Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Люди >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Андреев Герман Германович - Председатель Клуба альпинистов "Санкт-Петербург"

Россия и Памир – два века на встречу…
Иорданишвили Е.К. – профессор, д.т.н., МС СССР по горному туризму
Часть 1

…Когда автомашина с задыхающимся мотором преодолевает снежную ступень Кзыл-Арта и останавливается охладить радиатор на берегу черно-синего Кара-Куля, вышедшие размяться альпинисты, спешащие к месту своего "отдыха", или геологи, добирающиеся до мест своей работы, обратив свои взоры на Запад видят справа, за холодной гладью, озера белую стену Заалайского хребта. А перед собой далекий, но тем более величественный барьер хребта Академии Наук. И среди неприступных шеститысячников, еще недавно носивших имена членов Политбюро правящей партии Великой Державы, возвышается один из самых северных семитысячников планеты, чье имя менялось вместе с высокогорными ветрами истории – от "Трона Петра Великого" до "Пика Сталина". А после очередного зигзага истории – "Пик Коммунизма", а после еще одного – "внеочередного", "Пик Самани", по имени основателя одной из династий средневековой Центральной Азии…
Это Памир. Крыша Мира. "Сторожевая вышка" Азии. Отсюда взгляд романтика (или неосторожного геополитика) способен, за изломанной стеной Гиндукуша, увидеть муравейники долин Индии, а дальше, в немыслимой дали несбывшихся снов России, парящие зноем берега южных морей…
Мы в Республике горного Бадахшана. В недавнем прошлом Горно-Бадахшанской Автономной области Советского Таджикистана.


Ионов Мих. Ефремович

…А ведь всего сто лет назад, в трехстах километрах южнее, казачий отряд подполковника Михаила Ионова возвращался с «прогулки» через Гиндукуш к истокам Инда – по северным рубежам Британской Индии… На каменистой равнине, у истоков Вахан-Дарьи, казаки увидели небольшой отряд.
Знакомая форма английских колониальных войск различалась издали.

Янгхазбанд Френсис Эдуард_1863-1950
– Лейтенант армии Ее Величества Френсис Янгхазбенд, - представился молодой человек, гладко выбритый, несмотря на явно неофициальную обстановку.
– Подполковник российской армии Майкл (из вежливости имя было названо на английский манер) Ионов.
– Как здоровье Его Величества аутократора (лейтенант с удовольствием произнес на английский манер русское слово "самодержец") Александра Третьего…
– Что изволит здесь делать Ваш отряд, - прервал обмен дипломатическими любезностями Ионов.
– Наш отряд имеет честь двигаться из Кашгарии в княжество Британской Индии Кунжут через свободную территорию Малых Памиров.
– Территория Малых, равно как и Больших Памиров является областью государственных интересов России. Уважая респект британской короны и ее армии, я даю Вам час для перестройки Вашего отряда и начала его обратного движения. По истечении этого времени считаю отряд войсками противника, с вытекающими последствиями.
Офицеры полевых армий хорошо понимали не только термин "соотношение сил", но и тон, коим разговаривали командиры противной стороны.
Требование Ионова было выполнено.
Дальнейшие баталии, вытекающие из этого инцидента, долго сотрясали тихие, обычно, кабинеты Иностранных министерств Петербурга и Лондона…
Прошли годы, складываясь в десятилетия. Состарились два верных солдата своих Империй. Стал генералом Семиреченского казачьего войска Михаил Ефремович Ионов. Стал президентом Британского Королевского Географического общества лорд Френсис Янгхазбенд. Но так и не поняли они до конца, что летом 1891 года на пыльной равнине, вознесенной на четыре километра над уровнем мирового океана, свершилось историческое событие, о котором полвека спустя на страницах Краткого курса истории ВКПб будет написано… "В конце XIX века закончился раздел мира между крупнейшими капиталистическими державами…".
Любой долгий путь долог в оба конца. Долог был путь России на Памир и (увы!) короток обратно…
Впряжемся же в баржу истории и, подобно бурлакам, двинем ее потихоньку против течения…
1717 год, начало XVIII века. Молодой еще царь Петр, ободренный успехами на южной Украине, решает померяться силами с самой владычицей морей – Англией, посылая в Индию большой отряд войск во главе с полковником Бековичем, несмотря на молодость получившим в кругах близких к нему гвардейских офицеров приставку к фамилии – "Черкасский" за храбрость, проявленную в боях на Украине.
Российская (да и всякая другая) военная история не очень любит писать о неудачах. Известно только, что, дойдя до пустыни между нижней Волгой и туркменскими ханствами, отряд Бековича был уничтожен ночным нападением войска одного из среднеазиатских эмиров. Печальную весть принесли в Астрахань несколько, чудом спасшихся казаков.
История развела интересы двух Империй в Азии почти на полтора века…

Середина XIX века – эпоха завершающего, победного шествия ученых-географов, этнографов, зоологов, ботаников, по оставшимся еще неисследованными регионам Земного шара. Центральная Африка и Азия, острова Тихого океана, равнины Патагонии, полярные просторы арктической Канады покоряются энтузиастам науки.
Рядом (а иногда и опережая их) исследуют миссионеры и военные. Таковы реалии времени.


Пржевальский Николай Михайлович
История России распорядилась так, что судьба Памира (и научно-культурная и военно-геополитическая) оказалась прочно связанной с Петербургом. "Вина" за это ложится на две организации, каждая из которых уважаема в своей области – Генеральный штаб Российской армии и Императорское Русское Географическое Общество. Причем деятельность этих организаций пересекалась отнюдь не формально. Можно вспомнить, что выдающийся исследователь Центральной Азии Н.М. Пржевальский был генерал-лейтенантом Генштаба России. А подавляющее большинство исследователей Памира, независимо от городов и регионов России, которые они представляли, были активными членами Русского Географического Общества, докладывавшие результаты своих экспедиций и поездок в комиссиях Общества и печатавших свои труды в изданиях Общества.

Независимо от вежливых словесных баталий в тиши кабинетов, под звяканье ложечек в фарфоровых кофейных чашечках, или осторожного чоканья походных солдатских чарок под ночным сияньем туркестанской луны, эти мирные солдаты российской науки отдавали лучшие годы своей жизни исследованию Памира, пониманию народов, его населяющих, бескорыстной, а зачастую сопряженной с опасностью, помощи жителям в медицине, просвещении, борьбе с суевериями, искоренении проявлений бытовой жестокости – неизбежного спутника средневекового уклада жизни…
Среди десятков россиян отдавших Памиру свои творческие и физические силы, талант молодости и мудрость зрелости можно выделить три ярких звезды XIX века – А.П. Федченко, И.В. Мушкетов, Г.Е. Грумм-Гржимайло.


Федченко Алексей Павлович_1844-1873

Мушкетов Иван Васильевич

Грумм-Гржимайло Григорий


Ошанин Василий Федорович
Алексей Павлович Федченко (1844-1873) три года (1868-1871) посвятил, вместе с женой Ольгой Александровной, верным помощником и спутником во всех экспедициях, исследованию Памира-Бадахшана. Им были проведены комплексные географические, ботанические, биологические исследования. Им же было сделано одно из крупнейших географических открытий XIX века – открыт и визуально описан огромный Заалайский хребет. Высшая точка его (7134 м), многие десятилетия считавшаяся высшей точкой региона, получила имя пика Кауфмана, в честь генерал-губернатора Русского Туркестана. Нелепая смерть в Альпах в 29 лет прервала его исследования Памира, продолженные учеником Василием Ошаниным и вдовой. В этих экспедициях был открыт крупнейший ледник Земного шара (длиной 77 км), получивший имя Федченко. Спустя много десятков лет в его центре, на высоте 4200 м, как памятник исследователю, была открыта постоянно действующая обитаемая метеостанция "Ледник Федченко" – единственная неарктическая "зимовка" северного полушария.

Иван Васильевич Мушкетов исследовал Туркестан и Памир в 70-е годы XIX века. Им предложена первая научно обоснованная схема геологического строения Средней Азии. В 1881 году им была создана первая геологическая карта Туркестана. Имя Мушкетова увековечено названием крупного (длина 20,5 км) ледника в Центральном Тянь-Шане.

Григорий Ефимович Грумм-Гржимайло в течение шести лет (1884-1890) проводил комплексные исследования Памира под научным флагом Русского Географического Общества. Результаты фундаментальных исследований в области физической, политической, исторической географии, этнографии, зоологии, неоднократно издавались в Трудах Русского Географического Общества в Петербурге, докладывались в Комиссиях и на общих собраниях Общества. Имя неутомимого исследователя увековечено вторым по величине ледником в центре Бадахшана (длиной 37 км).

В 1882 году петербургский врач Анатолий Эдуардович Регель совершает несколько научных поездок по Западному Памиру, посещая Дарваз, Шугнан, Рушан. Совмещая медицинскую помощь местному населению, он, будучи наследником богатых, ботанических традиций семьи Регелей (его дед был первым директором Главного ботанического сада России, заложенного еще Петром I) проводит серию пионерских ботанических исследований высокогорной флоры Памира. Вести о русском докторе, излечивающем "все болезни" мгновенно распространяется по обширному району, включая северные области Афганистана. Афганский Эмир, обеспокоенный научно-культурным влиянием Великого северного соседа (а также прислушиваясь к советам английских эмиссаров) отдает приказ о выдворении неожиданного миссионера из памирских пределов…

Однако эти научно-культурно-просветительские события происходили на фоне международной жесткой геополитической "баталии", как правило, мирно-дипломатической, но иногда все же прерываемой залпами российских берданок, афганских карамультуков и английских гочкисов.
После присоединения к России Кокандского ханства (1876) на северном, южном и восточном рубежах Памира сосредоточились геополитические интересы трех империй мира – Российской, Британской и Китайской, (на картах тех лет Китай повсеместно и не без оснований, именовался Империей). И если Китай, подвергавшийся прессингу европейских держав и с юга и с востока, не мог уделить достаточно внимания своим западным интересам, то Россия и Великобритания были полны решимости твердо встать на "Крыше Мира", заполнив последний "геополитический вакуум" планеты.

История активного противостояния Англии и России в регионе Памира - Бадахшана начиналась еще на несколько десятилетий ранее.
«…От бухарского кишлака Наматгут (Вахан) до перевала Шит-Рак, что на индо-афганской границе, полдня горного пешего перехода – 12 верст…» (Из бухарского рукописного путеводителя, середина XIX века).

40-е – 50-е годы XIX века – Россия заключает договора с Бухарским и Хивинским ханствами, беря их под свое покровительство. Властители обоих ханств идут на это сознательно, предпочитая покровительство великой европейской державы активным домогательствам южного соседа – Афганистана и восточного соседа – Китая. Нравы, однако, во всем регионе царят суровые – средневековые… Английская миссия в Афганистан в начале XIX века и ее глава Стюард убиты из-за отсутствия подарков (прокол английского МИД-а!). У следующей миссии подарки небрежно приняты, однако люди, их сопровождавшие чуть позже демонстративно ограблены (ох уж эта азиатская злопамятность!). Вскоре, однако, англичане переходят от дипломатии подарков к более привычной дипломатии (не канонерок, в этом регионе воды маловато) – пушек. Английскими колониальными войсками взят Кабул, потом Кандагар. Кажется Афганистан, подобно Индии, станет одним из самоцветов Британской короны. Но… сокрушительное поражение у Хайберского прохода показывает, что с Афганистаном будет очень много хлопот при весьма проблематичном успехе. В этой ситуации английская дипломатия ставит другую цель, используя исторически зарекомендовавший себя девиз – "разделяй и властвуй". Однако термин "разделяй" носит теперь несколько иной смысл – отделить, территорией Афганистана, свою "болевую точку" – Индию от Российской империи. Английские военные советники укрепляют афганскую армию, дипломаты нацеливают интересы Афганистана на Западный Памир – сердце Бадахшана.

Российско-английское соглашение (1869 г.), подписанное лордом Кландероном и российским канцлером (министр иностранных дел) Горчаковым – лицейским другом Пушкина, закрепляет временное разграничение интересов, проходящее по северной части Памира. Соглашение, однако, не остановило развитие событий. Военные круги России, близкие к трону Александра III, настаивают на продвижении интересов России в этом регионе Земного шара на юг и юго-восток. Военные круги Англии, близкие к трону королевы Виктории, которая в течение своего более чем 30 летнего царствования подняла британский флаг над огромными территориями Африки, Азии и Мирового океана, настаивают на Великом Северном походе по равнинам Средней Азии…

Россия, тем временем, продвигает свои интересы (и войска) с севера и от восточного побережья Каспийского моря, к Памиру. В сражении под Кушкой (1885) российские войска наносят поражение афганской армии. Английские военные советники предпочитают русский плен афганской казни…

В середине 70-х годов в Петербурге, в огромном здании Генштаба Российской армии, что напротив Зимнего дворца, рождается нереальный, близкий к фантастическому, план военного похода на Индию… В 1878 г. в штаб при губернаторе Туркестана приходит секретный приказ о срочной подготовке войск и выступлении через Большой и Малый Памиры к югу, в пределы северных княжеств Британской Индии. Над всей этой явно непродуманной операцией кроме амбиций ее авторов довлеет одна историческая традиция, восходящая еще к временам Ивана Грозного. По этой неписанной и публично почти не высказываемой традиции, правление каждого очередного российского самодержца должно сопровождаться территориальными приращениями Российской Империи. Традиция обострилась в умах российской элиты после поражения России в войне с коалицией Англии-Франции (1854-55 гг.).

В период царствования Александра II в состав Российской империи вошли такие среднеазиатские города (и прилегающие к ним обширные регионы) как Ташкент, Самарканд, Ходжент, Красноводск. Александр III полон решимости продолжить в Средней Азии деяния своего венценосного отца.
Однако уже несколько десятилетий, начиная с середины XIX века, на эти военно-геополитические тенденции все более активно наслаивается "общественно-гуманитарная" ситуация, касающаяся жизни десятков тысяч жителей Памира и северного припамирья. Поощряемый Англией приход Афганистана на Памир привел к невиданному всплеску жестокости в отношении мирного населения. Устав от двойных жестокостей (до этого их хватало от имени властителей Бухарского и Хивинского ханств), население ищет защиты у "Белого Царя". В Петербурге одна за другой появляются посланники и делегации с Памира с просьбами взять под покровительство российской короны территорию Малого и Большого Памиров, поделенную (по крайней мере в отношении сбора податей) между Афганистаном и Китаем.

Россия активирует разведывательно-рекогносцировочные действия в районах к югу от Алайского хребта и Алайской долины. Карты Федченко оказываются исключительно точными и подробными. В 1876 году отряд капитана Куропаткина (будущего "героя" Порт-Артура и Манчжурии) достигает озера Кара-Куль, давая ему название "Великое море".

Следующие 15 лет развития истории Памира-Бадахшана напоминают калейдоскоп событий в кадрах кинохроники.

1873 год. Англия и Россия делают еще одну "письменную" попытку договориться о сферах влияния на "Крыше мира" и в окружающих регионах. Теперь российская дипломатия опирается на многочисленные документы всех общественных уровней населения Рушана, Дарваза, Вахана, Аличура, взывающих к культурно-административному протекторату России на Памире. В ответ Англия "смыкает" административный раздел Памира между Афганистаном и Китаем в районе озера Яшиль-Куль (Центральный Памир).

Одновременно (колониальная предусмотрительность и подстраховка) английские отряды проверяют степень проходимости перевалов через Гиндукуш и Кунь-Лунь, включая один из высочайших проходимых перевалов планеты – Каракорумский… 1877 год. Дарваз вынужден прекратить выплату налогов Бухаре в пользу Афганистана…


Громбчевский Бронислав Людвигович
Конец 70-х годов. Новая "головная боль" английских колониальных властей в Индии – княжество Канджут, из полузависимых от Англии горных частей Кашмира, все более склоняется к союзу с "Великим Белым Царем" на севере…

Середина 80-х годов XIX века. На несколько лет над Памиром восходит звезда российского "военного-географа" (позволим себе такой термин, достаточно хорошо отражавший специфику памирской обстановки тех лет) Бронислава Громбчевского. Активный член русского Географического Общества (серебряная медаль Общества в 1888 г.), неутомимый исследователь не только практически всех районов Памира, но и Кашгарии, частей Тибета и Гиндукуша, он остался неоднозначной фигурой в российской истории дипломатии того периода. С одной стороны его исследования и картографирование объективно укрепляли географические и геополитические приоритеты России в этом важнейшем, в то время, для нее регионе с другой стороны его активные, не всегда даже обусловленные необходимостью, контакты с английскими представителями (включая упоминавшегося уже Янгхазбенда, а также "военного охотника" Литтсдейла) с передачей им некоторых карт и даже содержания бесед с российскими военными, дают основания подозревать Громбчевского в некоей (правда, абсолютно бескорыстной, в этом все единодушны) двойной дипломатической игре.
Некоторые историки склонны видеть в этом польское происхождение Громбчевского и его (вольную или невольную) реакцию на жестокое подавление Россией польского восстания 60-х годов, в котором участвовали и его предшественники по генеалогическому древу…

Лето 1876 года. "Военно-научная" (новый термин, рожденный в кабинетах петербургского Генштаба велением времени) экспедиция обнаруживает китайские пикеты и посты в восточной части Памира, севернее реки Ак-су. Но каких-либо действий пока не предпринимает…

1889 год. Памирское урочище Каинды. Встреча Громбчевского с Янгхазбендом…

80-е годы характеризуются разным подходом новых "хозяев" Памира к местному населению. Афганцы устраивают жестокую и бессмысленную расправу (практически без повода) над жителями Шугнана (Юго-Западный Памир). Уничтожено несколько тысяч(!) невинных людей, почти четверть всего населения района.
Китай, наоборот, начал освобождать местное население Восточного Памира от податей в обмен на их коллективные заявления о желании жить под китайским покровительством. Небезызвестный впоследствии английский лорд Керзон публично называет границу Индии научной, а притязания России на Памир ненаучными (!?). В это же время английские разведывательные отряды, пересекая "научную" границу, доходят до озера Зор-Куль, присваивая ему имя королевы Британии – Виктории.
Летом 1891 года Янгхазбенд и выпущенный из российского плена английский агент Дэвисон, совершают "блицвояж" по Центральному Памиру (районы озер Булун-Куль, Яшиль-Куль, долина реки Аличур), готовя китайские посты к сопротивлению российским эмиссарам. Обстановка становится все более взрывоопасной. Дипломатические усилия уже бессильны ее разрядить. К тому же челобитные памирцев становятся все настойчивее и отчаяннее. Престиж "Большого Белого Царя" под явной угрозой. Его безразличие будет равносильно его слабости. В конце XIX века ТАКОГО – Россия допустить не могла.

Этим же летом 1891 года состоялась "историческая" встреча Ионова с Янгхазбендом, закончившаяся выдворением английского отряда с Южного (Малого) Памира.
С такого недипломатического рубежа можно было идти либо только вперед, либо назад.
В петербургских кабинетах Генштаба Российской армии разрабатывается план военной экспедиции на Памир. Ее руководителем по единодушному мнению генштабнетов может и должен стать, хорошо известный своей решительностью и англичанам и китайцам, Михаил Ефремович Ионов.

Над Памиром восходит Красная Звезда войны…

В начале 1891 года к губернатору Туркестана прибывает тайный посланник от правителя северо-индийского княжества Канджут (Хунза) Али-Хана. Он везет послание к Александру III с просьбой принять княжество в подданство России. Происходит утечка информации и карательный английский отряд жестоко подавляет пророссийские настроения. Правитель низложен и выслан…

Наиболее активные офицеры Генштаба предлагают не ограничивать военно-экспедиционные цели планируемой операции Памиром, а распространить на прилегающие территории Западного Китая. Основанием являются этно-исторические исследования Громбчевского, показавшие, что "территории по обе стороны Сарыкольского хребта вплоть до оседлых сел на равнине Кашгарии, входили ранее в состав Кокандского ханства"… К этому времени само Кокандское ханство уже почти 20 лет находится под юрисдикцией России.

Однако политическая мудрость и понимание важности сохранения дружественных отношений со страной, имеющей многотысячекилометровую границу с Россией, берут верх. Только Памир! И только как заслон-барьер от "владычицы морей", слишком далеко заславшей своих сыновей от морского побережья…

2 июля 1892 года. Из города Новый Маргилан (впоследствии Скобелев, после 1918 года – Фергана) начинает боевым маршем движение отряд полковника Ионова. Основа отряда – среднеазиатские (семиреченские) казаки, бывалые служаки, опаленные ветрами азиатских высокогорий.
Третья туркестанская линейная бригада состоит из двух отрядов. Отряд капитана Скерского идет в Алайскую долину через перевал Тенгиз-бай. Основной отряд – Ионова, движется по старинному караванному тракту через Гульчу и перевал Талдык. Соединение отрядов в Алайской долине. Часть маршрута до нагорья Восточного Памира вместе. Далее – по обстановке… Военный обоз обслуживают вольнонаемные погонщики. В составе основных отрядов опытные проводники из бадахшанцев. Не только патриотизм ведет их в опасный поход. Командование заплатит каждому по 100 рублей по окончании похода. Для бедняка Средней Азии это почти сказочная сумма, на нее можно стать владельцем отары овец или нескольких лошадей.

Древний путь идет мимо стойбища царицы Алая, незадолго до этого не по своей воле (не будем лукавить) перешедшей со своей "киргиз-кайсацкою ордой" в подданство Российской Империи. Мимо полевого дома генерала Скобелева. За год до своего звездного часа на Шипке, в Болгарии, генерал останавливался здесь на своем очередном пути к границам интересов Державы, которой он служил всю жизнь…
Первое испытание – перевал Кзыл-арт ворота Памира. Высота 4280 метров, задыхаются лошади и казаки. Погонщики резко сбавляют темп движения. Санитары дают таблетки наиболее подверженным болезни, называемой здесь – "ту-тэк" – черная болезнь. Таблетки берут неохотно, пытаются уговорить санитаров на чарку спирта, которому больше веры…
19 июля – "всего" через 17 дней (сегодня УАЗ делает это за 8 часов) отряды Скерского и Ионова соединяются в Алайской долине и вместе вступают в черную пустыню Маркан-су. Скелеты верблюдов, лошадей, останки дервишей, устилают один из древнейших караванных путей планеты…

Временами смерчи, поднимаемые ветрами высокогорья, расстраивают походные порядки. Впрочем, отряд не так уж велик – 8 офицеров, 80 солдат, 33 казака, врач и военный топограф. Четыре орудия на конной тяге дополняют боевую мощь отряда.
Последняя ступенька на Памир – перевал Ак-Байтал (4655 м), несмотря на налетевшую июньскую пургу, проходится благополучно. Здоровые, молодые организмы уже адаптировались к недостатку кислорода, а для командиров эти места – второй дом. "Ступенька" не фигуральное выражение, а реальность. После многочасового, временами достаточно крутого, подъема, с перевальной точки спуска практически нет.
"Сторожевая вышка над Азией" – Памир, имеет размеры с две Бельгии… Памир начинает собирать людскую "дань". Уже умерло несколько человек, в том числе из воинского контингента…

Большой привал – дневка у озера Кара-Куль. Горное чудо для некоторых, никогда не видевших больших озер, тем более в обрамлении сверкающих вечными снегами хребтов. Впервые в истории на лодках, предусмотрительно взятых в поход, совершается рекогносцировочное плавание по новому "российскому" (в этом ни у кого нет сомнений) озеру.
Бесконечная, пробитая многовековыми караванными походами узкая дорога-тропа выводит на живописное, окруженное цветными скалами место. Отряд останавливается. Ионов торжественно объявляет перед строем:
– Здесь будет заложен Пост Памирский, для охраны владений России и дружественного Бухарского ханства.

Пост Паирский

Залп новеньких, только что принятых на вооружение армии, винтовок Мосина, весомо подтверждает эти слова…

Со 2 июля 1892 года действует план военной кампании, разработанный в Петербурге подполковником генерального штаба Алексеем Скерским. Отряды снова разделяются. Маршрут отряда Скерского лежит на Большие Памиры и через них к озеру Яшиль-Куль, где оборудован афганский укрепленный форпост. Отряд Ионова направляется на Малый Памир к границам Британской Индии, в район Арвата (ныне Кызыл-Рабат), имея задачу по пути ликвидировать китайские военные посты и пункты базирования сборщиков податей с местного населения. В дальнейшем у Яшиль-Куля отряды снова соединяются и с учетом сложившейся обстановки принимают решение о дальнейших совместных действиях. Планы весьма своевременны. Еще неделю назад, на рассвете, вблизи места ночного привала российского отряда, были обнаружены несколько конных разведчиков, толи афганцев, толи англичан – установить не удалось. Дальнейшие события, полностью определяемые экспедицией Ионова, развивались с калейдоскопической быстротой. В течение недели отряд Ионова проходит пространства юго-восточного Бадахшана, ликвидируя (без кровопролития) китайские посты, персонал которых бежит в Кашгарию при подходе российских разведчиков и, повернув на северо-запад смыкается с отрядом Скерского, обложившего афганский военный лагерь у Яшиль-Куля.

12 июля 1892 г. происходит сражение, определившее судьбу Памира на следующее столетие. Сражение, с применением с обоих сторон артиллерии, продолжалось несколько часов. Афганский отряд отступил к долине реки Гунт, оставив на поле боя много убитых. Несколько пленных, взятых русскими войсками, были отпущены, ввиду невозможности их содержать. Английские советники ретировались вместе с афганцами. Российский отряд тоже понес потери. Разрывом снаряда был убит – один из старших офицеров отряда, стоявший рядом Ионов чудом остался жив.


Возвращение памирского отряда в Нов. Маргелан

Задачи похода выполнены, отряд начинает движение обратно, к далеким туркестанским лагерям базирования.

27 июля в торжественной обстановке состоялось открытие российского укрепленного пункта – Пост Памирский (1-ый памирский погранотряд) (фото 11), в 20 километрах от кишлака Мургаб, на дороге ведущей к долинам российского Туркестана. Винтовочный залп увековечивает память павших русских солдат и возвещает установление российского контроля над восточным Памиром. Двадцать казаков остаются на первую памирскую зимовку и несение службы по охране интересов России на этих заоблачных высотах…

"Этот поход является одним из самых тяжелых походов в смысле климатических условий и борьбы с суровою природой, выпавших на долю памирских отрядов, а также служит красноречивым доказательством того, что нет такой преграды, через которую не перешел бы русский воин…" (Б. Тагеев "Русские над Индией", СПб, 1900 год).
Однако, несмотря на поражение у Яшиль-Куля и недвусмысленное предупреждение России, афганцы с Памира не ушли. Весь Западный Памир и правобережье реки Пяндж оставались под контролем их постов и войск. Резко возрос уровень жестокости по отношению к местному населению, в большинстве своем уже считавшим себя (через голову Бухарского Эмира) подданными Российской Империи.
Обратного хода Россия дать уже не могла, да и не хотела. Понимали это и в правящих кругах Великобритании, сосредоточившей, начиная с 1892 года, свою деятельность в кабинетах министерств иностранных дел обоих держав. Основная цель – разграничить территориальные интересы двух Империй (Китай не считался партнером в возникшем геополитическом споре).
Военная кампания России на Памире продолжалась. Летом 1893 года отряд капитана Ванновского вытесняет афганские войска из ущелья реки Бартанг. Уходя, афганцы зверствуют в кишлаках, уничтожают овринги, веками создававшиеся, как единственное средство сообщения, в условиях неприступных, зачастую, склонов-стен Бартанга. В 1894 году афганские войска вытесняются из Рушана и Шугнана. Однако главный опорный пункт Памира, крупный кишлак Хорог и часть правого берега Пянджа еще остается в их руках. з Осенью 1895 года объединенные отряды под командованием подполковников генштаба России Скерского и Юденича (того самого!) штурмом берут Хорог. Военный этап Памирской эпопеи закончен, теперь легче заканчивать и дипломатический. Новый император России – Николай II в самом начале своего царствования выполняет неофициальный "наказ" династии – на азиатском фланге Империи русский флаг расширил ее границы.

На военной медали, выпущенной в 1896 году, выбиты барельефы четырех российских самодержцев – Николая I, Александра II, Александра III и Николая II. Надпись гласит: "За походы в Средней Азии 1853-1895".

Начинается российский период истории Горного Бадахшана.
Да простит читатель автора за столь обширное внимание к этой истории – всего-навсего одной из многих славных страниц истории России. В частичное оправдание сошлемся еще раз на (уже раритетную) монографию Б. Тагеева с не очень дипломатичным названием – "Русские над Индией":

"…Русское общество весьма мало знакомо с обстоятельствами, при которых к территории России был присоединен Памир и прилегающие к нему ханства, где ныне наш трехцветный флаг гордо развился высоко над облаками, как бы в напоминание с Памирских высот англичанам и афганцам о могуществе и силе их северо-западного соседа…".

Продолжение следует....


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100