Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Памир >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Борис Прохоров, г. Магнитогорск.

Поляна Москвина-2010. Хроника событий

В 2006 году я совершил восхождения на Хан-Тенгри и Победу в составе группы известного екатеринбуржского альпиниста Юрия Ермачека. И, конечно же, задумал побывать на пиках Коммунизма и Корженевской. Но следующим восхождением было восхождение на Мак-Кинли, и только в 2010 наступила «очередь» Памирских семитысячников. На этот раз нас двое - Прохоров Борис и Бисеров Владимир. Я вновь связался с Ермачеком – он уже несколько лет проводил сборы на поляне Москвина – но в этом году он всё отменил, так как сам шёл на К2. Посоветовал обратиться к Рано Умаровне Сабировой. Справка: Рано Умаровна Сабирова – вдова известного альпиниста Владимира Машкова, долгое время бывшего начальником Международного Лагеря (МАЛ) на поляне Москвина у подножия памирских семитысячников. После развала СССР организовал фирму «АльпМашков» и посредством этой фирмы проводил сборы на поляне Москвина. После его смерти дело отошло к его вдове. Через какое-то время новые партнёры Сабировой её «кинули», посадили даже на три месяца в тюрьму, инкриминировав угон президентского самолёта, присвоение денежных средств и т. п. Адвокат сумел отстоять свободу Рано Умаровны*. Сабирова основала новую фирму «Альп-Навруз» и несколько лет организовывала работу МАЛа на поляне Москвина. Все другие турфирмы, такие как «Аксай-Трэвэл», «Памир-Экспедишн», «Азия-Трэвэл» и другие, набиравшие заявки от альпинистов всего мира на посещение поляны Москвина, были только посредниками и передавали, в конечном счёте, своих клиентов «Альп-Наврузу». Но об этом всём я узнал потом, а пока связался с Рано Умаровной. В процессе переписки выяснил все детали, цены, сроки и т. д. От Рано Умаровны узнал, что старшим гидом в этом году едет екатеринбуржец Жилин, связался с ним. В конце концов, выяснилось, что на Москвина он не едет так как «там творится бардак», а поедет туда Сергей Пензов из Северодвинска. Связался с ним. Но он не дал твёрдого ответа на наше участие в мероприятии в качестве гидов, сославшись на всё туже неразбериху с организацией. Причина этой «неразберихи и бардака» была в том, что в министерстве туризма Таджикистана Рано Умаровне не давали «добро» на аренду поляны Москвина и имущества, находящегося там ввиду оспаривания этих прав фирмой «Альп-Машков». Вот такие вот коммерческие войны проходили в 2010 году*. Но всё благополучно разрешилось в пользу Рано Умаровны практически за несколько дней до первого вертолётного рейса на Москвина.

В Душанбе нас встречает сама Рано Умаровна со своим новым гражданским мужем, на машине подвозят на квартиру. В квартире уже несколько альпинистов, ожидающих отправки в Джиргиталь – районный центр, где есть аэродром для приёма самолётов малой авиации и вертолётов. Здесь же (на квартире) Сергей Пензов. Знакомимся. Сергей сразу же предлагает работать гидами.

За сутки пребывания в Душанбе узнали, что таджики очень дружелюбный народ. К русским относятся очень хорошо (несмотря на то, что русские к таджикам в России относятся плохо). Гостеприимство, точнее уважение к гостю у таджиков – национальная черта, поддерживаемая религией. Ходить в гости и привечать гостей, так же как и желать здоровья любому человеку – богоугодное дело. В каждой таджикской семье обязательно есть статья расходов, отведённая под гостеприимство. По-русски говорят хорошо. Религиозны, но без фанатизма. Третья часть ВВП республики – это денежные переводы из России таджикских гастрабайтеров. В каждой таджикской семье один-два мужика сезонно работают в России. Крепкие деловые и частные связи с Ираном. Таджики, в общем-то, аполитичны, к президенту Эмомали́ Рахмо́ну относятся спокойно, «без наездов». Хотя Таджикистан и считается республикой – практически это монархия, где всё принадлежит «царской семье», коррупция и кумовство – практически узаконено. Столица – Душанбе – город по благоустройству сравнимый с Магнитогорском, никаких «Москва-Сити» мы не увидели, всё простенько без особого шика. Автопарк – от «москвичей-412» и «волг» до «лексусов». Машины б/у в Таджикистане дешевы. К примеру «тойота-прадо» 2002 года стоит порядка 7 тыс. долларов. Но зарплаты и пенсии очень маленькие. Любимая марка автомобиля – «Опель» (относительно дёшев и с запчастями нет проблем). В магазинах и лавках в основном товары первой необходимости. Сувениров нет. Алкоголь и сигареты продаются не в каждом магазине, ассортимент небольшой – повышенным спросом не пользуются. Зато насвай продают как у нас бабки семечки. Вообще показалось, что рынки в Таджикистане гораздо беднее, чем в соседнем Кыргызстане. Менты к прохожим «нетаджикской» национальности не пристают. Пьяных, гопников и прочих люмпенизированных личностей по вечерам не видно.

На следующий день рано утром на импортном автобусе типа нашего «ПАЗика», загрузив рюкзаки и часть продуктов для отправки первым вертолётным рейсом, выезжаем в Джиргиталь. Нас 14 человек - Сергей Пензов – начальник гидов, Ишутин Михаил, его земляк, тоже гид, ещё «гиды» - я и Вовка Бисеров, шесть клиентов - четверо болгар, Лёха Бильчук (Киев) и Миша Геншафт (Саратов), а также четыре человека из обслуживающего персонала лагеря. Практически все мы (включая повара Садыка и «официанта-многостаночника» Шухрата) потом стали друзьями. Дороги в Таджикистане не ахти. После Обигарма асфальт кончился и началась в хлам разбитая дорога, не ремонтировавшаяся после развала Союза. Наш путь лежит по долине реки Вахш, которая образуется при слиянии рек Кызылсу и Муксу, а здесь течёт под названием Сурхоб. Строительство дороги Душанбе – Алайская Долина (далее Киргизия и Китай) – один из немногих объектов, на который заложено финансирование в бюджете республике. Ещё один такой эпохальный объект мы увидели тоже – строительство Рогунской ГЭС. Таджикистан, в общем-то, республика бедная и если соседнюю Киргизию выручает сельское хозяйство, то здесь и с этим беда – земли, пригодной для растениеводства и скотоводства – мало. Полезных ископаемых тоже не очень. Вот поэтому- то президент и правительство (а скорее всего, лично президент) делает ставку на гидроэнергетику. С этим вопросом даже возникли трения с соседним Узбекистаном, недовольным тем, что возможно ограничение воды на его территорию, а также уменьшением зависимости Таджикистана от узбекской нефти и газа. Цены на бензин после объявления о начале строительства узбеки для таджиков повысили вдвое. Это должна быть ГЭС с самой высокой дамбой в мире – 347 метров. Президент Рахмон приказал собирать деньги с населения (что-то типа акционирования). После пуска Рогунской ГЭС планируется строительство алюминиевого завода. При том, что сырье планируется возить из Африки(!), дешевизна энергии, составляющей огромный процент в стоимости алюминия, оправдывает весь этот проект.

Возле Гарма - свежий асфальт, положенный китайцами. Проезжаем Гарм – бывший оплот противников Рахмона в гражданской войне 90-х годов. Что удивило в дороге – почти полное отсутствие придорожных чайхан, столь присущих киргизским автотрассам. Несколько раз на постах останавливали менты – водитель безропотно, как само собой разумеющееся предъявлял документы и отдавал заранее заготовленные 2 сомона. За что? Да ни за что. Мзда.

Прибываем в Джиргиталь только к двум часам дня. Джиргиталь – довольно таки большой кишлак, практически это конгломерат нескольких кишлаков, слившихся воедино. Высота – 1600 метров. Есть здесь аэропорт, несколько отделений каких-то банков, несколько магазинов сотовой связи, несколько ошхана (чайхана), базарчик и даже музей. С одной стороны кишлак прижат к горам, с другой – гигантское плоское поле, здесь выращивают картошку. Население, как мы позже узнали, смешанное – таджикско-киргизское. Так что, по словам местной молодой учительницы, летом работающей в семейном «чайханном» бизнесе, в школе некоторые дети изучают четыре языка – таджикский, русский, киргизский и английский. Начальник аэропорта – киргиз - разрешил нам поставить палатки в скверике аэропорта.


Джиргиталь

Здесь мы в ожидании вертолёта прожили почти четверо суток. Погода стояла в общем-то лётная, но на наши телефонные вопросы Рано Умаровна отвечала сначала, что нет топлива для вертолёта, потом, что нелётная погода в Душанбе. А народ всё прибывал и прибывал. На третьи сутки альпинистов скопилось человек 100 – больше половины – иностранцы. Венгры, испанцы, голландцы, румыны, двое русскоговорящих израильтянина – парень и девушка, американцы, литовцы, латыши, итальянцы, вездесущие поляки и чехи, бельгийцы, французы… В чайхане, по соседству с аэропортом по вечерам раздаются дикие крики под гитару – это исполняет бардовские песни в стиле группы «Бони Нем» доктор красноярской команды. В Джиргитале оказались трудности с пивом, да и более крепкими напитками торговала всего одна точка на местном базаре (но пива там не было). От безделья мы совершили восхождение на близлежащую гору (точнее отрог хребта) высотой около двух тысяч восьмисот метров. Постепенно мы сдружились с «невольными пленниками» аэродрома. Болгары Румен Радев, Боян Петров, Милена Михайлова, Святослав Терзински, русский германец Эдмунд Герцог, иркутянин Павел Трофимов, северодвинец Михаил Ишутин, саратовец Михаил Геншафт, киевлянин Алексей Бильчук – все они стали нашими новыми друзьями. Чтобы как-то занять народ мы (команда гидов) во главе с Мишей Ишутиным организовали «бардовские» вечера у костра. За дровами ходили на местную лесопилку. Оказывается, у каждой семьи на земельном участке специально посажены тополя, которые довольно таки быстро растут. Потом их спиливают и везут на пилораму – в результате – стройматериал в виде досок для собственных нужд. Через несколько лет тополя вновь «доходят до кондиции» и их снова можно пускать в дело. Наш миниМАЛ привлекал внимание местной детворы. Для них, наверное, это было что-то вроде цирка. Маленькие детишки почти не говорят по-русски. Самолётов и вертолётов в Джиргитале конечно же не было и работает этот аэропорт только один месяц в году – когда вертолётом забрасывают альпинистов в горы. На всю республику – всего, как я понял, два вертолёта. И только один пилот (и тот на пенсии), имеющий право посадки в высокогорье. Рано Умаровна пыталась привлечь лётчика из Киргизии, но это у ней не получилось по каким-то бюрократическим причинам. Между тем обстановка в лагере немного накалилась. Где вертолёт? Наконец на третий день прибыли представители турфирмы … «Альп-Машков»! Оказывается всё это время между Рано Умаровной и конкурентами шла нешуточная война за место под солнцем, какими-то действиями «Альп-Машкова» она была прижата к стенке и сдалась. Произошло что-то вроде рейдерского захвата*. Часть обслуживающего персонала, нанятого Рано Умаровной была заменена людьми альпмашковцев, тут же прибыл и бензовоз, а на следующий день и вертолёт. Прилетел небольшой самолётик с командой из Ирана, среди них две женщины (они были без паранджи), одна довольно-таки симпатичная.


Иранские альпиниски.

Они улетели на Поляну сразу же первым рейсом, прибывшего следом вертолёта. Мы с Вовкой и нашими новыми друзьями - болгарами, Лёхой и Мишкой, смогли вылететь только третьим рейсом, причём часть нашего багажа вылетела следующим рейсом. Даже живые бараны, предварительно закупленные в Джиргитале, «вылетели» раньше нас.

Полёт занял чуть больше получаса. Сначала летели над долиной Сурхоба, удивили местные таджикские покосы, расположенные на крутых горных склонах – прямо вверх по склону идёт тропа, по обе стороны которой находятся небольшие квадратики сенокосов и маленькие кучки скошенной травы (стог на таком крутом склоне не поставишь). Потом летели над ущельем Муксу – по сторонам – гигантские горные кручи, осыпи и ледники, бешеные ручьи, низвергающиеся в кулуарах. Наконец, прилетели. Вертак не глушит двигатель, разгружаемся на ходу. Разгрузившись, машина улетает за следующей партией груза и людей. В этот день он сделал 5 рейсов.

Буквально через полчаса по нашим организмам «ударила» высота – одышка, головная боль, вялость и т.п. И немудрено – JPS показал, что мы находимся на высоте 4361 метр. Мы, как гиды, разместились в небольших домиках, объемом примерно с железнодорожное купе. Клиентов стали размещать в «типа кемпинговых» палатках. Похоже, ещё с советских времён в инфраструктуру и обеспечение лагеря не вкладывалось ни копейки – палатки все старые – брезентовые и «типа польские» (были такие в советское время, считались крутыми). В общем, я не завидовал иностранцам, заплатившим за весь этот сервис 1800 евро (так называемый «полный пакет»). Установку палаток руководство лагеря в лице начальника лагеря Алишера возложило на гидов.

Итак, гиды. Старший гид – Пензов Сергей (Северодвинск) - очень опытный альпинист, регалий, заслуг и побед на его счету немеряно, 14 восхождений на семитысячники, мастер спорта международного класса, снежный барс №144. Альпинизмом занимается с 1970 года, марафонец, участие в экспедиции на К2 по западной стене. Преподаватель информатики. Михаил Ишутин – земляк Пензова, мастер спорта. Альпинизмом занимается с 1978 года, имеет 5 восхождений на семитысячники бывшего СССР, участник гималайских экспедиций. В настоящее время работает тренером по скалолазанию. Оба они буквально неделю назад вернулись с восхождения на Мак-Кинли. Евгений Лоренц (Душанбе) - мастер спорта СССР, работник душанбинского аэропорта, руководитель таджикского альпинизма, опытнейший восходитель, инструктор и гид. Отепбаев Мурат (Алма-Ата) – профессиональный гид, спортивный клуб ЦСКА Дениса Урубко, участник июньской экспедиции Казахстана на Лходзе, отец четырёх детей. Чечулин Александр (Алма-Ата) - профессиональный гид, спортивный клуб ЦСКА Дениса Урубко. Нидо Гульджон – (Душанбе), по национальности памирец, многосторонне развитый человек, знаток нескольких языков, член альпинистской секции столицы Таджикистана. Кахоров Шамсиддин – (Душанбе), бортинженер авиакомпании Таджикэйр, неоднократно работал на поляне Москвина гидом, парапланерист, неплохо говорит на нескольких языках, удивительно отзывчивый и душевный человек. Шамс оказался для меня настоящим открытием – таких людей на моём жизненном пути я встречал редко. И вот никак не ожидал встретить такого человека среди таджиков, которых многие русские, надо смотреть правде в глаза, считают людьми второго сорта. Владимир Бабаев - член альпинистской секции Душанбе, по профессии радиотехник, открытый и весёлый парень. Ну и мы, двое магнитогорцев – Прохоров Борис и Бисеров Владимир. Задача гидов – подготовить маршрут Цейтлина на пик Евгении Корженевской, участие в вероятных спасработах, ну и по возможности сопровождение клиентов на вершину (за отдельную плату). На пик Коммунизма маршрут по ребру Бородкина готовит команда киевлян под руководством Юрия Черевко.

Стоит немного рассказать о том, что представляет собой поляна Москвина.


На поляне Москвина

Она расположена в боковом кармане, находящемся между ледниками Вальтера и Москвина. На старой боковой морене ледника Москвина располагаются столовая и кухня (стеклянное одноэтажное здание), штук 10 домиков обслуживающего персонала, склады и палатки «полнопакетных» клиентов. На боковой же морене ледника Вальтера – палатки «малопакетных» клиентов. Между этими моренами – на плоском месте небольшое озеро, питаемое ручейками, стекающими с ледников Москвина и Вальтера. У стока озера – огромный камень, превращённый в мемориал о погибших альпинистах, чуть ниже – баня и дизельная. На противоположной стороне поляны – крутой склон пика Воробьева. Если стоять к ней лицом, то справа в ледник Вальтера вливается ледник Траубе, стекающий со склона хребта Петра Первого, где и расположены пики Коммунизма, д`Кубертена и Кирова. Если смотреть вверх по леднику Москвина, то между массивом пика Корженевской и Воробьева виден остроконечный пик Четырёх.


Пик-Четырёх

Место очень красивое – с одной стороны стена хребта Петра Первого с пиками Хохлова, Коммунизма и Душанбе, возвышающимися над Памирским Фирновым Плато (ПФП), с другой – массив Корженевы, правда саму вершину не видать, только её плечо до высоты 6300.


Корженева

Все местные ледники глубоко изрезаны – сплошные сераки и разломы. Всё это – окружающие вершины, грандиозные ледники, озеро – создаёт незабываемую картину.

Немного можно сказать и о названиях – в 1933 году в составе Памирской экспедиции в этот район были отправлены четыре молодых исследователя – Москвин, Вальтер, Солдатов и Траубе – они-то и составили описание этих мест и провели точные замеры близлежащих вершин, в том числе и неизвестного доселе пика, позже названного пиком Коммунизма. Имена этих исследователей впоследствии увековечили в местных топонимах – в названиях открытых ими ледников и пика Четырёх. Все четыре ледника – Вальтера, Траубе, Москвина и Солдатова сливаются в один и впадают в ледник Фортамбек. После «обретения независимости» правительство Таджикистана переименовало бывшую высшую точку СССР - пик Коммунизма в пик Исмаила Сомони, основателя первого таджикского государства.


Пики Хохлова и Коммунизма

Дизель так и не удалось запустить. Поэтому электричество даётся всего на несколько вечерних часов от маленького генератора и только в столовую. По поляне ездит трактор с кузовом перед кабиной – здесь он живёт уже, наверное, лет 20 – и служит рабочей лошадкой для лагерных работ (подвести-увезти). Два дня ковырялись с установкой лагерных палаток. Чувствую: пора выдвигаться на маршрут – клиенты, болгары в частности, уже потихоньку стали делать небольшие выходы на высоту, кто на Корженеву до 4600, кто на пик Четырёх, кто на пик Воробьёва. Отличился Павел Трофимов из Иркутска – буквально за два дня сходил на пик Воробьёва и уже настраивался на пик Четырёх. Стало несколько неудобно – гиды сидят в лагере, а маршруты не готовы. Уговариваю Шамса и Вована выходить на 5100 и установить там палатку, забросить часть снаряжения, продуктов и верёвки, проверить состояние тропы.

27 июля на рассвете выходим в свой первый выход. За 40 минут, лавируя между сераками, ледовыми реками и разломами, пересекаем ледник Москвина.


Пересекаем ледник

Как и следовало ожидать, на леднике тропа не сохранилась, зато её хорошо видно на склоне ребра Корженевской, который нам предстояло, траверсируя перевалить. Акклиматизация у нас недостаточная, а рюкзаки нелегкие, идётся очень тяжело, в голове какой-то туман и шум, всё это усугубляется жарой. С трудом перевалив три гребня ребра пика Корженевской, траверсом спускаемся в «ущельице», по которому, собственно, и происходит подъём до лагерей 5100, 5300, и выше – на 5800. Тропа, и до того плохо просматрившаяся, теперь вообще исчезла. Шамс вёл нас по памяти. Жара и усталость вынуждают нас встать на обед на боковой морене у следующего ребра пика. Напротив нас высотой с пятиэтажный дом высится край языка ледника. С него постоянно сыплет вытаявшими камнями, осколками льда, микроселями. После обеда разморило, и мы немного поспали. Но надо идти выше. В кулуаре перевязываем прошлогоднюю веревку. Шамс говорит, что снегу в этом году значительно больше и там, где раньше проходили по сыпухе, нынче идём по снежнику или вообще по льду. Однажды, уже на подходе к лагерю 5100, шедший первым Шамс поскользнулся и проехал вниз по склону метров 20. Всё обошлось благополучно, но кошки таки пришлось одевать. Ну, вот и место, где обычно размещается лагерь 5100 – ледник немного выполаживается и на боковой его морене есть места для установки палаток. С водой похуже – набрать реально только из небольших ручейков или же идти немного вперёд, к большому ручью, текущему посреди заснеженного ледника. Утомились мы прилично. Как потом оказалось, для меня этот день оказался самым трудным физически и морально за всё время нахождения на Памире – жара, крайне непривлекательный, я бы сказал неромантический, рельеф, который приходилось преодолевать с тяжеленным рюкзаком и недостаточная акклиматизация – всё это неспособствовало увеличение любви к высотному альпинизму. Уже вечером свою палатку рядом установили наши товарищи-гиды Марат и Александр. Наутро, оставив палатку с грузом, мы налегке повалили вниз, а Марат с Саней сходили ещё на 5300 – на разведку. Вниз - ни вверх - идти, конечно же, приятней, да и тропа отсюда стала лучше просматриваться. Мы её ещё дополнительно промаркировали туриками из камней.


На леднике Москвина

Затем два дня отдыха и посильная помощь в установке лагерных палаток (клиенты всё прибывают и прибывают). Народ уже вовсю ходит по акклиматизационным вершинам – на пик Воробьёва и Четырёх. Опять отличился Павел Трофимов – всё также в одиночку взошёл на пик Четырёх и уже готовится на Корженеву. В лагерь на 5100 уже ушло несколько групп, после успешного восхождения на Воробьёва уходят туда и Мишка Геншафт с Лёхой. С ними и Вован. Я же иду туда на следующий день. Задача – подняться на 5300 и выше – на 5800. На этот раз идти значительно легче – и рюкзак не такой тяжёлый и дорога уже известна и акклиматизация улучшилась.


На леднике Москвина

Преодолеваю расстояние до 5100 в два раза быстрее, чем в прошлый раз. Прохожу лагерь и поднимаюсь по узкому кулуару в следующий промежуточный лагерь на 5300. Здесь уже лёд и снег. В этот выход задача – подняться на 6100 или 6300 (штурмовые лагеря) и установить там палатку, которую я сейчас и несу. Народу здесь (на 5100 и 5300) уже достаточно. В этот же день, когда я поднялся на 5300, болгары, испанцы, Леха, Вован и Мишка уже предприняли попытку подняться на 5800. Испанцы дошли до скальной стены ребра Корженевы на 5800 до так называемых Каминов (скала немного нависает над ледником, защищая место лагеря – узкий снежный гребень – от сыплющихся сверху камней). Но в отсутствие гидов тропу проложили немного не так, как обычно – не напрямую через бергшрунд, а в обход по леднику на плато, затем траверсом под скалами до Каминов. Вечером пришли вымотанные Вован, Лёха и Миша, оставившие заброску на 5700 (на плато).

На следующий день с Вованом поднимаемся на 5800. Идти, конечно же, тяжко – чем выше, как известно, тем труднее, но по снегу всё же приятней, чем по сыпухам. На узком снежном надуве под нависающими скалами расположен лагерь 5800. Здесь болгары Румен и Боян, американская двойка - гид из Колорадо Боб Семборски со своей клиенткой Кэтрин, москвичи, краснояры, барнаульцы, ещё кто-то.

Расчищаем место под палатку, общаемся с друзьями, от Румэна узнаём, что Боян Петров (лидер болгарской команды) уже вышел отсюда, с 5800 сначала на 6300, а оттуда, по самочувствию на вершину. Вечером он вернулся с победой! Первый восходитель этого сезона! Тем весомее его победа – ведь оказывается, что Боян – диабетик! И не смотря на свою болезнь – он один из сильнейших высотников Болгарии и уникальнейший альпинист – единственный в мире альпинист-диабетик. Часто пишет статьи в «Нешнл-Джиогрэфик», по специальности биолог. Рекламирует лекарства от диабета какой-то немецкой фирмы, которая и даёт ему деньги на восхождения. В прошлом году он успешно взгромоздился на Гашербрум (опять-таки первым проторив тропу среди глубокого снега). Своим примером он показывает людям, болеющим диабетом (да и не только им) каких высот в прямом и переносном смысле может достигнуть человек даже с таким недугом. Три раза в день ему необходимо делать уколы – иначе последствия непредсказуемы.

На следующий день мы с Вованом выдвигаемся с 5800 сначала на 6100, а затем на 6300.


Подходим к 6300

Лагерь 6100 – небольшая площадка для двух палаток на ребре пика Корженевской. Отсюда, собственно и начинается подъём до вершины. Идти надо по широкому гребню ребра по так называемым «верблюдам» - горбам гребня. Сразу же за палаткой каких-то иностранцев (вроде бы голландцев) на крутом скальноснежном взлёте визит прошлогодняя верёвка. По ней надо жумарить, а затем идёт узковатый крутоватый снежный гребень. Идём по следам Бояна – первым поднявшимся на вершину. Значит мы вторые, кто побывает на 6300 в этом сезоне. После первых двух горбов – на высоте 6300 - удобное место для установки десятка палаток – это и есть штурмовой лагерь. Здесь мы с Вованом ставим свою палатку, оставляем продукты для штурма вершины. Погода облачная – вершина в тумане, но мы выше облаков, из которых торчат многочисленные вершины. Состояние организма нормальное – рабочее (насколько это возможно на этой высоте). На обратном пути нам навстречу попались Лёха Бильчук и связка Гена Дуров с Алма-Аты (профессиональный гид) и Игорь Признюк. Они намерены заночевать на 6300 для акклиматизации. В тот же день я спускаюсь в базовый лагерь на Москвина, а притомившийся Вован остаётся ночевать в нашей палатка на 5100. Здесь же мы встречаемся с питерцами, среди них – Мишка Сотников - в недавнем прошлом магнитогорец, ходили с ним даже на Эльбрус в 2001 году. Сейчас живёт в Питере, выучился на видеооператора и мечтает стать высотным или «путешественническим» киношником.

Следующие два дня – отдых в базовом лагере. Калейдоскопом продолжают развиваться события. Украинцы во главе с Юрием Черевко продолжают провешивать верёвками маршрут Бородкина на Коммунизма. За ними по пятам в акклиматизационные выходы-заброски двигаются две команды иранцев (их человек 20). Одна из двух девушек-альпинисток из Ирана срывается в трещину, где-то в районе 5100 на Бородкина. Но всё проходит благополучно – отделалась лишь синяками и царапинами. На связи с ними в основном Шамс, знающий иранский язык. Кстати, как позже выяснилось, иранцы – вроде как все (в том числе и девушки) - люди военные. И задача у них стоит – завести хотя бы одну из женщин на Коммунизма. В этом случае им дают деньги на проведение экспедиции в Гималаях… Женя Лоренц с Вовкой Бабаевым и Нидо успешно сводили незрячего липецкого альпиниста Николая Орлова и его поводыря на пик Воробьёва.


Евгений Лоренц

Бисеров Владимир, Румэн Радев, Нидо Гульджон

Это было одним из знаменательных событий этого сезона. Павел Трофимов взошёл на Корженеву четвёртым в этом сезоне (после двух голландцев). Подходят из треккинга с кишлака Девшар наши знакомые по квартире в Душанбе – Миша Вещагин и Олег Сидоров из Северодвинска...


Сергей Пензов и Михаил Вещагин

5 августа выходим на восхождение на пик Корженевской. В этот же день достигаем лагеря 5100, ночуем в ранее установленной палатке. На следующий - выходим на 5800. Через пару часов после выхода достигаем лагеря 5300. Хотя темп движения у меня довольно таки низкий – а иду я медленно и монотонно – Вован всё больше и больше отстаёт. Он двигается по-другому – несколько шагов – передышка, опять несколько шагов – передышка, но с каждым разом передышки у него всё больше и больше. После взлёта ледника выше 5300 я вообще потерял Вована из вида. На этот раз основная тропа проходит через бергшрунд напрямую к Каминам, а не в обход через плато и затем траверсом под скалами. Верёвку через бергшрунд в прошлый раз провешал Пензов. Относительно быстро (за 4 часа) поутру, по ещё жёсткому снегу я достиг лагеря 5803 (точная цифра замера по JPS). Ближе ко второй половине дня солнце поднимается высоко, снег превращается в кашу, наступает пекло и работать в таких условиях в два, а то и в три раза тяжелей. В чём я собственно ещё раз и убедился, наблюдая за альпинистами, поднимающимися в лагерь. Практически всё, вплоть до лагеря 5300, просматривается с Каминов. Например, чуть позже нас вышедшие из лагеря 5100 тройка питерцев (два Николая и Миша Сотников), задержавшиеся за утренними неторопливыми сборами и чаепитием, к моменту подхода к бергшрунду уже были выжаты как лимоны. Отставание от меня было уже несколько часов. После непродолжительных переходов долго отдыхали, сидя на рюкзаках, потом долго преодолевали бергшрунд. Правда, надо отдать им должное, при этом они всё же не поленились достать свою полупрофессиональную видеокамеру и снять эпизод… Подходят болгары – Милена и Святко – они вообще поднялись сюда из базового лагеря.


На Корженеву.

Вована всё нет и нет. Наконец поднимаются питерцы, спрашиваю у них про Вована – они говорят, что он почувствовал себя плохо и повернул назад.

На следующий день «в однова» поднимаюсь до 6100, меняю старую на новую верёвку выше лагеря 6100 и через 2,5 часа, с момента выхода с 5800, достигаю лагеря 6300. Время 9 часов утра. Вообще-то я планировал переночевать здесь и завтра выдвигаться на вершину, но в принципе, прикинув свои сегодняшние шансы, понял, что и сегодня реально взгромоздиться на 7105. Тем более, что краснояры, ночевавшие здесь, только-только встали на тропу. Собираться долго, в общем-то, не пришлось – палатка уже стоит, а перекус, запасные варежки и носки, пуховку и питьё - в рюкзак, фотоаппарат на шею и – вперёд.


На горбах верблюда

Погода пасмурная, но безветренная. Внизу всё в облаках, вверху тоже. Краснояры – их было человек 4 – 5 - растянулись по одному и по двое на довольно значительное расстояние. Идут они медленно – у них тяжёлые рюкзаки – несут с собой палатку и прочее снаряжение. По плану у них – ночёвка на вершине, так как Корженева для них – это этап подготовки к восхождению на Коммунизма по маршруту Беззубкина, заявленному на чемпионат России. Один горб за другим позади медленно скрываются в облачной мгле. Намеренно не рву жилы – вершина и так никуда не денется. По предыдущему опыту (в частности по пику Ленина) знаю, насколько психологически выматывает преодоление этих бесконечных взлётов.


Женя Беляев на вершине 7105м.

После одного из таких горбов встречаю спускающегося Эдика Герцога (нашего русского немца) – ну что ж с победой! Ещё через горб – встречаю Мишку Геншафта и Лёху Бильчука – и вас с вершиной! Ещё через горб – Сергей Пензов со своим клиентом – москвичом Камилем Запаровым. Камиль выглядит очень уставшим. Но вот, похоже, последний горб – с одной стороны отвесные скалы, какие-то драные обрывки старых верёвок. Выше – ещё более плотное темно-серое облако. По следам серпантином поднимаюсь на плато. Там уже сидит красноярец Женька Беляев.


Полина Галацевич

Пик Москва

Всё - это вершина! Поздравляем друг друга, фото и вниз. Немного ни мало, а подъём на вершину занял 4 с половиной часа, спуск - чуть более двух часов. В этот день в лагерь 6300 поднялись Милена и Святослав, а также Гена Дуров и Игорь Принзюк.


Пик Москва

Вид с 6300

Переночевав на 6300, я на следующий день налегке к обеду спустился в базовый лагерь. Палатка и оставшиеся продукты остаются на 6300 – ими воспользуются последующие гиды. Гидовские палатки стоят также на 5100 и 5800.

Жизнь на поляне Москвина била ключом. Узнал последние новости. Оказывается, за два дня до моего восхождения испанец Хорхе (Jorge Egocheaga) сумел побить рекорд казахстанца Пучинина по скоростному восхождению на Корженеву – теперь результат выглядит так: 10 часов 10 минут (базовый лагерь – вершина – базовый лагерь).


Прохоров Борис, Jorge Egocheaga, Михаил Ишутин

Боян Петров ушёл на Коммунизма, на следующий день ушёл туда же Павел Трофимов, на маршруте также работали киевляне Юрия Черевко, иранцы, голландцы. Итальянцы и россияне Воробьев Павел и Соловьев Владимир вышли на маршрут ещё на день позже. Мы же пока отдыхаем – баня, вечером шашлыки из свежей баранины на углях, пара матчей в волейбол, где команда гидов проиграла команде хозработников лагеря, фотосессии ошеломляющих пейзажей… Гоняем бесконечные чаи с Нидо и Вовкой. Оказывается Нидо долго работал в представительстве ООН в Таджикистане – это было во время гражданской войны. Много ездил по миру – был в Европе и США.

В это время в местных горах случается ЧП. 8 августа с перевала Южный Девлохан сорвался опытный киевский инструктор, мастер спорта Олег Монсар. Группа долго искала его, теперь у них практически закончились продукты. Они спустились к вертолетной площадке и ожидают помощи. Вот краткая хроника событий, реконструированная по сообщениям на «Маунтин.ру» Любы Монсар, дочери Олега Монсара. «…Часть наших ребят (киевские альпинисты) находятся в МАЛе, готовы вылететь на поиски. К сожалению, деньги на вертолет необходимы огромные. В МАЛе сформировали поисково-спасательный отряд из киевских альпинистов и группы Никонорова из турклуба "Вестра". Вертолет в одну сторону оплатит страховая компания, так еще необходимо эвакуировать больного с места происшествия. Обратно, чтобы забрать спасательно-поисковый отряд необходимо 15000 у.е. Такой счет выставила компания "Альп-Машков", но сумма еще будет обговариваться. Один летный час стоит 4500 у.е., они утверждают, что для того, чтобы прилететь в МАЛ, забрать группу и доставить их на место событий - необходимо порядка 15 000. 9 августа 22:25. Звонила в МЧС Таджикистана, в 5 утра буду звонить туда полковнику. Вертолет улетел по правительственному заданию. Вернется завтра утром. Надо его обязательно перехватить, так как до места происшествия порядка пяти часов - никто не полетит после 11:00 утра. Пока меня кормят обещаниями, но ничего не решается. Леша Ващенко и Леша Никоненко находятся без связи в ущелье Девлохан, где произошли трагические события. Последняя связь была с ними в субботу и им обещали вертолет в понедельник. Они ждут в условленном месте возле озера – там, где может сесть вертолет. 11 августа 7:30 : вертолет НЕ вылетел. После всех гарантий и писем на международном уровне. Правительство Таджикистана морозится и ничего не комментирует. МЧС готово, но минобороны ведет какую-то игру, обещает вертолет и не дает. Напомню, что гарантия от страховой была уже в воскресенье. Ситуация критическая! 10 августа 15:27: Звонили из администрации президента Украины, звонил консул Украины в Таджикистане. Обещают вылет вертолета завтра в 5 утра. 10 августа 06:00: министр Украины в Таджикистане вышел на связь с минобороны Таджикистана. Полковник МЧС Таджикистана тоже в курсе и пытается что-то сделать. Вчера Федерация туризма Украины отправила в МИД Украины официальное письмо. 11 августа 12:56: лучший пилот страны Нур Батыров прилетает в Душанбе в 15:00 по местному времени, на его счету масса спас работ и налетов в горной местности. 11 августа 15:05: вертолет НЕ вылетел! Ситуация обостряется тем, что правительство Таджикистана врет нашему послу. Первый заместитель министра обороны Таджикистана заверил нашего посла, что вертолет уже в воздухе. Мне только что звонил руководитель отряда МЧС, который находится на летном поле и говорит, что никто никуда не улетал. Связала нашего посла с отрядом МЧС. Жду! 12 августа 7:43: вертолет высадил спасотряд в составе четырех МЧСников, трех киевских альпинистов и двух московских на плато. Ващенко Алексея забрали вертолетом в Джиргиталь. Никоненко в порядке - остался, чтобы показать спасателям место срыва. 13 августа 9:00: ребята начали работать еще ночью, но утром, часов в 9:00 начался снегопад. Сошла небольшая лавина. Пришлось временно прервать поиски. Все, что успели раскопать, засыпал снег. Злости не хватает - 6 дней хорошей погоды ребята просидели в МАЛе и ждали вылета. 6 дней, которые для меня были как 6 лет. 15 августа 6:57: Вот и все. Нашли тело в лавинном выносе. Вечная память. Олег был лучшим отцом, мужем, другом и спортсменом. Спасибо всем, кто верил и помогал. Спасибо туристам и альпинистам во всех странах, всем, кто знал Олега и не знал. Спасибо Алексею Ярошевскому и Рано Умаровне. Спасибо за собранные средства, их должно хватить, чтобы перевезти Олега и сопровождающих ребят домой из Душанбе и организовать похороны»... Вот такая вот история. По МАЛу по поводу всех этих событий ходили слухи, что вертолёт долго не могли дать потому, что президент Рахмон улетел на охоту. Не знаю, правда это или нет, но очень похоже на это. Только на шестой(!) день смог вылететь вертолёт и ещё полтора дня ушло на поиски. Это вам не Европа, где поисковый вертолёт прилетает сразу же после звонка по сотовому от потерпевших бедствие в горах.

Собираемся выходить на восхождение на пик Коммунизма. Два Михаила – Ишутин и Вещагин, а с ними и Румен, который не смог пойти с Бояном из-за проблем с пищеварением, планируют выходить на рассвете 11-го и сразу подниматься до 5800. Мы же – я, Бисеров Вован, Миша Геншафт, Лёха Бильчук – выходим в этот же день, но попозже и идём без экстремизма – до 5300. Сергей Пензов взялся отвести ещё одного клиента на Корженеву, Шамс сейчас на Корженеве. Нидо, Женя Лоренц и Вовка готовятся сводить незрячего липчанина Николая Орлова и его тренера-поводыря ещё на один памирский пик – д`Кубертена (бывший пик НКВД). Многие буржуины уже начали готовиться к отлёту в Джиргиталь. В общем, 11-го выходим на маршрут, на этот раз стиль будет альпийский – палатку мы несём всё время с собой. Питание исключительно «Гала-Гала» плюс орешки и сухофрукты.


Продолжение следует....


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100