Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Гималаи >


Всего отзывов: 3 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Рустем Амиров г.Уфа
Фото: Дмитрий Кузьмин г. Москва
Рустем Амиров г.Уфа

Прикосновение к Богине

1 мая 2011г.
...Лагерь 2 на склонах Чо-Ойю в Гималаях. Высота около 7 100 метров, 00.00 часов. Я и мой напарник Дима Кузьмин вываливаемся из палатки. Вокруг ветер, холод и тьма. Силуэт вершины можно угадать только потому, что в этой части черного неба нет звезд. Снег вроде метет не сильно, но направление движения только угадывается. Налобник не может пробить темноту завьюженной ночи. О точном ориентировании нет и речи. Я топчусь возле палатки, показывая ветру то бок, то спину. Дима настороженно смотрит в темноту. Я делаю несколько шагов в направлении вершины, но понимаю, что лучше от палатки не отходить. При таких погодных условиях мы не найдем пути к проходу в скалах на 7 600 м, выйти наверх можно только при хоть какой-то видимости. Принимаю решение – ждать до 5.00, до рассвета. Залезаем в палатку не разуваясь, оставив ноги обутые в ботинки с кошками в тамбуре. Накрываемся спальниками и забываемся тяжелой полудремой. Через пару часов Димины ноги стали замерзать. Снимаем внешнюю часть ботинка, оставив пристегнутыми кошки, залезаем прямо в верхней одежде в спальники и продолжаем полуобморочный сон. В 5.00 просветлело, но мы просто убедились, что погода не для восхождения на вершину. Я увидел, что кроме сильного ветра и холода, нас окружает снег, несущийся со скоростью несколько десятков километров в час. Вершина виделась смутным снежным вихрем, в котором нет ничего живого. Как это не тяжело – приняли решение спускаться вниз. Через пару дней отдыха в передовом базовом лагере мы обязательно повторим попытку штурма вершины. Теперь это будет сделать гораздо легче, т.к. высотные лагеря уже установлены и оборудованы. В них есть горелки, еда, газ и спальники...

Этот день был кульминацией нашей небольшой экспедиции. Последующий тяжелейший спуск, стремление достичь тепла, уюта и неограниченного доступа к термосам с горячей водой в АВС наложились на элементарную потребность сохранить остатки здоровья участников, здорово пошатнувшегося на спуске.

Чо-Ойю – в переводе с местного наречия – Богиня Бирюзы. Гора высотой 8 201 метр. По классическому пути не особо технически сложная. Красавица, плывущая в небе, в окружении облаков, красиво озаряемых розовым восходящим солнцем. Такой я ее запомнил. Холод, ветер, снег, разреженный воздух и сжигающее кожу солнце – все это всегда присутствует в высотных восхождениях. Но каждая гора по-своему уникальна и запоминается по-своему.

16 апреля 2011г.
4.00-7.00 утра: Я возбужденный, с двумя рюкзаками плавно перемещаюсь из родного г.Уфа на южном Урале в столицу нашей родины г.Москва. Рюкзаки входят в багаж впритык и я радуюсь, что не приходится напяливать на себя высотные ботинки, куртку и обвешиваться карабинами.
7.00 – 12.00: Тупое ожидание в зале ожидания.
12.00 – 14.00: Бурное время. Встреча с моим напарником – Дмитрием Кузьминым и провожающей его супругой. Выпучивание глаз при виде количества багажа. Перевес на Катарских авиалиниях, которыми мы летим до Катманду, обходится пассажирам в 20 с лишним евриков за кило. Тут, кроме Диминых рюкзаков, главная движущая сила экспедиции – еда, которую в сублимированном виде мы везем с родины. Не вся она сделана на родине, но она вся наша и за нее мы готовы на очень многое. На обман весов при взвешивании багажа в аэропорту, на тупую контрабанду, на попытку (только попытку) коррумпирования чиновников аэропорта. Что ж, мы приложили все силы и максимум изобретательности и, преодолев, наконец, все заслоны (а проблема багажа была хоть и серьезной, но не основной), мы взгромоздились в самолет Катарских авиалиний.
Сам перелет не очень запомнился, но запомнилось пребывание в столичном аэропорту Дохи. Разношерстность посетителей аэропорта похожа на изображения о строительстве вавилонской башни. Вот сидит на полу с ноутбуком японец. Мимо него шествуют женщины в паранджах и индийская семья в национальной одежде. Напротив прикорнули двое пакистанцев из Пешавара. Их соседи – пара из Англии, поначалу, так же как и мы весьма осторожно попивающая дьютифришное пиво. Весь мир встретился здесь – «перекресток семи дорог» – как поет Макаревич.

Фото 002.jpg 17 апреля 2011г.
Утро. Аэропорт Катманду напоминает мне аэропорт уездного российского города числом жителей в пределах 500 000, восьмидесятых годов постройки. Это не хорошо и не плохо, никакой насмешки – просто он такой, и в принципе его вполне достаточно для такого потока пассажиров.
После аэропорта мы оказались в авто принимающей стороны, из окон которого, во время пути до отеля, мы смогли насладиться всеми прелестями «многоголосья Катманду», яркостью красок, броуновским движением мото- и автотранспорта. Город удивителен, не похож ни на города средней Азии, ни уж тем более на европейские. Есть в нем, конечно, что-то от восточных крикливых базаров, но «акуна-матата» местных жителей делает его похожим на песочницу в детском саду - Don’t worry, be happy!

18 апреля 2011г.
Культурная программа выразилась в посещении дворцового комплекса

и храма с огромной ступой и мартышками.

Покупка 200 метровой бухты веревки, газа и некоторых мелочей, дефилирование по торговым рядам со сжатыми зубами. Закупаться нельзя, не на высоту же барахло тащить. Оставляем «разграбление» города на потом. А альпинистских лавок и магазинчиков тут – ну очень много.

19 апреля 2011г.
В 5.00 грузимся в авто и по утренней прохладце за 4-5 часов добираемся до «моста дружбы» – до моста который соединяет/делит Непал и Китай. На пропускном пункте нас встречает китайский офицер связи и оказывает всевозможную помощь нашему беспроблемному пересечению границы. Непальцы относятся к нашему отбытию с их родины философски, а вот китайские таможенники и пограничники живо интересуются содержимым нашего багажа. У нас есть несколько вещей, которые могут вызвать их живейший интерес: спутниковый телефон и радиостанции. К счастью, эти предметы не были замечены при досмотре. Почему-то у китайцев есть жесткое ограничение по ввозу в страну некоторых продуктов и их в первую очередь интересует наличие у нас мяса, колбас и мясных консервов. Показав свою решительную готовность вскрыть весь багаж и перетрясти его, мы убедили пограничников в своей непогрешимости – и единственная и сокровенная банка тушенки пересекла границу без проблем, т.к. часть багажа вообще не вскрывалась.
В ходе дальнейшего продвижения вглубь китайской территории мы посетили, с целью регистрации в местном полицейском участке, городок Зангму. Городок стоит на крутых склонах и лично меня поразило столь неудобное расположение городка. Дома в буквальном смысле вгрызаются в склоны гор на высоте двух с лишним тысяч метров при крайне влажном климате джунглей.

Отличного качества китайские дороги привели нас в Тибет. Всюду засушливый, унылый пейзаж, полноправным хозяином которого является ветер. Местные домики оригинальны, а поверх забора штабеля кизяка. Крестьяне пашут землю сохой, но зачастую владеют навороченными сотовыми телефонами, приличными мотоциклами, а крыши их домов оборудованы солнечными батареями. Вообще, солнечные батареи очень распространены в Тибете. Цены на них здесь очень невысоки и позволить их себе могут многие, не то, что у нас в России, с ее астрономией в ценах и унылостью в выборе.

К вечеру подъезжаем в городок Ниалам. Высота около 3 400 м. Прохладно и ветрено. Решили прогуляться на близлежащий холм с высотой выше городка метров на 300-400. Вышла малоинформативная и малопознавательная прогулка, единственной радостью от которой стала мышечная радость тела, уставшего целый день сидеть на заднем сидении автомобиля.
Не могу не акцентировать внимание на душевой в отеле. Она была огромной, полутемной, с высокими потолками, но при ее использовании и включении света мы выяснили, что лампы накаливания, освещавшие ее, кроме всего прочего, еще и обогревают. Отопление от лампочек. Дикий расход энергии при ее недостатке – поразительно.

20 апреля 2011г.
Завтрак, закупка самой дешевой китайской водки в таре по 100 гр. Как мне объяснил Дима, ранее посещавший Тибет, самая лучшая китайская водка – самая дешевая. Водка с различными добавками, а тем более змеями – гадостная, для желудка россиянина непривычна и противна. Самая дешевая водка – без добавок – ближе всего к российским стандартам. В этот день, мы к 14.00, проехав деревушку Тенгри, добрались до Chineese Base Camp (базового лагеря на высоте 5000 м).

Базовый лагерь представляет собой пару армейских палаток и заселен несколькими представителями тибетской федерации альпинизма. В момент нашего приезда формировался караван из яков для нескольких команд восходителей. Нам сразу же предложили одного яка для подвоза нашего груза и предложили сейчас же следовать в middle camp (5300м.), мотивируя тем, что если караван яков уйдет, то новый будет только через несколько дней. По плану мы должны были переночевать здесь, на высоте 5000 м, но обстоятельства складывались в пользу дальнейшего, довольно смелого набора высоты. Сдав часть груза погонщикам, мы, навьючив рюкзаки на спины, совершили пятичасовой треккинг до промежуточного лагеря на высоте 5300 метров. Здесь та же армейская палатка, печка буржуйка, топящаяся кизяком и деревянные нары внутри. Ночевка.

21 апреля 2011г.
Пятичасовой марш-бросок до передового базового лагеря, расположенного на высоте 5 700 м, по моренным грядам и в окружении шести- и семитысячников запомнился восторгом и нетерпением в ожидании зрелища объекта нашего вожделения – красавицы Чо-Ойю. Как бы то ни было, спустя пять часов мы наконец-то ее увидели и прибыли в наш новый дом. Лагеря нескольких экспедиций теснились на морене. Снега было мало, лагеря радовали ухоженностью. Разноцветные флаги с мантрами вселяли в душу праздник. Расселились по палаткам. Принимающая сторона обеспечила нас в АВС индивидуальными просторными палатками North Face и вполне приемлемым питанием. Дальше мы будем предоставлены сами себе и собственному безумству.

22 апреля 2011г.
Слегка нагрузившись, перешли в Deposite Camp, это промежуточный лагерь на высоте 6050 м, находящийся между АВС и первым лагерем. По плану надо было дойти до первого лагеря на 6 400 м. Но рюкзаки казались столь неподъемными, муторное хождение по моренным увалам столь утомительным, что мы план не выполнили. Скорее всего, сказывалась высота. Уж слишком борзо мы ее набирали.

23 апреля 2011г.
За пару часов поднялись до первого лагеря, расположенного на 6 400 метров. Здесь достаточно много места и мы вольготно расположили нашу палатку в ряду ярких творений известных мировых брендов. В лагере оживление. Одновременно с нами подошли в первый лагерь еще несколько команд. Из-за незапланированной ночевки в Deposite Camp количество наших продуктов весьма скромное и я, сообразив, что к чему, отправился на поиски по местным garbidges (помойкам). Найти из-за свежевыпавшего снега удалось не очень много – только одну банку каких-то буржуйских морепродуктов. В кипятке они проявили себя весьма достойно и оказались не только съедобными, но и вкусными. Дима, воодушевленный столь странным, но действенным способом добывания пищи, рвался пошуровать по окрестностям, но все дальнейшие усилия успехом не увенчались. К счастью, нашим соседом оказался яркий альпинист из стольного града Киева Володя Ланько. Он любезно поделился с нами частью продуктов. Клятвенно пообещав все вернуть, мы наконец набили свои урчащие желудки.

Ночь прошла беспокойно. Через пару часов после отбоя к нам в палатку стал ломиться восходитель из Франции с весьма колоритной внешностью, его лицо украшали отличные усищи. Он каким-то образом выяснил, что у Димы есть спутниковый телефон Iridium и сейчас обращался с просьбой воспользоваться им. Напарнику этого француза буквально в течение часа после отхода ко сну резко стало плохо. Его тело скрутили судороги, было очень громким и прерывистым дыхание, кажется, он был без сознания. Слыша звуки из их палатки, я понимал, что человек просто умирает. Дальше последовали звонки в Париж и Шамони, поиски доктора, выяснение дозировки необходимых лекарств, которые, к счастью, у них были с собой. Ситуация в итоге разрешилась благополучно. Человека спасли.

24 апреля 2011г.
Установив первый лагерь, снабдив его газом, спальниками, ковриками, горелкой и газом, и проведя первый этап акклиматизации, мы с чистой совестью спустились в АВС.

25 апреля 2011г.
День отдыха в АВС. До обеда солнце, после обеда снег. Сегодня у моих дочек день рождения, позвонил вечером домой и поздравил их. По здоровью так: пока ходили на акклиматизационный выход думал «вот ни фига себе я слабак, куда суюсь», акклиматизация дается тяжело, так как очень быстро и смело набираем высоту. Сегодня, в день отдыха, показалось, что силы еще есть.

26 апреля 2011г.
Опять наверх с тяжелым рюкзаком. В первый выход мы установили первый лагерь. Теперь тащим наверх еду, газ, горелку для второго лагеря, теплые вещи, да еще снарягу с веревкой. В этот раз практически сходу доскакали до первого лагеря.

Самое дурацкое, что у меня возникли проблемки буквально на последних метрах подъема. В двадцати метрах от гребня, за которым располагается первый лагерь внезапно как-то локально запуржило. Видимость мгновенно упала до пары метров, и тропу замело буквально у меня на глазах. Пришлось тупо переть вверх, ориентируясь по крутизне склона. Разгребая руками снег, добираться до породы и лезть вверх. Таким пердячим паром за 20 минут преодолел оставшиеся 20 метров. Дима, шедший впереди и разволновавшийся из-за моего отсутствия, встретил меня на гребне. «Порадовал» новостью, что из-за большого количества снега и обледенения одну из стоек нашей палатки сломало и слегка порвало тент в тамбуре. С починкой стойки справился за пять минут, а дыра в тамбуре оказалась не страшной – с ладонь.

27 апреля 2011г.
С утра непогода, нас засыпает снегом. День посвятили подготовке к выходу во второй лагерь и разбору снаряжения. Познакомились с мировой звездой альпинизма Ули Штеком.

28 апреля 2011г.
С утра к нам подходит Ули Штек и интересуется – уходим ли мы сегодня выше? Спрашивает разрешения поселить на время нашего отсутствия в нашей палатке первого лагеря своего напарника, который не очень хорошо себя чувствует. Разумеется, даем добро.
Тяжело пыхтя, дошли до лагеря на 6 800 м.

Возникали опасения по поводу преодоления ледового подъема, протяженностью около полутора-двух веревок с уклоном от 45 до 70 градусов, но они оказались напрасными. Меня все больше удивлял Дима, умудрявшийся притаскивать мне «на хвосте» на каждом участке между лагерями по полчаса.

Такой прыти я от него не ожидал. Так уделывать меня – чела, регулярно бегающего кроссы – это сильно. По пути нас обоих обгоняет Ули Штек. Медленно и монотонно, как паровоз, без отдыха, но не сбивая дыхания, в каком-то странном ритме двигается знаменитость. Площадка на 6 800 ровная, но продуваемая всеми ветрами, снег здесь быстро зафирновывается, закопаться не удается, и всю ночь мы трясемся вместе с палаткой под ударами шквалистого ветра.

29 апреля 2011г.
Выйдя в 9.00, к обеду подходим ко второму лагерю на 7 100 - 7 200м.

Весь путь Дима идет впереди как БАТ. Наверху в эту ночь всего две палатки: наша и Володи Ланько. Мы первые в этом сезоне ночуем здесь. Володя подошел на час раньше нас. До вершины, кажется, можно достать рукой. Впечатление обманчивое, вызвано разреженностью воздуха и его кристальной чистотой на этой высоте.

30 апреля 2011г.
Ничем не примечательный день. Володя ушел вниз на отдых. Мы же, молодые и борзые, хотим попытаться взойти на вершину уже в этот выход. Едим, отдыхаем, высматриваем дальнейший маршрут. После обеда, начинаем потихоньку собираться на штурм. За прошедшее время немного пришли в себя, даже немного отдохнули. Готовим термосы и бутылки с водой, проверяем амуницию. Планируем выход в полночь.

1 мая 2011г.
Лагерь 2 на склонах Чо-Ойю в Гималаях. Высота около 7 100 метров, 00.00 часов. Я и мой напарник Дима Кузьмин вываливаемся из палатки. Вокруг ветер, холод и тьма. Силуэт вершины можно угадать только потому, что в этой части черного неба нет звезд. Снег вроде метет не сильно, но направление движения только угадывается. Налобник не может пробить темноту завьюженной ночи. О точном ориентировании нет и речи. Я топчусь возле палатки, показывая ветру то бок, то спину. Дима настороженно смотрит в темноту. Я делаю несколько шагов в направлении вершины, но понимаю, что лучше от палатки не отходить. При таких погодных условиях мы не найдем пути к проходу в скалах на 7 600 м, выйти наверх можно только при хоть какой-то видимости. Принимаю решение – ждать до 5.00, до рассвета. Залезаем в палатку не разуваясь, оставив ноги обутые в ботинки с кошками в тамбуре. Накрываемся спальниками и забываемся тяжелой полудремой. Через пару часов Димины ноги стали замерзать. Снимаем внешнюю часть ботинка, оставив пристегнутыми кошки, залезаем прямо в верхней одежде в спальники и продолжаем полуобморочный сон. В 5.00 просветлело, но мы просто убедились, что погода не для восхождения на вершину. Я увидел, что кроме сильного ветра и холода, нас окружает снег, несущийся со скоростью несколько десятков километров в час. Вершина виделась смутным снежным вихрем, в котором нет ничего живого. Как это не тяжело – приняли решение спускаться вниз. Через пару дней отдыха в передовом базовом лагере мы обязательно повторим попытку штурма вершины. Теперь это будет сделать гораздо легче, т.к. высотные лагеря уже установлены и оборудованы. В них есть горелки, еда, газ и спальники.

Тропу вниз замело, ориентируемся по памяти. Буквально через метров 200 с начала движения замечаю, что с Димой не все в порядке. Он больше не прет, как танк, он идет сзади, причем не быстро. К моменту спуска в лагерь 6 800 скорость его движения падает катастрофически. Я надеюсь, что по мере сброса высоты он ускорится, но после преодоления ледового участка эта надежда тает. Из него как-будто вытащили батарейки. Мы оба сейчас не в лучшей форме, но та скорость, с которой он потерял силы, пугает меня. Спускаюсь в первый лагерь и спешно топлю снег. Диме нужно приготовить побольше жидкости, его организм сейчас сильно обезвожен из-за длительного пребывания на семикилометровых высотах.

Первый лагерь практически пуст. Спустя час – полтора подходит Дима. Время 14.00 – 15.00. Он потерял голос, говорит только шепотом. Периодически его сотрясает сильный кашель. Пьем чай. Дима заявляет, что не может дальше идти. Время еще есть, пытаюсь убедить его спуститься ниже. Ни в какую не соглашается. Наши спальники находятся во втором и в передовом лагерях. В первом лагере спальников нет. Невозмутимо Дима демонстрирует мне свои пуховые штаны, пуховую куртку, кучу теплого белья, хорошие запасы еды и газа. Я ему объясняю, что у меня нет пуховой одежды, и я тут просто вымотаюсь за ночь с горелкой. Он так же невозмутимо демонстрирует мне какой-то Hi-Tec, какую-то американскую чудо-пленку, в которую можно завернуться и будет тепло. Объясняет, что хочет остаться один в первом лагере, а мне предлагает отправляться вниз. Меня разрывают противоречивые чувства. С одной стороны – Диму надо спускать как можно ниже, с другой – он сейчас в таком состоянии, что дойдет до передового лагеря только глубокой ночью, окончательно обессилев, потеряв необходимые для восстановления ресурсы. В-третьих – что делать мне? В итоге Дима успокоил меня наличием отличной радиосвязи между первым и передовым лагерями, бодростью и настойчивым желанием выпроводить меня из первого лагеря. Так я и не понял, чем же это желание было вызвано.

Мой путь из первого в передовой лагерь наверняка смахивал на марш инвалида. На крутом участке спуска, пару раз едва не поймав копчиком камни, стал крайне медленным и осторожным. Перерыв на отдых на каждом удобном камушке. 30-50 шагов и отдых. Я еще умудрился не наполнить термос. Оставил всю воду в первом лагере, а у меня нет горелки, чтобы натопить снега. К усталости добавился хронический сушняк, а затем и боль в горле, от частого высотного кашля. Пока шел по морене, думал, что после обязательно напишу стихотворение «Хорошее место мореной не назовут». Путь по морене на леднике выматывал всю душу. Тропа по увалам то вверх, то вниз. Вроде бы сбрасываешь высоту, но почему-то частенько приходится топать вверх. К 20.00 к передовому лагерю подошел шатающийся от крайней усталости российский альпинист. Его мучила сильная жажда, давил на уставшие плечи 15 кг рюкзак и он сильно хотел есть. Забрал рацию с зарядки на кухне. Связался с Димой, убедился, что у него все в порядке, набил брюхо едой и горячим чаем, завалился спать. Это был, пожалуй, один из самых тяжелых дней в мой жизни.

Хорошее место мореной не назовут

Иду по морене тихонько домой
Мой путь омрачен не взятой горой
На душе тяжело – недоволен собой
Что ж, это мой крест и он только мой

На плечи легла, потрепав высота
Эх, сколько же сил попросила гора
А сколько я отдал!
А сколько взяла?

Моренные взлеты окружили меня
Куда не пойду, а внизу стою я
И как задолбал этот круговорот
Вот только шел вниз, впереди снова взлет

А кашель опять раздирает меня
И термос мой пуст и нету питья
А силы уж нет, она отдана вся
Но надо идти говорю себе я

Иду, проклиная моренный маршрут
Я вымотан весь, а казался так крут
Ведь был же кураж и был же задор
Сейчас-то я вижу, чем закончился спор.

г.Уфа, май 2011г. (О пути вниз из первого лагеря на 6400 в передовой лагерь на 5700)

2 мая 2011г.
Отдых. Я много пью чаю, у меня хороший аппетит и неплохое настроение. На утренней связи Дима сообщил, что переночевал нормально, у него все в порядке, он начал спуск вниз. Кроме того, он сообщил, что состояние его здоровья нисколько не улучшилось, а скорее ухудшилось, более того – он сильно ослаб и продолжает слабеть, практически полностью потерял голос. Весь день общаюсь с альпинистом из Румынии Шербаном. Болтаем на различные темы – обычный треп. Разговор идет не быстро, но интересно, из-за моего небогатого запаса английских слов. Ближе к вечеру количество сеансов связи с Димой увеличивается. Я начинаю волноваться за него. Уж больно долго он спускается. Я, конечно, помню о своих ощущениях на спуске и меня, соответственно, сильно напрягает задержка напарника. Наконец к 20.00 – 21.00 появляется Дима. Бешено рад его видеть. Он очень устал и глядя на его состояние, приглядываясь к его движениям, прислушиваясь к его кашлю понимаю, что двумя днями отдыха перед следующим штурмом мы не отделаемся. Такой резкий спад, такая быстрая потеря сил, у такого неплохо подготовленного спортсмена, человека нормально переносящего высоту – это серьезно. Такого здоровяка сложно свалить болезни, но если получилось, выздоравливать он будет долго. Вечером импровизированное застолье. Дима выкатил из запасов гречку и единственную банку тушенки. Достали мерзавчики с китайской водкой. Немного поели. Немного попили.

3 мая 2011г.
С утра, глядя на ухудшающее Димино состояние, приняли решение о сворачивании экспедиции. В пользу этого решения говорили как состояние здоровья моего напарника, так и неутешительный прогноз погоды. Кроме того, Володя Ланько днем привел доктора из США – Дональда (напарника Ули Штэка). Дональд, осмотрев Диму, вынес вердикт: имеющееся заболевание носит инфекционный характер, лечение возможно с помощью антибиотиков, возможно только после спуска на гораздо более низкие высоты, потребует значительных затрат времени, восхождение на восьмитысячник категорически не рекомендуется. С обеда начал носиться по соседним лагерям, пытаясь договориться с шерпами о спуске нашего снаряжения с горы. У нас на склонах Чо-Ойю осталась куча барахла. Стоят два полностью оборудованных высотных лагеря. И если с лагерем на 6 400 особых проблем нет, то по поводу лагеря на 7 100 возникало мноооого вопросов. Уж больно он высоко находился. В конце-концов, после нескольких отказов мне помог Володя Ланько. Применяя свои связи среди шерпов и дипломатические способности при переговорах, ему удалось найти нужных людей, обговорить условия спуска, а мне осталось только утвердительно кивнуть при озвучивании вполне демократичной суммы. Вечером у нас что-то вроде прощального ужина с кексом. Наш повар пытается хоть как-то устроить праздник в этих суровых краях.

4 мая 2011г.
Бесконечный спуск по бесконечным моренам. Хорошее место мореной не назовут, в который раз повторяю про себя я. Двигаемся медленно, Дима сильно отстает, из-за болезни жизненных сил у него осталось мало. Ему нужно часто отдыхать.

По пути назад я практически не узнаю местность. Хорошо, что есть портер, которого мы наняли, чтобы нести часть нашего груза. Он знает дорогу. Один мой рюкзак у него. Другой – у меня за плечами. Возле промежуточного лагеря Middle Camp встречаем отделение китайских солдат, которые чистят грунтовую дорогу от глыб льда. Форма и обувь у них весьма достойного качества – на мой взгляд, лучше, чем у наших военных. А вот с инструментом полный швах. На всех одна кирка и та сломана! Один из солдат ломает лед наконечником кирки, а остальные бьют его большими камнями! Как неандертальцы! Или как в старых фильмах про ГУЛАГ и Беломорканал, но у наших зэков с инструментом все в порядке было. Нас встречает микроавтобус. Грузимся в чистоту мягкого салона, ублажив наши задницы креслами Hundai. Мы почти в цивилизации. По пути короткая остановка в Chineese Base Camp. Какие-то отметки в наших пропускных документах. Угощение по банке Carlsberg – блаженство. Короткая фотосессия с представителями Тибетской Федерации Альпинизма и мы едем дальше.

В этот день, глядя на безжизненные просторы Тибетского высокогорья я пытался впитать в себя этот мир. Заполнить то, что пока осталось незаполненным горой-богиней. Хотелось запомнить этот мир, сохранить его в себе, довезти хотя бы частичку его до дома. Сидя на мягком теплом сидении в салоне автомобиля, пытался бороться со сном и старался просто запомнить. К позднему вечеру мы были уже в пограничном городке Зангму. Оригинальный город на склоне горы. Цивилизация. Впервые за долгое время: душ, зубная щетка, расческа, мыло, свежая одежда, ровный пол, кровать, постель, электричество, неограниченное количество еды и пива!

5 мая 2011г.
Встретили своего офицера связи, пересекли границу. Доехали до Катманду, пообщались с представителями принимающей стороны. Пообщались с помощником живой легенды – Элизабет Хоули. Он снял с нас показания о восхождении. Добрейшей души человек. Познакомились с американцем Тодом из Анкориджа, который только что вернулся из-под Дхаулагири. Втроем отпьянствовали в каком-то кабаке наше возвращение в лоно цивилизации. Самое обидное, что в этот день у нас был только один час на «разграбление города». Успел купить только рюкзак и трекинговые палки.

6 мая 2011г.
Перелет домой. Единственным развлечением стала незапланированная посадка в Тегеране, из-за обнаружившегося в самолете человека вооруженного огнестрельным оружием. Наличие оружия каким-то образом просекли стюардессы. Человек летел спокойно, оружие не демонстрировал, требований не выдвигал. В тегеранском аэропорту самолет окружили «волчатником». Затем иранские военные как-то неожиданно и незаметно оказались в салоне и совершенно спокойно задержали «террориста» (как его окрестил окружающий народ). Меня поразила эта операция. Спокойная. Четкая. Без шума, крови и стрельбы. У нас самолет наверняка брали бы штурмом, с показухой, в масках, с автоматами. Здесь ставка была сделана на скорость и неожиданность. Мы до последнего были уверенны, что самолет посадили по техническим проблемам, а иранские военные проникли в самолет крайне незаметно и тихо. Задерживали вооруженного человека сами, находясь без оружия. Спустя несколько часов разрешили взлет и к началу ночи мы оказались в Москве. Расстались с Димой несколько ускоренно, т.к. оба устали от долгой дороги. Я с небольшими шероховатостями через пару часов улетел к себе в Уфу. Прикольно было вернуться в цветущий и окрасившийся свежими листьями родной город, который покидал еще заснеженным. Радостно было увидеть жену и детей. А Бирюзовая Богиня... Не далась с первого раза, но отпустила с надеждой на новое свидание.


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Чo Ойю

Молодцы!! Очень рад за Вас. Хан сплотил вашу связку :). Так держать!! Главное ВСЕ ЖИВЫ!
 
чо- ойю

молодцы ребята!!! прошли,дай бог влезете на эту макушку!!! главное - все живы - здоровы!!! а это главное,остальное- приходяще!!! а за фотки спасибо!!! будто сам побывал!!!
 
Чо-Ойю, осень 2011

Группа альпинистов Казань-Москва приглашает единомышленников для совершения восхождения на Чо-Ойю в сентябре-октябре 2011 года. Опыт высотных восхождений обязателен. ayratn@inbox.ru
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100