Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Владимир Марков >


Всего отзывов: 1 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Владимир Марков Город Петропавловск – Камчатский

ФАР. Центральная школа инструкторов 2011 года.
«Мы сильны, потому что мы вместе! Мы, команда!».

Щетинин Сергей Викторович, собственной персоной
Место действия: ущелье Цей, Северная Осетия (Алания), МЧС России, в лице Щетинина Сергея Викторовича.

Время действия: январь-февраль 2011 года.

Сразу предупреждаю, за все написанное и увиденное ниже ответственность не несу, писал все под нажимом своего второго «Я». За серьезное не принимать. Серьезно только на суде, когда тебе приговор зачитывают. Кстати о приговоре. В конце этой школы мне его зачитали: «Две смены стажировки!». Я не в обиде. Почему? Еще раз прочитайте заголовок моей статьи. Но и Библию забывать нельзя. В ней четко прописано: «Око за око».

Начнем мы не с этого. Пройдем грейдером по бездорожью Дальнего Востока нашей необъятной Родины, России. Как уже известный «драматург», я коснусь предъистории данного события. Вообще, как я «запопал» в Школу инструкторов?

Занимаюсь альпинизмом с 1982 года. Первую рекомендацию в Школу инструкторов получил от своего тренера по альпинизму Эйдуса Сергея еще в 1991 году. Он же мне написал характеристику. Почему не прошел эту Школу в те годы? Время было такое. Нужно было выбирать между спасательной службой в Приморье, которой я руководил и альпинизмом. Пришлось отказаться от Школы.

В конце 2000-х годов жизнь загнала меня в тупик. Как с него было выйти? Я не знал. Обычная рабочая моя поза в позиции «лежа». Но как с позиции «лежа» можно выйти? Хренотень какая-то. Уползти, что ли? Во Владивостоке все достало. Нужно было менять мое безнадежное состояние души. А как сменить это состояние, если я, как елка, «зимой и летом одним цветом». Если у меня в голове появляются сексуальные фантазии, то это обязательно Горы. Ну, вот как с этим жить?

Сейчас меня удивляет другое. Если у меня в голове только горы, то почему столько детей? Все мои женщины думали, что я из-за них брошу горы, что ли? Наивные. «Орлы в неволе не размножаются». Не я это придумал и не мне это менять. Не верите, к Дроздову обратитесь.

Вот Лев Николаевич Толстой однажды плюнул на все и босиком «слинял» со своей усадьбы Ясная поляна в неизвестном направлении. Как мы с ним похожи. Я так же однажды «рубанул с плеча» и «слинял». Только не босиком, а в ботинках фирмы La Sportiva «Olympus Mons EVO» на Камчатку.

Мужики, «без базара». Толстой мог там, в средней полосе, себе это позволить. А мне как быть? Представьте меня босиком на Камчатке? Вот, вот – дураков нет в наше время)

Мне можно задать вопрос: «Почему именно на Камчатку?» А вот почему. Первый раз, когда я сюда попал в 1974 году, первое о чем я подумал: «…, да тут еще и горы есть?». Честно, как на духу Вам заявляю: «Я заболел Камчаткой. В хорошем смысле слова, заболел».

Мое обычное положение в работе
Итак 2010 год. Я на Камчатке. Все мне помогают. Это Закон Камчатки. Тут не Сочи и на асфальте не больно полежишь. Как описать это время, ума не приложу. Попробую это сделать в стиле моего тезки Владимира Семеновича Высоцкого. Его манера изложения материала в мирное время, в стиле военного больше подойдет сейчас мне, чтобы читатель более-менее углубился в суть событий этого периода моей жизни на Камчатке. И, самое главное, все правильно понял. То есть, что я не пьян и в полном здравии.

Валера Карпенко, председатель правления КФАиС без артподготовки закинул меня прямо в центр военных альпинистских действий. Чтобы мне в окопе было не одиноко, рядом всегда находился Ванька Бенедык. Каждый день наш мир воюет. Идет война за идеи, землю, политику. Наконец, просто за деньги. И это происходит повсюду. Больше всего там, где не стреляют.


Карпенко Валерий Николаевич,
собственной персоной
Федор Фарберов, до мозга костей в узлах Иван Бенедык, партнер по окопу

Так и в альпинизме. Без жертв не бывает. Кто «не дует в общую дудку» – к стенке, то есть в расход. По закону сурового военного времени. Главное, общее дело не должно пострадать. А потомки увидят только результат. Ведь Санкт – Петербург выстроен на людских костях. А слава Петру не угасает. Да и город прекрасен. Стоны под фундаментами давно затихли, «все пучком». От Ваньки я скоро устал. То есть, кисти моих рук распухли и болели. Почему? За что ни возьмусь - он мне по рукам. Захотел я радистом быть - он мне прямо в глаза: «Много языком мелешь, подспорье врагу».

Полевой командир, Басаев,
ой оговорился, Александр Биченко
Лежу в окопе, а что на передовой альпинизма делается? На левом фланге воюют «значки». Этим хоть оружие в руки не давай. Стреляют во все стороны. И по своим и по чужим. На правом фланге «разрядники». Эти мятеж подняли. Их полевой командир Александр Биченко то ведет в атаку, то не ведет. Бросит взвод, и его след появляется то в Северной Америке, то в Южной. То есть, Суворов шороха наводил в Альпах, Александр подхватил его почин и шерстит в Америке. «Федор», самый хитрый. Сидит в штабе и пишет всякие брошюры по узлам. Устраиваются ведь люди?

Вот в таких условиях и воюем. Я один - мешок с песком в окопе слева положил, чтобы случайно не хлопнули «значки». Справа мешок положил от разрядников, чтобы они меня специально не шлепнули, когда я расслабляюсь. И еще себя заминировал. Это от Ваньки, если еще достанет, подорву и себя и его. Давеча Ванька выглянул из блиндажа и мне орет: «Тебя «Первый» вызывает!». Это Валера Карпенко. Подбегаю к телефону. Валера коротко объясняет: «Кадров не хватает, теряем преимущество. Тебе нужно ехать в академию ФАР учиться».
Я спрашиваю: «Куда ехать?»
Валера: «На Кавказ, в Цей».

У меня опять шок. С передовой в ссылку, как Пушкина и Лермонтова отправляют на Кавказ. Ванька еще масло в огонь подлил: «Я в прошлом году там учился. Дедовщина, как везде. Спать не дают. До самого конца держат в напряжении, «все по взрослому».

Об этой информации, по моему направлению в академию, пронюхали завистники. Что тут поднялось. Письма со всех фронтов и от «новичков», и от «разрядников». Мало того, что к нам в КФАиС «писюльки» свои направляли и в Генштаб ФАР, тоже. Судьба у меня такая. Всем не нравиться, что я живу, как ветер в горах. Свободно парю в небе. И никому не принадлежу. А мои завистники что: «Им, Гагарам, недоступно наслажденье в битвах жарких, гром раската их пугает». Эти строчки я еще в школе на переменке написал.

Первый горный пейзаж у ворот
базы МЧС в ущелье Цей
Вы думаете, только сейчас я столкнулся с этим фактом по письмам? Фиг. В детстве частенько иду домой, а на заборе прямо у моего дома мелом написано «Марков …». Я привыкший и все стерпел. Главное в нашем деле что? Читайте заголовок моей статьи. И это Закон. Никому не удалось из меня сделать «врага народа» и публично судить потом. При этом на допросах выбить с меня показания, что я действительно «вражина» и мне не место в рядах альпинистов. Наверное, просто времена изменились, или на время все затихли. Ко второму варианту я отношусь здраво и знаю, что это вернется, иначе зачем тогда Россия нужна?

Все закончилось благополучно для меня. Я еду в академию ФАР и даже не подозреваю, что на фронте на передовой лучше. Но об этом позже и по порядку. Выдержки из Библии я помню.

Поезд приходит во Владикавказ. В этих местах я первый раз. Обычно всегда выходил в Минводах. Все начиналось в Нальчике. А сейчас я попадаю в Северную Осетию (Аланию). На вокзале много милиции. Все с автоматами. Дежурная собака. Все говорит о том, что «тут вам не здесь». Ухо нужно держать востро, ты на Кавказе. С поезда из разных вагонов сошло еще человек семь молодых и темпераментных спортсменов. По их багажу и одежде я узнал своих «братцев-кроликов», которые приехали, как и я из разных городов со своим снаряжением, чтобы постичь азы и навыки на звание «Инструктор-методист 3-й категории» по альпинизму.

База МЧС в ущелье Цей
Все мы на вокзале ждали связного. В положении было написано ясно – вас встретят. Долго ждать не пришлось. Появился большой человек. Опрятный, интеллигентно держится. Все ясно, руководитель. Только кто? Молодежь как всегда выделяется своим чутьем. Один из будущих курсантов школы спросил у встречающего нас человека: «Вы, наверное, водитель и приехали за нами?» Мужчина, Щетинин Сергей Викторович, сверкнул желтым взглядом в сторону молодого альпиниста. На мгновение выражение его лица было определено следующим образом – он Лев и на завтрак ему вбросили маленького песика. Но жрать его, это творение природы, ему не хочется. Но это было мгновение. Потом спокойный ответ: «Нет, я не водитель. Транспорт сейчас подадут и Вас отвезут к месту Вашего дальнейшего проживания». Что и произошло. Он нас отвел к месту стоянки автобуса, посадил в него и потом исчез, также неожиданно, как и появился.

Мы, каждый по своему, прикалывались над этой шуткой молодого курсанта. Многие поняли, что это был Сам Щетинин.

Затем дорога и встреча с Украинцами. Пять человек добирались до места учебы на своем транспорте. С украинскими номерами на машине. Встреча была такая, что можно было подумать, что мы давно друг друга знаем и вместе ходим. Почему я так посчитал? Прочитайте еще раз заголовок моей статьи. Пока доехали до места, милиция их один раз остановила и отработала, как положено, но об этом они расскажут сами.

Кисилев Александр Анатольевич,
главный дирижер нашего оркестра
Наша Наталья
Итак дорога сузилась. Подъемы, серпантин, горы. Мы в ущелье Цей. Показались большие горы. По приезду на базу МЧС быстро расселились по комнатам. База «супер». Европейский стандарт. Все по человечески, никакой экономии и урезания. С самого начала нам дали понять, что ФАР серьезно относиться к своему делу, а МЧС этот почин поддерживает на государственном уровне. К сожалению Ивана Трофимовича Душарина в этом году в Школе нет. Приболел немного он, годы дают о себе знать. «Надежда умирает последней». Думаю, еще не вечер. Все уладится. Все будет нормально.

Старший инструктор, Киселев Александр Анатольевич, церемониться с нами не стал. Никакого акклиматизационного периода в районе для нас дано не было. Времени, на раскачку, тоже. Сразу в бой. Мы попали в Школу нового образца. Где все было распределено по модулям (скальный, ледовый, общий). Но фишка не в этом. Чтобы пробиться к этим модулям, нужно было еще пройти жесткий отбор по всяким нормативам. Вот это, действительно, фишка. Хоть мы уже ели в столовой, но курсантами, четыре первых дня, не являлись.

Мы только приехали, а я опять вперед забегаю. Еще в Петропавловске-Камчатском мне прислали список курсантов Центральной Школы инструкторов. В нем была всего одна девушка. По ее фамилии я мысленно сделал фоторобот и четко определился, отвлекать от дела она меня не будет. С этой мыслью я попал в Школу. И что вы думаете? Я ее увидел. Естественно прозондировал Наталью с голова до ног. Мой фоторобот дал сбой. А моя внешность, в этот момент, очень напоминала один персонаж из фильма «Шрэк». Помните, такой, с длинными ушами. Думаю, что она почувствовала мое зондирование.

Стойте, стойте, мужики! Мы сейчас говорим не лавинном зонде, или щупе, или технике по поиску в лавинах. Мы говорим о нашем внутреннем мире. Не надо, пожалуйста, смешивать наше личное с общественным. И так постепенно углубляемся в мой внутренний мир. Ее взгляд, когда она на меня смотрела, очень подходил к персонажу с фильма «Шрэк». Там она такая большая с крыльями. Да, да, да! Вы меня правильно поняли. Только, я хочу уточнить, когда этот персонаж был в гневе.

Так вот, баловень судьбы меня повел дальше. Мы спали кровать в кровать. Сидели в столовой за одним столом все двадцать дней. И ничего... Мужики, такое даже врагу не пожелаешь. Лучше бы я на передовой, заминированный от Ваньки Бенедык, всю жизнь в окопе пролежал.

А руководство Школы, шутники. В конце Школы заявили: «Мы продумаем вопрос на следующий раз и разместим женскую половину в комнате на 3-ем этаже. Мужики, ловите мою мысль? Кто на 3-ем этаже живет? Вот, вот. Вы все понимаете. Почему мы все правильно мыслим? Кто не понимает о чем речь, читайте в заголовке моей статьи. А что в уставе альпинистов написано в одном из пунктов? Вот для этого мы и приехали в Школу Инструкторов. Чтобы все в дальнейшем, по праву, принадлежало нам, и мы были этим руководством на 3-ем этаже. И это Закон. Но это потом, а пока мы несчастные претенденты на место в Школе. И начнем мы с первых четырех дней. Библию я читал, всем отомщу.

Первое, с чем мы столкнулись на базе МЧС - это прием врача для личной беседы и техники безопасности. То есть, на дворе бегал кобель «Буч». Очень спокойный малый со своим нравом. Когда он кого-то кусал, то ни званий, не регалий, не видел. Хватал всех подряд. Нас так и предупредили – не любит, когда его гладят. Исключением был Андрей Мариев. Тот его теребил, как хотел и когда хотел. Буч ему позволял все.

Буч не спал и не дремал,
по уставу не положено
Руководство направило Буча на поддержание порядка, при проведении утренней физзарядки. То есть. Рассказываю про себя. С первого дня мы в добровольно-принудительном порядке вставали в 6, 50 утра. И этот факт с самых первых дней многих поставил в тупик. Затем бег по дороги и разминка на мосту. Так вот. Я бежал последний и зондировал почву, где можно было вильнуть на обочину и посидеть на природе. У меня этого не получилось. Почему? Рядом всегда бежал мой инструктор, Мариев Андрей. Затем «ОБ», Егорин Сергей. Последним, наш ДОК, Руденко Георгий с капельницей в руках. Сама разминка проходила на мосту. Ни в право, ни в лево. Все у организаторов Школы было схвачено.

Частенько я чувствовал рядом с моими ногами клыки Буча. Тот, в былые времена, пас с пастухом овец. Когда одна паршивая овца отбивалась от стада, Буч хватал ее за бок. Потом у овцы пропадало желание отходить от стада на всю оставшуюся жизнь. Так и у мне белоснежные клыки Буча привили желание заниматься физкультурой в период всей Школы.

После физического воспитания на зимнем, морозном воздухе: каждый день построение, громогласное приветствие руководству лагеря и зачитка старшим тренером «Распоряжения на день».

Скалы и стены наше стихия.
Нас на них не победить
Вечером, в один из первых дней Школы, нас ждала индивидуальная беседа с нашим врачом Рудэнко Георгием Ивановичем. Тот спокойно, немногословно интересовался, как мы себя чувствуем, на что жалуемся? При этом внимательно смотрел нам в глаза, на всякий случай, чтобы мы ничего от него не утаили. Затем процедура давления и пульса. Все это каждый из нас проходил с одним показателем – здоров, как бык. По непроверенным данным я получил самый желанный для меня диагноз. У меня самый лучший пульс. Я на седьмом небе, хоть в этом я буду, почти, первый. Жалко, что за хорошее здоровье не награждают. А то бы я от фирмы «Вента» получил, на худой конец, жюмар. К сожалению, эта фирма, на худой конец, жюмары не дает.

Четыре дня мы сдавали зачеты, то есть четыре дня судьба смеялась над нами, вернее над нашими инструкторскими куртками, которые сшила нам фирма Red Fox. Они были надежно запечатаны в большом ящике. Мы знали об этом от предыдущих школ и рвали жилы, чтобы заполучить их. Но об этом позже, а пока мы демонстрировали, на что мы были пригодны.

Первый этап сдачи нормативов - скалы. Ничего сверхъестественного. Меня этим этапом еще Александр Ищенко с Владивостока стращал. Я все видел глазами Александра и все сделал так, как мог. Как это делал в начале 90-х годов. Передвижение по скальному рельефу с нижней страховкой. Подъем по перилам с грузом. Наконец, наши, до боли любимые, «спасы». Мы дергали бревно внушительного размера на определенную высоту. А вот на какую высоту я поднял это бревно – Вам не скажу, Егорин Сергей с Мариевым Андреем, тоже.

Александр Киселев все видел своим взглядом и с самого первого этапа стал меня интегрировать по результатам и по шансам попасть в Школу. Меня совершенно не смущало такое состояние дела. В это время, кроме ящика с инструкторскими куртками и дружной ватагой курсантов, которые мысленно уже ходили в них, я больше ничего не видел. Все вместе мы азартно играли игру по выживанию в особых условиях. И когда было уже совсем не так, то руководство вежливо отпускало нам место, где мы дышали, и при этом приговаривало: «все не так плохо, как вы думаете, Господа!». А мы, в свою очередь рвали лямки и шли к своей заветной цели, то есть, к этому злощастному ящику.

Что может быть надежнее льда
Второй этап сдачи нормативов - лед. Знаете, про лед говорить не буду. Это моя стихия и я на льду не наделал в штаны. По крайней мере, чувствовал себя нормально. Что говорить об остальных. Если в нашем потоке курсантов были титулованные альпинисты, обожженные ветром Гималаев. Люди, которые на льду съели свой, положенный, пуд соли.
После льда я немного выпрямился.

Третий этап сдачи нормативов - физ.нормативы. Когда на построении нам объявили: «Сегодня сдача физ. нормативов!» Я опять осунулся. Так как, в Школе не было возрастных категорий. Я шел общим списком. То есть, должен был зарубаться с МСМК на общих правах. Ну, где здесь справедливость? В глазах стоял общий интеграл Киселева Александра Анатольевича. Камчатка была всегда рядом. Отступать дальше не куда. Я собрался, сгруппировался, втянул геморрой поглубже и подтянулся на турнике два раза. Остальные двадцать два раза мне не засчитали. Видите ли, у них правила такие. А у меня, такие.

Четвертый этап сдачи нормативов – забег с грузом на вершину и поцелуй ствола зенитного орудия, которое в тех местах обстреливало лавинные склоны. Честно скажу, добежал. Поцеловать ствол не смог, просто на нем повис. Был не последний, если в рассудке правильно понял информацию, – Наталью я сделал. Хоть в этом я оказался сильнее ее. Если, конечно, у меня правильная информация. С другой стороны после финиша я ощущал, где нахожусь и в какую сторону обратно спускаться. Зловещий план старшего тренера по общему интегрированию относительно меня рухнул, как «план Барбароса».

Вечером на собрании нам объявили радостную весть: «Мы все зачислены в ЦЕНТРАЛЬНУЮ ШКОЛУ ИНСТРУКТОРОВ АЛЬПИНИЗМА. Школу по подготовке инструкторов-методистов по альпинизму III категории. Под эгидой ФАР». Круто.

Ура! В зал внесли заветный ларец (бумажную коробку) с тем, зачем мы все сегодня собрались. Что по праву заслужили. Его открыли. Вы не поверите! Все по пакетам, по фамилиям, по размерам.
Умру, но доползу до пушки?
Все с иголочки. Красного, кумачового цвета. Лэйбы на рукавах, на груди. Все стали мерить. Представляете! Все как на тебя шито. Неужели Red Fox (Санкт-Петербург) так действительно шьет? Может в Китае заказали? Ну ладно. Все равно молодцы. Качество и гордость носить это все окупает. Россия становиться на ноги, по курткам это видно. А мы представители этой страны, гордо это надели. И вздохнули, так как впереди еще 16 дней учебы. Все пучком.

Тут Александр Ланге увидел, что у него на лэйбле новой инструкторской куртке ледолаз не вверх по льду лезет, а по горизонту. Мы все ржали над Александром. Тот не понимал, сначала, что к чему, потом пошел и заменил это на другое изделие, такого же размера. Еще кто-то сказал, что этот лэйб сделан на основе фотографии Бабанова. Не знал, что Бабанов тренируется на льду замерзшего озера и свои километры лазит по горизонту.

И еще одно, самое главное! Украинцы не очень надеялись, что им тоже дадут форму. Ну, как не дать, когда почти каждое утро у тебя на завтрак во рту, просто, тает САЛО). Ну вот как не дать?! А когда они каждое утро варят в комнате КОФЕ и его запах распространяется, аж под крышу Базы. Ты иногда можешь себе позволить им угоститься в добровольно-принудительном порядке. Короче, куртки им дали.

Мы все в едином строю! Слева на право, нижний ряд: Ан Константин, Марков Владимир, Загребельный Игорь, Косолапова Наталья, Мартьянов Сергей, Киселев Александр, Минаков Дмитрий, Федоров Владислав, Юркин Александр. Слева на право, верхний ряд: Максин Александр, Кийко Андрей, Ибрагимов Ильнар, Кашапов Расим, Ланге Александр, Мариев Андрей, Рошко Владимир, Венславовский Дмитрий, Бублик Сергей, Мешков Сергей

Вы заметили, что я пишу уже фиг знает сколько, а именно 6 листов бумаги форматом А4, но еще не затронул самую главную тему, какую - читайте заголовок. Люди, которые делают наш Мир таким, какой он есть. Гордость нашей страны. Альпинисты – это песня. И так переходим к поименному списку.

Наши ОТЦЫ. Те, кто отошел от своих спортивных, будничных, семейных дел и самоотверженно отдавал все двадцать дней свои знания, умения, терпение и силы, чтобы подготовить пятнадцать молодцов к самостоятельной инструкторской работе. Вот они, герои капиталистического труда (раньше модно было говорить, коммунистического труда, эти времена мы пропустим).

Командный состав. Я повторюсь, пока тут нет Душарина И.Т. Пока нет:

Киселев А.А. Инструктор 1 категории,
КМС, г. Иваново, старший тренер
Егорин С.В. Инструктор 1 категории, МС, г. Владикавказ, ОБ, тренерРуденко Г.И. Инструктор 2 категории КМС, г. С-Петербург, врач, тренер

Инструкторский состав (акулы-няньки). Знаете, об этом составе можно говорить вечно. Мне всегда везло на инструкторов во все годы моего странствования в альпинизме. Они поднимали меня на ноги в далекие 80-е годы. Альпинизм у нас был командный и верили мы в команду. Сейчас что-то изменилось. Это я говорю за Дальний Восток. Слово команда звучит, как легенда. Появились двойки и их очень много. Изменились правила.

Мы говорили в наше время о прохождениях маршрутов «соло» в тихушечку, между собой и «фантик» у нас был все равно, что за рубежом Патрик. При всем при этом Советская школа живет до сих пор и старички в Гималаях и Каракоруме вытворяют такое, ну очень большое.

И так вернемся к нашим акулам-нянькам:

Мариев А.Н. Инструктор 3 категории,
ЗМС, г. Тольятти, тренер
Федоров В.В. Инструктор 2 категории, КМС, г. Иваново, тренер Юркин А.В. Инструктор 2 категории КМС, г. Москва, тренер

Ну и последнее. Я все время видел этого человека рядом. Причем, везде. Он, постоянно все контролировал. Принимал зачеты. И только в конце Школы нам, наконец, объявили кто этот человек. И почему он здесь. Неожиданно мы поняли, что рядом с нами находился будущий начальник учебной части (нач.уч.) АУСБ «Безенги». В эту зиму он проходил стажировку вместе с нами в Школе. Мы его рассекретили.

Котачков С.В. Инструктор 2 категории КМС, г. Москва, тренер
Вся страна сейчас узнает, кто в лагери «Безенги» будет наводить шорох при выпуске альпинистских групп на маршруты. Это Котачков Сергей Вячеславович. Кое-какие моменты по школе, где мне с ним удалось поработать, позже расскажу.

Когда нам выдали инструкторские куртки, где черным по белому на каком то иностранном языке написано, что мы инструктора и будем работать за рубежом, как я понял. Почему я так думаю? Зачем тогда было писать наше звание на иностранном языке? Так вот. Нас сразу распределили по отделениям. И сделали это опять с умыслом. Сейчас обосную. Первое, о чем хочу сказать, это о количественном составе. В заявочных списках стояло двадцать человек, а до места учебы добралось пятнадцать курсантов. Почему? Я не знаю. Но, то что пять человек не приехали – это их дело. То, что они не сообщили о том, что не приедут, это уже дело чести человека. Человека, который дернулся, но в последний момент отказался. Если не смог, то это не грех. Но ты пустил все на самотек, не сообщив о своем отказе. Поставил организаторов мероприятия в неудобное положение. Вот это уже грех. И он повис над всеми, кто не приехал, Господа!

Украинцы (дальше они будут у меня идти, как ХОХЛЫ), чтобы не ударить в грязь лицом, они приехали впятером с такими званиями: четверо со званием МСМК, и только Загребельный Игорь был, как и я, с первым разрядом. То есть, нормальный среди них был только Игорь. Есть же правила, где черным по белому было написано – с первым разрядом. Нет, приперлись. Ну как можно было по модулям и физ. нормативам выиграть у Рошко Владимира? Я что Вам гладиатор, который в Колизеи с этими, мягко говоря, воинами сражается.

Если бы не их сало, которое они ежедневно вбрасывали на стол братвы, я за себя не ручаюсь. Причем, приехали все - на куртках трезубцы, желтый цвет на флаге доминирует. Кстати о цвете. Я в молодости работал в Дальневосточном морском пароходстве. У нас, как только, какой-то экипаж дизентерию подхватит, то их сразу на рейд и желтый флаг на мачту. Для того, чтобы ни один катер к борту не подходил. Что-то у меня по этому цвету больше на ум ничего не приходит.

Поймите меня правильно, что это только приколы. Как сказал наш ДОК, на лекциях без них – ну, никак. А вообще все двадцать дней рядом со мной всегда были люди, которым я доверял все и жизнь свою тоже. И было это так просто, как чашечка чая у Вас и кружечка у меня, по утрам.

А сейчас о нашем руководстве. Как я говорил выше, оно затеяло свой коварный план. Рассредоточила всех курсантов по отделениям так, чтобы в этих отделениях не было никаких группировок, партийных ячеек, подпольных комитетов и партизанских отрядов. То есть, хохлов распределили равномерно-прямолинейно на три отделения. Как, я позже узнал, все приехали со всех городов, как минимум, по двое и только мы с Натальей были одиноки в этом потоке. Она одна с Санкт-Петербурга и я один с Петропавловска-Камчатского. Вот видите, даже судьба говорила нам об этом. А хохлы, постоянно путались у нас, с Натальей, под ногами. Мы-то с ней знали, зачем приехали? Мы приехали, чтобы учиться, учиться и еще раз учиться и никакой дури в голове. Никаких сексуальных фантазий, ни-ни.

И так, нас развели по баракам, пардон по отделениям. Первое краснознаменное отделение, где находился я:

Мариев Андрей, акула «Нянька», ЗМС, г. Тольятти, тренер Бублик Сергей, МСМК, Украина г. Сумы, курсант Кашапов Расим, КМС, г. Казань, курсант
Марков Владимир, 1 разряд, г. Петропавловск-Камчатский, курсант Ланге Александр, 1 разряд, г. Москва, курсант Максин Александр, 1 разряд, г. Воронеж, курсант

Сознательно в статье не даю отношения людей, за время всей Школы, между собой. Почему? Да фиг его знает? Если все отношения между людьми описать, то за двадцать дней нашей бурной жизни можно книгу написать. А мне, как это мы научились делать в наших презентациях, все и всех нужно уложит в ШТАБЕЛЬ в одной маленькой статье за десять минут.

Кстати, о презентациях? Мы дома готовили для Школы домашние заготовки – презентации по темам, близким по нашему роду деятельности. Эта тема в моей статье особенная! О ней позже. Как я уже говорил «Око за око».

Я остановлюсь на одном моменте по людям, потому что это произошло со мной. Потому, что в Школе я вдруг понял одну святую мысль – нет отрицательных людей, есть теы, который делает свою жизнь такой, чтобы в ней не было этого отрицательного.

С первых дней работы по отделениям мы были брошены на скалы и лед. Там, в работе, я столкнулся с Александром Ланге. Его кропотливое отношение к развешиванию на бельевой веревки железа поставило меня однажды в тупик. Он был медлителен, а я торопился на ужин и сорвался, высказав ему неприятные для него вещи. Потом, естественно, сразу извинился перед ним. А вечером на Базе проиграл всю сложившуюся ситуацию в своей голове. После чего все двадцать дней мы дружили и помогали друг другу. Больше я с ним не только не ссорился, но и не хотел этого делать в любой ситуации. Прикольные отношения у меня были всегда с Бубликом Сергеем. Если я утром не заходил к нему в комнату и не говорил, что-то на украинском языке, я чувствовал себя просто скверно. Просто – день прожит зря! Ну а если Серега, вдруг, куда-то исчезал, то у меня была душевная паника: «Где Серега? Мы тут все без него погибнем!». По людям первого отделения, вроде, все. Приступаем ко второму, враждебному, нам, отделению:

Федоров Владислав, акула «Нянька», КМС, г. Иваново, тренер Венславовский Дмитрий, МСМК, Украина г. Винница, курсант Загребельный Игорь, 1 разряд, Украина, г. Харьков, курсант
Мартьянов Сергей, 1 разряд, г. Москва, курсант Мешков Сергей, 1 разряд, г. Краснодар, курсант Ибрагимов Ильнар, 1 разряд, г. Казань, курсант

*В статье использованы фотографии участников Школы Инструкторов 2011 года.

Читать дальше


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Володя! Классно сказал!

Володя! Спасибо, за возможность еще раз окунуться с головой в эти замечательные 20 дней, которыые мы провели в Цее!
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100