Ферсмана. "Без веревки там делать нечего. Веревка есть?" - "Да, десять метров". - "Мало!!! Нет, ну попробуйте, конечно..." Видно, как сидит на измене девчонка - ей не по себе, парень - пофигист, сама беспечность. Интересно, что они там сделают, с десятью метрами? В принципе, согласно описанию, от конца косой полки два дюльфера по три метра (там мокро, кстати), но когда на краю зацепиться не за что будет? А рюкзаки по полке нести как? Короткими перебежками? А аварийный спуск? А наклонная скальная плита от скал до осыпи после дюльфера с косой полки? Побросать со стенки рюкзаки и спуститься налегке? Хочется верить, что сам в горы готовлюсь не так. Хотя на "Рогах" косяк всё же вылез.

По долине реки Малой Белой идет дорога. С тропы от ручья Ферсмана сворачиваю на нее и направляюсь к верховьям реки. Выше границы леса двое путешественников, уже не молодая пара, говорят мне, что, было, приняли меня за... не помню, как прозвучало название той игры: один прячет закладку, другой, согласно описанию, ее находит. Узнаю спортивное ориентирование, когда с картой и компасом собираешь по лесу КП, - но нет: "В вашем варианте, - говорят мне, - возможный район поиска - участок леса, а здесь - вся страна". Вот это да! Оказывается, можно и так.

Ущелье Рамзая наводнено туристами. Похоже, самая популярная из Кировска дорога в горы. На входе, на выходе из ущелья встречаю две больших группы туристов, в самом ущелье - человек шесть питерской молодежи под предводительством некого Андрея из Москвы. Приветствую людей, досадую, что сам не научен ходить с альпенштоком (вся группа "вооружена" длинными отесанными дрынами) - завязывается разговор, все скидывают рюкзаки. "В поезде вместе ехали, - говорит Андрей, - всё приглядывались друг к другу, вместе вылезли - вот и пригляделись". Ребята впервые в горах - видимо, довольны удачно повстречавшимся опытным человеком, сам Андрей просто сияет от восторга. Действительно, милейшие люди! С таким и я пошел бы на Сейдозеро! Жаль, меня туда не зовут, жаль, что сам иду не туда. Сейдозеро - там тоже гиперборейские объекты, и лишь журнал мой не пишет, где. Вообще, автор статьи очевидно склоняется к мнению, что Гиперборея - именно исчезнувшая, погибшая цивилизация: так, в тексте упомянута древняя легенда лопарей, гласящая, что "когда их предки только пришли в эти края, здесь жила чудь - могущественный, справедливый и добрый народ, возводивший своим богам алтари под открытым небом и умевший перемещать по воздуху огромные каменные глыбы, но однажды по непонятным причинам ушедший под землю и оставивший после себя лишь летающие камни (по-лопарски "летающий камень" звучит как "сейд" сейды - огромные каменные глыбы, установленные на три или более точки опоры)". Собственно, и я, вослед за своим "путеводителем", весь поход убежден, что Гиперборея - цивилизация, исчезнувшая в силу природных катаклизмов. Верить интернет-порталу, что гиперборейцы - предки древних египтян, почему-то не хочется.

И тут в разговоре (я всё еще в ущелье Рамзая) из уст Андрея мелькает отнесенное к нему же самому имя Геныч. "Геныч?!!" - "Ну да, прозвище такое". Копаюсь в описаниях и нахожу: подъем на Юдычвумчорр - "добавил Геныч". "Ваш текст?" - "Мой". Вот так! Мир и впрямь тесен.

Вдоль верховий стекающего с перевала Поачвумйока идет тропа. Тропа идет по левому берегу, а справа, на взгорках, есть автомобильная дорога. Дорога петляет, но в целом сохраняет свое направление к Кировску: спускается со взгорков, идет по лесу, - и там, где стоят сожженные "Жигули", раздваивается. На "перекрестке" ухожу по правому отвилку (левый, подозреваю, ведет к броду у озера Малый Вудъявр) и через некоторое время попадаю в цирк Поясов. На стоянке перед ручьем останавливаюсь для ночлега. Половина седьмого вечера. С возвышенности разглядываю обращенный ко мне юго-восточный отрог в цирке Откола, но маршрута своего отыскать не могу.

Утро пятого дня похода - настрой самый решительный. Сегодня нужно залезть. Погода, похоже, благоприятствует. Собираюсь и даже делаю разминку, иду в цирк Откола, однако залезть мне сегодня не дано. Стою под стеной и пытаюсь сориентироваться в рельефе отрога, как неожиданно и как-то сразу начинается сильный дождь. Вокруг - очень крупная осыпь, большие (а порою и просто громадные) раскиданные по тундре обломки скал. Палатку ставить некуда. Пытаюсь укрепить ее на большом плоском камне (на коем ночевал два года назад), но под дождем "птица Говорун не отличается умом и сообразительностью". В итоге устанавливаю кое-как и вовсе не на камне: палатка растянута очень плохо и быстро промокает. Лежать в луже в конце концов надоедает, я понимаю, что делать под скалой мне абсолютно нечего (продуктов на три возможные оставшиеся дня похода не хватит всё равно): cнимаю палатку, запихиваю намокшие вещи в рюкзак и иду в Кировск. Дождь по дороге заканчивается, вокруг всё серо и сыро. Альпийский ботанический сад - вновь мое пристанище,


254 Ботанический сад. Вывеска

за весьма умеренную плату вписываюсь на сутки в тот же домик, где два года назад обитал со студентами-биофизиками. Половина четвертого - под скалами я проторчал не так уж и мало. С заходом в Кировск коэффициент автономности моего похода снижен, но плевать на коэффициенты: ни на какой зачет я не иду, мне важно взойти на гору.

Четвертое августа, шестой день похода. С утра в рабочем Кировске докупаю продукты. Мой поезд - шестого в полночь: три дня и две ночи у меня есть на то, чтобы залезть на Тахтар, спуститься с другой стороны и свалить в Апатиты. Ну, или не залезть и вернуться в Кировск. Иду к Тахтару. Дождя нет, светит солнце. Пересекаю ручей: то, что два года назад переходилась с треккинговыми палками и в плавках, в этот год - почти "по камушкам", лишь по щиколотку замочив ноги. Стою под горой, вновь пытаюсь разобраться с маршрутом. Наконец, понимаю куда лезть. Найти маршрут действительно непросто - очень неудачный ракурс помещенной в гайдбуке фотографии. Ориентируюсь лишь по дополнительной фотке от человека с зеркальной камерой, ходившего маршрут зимой. Поднимаюсь по осыпи, но контрольного тура не нахожу. Ладно - обойдусь и без. Строю станцию, подтягиваю рюкзак и уже собираюсь лезть, как рядом на полке чуть не у себя под ногами замечаю контрольный тур! Атас! Совсем неприметная "плоская" кучка камней.


257 Первый контрольный тур на "Рогах"

Хоть бы волчатником отметили! Или это я такой сегодня - совсем никакой, тура заметить не могу? Записка в туре:

Контрольный тур №1. Группа Саратовского гос унив-та совершает восхождение на вершину Тахтарвумчорр по маршруту "Рога" то ли 2А, то ли 2Б в составе 10 чел. под руков-вом Семенова А. 16.07.09 [sic!] г. Сняли записку группы а/к МГСУ (Москва).

Оставляю свою записку. Три часа дня. Очень долго возился - идти надо было, конечно, раньше. Солнца нет, небо затянуто, хорошо нет дождя. Начинаю восхождение.

Изначально в задачах похода значилось: научиться строить станцию, побить, наконец, в скалу крючья. До перевала Ферсмана крюка ведь в жизни не забил! Теперь есть возможность оторваться по полной программе. Лезу, но очень скоро понимаю, что лазание совсем никакое. Вторая станция разбирается подозрительно быстро - возможно, критерий того, как отношусь к страховке на маршруте (первую разбирал минут десять, если не больше). Собственно, на второй ли, на третей ли веревке рефлексирую: я очень неудовлетворен происходящим. Колочу крючья - но некому подсказать, так или не так делаю, исправить ошибки. Нюансов восхождения, вообще, тысяча! - и вместо того, чтобы перенимать драгоценный опыт, зачем-то в одиночку выпендриваюсь на скале, занимаюсь ненужным пешкодралом! Настроение сильно портится. Выхожу на полку (натоптанная тропа, рельеф и до полки, и по полке очень напоминает нитку движения, отмеченную на фотографии в гайдбуке), прохожу 20 метров (согласно описанию, нужно 25), строю станцию, иду дальше - но ни поворота полки вправо, ни контрольного тура не наблюдаю. Начинаю припоминать, сколько пролез веревок - и не могу вспомнить! Ничего удивительного - почти всю дорогу мысли заняты иным. Возвращаться, искать потерянный маршрут? - Нет, не хочу. Лучше уж начать заново, посмотреть снизу еще раз. Плюс к тому, я не очень уверен, что вновь хочу идти этот позорный пешкодрал. Ладно, спускаюсь. Здесь, куда я вылез, достаточно пологий склон - система заросших травой полок. Бью крючья и траверсом с полки на полку постепенно сбрасываю высоту. Провешиваю веревку, несу рюкзак, возвращаюсь, снимаю станцию, спускаюсь: так - раз пять, шесть, семь, - не помню. Оставлять железо на скале очень не хочется - стоит денег. Здесь и становится очевидным: откровенная лажа - не взять в поход сдергивающего шнура для веревки. Тем более, для сорока метров! Вот чем человек думал? Не головой точно! Под конец оказываюсь перед мокрой и сильно наклоненной скальной плитой: 20 метров дюльфера, дальше - относительно пологий спуск по водостоку. Вколачиваю в скалу самый дешевый крюк, закольцовываю кусок расходника, связываю концы веревки и съезжаю вниз еще немного волоку рюкзак за собой: всё, я в водостоке. Осторожно спускаюсь с рюкзаком за плечами и треккинговыми палками в руках - и уже недалеко от дороги чувствую, как жуткое неудовлетворение собой сменяется глобальным удовлетворением. Спустился! Одиннадцать вечера. Сумерки. Через два с половиной часа над домиком, где я уже поужинал и лег спать, вовсю полощет дождь и сверкают молнии, - и засыпая, я вновь исполняюсь чувством глобального удовлетворения.


266 Синий Вудъявр. 2,5 часа до грозы

Через два с половиной часа над домиком, где я уже поужинал и лег спать, вовсю полощет дождь и сверкают молнии, - и засыпая, я вновь исполняюсь чувством глобального удовлетворения.

Уже в Москве, размышляя, что сделал на скалах не так, разобрался: не заблудился я вовсе. Сбил с толку гайдбук. Во-первых, полка в описании фигурирует как 25-метровая - а там и все 50 будут, - а во-вторых, нет там никакого явно выраженного поворота. Многоярусная заросшая травой "поляна". По ней, забирая вправо, видимо, и следует подойти под наклонный под 45 градусов (не видимый от поворота) скальный ярус - следующий этап маршрута. Контрольный тур - не остается иного - следует искать где-то под ним.


267 Дорога в Кировск. Низкая облачность в день отъезда


268 Бюст академика Ферсмана подле Горного института в Апатитах

"Эпохальненький получился походик", - как выразился в одном из отчетов про Крым Алексей Отвагин. Вот мой поход таким не удался. Так, прогулка - значительно проще той, что была в прошлый год на Приполярном Урале. Сложнее оказалась лишь техническая часть маршрута. Однако походу своему признателен всё равно. Вернулся в Москву, сел за отчет, начал думать - и тут и врубился, что гиперборейцы - они и есть арии, впоследствии ушедшие в Индию! Сам в прежние годы на факультете об ариях слышал, что пришли откуда-то с севера, однако откуда - никто не знает. Греки же (точнее, предки древних греков) - их южные соседи, жившие от Гипербореи где-то в непосредственной близости. Но когда так - народы общались, и стало быть, принадлежали одной языковой группе (ныне известной как индо-европейская). При этом Рипейские горы - отнюдь не Урал и не Альпы (гипотез очень много), но протянувшиеся с запада на восток невысокие горы Кольского полуострова: Волчьи тундры, Хибины, Ловозерские тундры - какие, не исключено, в те времена были и повыше, однако с вопросами поднятия-опускания земной поверхности пусть разбираются геологи, - то есть, локальные горы, служившие естественной границей между двумя народами. Не позабыли же своих стародавних соседей греки потому, что во времена их пребывания на севере (или же чуть позже) у самих греков формировался культ Аполлона, и гиперборейцы оказались включены в их религиозные представления (как пишет Лосев, "гиперборейцы - народ, в котором наиболее ярко отражается сам Аполлон, народ, наиболее ему угодный, - "жрецы" Аполлона, "слуги" Аполлона, - народ, среди которого он больше всего любит пребывать и в котором больше всего осуществляются все его предначертания" [1, с. 462 - 463]).

Много, на самом деле, чего не написал в отчете. Не написал, что мазь от комаров в виде спрея - крайне предательская вещь. Садишься на рюкзак - и после недоумеваешь, откуда здесь, в лесу, запах этой подозрительной химии. Комаров, кстати, не было почти - все комары возле Кировска. Не написал, как чинится сломанная треккинговая палка. Сломанные концы отпиливаются до начала сгиба, из деревяшки вытачивается сердечник: в нижнюю трубу вгоняется, в верхней - расклинивается, получается нормальная рабочая палка, и лишь покороче, потому как зажимать всё равно придется ниже уровня слома. Поход починенная палка выдержала, выдержит и еще. Не написал, что когда нет возможности высушить курицу - годятся бастурма и вяленная рыба (тяжелее, но при небольшом количестве не критично), - однако подобные продукты необходимо упаковывать во что-либо герметичное - ту же пластиковую бутылку. Ну, и "Гиперборея" греческое не перевел, конечно. "Гипер-" - за пределами, вне пределов, по ту сторону "борей" - северный ветер. "По ту сторону северного ветра" - если уж совсем дословно.

2010, август

Л И Т Е Р А Т У Р А:

  1. Лосев А.Ф. Мифология греков и римлян. М., 1996. С. 462 - 487.
  2. Мирясова А. В Хибины за Гипербореей. Туризм и Отдых, №22 (458), июнь 2007. С. 56 - 61.
  3. Тилак Б.Г. Арктическая родина в Ведах. М., 2002.

P.S. Пора, наконец, выразить признательность всем людям, в течение последних трех лет поддерживавшим и поддерживающим мой альпинизм, кому был должен и с кем и по сей день не рассчитался в долгах. СПАСИБО! Отдельная благодарность - "Команде Альпиндустрии", перед походом продавшей спальник "Cat`s meow" по специальной цене.


Написание отзыва требует предварительной регистрации в Клубе Mountain.RU
Для зарегистрированных пользователей

Логин (ID):
Пароль:

Если Вы забыли пароль, то в следующей форме введите адрес электронной почты, который Вы указывали при регистрации в Клубе Mountain.RU, и на Ваш E-mail будет выслано письмо с паролем.

E-mail:

Если у Вас по-прежнему проблемы со входом в Клуб Mountain.RU, пожалуйста, напишите нам.
Для новых пользователей

Логин (ID):
Имя:
Фамилия:
Пароль:
Ещё раз пароль:
E-mail:

Все поля обязательны для заполнения!

Дополнительную информацию о себе Вы можете добавить на странице клуба в разделе Моя запись

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100