Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Творчество >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Михаил Дмитриев, Москва

Как мы.
Часть I. Глава 2

Когда Заяц проснулся, взошедшее солнце уже золотило верхушки хребтов, окруживших долину. Умытые деревья приветливо покачивали ветвями, легкий ветерок доносил запахи цветов и леса. Все выглядело светлым и безмятежным. Ветра и Белки внутри дома не было, но снаружи доносился чей-то голос. Заяц потянулся, протер глаза, завязал пояс и выбрался наружу. Правила о том, как себя вести, когда находишься далеко от племени, вбили ему крепко, как и всем остальным – поэтому подросток сразу проверил, где его копье, и положил его рядом.

Ветер и Белка сидели у потухшего костра друг напротив друга. Белка выглядела, как обычно, Ветер же явно только что проснулся и украдкой зевал. А сбоку от них, чуть в стороне, стоял… Орлиный Коготь.

Спросонья Заяц даже не очень удивился тому, что вождь Соседей что-то делает тут в это время. Коготь же, не обратив на него внимания, продолжал начатый раньше разговор:
- Зачем им было дожидаться вас? - говорил он Белке непривычно добрым голосом. - Все были голодны. А у нас вчера оказалось много добычи. Если сразу не съесть, мясо пропало бы. Вот они и ушли с нами. Сейчас ждут вас там, в нашем становище.
Вот и хорошо, с облегчением подумал Заяц. Все оказалось так, как он думал. Сейчас они пойдут к Соседям, там наконец поедят…

Но Белка вела себя как-то странно. Вместо того, чтобы сразу же вскочить и последовать за Когтем, она спросила, не двигаясь с места:
- А как вы оказались на нашем берегу? И как наши перешли к вам через реку?
Коготь в этот момент, нагнувшись, хлопнул себя по ноге – должно быть, чтобы убить овода. Распрямившись, он одновременно переступил в сторону, оказавшись почти напротив Ветра и сбоку от Белки. Ей, чтобы соблюдать вежливость и смотреть прямо на старшего, пришлось немного повернуться, так что Ветер теперь почти не был ей виден.
- Подарок Аора, - спокойно ответил Коготь. - Как раз там, где река сужается, с берега недавно упало большое дерево. Мы все переходили по нему.
Заяц задумался. Большая Река и здесь довольно широка - где же могло найтись такое высокое дерево, чтобы достать от одного берега до другого? Разве что…
- Это, наверное, около Красных Камней и Горелого Леса? - спросил он. Обрадовавшись, что догадался, Заяц заговорил со старшим первым, нарушив приличия. Поэтому Коготь, естественно, не удостоил его ответом. Но странно - он метнул на Зайца короткий и очень злобный взгляд, которого проступок вряд ли заслуживал. Белка повернулась к Зайцу - видимо, для того, чтобы напомнить ему, как надо себя вести. Ее взгляд скользнул по пространству между ними, где сидел еще не до конца отошедший ото сна предводитель их отряда…

- Ветер, сзади!!! - вдруг пронзительно крикнула Белка. Так кричат, когда на человека прыгает хищник, когда нет времени объяснять, а надо попытаться напугать и отвлечь зверя.
Заяц ничего не успел понять, да и Ветер тоже ничего не понял. Но он мгновенно сделал то, что надо было сделать - почти не вставая, прыгнул в сторону, не выпуская копья перекатился через плечо и вскочил на ноги. И в тот же миг на то место, где он сидел, обрушился пущенный сильной рукой каменный топор.

Все еще ничего не понимая, Заяц тоже вскочил и дико оглянулся. Он увидел, что тот охотник, что метил топором в Ветра - это был человек из соседнего племени - подбегает и нагибается, чтобы поднять оружие, а из-за дома за его спиной выскакивает еще один и заносят копье для броска. Что это - он целится в них?!
- Бежим! - так же пронзительно вскрикнула Белка и первой рванулась в сторону - мимо на мгновение растерявшегося Орлиного Когтя и прочь от остальных. Ветер и Заяц бросились следом. Они все еще ничего не понимали, кроме того, что надо спасаться от немедленной угрозы. И счастье, что не промедлили - мимо пролетело два копья, одно из которых оцарапало Ветру плечо.
Все трое вихрем пронеслись до конца поляны и только у края леса остановились, чтобы оглянуться и сообразить, что делать дальше. Оказалось, что Соседи - двое с копьями и Коготь - гонятся за ними. Один из охотников на бегу метнул копье в Ветра. Расстояние было большим, и бросок оказался не слишком метким - Ветер успел отскочить. Копье со звоном воткнулось в дерево. Ветер помедлил одно мгновение, а потом решительно вырвал копье и сам метнул в нападавшего. Он целился в середину груди, но тому тоже удалось увернуться… почти удалось. Копье сильно пропороло ему руку, и человек с проклятиями остановился. Остановились и остальные, поняв, что второе копье в руке Ветра не менее опасно. Заяц увидел, что и его собственная рука сжимает копье. Оказывается, успел схватить и не бросил. Только Белка была безоружной.

Наступила короткая передышках - все соображали, что делать дальше. Ветер обводил нападавших внимательным и недобрым взглядом. Он дрался когда-то со стаей волков и сейчас действовал так же. У Соседей, похоже, заметно поубавилось пыла, и они не двигались с места. У Зайца мелькнула было мысль, что этот кошмар сейчас прекратится. А может…
- Белка, это сон? - с надеждой спросил он.
- Дурак, это война! - раздраженно крикнула в ответ Белка. - Соседи напали! Не видишь - нас хотят убить!
Война?! Страшные сказки для детей оказались правдой? Как может все это происходить на самом деле, здесь, сейчас?

И тут Орлиный Коготь громко и протяжно крикнул, как на охоте во время облавы. С противоположной от подростков стороны, из-за деревьев выше по течению Большой Реки, ему отозвалось два голоса. Ветер сообразил первым:
- Они хотят напасть с двух сторон!
Коготь будто услышал его - он что-то сказал своим спутникам и подтолкнул их вперед. Не торопясь, держа оружие на изготовку, все трое начали приближаться к подросткам. И из леса кто-то подходил, уже не заботясь о том, чтобы не шуметь. Ветер понял, что с таким количеством противников они не справятся. Значит, надо бежать. Но куда? Впереди - Большая Река. Бросишься в нее - сразу достанут. Даже не копьем, просто камнем. В воде человек как кусок дерева, не убежать и не увернуться… А не убьют люди — убьет сама река. Оставался один путь, который еще не был отрезан - прочь от реки, вверх по Козьей Речке, куда они ходили вчера. Но...

Просвистевшее мимо головы копье положило конец размышлениям. За деревьями в лесу мелькнуло сразу несколько человек. Коготь и двое остальных стремительно бросились к ним. Теперь оставалось только спасаться.
- Бегите туда! - крикнул Ветер Белке и Зайцу, показывая рукой. Сам он подхватил копье, что метнули в него, и кинулся за одно из толстых деревьев. Вовремя - по коре скользнул брошенный преследователями топор. Дерево задержало его, но все равно острый край топора, словно коготь медведя, оставил у Ветра на боку глубокую кровавую борозду. В этот момент один из тех, кто был с Когтем, остановился и повернулся, целясь в убегающих подростков. Это его и погубило - Ветер, высунувшись из-за дерева, метнул копье. Попал! Копье вонзилось охотнику в бок, и он, захрипев, повалился на землю. Коготь и второй охотник на мгновение замешкались, и Ветер, пользуясь этим, выскочил из-за дерева и во всю прыть помчался вслед за Белкой и Зайцем.
Страх придал им сил, а Соседи, наоборот, задержались около того, кого то ли ранил, то ли убил Ветер. Но, оглянувшись, беглецы увидели, что хотя преследователи далеко, их теперь очень много, человек десять. Похоже, Коготь привел с собой всех тех надменных молодых охотников, которыми он окружил себя. Соседи рассыпались широкой цепью, и Ветер с тоской понял, что теперь им не удастся обойти врагов по дуге, как он смутно надеялся еще несколько минут назад. Если бы тех было только трое, можно было попробовать прорваться мимо них и уйти обратно, вниз по долине Большой Реки, в степь. Но теперь путь назад был закрыт. Враги гнали их вверх, в горы.

На мгновение Ветру, как до этого Зайцу, показалось, что он спит и видит страшный сон. Еще вчера они поднимались по этой речке, высматривая дичь - а теперь их самих, как добычу, гнали другие. Гнали не какие-то злобные духи, но люди! Люди нарушили главное Слово Аора - и им за это ничего не было! Впрочем, и он, Ветер, только что совершил страшное преступление, попав копьем в человека. Оправдывало ли его то, что он сделал это, защищаясь? Ветер не помнил, чтобы Слово говорило об этом. Но сейчас ему было не до раздумий.

Они бежали. А Соседи гнались за ними. Обычно Ветер и подростки бегали быстрее взрослых мужчин, но сейчас им не удавалось далеко оторваться от преследователей. Сутки без еды не прошли даром. Но и Соседи почему-то бежали не очень быстро. То ли они сами где-то устали, то ли понимали, что жертвам некуда скрыться.

Ноги несли вперед, грудь равномерно поднималась и опускалась, стучало сердце, ветер свистел в ушах. Позади остался каньон, где они вытаскивали из речки уплывшее копье. Знакомые склоны ущелья быстро уходили назад. Дикими и странными показалось они сейчас беглецам, словно сами горы были потрясены невиданным и страшным зрелищем: охотой на людей. Закончился лес. Они пробежали мимо того места, где вчера повернули назад. Ветер узнал большой серый камень, на котором он тогда отдыхал. Он смутно припомнил рассказ одного из старых охотников о том, что где-то здесь, пробравшись между скал и осыпей, можно подняться и перевалить в долину другого притока Большой Реки. Тогда можно было бы спуститься обратно к Реке и вырваться в степь. Но где подниматься? Ветер не знал этого, а решить на ходу такую сложную задачу ему было не под силу. И он, гонимый страхом и лишь смутно надеющийся на что-то, просто продолжал бежать прямо, вверх по долине. К снежным горам. За ним, знающие и понимающие еще меньше, мчались Белка и Заяц. А с синего неба на них безучастно взирал пылающий Глаз Аора. Почему, почему он не покарал нарушивших его Слово?!

Время шло. Беглецам повезло – ветер дул сзади, они хорошо слышали Соседей и понимали, далеко ли до них, даже не оглядываясь. Когда удавалось оторваться подальше, подростки переходили на шаг, дававший облегчение. Но это длилось недолго, Соседи прибавляли хода, и опять начиналась бесконечная, изматывающая погоня. На бег уходили все силы, он не давал ни мгновения на то, чтобы подумать. Должно быть так, безо всяких мыслей, спасаются от людей травоядные... Они забирались все дальше и выше - туда, где никогда еще не были. Среди горных лугов речка разлилась на многочисленные ручейки. Под ногами захлюпало, ноги путались в высокой траве. Но вот долина опять сделалась узкой, подъем стал круче, среди травы замелькало все больше камней. Где-то здесь была граница Запрета. Никто из людей не бывал дальше. Еще подъем, еще, долина немного повернула. Широко раскрытые рты с хрипом хватали воздух. Трава как-то резко закончилась, уступив место россыпям голого камня. И вдруг открылись настоящие горы, которые охотники еще никогда не видели так близко…

Они и пугали, и завораживали. Прямо впереди был еще один каменистый склон. Ручей пробил себе в нем неглубокое русло и стекал вниз каскадом белых водопадов. А дальше, за невидимой отсюда самой верхней частью долины, вдруг выросла покрытая ослепительно белым снегом стена хребта. Отсюда она казалась отвесной, непроходимой…
- Ветер! - совсем запыхавшаяся Белка еле могла говорить. - Здесь уже Запрет. Остановимся. Может, они не пойдут дальше?
Ветер немного подумал. Да, Запрет один для них и для Соседей. Правда, он уже смутно догадывался, что нарушившим главный Запрет безразличны и остальные. Но ведь горные Рыххи нападают на всех без разбора? Им все равно, сколько людей и есть ли у них оружие… К тому же Ветер тоже устал – все его тело молило об отдыхе.
- Хорошо. Только пройдем чуть вперед, - выдохнул он.
Они остановились перед самым подъемом, тяжело дыша. Поспешно похлебали из ручья ледяной воды, набирая ее горстями. Ждать Соседей пришлось недолго - послышались возгласы, и преследователи показались из-за поворота. Они уже не бежали – просто быстро шли. Увидев возникшие впереди горы и, видимо, тоже вспомнив про Запрет, охотники остановились.

Издали было видно, что Коготь, появившийся последним, что-то горячо втолковывает своим, но они не двигаются с места. Продолжать погоню теперь было опасно для всех. Наконец, Коготь, демонстративно положив копье на землю, вышел немного вперед и крикнул, обращаясь к Ветру и остальным:
- Вернитесь обратно, не нарушайте Запрета!
- Вы хотите убить нас! Вы уже убили остальных! - яростно выкрикнула Белка в ответ. Не веря Когтю, она почему-то все же надеялась, что он возразит, станет отрицать ее слова… Но вождь Соседей сказал другое.
- Такова была воля Аора, - спокойно произнес Орлиный Коготь. - Мы лишь докончили то, что он начал, когда наслал на вас страшную болезнь. Аор не хочет, чтобы людей было слишком много. Добычи на всех не хватит. Он выбрал в жертву вас. Мы лишь выполняем его волю.
- Неправда! Никто никогда не слышал про такое слово Аора! Он запретил людям убивать друг друга!
- Это вы не слышали. А мы знаем - Аор разрешает войну, если добычи не хватает на всех. Нельзя только убивать детей. Дети вашего племени живы. И вы, двое, тоже можете спокойно вернуться и жить среди нас. Нам нужен только старший, мужчина. Кажется, его зовут Ветер?
- Ты лжешь! - крикнул Ветер в ответ. - Один из ваших целился копьем в них! - он показал на Белку и Зайца. - Если бы не я…
- Я не уследил за ним, - спокойно ответил вождь. - А он в пылу боя не понял, на кого покушался. Но он уже умер. Он наказан - значит, слово Аора нерушимо. Я повторяю: вы, двое, спокойно идите к нам. Мы не тронем вас!
Голос Орлиного Когтя действовал с необыкновенной силой. Заяц почувствовал, что он уже почти готов пойти туда, к ним. Впереди, в горах, были Рыххи, была смерть - а здесь предлагали жизнь. Правда, неизвестно, что это за жизнь, в чужом племени, с чужими людьми… но не было ли ему чужим и его собственное племя, с их вечным подтруниванием, а то и издевательствами? Даже Ветер и Белка, с которыми они охотились, а потом бежали вместе, спасаясь от Соседей - было ли ему лучше с ними, чем без них? Не пойти ли, в самом деле, вниз?

Заяц оглянулся на Ветра и поразился перемене, произошедшей с ним. Всегда спокойный, уверенный и чуть насмешливый, Ветер вдруг стал похож на сгорбленного старика. Он только что окончательно постиг то чудовищное и невообразимое, о чем Белка начала догадываться еще утром: пока они были на охоте, Соседи напали на стоянку. Из их племени вряд ли кто-то остался в живых. Весь мир Ветра, все то, ради чего он жил, обрушилось. И даже над последним остатком своего племени - двумя подростками - у него теперь не было власти. Захотят - останутся, не захотят - уйдут. А ему конец. Не от копья, так от голода, холода и злобных духов…

И лишь Белка оставалась прежней. Словно не замечая, что происходит с остальными, она отважно ответила Когтю:
- Ты врешь, и я не верю тебе! Твои охотники знали, что мы… еще не взрослые, и все равно хотели нас убить. Зачем вам дети? Они не могут охотиться, но их надо кормить! Вы расправитесь с нами, как только мы подойдем!
- Ты, девчонка! - в раздражении воскликнул Орлиный Коготь. - Что ты знаешь о словах мужчин? И как ты смеешь усомниться в воле Аора? Эй, ты, - продолжал он, обращаясь теперь к Зайцу. - Не слушай ее. Иди к нам! Ты хорошо бегаешь! Ты вырастешь и станешь мужчиной среди нас, настоящих охотников!
Станешь мужчиной!..

Первый раз в жизни Зайца кто-то хвалил и обещал то, в чем другие, да и сам он, всегда сомневались. Помимо воли подросток ощутил благодарность и симпатию к вождю Соседей. Даже несмотря на открывшуюся правду о том, что они расправились с людьми его племени. С теми, кто до сих пор кормил, защищал и учил его…

Учил его. Да. Заяц вдруг вспомнил Филина. Филин учил его. Филин, должно быть, любил его. Не только его - он единственный добровольно пошел на страшный риск, чтобы спасти остальных – тогда, когда разразилась болезнь. Филин любил его, Зайца, и Филин очень не любил Орлиного Когтя. Он не верил ему. Он, сколько мог, объяснял другим, старался убедить их в том, что Коготь постоянно лжет. Филин не верил Когтю - а он, Заяц, поверит?

Заяц молчал, не двигаясь с места. Ему не хватало духа, чтобы сказать Когтю все то, о чем он подумал. Но что-то в нем переменилось. Наваждение прошло. И Коготь, который отлично разбирался в людях, почувствовал смену настроения подростка. Он замолчал, обдумывая, чем бы еще привлечь их. И тут тишину опять нарушил голос Белки.
- Я знаю, почему вы напали на нас! - крикнула она. - Четвероногих и на вашем берегу много. Но ты хотел получить в жены Березку. Ты напал на нас из-за нее! Тебе нужна только одна добыча - женщины! Ты не настоящий охотник!
Этого Орлиный Коготь стерпеть не мог.
- Она оскорбила нас всех! - крикнул он. - Смотрите, они боятся. Они уже не могут бежать. За мной!
И, схватив копье, он бросился вперед. Остальные охотники, немного помедлив, последовали за ним.
- Что вы стоите? - воскликнула Белка, обращаясь к Ветру и Зайцу. - Они убьют нас всех. Бежим!
- Куда?.. - вяло ответил Ветер. - Там только горы. Раньше погибнуть или позже? Идите к ним. Может, пощадят...
- Неужели ты думаешь, что я верю ему? Или брошу тебя? Бежим! - Белка, кажется, была готова ударить Ветра или взвалить его на спину и понести сама. И Ветер, не столько по собственной воле, сколько подчиняясь ее напору, поднялся. Вовремя - Коготь был недалеко и уже заносил копье для броска. Белка, пользуясь тем, что они были выше, схватила увесистый камень и изо всей силы швырнула в вождя. Потом второй. Она бросала неплохо - Коготь, разразившись проклятиями, едва сумел увернуться. Но другие Соседи уже подбегали на расстояние броска, и подростки едва успели повернуться, чтобы спасаться бегством.
В нижней части крутого склона серые камни были крупными и лежали прочно. Но по мере того, как беглецы взбирались выше, они мельчали и кое-где неприятно скользили и катились под ногами. Несколько раз Заяц с удивлением замечал под камнями поблескивающую молочно-белую поверхность. Лед?

Да, это оказался лед. Одолев подъем, подростки выбрались на серовато-голубое поле, по которому во множестве текли мелкие ручейки талой воды. Поверхность льда была ноздреватой, неровной и потому не очень скользкой. Кое-где на льду валялись черные камни. Стена хребта стала ближе, и теперь было видно, что она не вся состоит из снега - во многих местах виднелись темные скалы и осыпи. И было похоже, что она не такая крутая, как казалось раньше. А между ней и полосой льда, на которой они стояли, лежало обширное ровное пространство, покрытое снегом. Он выглядел подтаявшим, как весной в степи. Кое-где на нем были розоватые и коричневатые пятна.
- Куда теперь? - в растерянности спросила Белка. Она хорошо понимала людей, она могла поднять и увлечь других, но она не знала, как выбирать дорогу в горах.
Впрочем, как выбирать дорогу в таких горах, не знал никто из них.

На слепящий снег было больно смотреть, и отдышаться после подъема оказалось труднее, чем обычно. Ветер оглядывался, стараясь скрыть неуверенность. Склоны гор, окружавших с боков ровное пространство, были очень крутыми. Скальные обрывы чередовались там со снегом и гладким, блестящим под солнцем льдом. О том, чтобы лезть туда, нельзя было и думать. И на маленькой ледяной горке, упав, пролетишь до самого низа, а уж на такой... Но дальше, на другом краю ровного поля, склон казался не таким крутым. Главное же, он был сложен из камней. Лазить по камням они умели.

Но что там, за хребтом? Никто из людей не знал этого. И добраться до него можно было лишь через снежное поле. А оно выглядело точно так, как в рассказах про злобных духов гор – Ветер тоже помнил уроки Филина. Словно напоминая о враждебных силах, со скалы с карканьем взлетело и закружилось в воздухе несколько больших черных птиц…

Что делать? Куда бежать?

Возникшие из-за перегиба склона преследователи разрешили все сомнения. Ветер молча указал направление.
- Рыххи... - начал было Заяц. Но Ветер свирепо взглянул на него, и Заяц осекся. То и дело оскальзываясь на льду, все трое бросились вперед.
Там, где лед заканчивался, они в последний раз оглянулись. Преследователи теперь подходили совсем медленно. Острым зрением охотника Ветер разглядел, что у нескольких из них на лице написан откровенный испуг. Но они все же приближались, и Коготь, ругаясь, понукал отставших. Он во что бы то ни стало хотел довести эту охоту до конца. У беглецов не было выбора. В том же порядке, как раньше - впереди Ветер, за ним Заяц и Белка - они ступили на снег…

***

Только пробежав несколько шагов по сырому, холодному снегу, в котором вязли ноги, Белка осознала, что она наделала и во что ввергла своих друзей. Зачем, зачем она так страшно оскорбила вождя Соседей? Возможно, он и правда готов был пощадить ее и Зайца? Все же это была бы жизнь! На мгновение Белка даже подумала, что ее-то почти наверняка оставили бы в живых. Ведь в племени красивее нее была только Березка. Некоторые мужчины не могут устоять перед красивой женщиной и готовы ради такой на все… Но она сразу же устыдилась этой мысли. Стать женой одного из этих страшных людей, после того, как все ее племя, и Ветер, и Заяц, погибнут? Нет, такого она не вынесет!

Но теперь впереди, сзади, со всех сторон, была смерть. Белка едва ли не кожей ощущала, как под беспощадно сверкающим снегом собираются в ожидании жертвы Рыххи. Если бы не ее дерзкие слова…

Белка вспомнила Березку, свою подругу. Хоть не очень приятно это признавать, но та, действительно, была самой красивой девушкой в племени. Многие мужчины восхищались ей, еще когда она была маленькой девочкой. А уж когда она выросла, мечтать о ее гибком и стройном теле, о длинных черных волосах и полных губах стали едва ли не все юноши. Она вот-вот должна была вступить в возраст женщины. И на последней встрече с Соседями, как тайком передавали друг другу некоторые, Орлиный Коготь предложил ей стать своей женой. Березка отказалась. Тогда Коготь попытался уговорить Барса, чтобы он отдал ему девушку, но Барс тоже отказал. Из-за этого и произошла между ними та ссора, о которой знали или догадывались многие. Однако до сегодняшнего дня невозможно было вообразить, чтобы вождь Соседей мог из-за этого затаить злобу на все их племя. Такую страшную злобу, чтобы начать войну! Мысль об этом пришла Белке в голову внезапно, по наитию. Но если бы это было неправдой, Коготь просто засмеялся бы над ее словами, как смеются над глупыми детьми. А он - не засмеялся. Он страшно разгневался. Значит, она угадала?

Снег становился все глубже, и теперь бежать было невозможно. Только идти след в след. К счастью, Соседи не решились последовать за ними - они остались на краю снежного поля. Оглядываясь, Белка видела, что охотники не трогаются с места и только молча, напряженно наблюдают. По мере того, как расстояние до них увеличивалось, ее страх понемногу слабел. Горы уже не казались такими опасными - ведь они идут, и ничего! Белке даже стало весело. Захотелось взглянуть, далеко ли еще до горы. Она шагнула немного в сторону, чтобы спины Зайца и Ветра не мешали смотреть. И тут…

Белка и Заяц сдавленно вскрикнули от ужаса и отскочили назад. Они увидели, что Ветер, который шел впереди, стремительно проваливается вниз! Белке показалось, что она заметила толстую коричневую лапу, ухватившую охотника и рванувшую его под снег. Последним мелькнули в воздухе поднятые руки и копье, которое Ветер не выпустил… все.

Их предводителя больше не было. Его забрали злые духи. Осталась только небольшая черная дыра в снегу.

Соседи тоже закричали. Страх и торжество смешались в этом крике. Это был Рыхх, но он унес самого сильного врага! Остальным теперь некуда деться!

Вот и все, с обреченным спокойствием подумал Заяц.

Ветра нет. Они одни.

Что теперь? Он не знал. Он просто остановился и стоял без движения.
- Возвращайтесь! - донесся крик Орлиного Когтя, который первым пришел в себя. - Или Рыххи вас тоже заберут! Идите обратно!
В самом деле, понял Заяц. Заберут. Может, и правда смерть от рук людей лучше, чем этот подземный ужас. Он медленно, как во сне, начал поворачиваться…
- Нет! - вдруг крикнула Белка, обращаясь, казалось, ко всему белому свету. - Нет!!! Я не верю! Заяц, Заяц, ну сделай что-нибудь! Я не пойду к ним! Я лучше брошусь туда, к Рыххам! Заяц, ну пожалуйста, сделай что-нибудь!
Что это - Белка просит, умоляет его что-то сделать? Его, Зайца, над которым все смеются? Просит, словно взрослого мужчину?

Но что он может сделать? Что такое даже самый сильный человек перед существами иного мира?

Заяц все так же стоял столбом, но что-то в нем менялось.

А если…

В голове маленького, невзрачного подростка, на которого никто не возлагал никаких надежд, вдруг начала раскручиваться мысль. Помимо его собственной воли, все быстрее. Мелькнуло в памяти то, о чем он думал вчера утром, когда они поднимались по Козьей Речке. Рассказы Филина о злобных духах гор, в которые он сам то ли верил, то ли нет. Камень падает от того, что его кто-то толкнул. И снег тоже. Рыхх болезни вел себя не как ему вздумается. Филин это проверил. Он, Заяц, сейчас, когда пропал Ветер, не заметил ничего необычного. Ветер просто провалился под снег. Как будто упал с обрыва. А вдруг…
- Белка, ты видела, кто схватил Ветра? - медленно, боясь поверить собственной невероятной догадке, спросил Заяц.
- Н-не знаю… - честно ответила Белка. - Мне показалось… Как будто коричневая лапа была.
- Коричневая… - повторил Заяц. Он посмотрел на свою одежду. Сшитая, как у всех, из шкур, она тоже была коричневой. Куски были разных оттенков, кое-где наложены заплаты. Если резко махнуть ей в воздухе - мало ли что может показаться…
А вдруг тут, под снегом...

Вдруг там вообще нет никаких Рыххов?! Вдруг там просто... просто яма?

Мир вдруг стал другим, словно исчез какой-то туман. Все сделалось пронзительно-четким. Он, Заяц, теперь решал за всех. Может, в дыре есть злобные духи. А может, нет. Надо это проверить. Если их нет, то Ветер, возможно, жив. Ветер не всегда хорошо обращался с ним, но сейчас не время об этом думать. Своих надо спасать.

А если там правда Рыххи, и он погибнет в их лапах…

Неважно. Не надо об этом думать. Просто не надо.

Заяц повернулся спиной к Соседям. Когда он опять увидел то место, где пропал Ветер, где-то внизу живота возник и начала подниматься липкий страх. Сделав огромное усилие, Заяц загнал его обратно. Медленно, осторожно он стал подходить к дыре, в которой исчез охотник. Каждый шаг стоил ему огромного внутреннего усилия. Внутри все сжалось в комок и кричало «беги назад!» - но все же он шел. Одна нога вдруг ушла в пустоту, и лишь в последний момент, облившись холодным потом, подросток успел выдернуть ее и отскочить обратно. На этом месте осталась маленькая черная дырка. Но за ногу никто не хватал, она просто провалилась! Если бы схватили, он бы почувствовал!

Неужели правда там просто большая яма, прикрытая снегом?

Превозмогая страх, Заяц опять приблизился к дыре. Ничего не произошло. Он ткнул копьем в снег рядом с дырой. Никто не схватил его. Постепенно смелея, Заяц принялся пробовать снег копьем в разных местах. Постепенно он понял, что оно проваливается только с двух сторон от дыры. В остальных местах копье упиралось в твердое. Там можно было стоять без опаски. Если это действительно была прикрытая яма, она была длинной и узкой.

Но в дыре было по-прежнему черным-черно. Невозможно было понять, что там, внизу. Заяц крикнул несколько раз, но никто не отозвался. Чтобы узнать, что с Ветром, надо было спуститься. Как это сделать?

Заяц опять задумался. Белка, сначала со страхом следившая за его действиями, теперь смотрела на него с надеждой.

Как спуститься.

А как они спускались вчера за застрявшим копьем? Да так же - по веревке!

Но тут же Заяц сообразил, что Белке одной не удержать его. Здесь, на снегу, не во что даже упереться ногами. Едва повиснув на веревке, он сдернет ее вслед за собой. Что делать?

Заяц огляделся вокруг. Везде был один блестящий подтаявший снег. Ни единого камня, ничего твердого. Он еще раз с тоской оглянулся, взгляд его упал на собственную руку…

Копье! Оно довольно толстое и длинное. Еще более длинные и толстые палки идут на шесты для домов. Чтобы дом стоял крепче, их втыкают, вкапывают в землю. Вкопанный шест не сдвинешь. Здесь нет земли. Но есть снег. Утоптанный снег почти такой же твердый, как земля. Если копье воткнуть поглубже и крепко держать…
- Снимай пояс, - решительно сказал Заяц Белке и сам занялся тем же.
Впервые в жизни оказавшись один на один с настоящим делом - да таким, на какое не решался еще ни один человек - он испытывал сейчас неведомое раньше чувство сосредоточенности и веселой злости. Злости не на кого-то - на само дело. Ему стало безразлично, что с ним будет. Главным теперь было дело. Только оно.

Вскоре все было готово. Веревку из двух поясов Заяц привязал к копью, глубоко воткнутому в снег. Потом он сбросил конец веревки в дыру. Оттуда повеяло подземным холодом. Зайцу опять стало не по себе – может, это вход прямо в Подземную Страну мертвых? Показалось, что там, в непроглядной черноте, мелькнули горящие желтым глаза. Только огромным, неестественным усилием воли, словно он сам себе резал руку ножом, ему удалось подавить страх. Огляделся вокруг - посмотреть на солнечный мир. Может быть, в последний раз…

Наблюдавшие за подростками Соседи, о которых они совсем забыли, издали дружный вопль. Белка увидела, что некоторые даже присели, прикрывая головы руками. Потом она посмотрела на Зайца - с ужасом, надеждой… и чем-то еще. Он не понял, что это было.

Цепляясь за веревку, Заяц полез в дыру. Прямо в пасть к Рыххам.

***

Пока голова была над снегом, было еще ничего. Но когда, перебирая веревку, Заяц полностью опустился в узкий, сковывающий холодом колодец, он опять ощутил приступ дикого ужаса. Он не видел, что там, внизу, и каждое мгновение ожидал, что в ноги ему вцепятся страшные когти…

Но мгновения шли, он сползал ниже, и ничего не происходило.

Сначала было совсем темно - только в дыре наверху сияло небо. Но постепенно глаза привыкли, и Заяц различил на стенке перед собой границу между белым и серовато-блестящим. Значит, под снегом был все тот же лед?

А дальше он сначала почувствовал, а потом увидел, что края ямы расходятся в стороны. Стенка, что была перед носом, ушла вверх и в сторону, и Заяц наконец смог посмотреть вниз.

Он висел под потолком низкой, узкой и длинной пещеры с ледяными стенами, слабо освещенной пробивающимся в дыру светом. Концы ее терялись во мраке, на полу было несколько черных ям. А внизу в сугробе снега лежал Ветер! Его никто не унес!

Заяц почувствовал огромное облегчение, и сразу вслед за ним новое беспокойство. Рыххов, которых он больше всего боялся, не было видно, но и Ветер не подавал признаков жизни. Вдруг они убили его, а теперь поджидают в засаде новую добычу? Но если они могли схватить Ветра, пока он был наверху, зачем им ждать сейчас?

Неужели правда никаких злых духов здесь нет, а есть только лед и снег?

Но думать дальше было некогда - руки, вцепившиеся в веревку, быстро слабели. Заяц сполз пониже. Он разглядел, что веревка не достает дна, но ее конец висит не слишком высоко. Ветер по-прежнему лежал неподвижно, лицом вниз. Решившись, Заяц еще несколько раз перехватил веревку. Ноги коснулись рыхлого снега. Заяц осторожно разжал руки. Он стоял на дне пещеры рядом с Ветром, и конец веревки болтался у его груди.

Только теперь он почувствовал, какой ужасный, промозглый холод в этой яме. По ледяным стенкам кое-где сочилась вода. Даже если здесь не было никаких духов, надо было убираться поскорее, чтобы не замерзнуть.

Заяц наклонился к Ветру и ощупал его. Тело было теплым, и Зайцу показалось, что Ветер дышит. Приложив ухо к спине охотника, Заяц услышал удары сердца. Жив! Крови или переломов заметно не было, но Ветер по-прежнему не шевелился. Заяц перевернул его и увидел на лбу у охотника сочащуюся кровью царапину и огромную шишку. Вот оно что! Похоже, Ветер сильно ударился головой и от этого потерял сознание.

Только тут Заяц вспомнил - а где же копье Ветра, их единственное настоящее оружие? Он осмотрелся и увидел, что из сугроба торчат два присыпанных снегом обломка. Заяц вытащил их. Наконечник, к счастью, был цел, но древко переломилось ровно посередине. Теперь копье почти не годилось для дела. Плохо…

Луч света, бивший сверху, вдруг что-то закрыло.
- Заяц! - раздался сверху несмелый крик Белки. - Заяц, ты жив?
- Жив, жив! - радостно крикнул в ответ Заяц. - И Ветер жив! Только он без сознания. Головой ударился.
- А... там больше никого нет?
- Ну… Я - никого не видел. Все, не мешай, - закончил он, совсем осмелев.
Заяц попытался привести Ветра в чувство. Он тер ему щеки, дул в лицо, и это в конце концов подействовало. Охотник открыл мутные глаза.
- Заяц… - с трудом ворочая языком, произнес он. - Где мы? А! - вдруг дико вскрикнул Ветер. - Рыххи! Схватили!
- Нет тут Рыххов, - успокаивающее произнес Заяц. Он все еще не был в этом уверен, но сообразил, что лучше вести себя так, словно он знает все. - Ты просто упал в яму под снегом.
- А ты... тоже упал?
- Нет, я к тебе спустился. По веревке, - терпеливо разъяснил Заяц.
- По веревке… - чтобы думать и говорить, Ветру требовались большие усилия, и он даже не смог толком удивиться. - А Белка где?
- Ждет наверху. Ты встать можешь? Надо вылезать, а то замерзнем.
- Сейчас…
С помощью Зайца Ветер кое-как поднялся на ноги. Его покачивало. Чтобы помочь ему, а заодно не замерзнуть самому, Заяц, вспомнив то, что видел раньше, принялся растирать Ветру спину и руки. Растирание ли помогло, или сила наконец сама стала возвращаться к Ветру, но через некоторое время он взялся за веревку и попробовал подтянуться. Получилось плохо. У Зайца упало сердце - он понял, что так Ветер вряд ли сумеет выбраться. Что делать? От холода, пережитого волнения и усталости Заяц и сам уже не очень хорошо соображал. Он огляделся - везде взгляд упирался в мрачные, седые, сходящиеся вверху стены. На миг ему стало страшно. Почудилось, что они оба так и останутся в этом ледяном мешке…
- Заяц! Заяц! Что там у вас? - вдруг опять раздался сверху крик Белки. Заяц вдруг ощутил радость, словно в пещере стало светлее.
- Ветер пытается вылезти, но не может! - крикнул он в ответ. - Сил не хватает.
- Так помоги ему! Подсади снизу!
Как он сам не догадался? Без долгих разговоров Заяц присел и просунул голову между ног Ветра. Потом он поднатужился и встал. Ветер оказался сидящим на его плечах. Сообразив, что делать дальше, охотник перехватил веревку и, сделав усилие, встал на плечи Зайца. Теперь он был совсем близко к спасительному выходу из западни. А сверху Белка уже помогала, как могла - тянула веревку на себя. Еще несколько усилий… отверстие, через которое они попали в яму, сначала погасло, закрытое телом Ветра, а потом постепенно открылось вновь. Вниз посыпался снег. Все - Ветер был наверху!

Теперь надо было выбираться самому. Только не забыть копье. Заяц изо всех сил потер руки одна о другую, пытаясь согреть их, и полез.

Веревка успела намокнуть, а замерзшие ладони плохо слушались и скользили. Подросток отчаянно боролся, отвоевывая высоту и тут же теряя ее. Нет, так не влезть. Заяц соскользнул вниз, и вдруг почувствовал, что одна его нога провалилась в пустоту! Он едва успел выдернуть ее. На снегу теперь была еще одна черная дырка. Неужели там, внизу, другая яма?! Заяц опять ощутил поднимающийся снизу ужас. Спасти Ветра и пропасть самому... Он крикнул вверх, в дыру, но Белка не отозвалась. Наверное, приводит охотника в чувство, а про него опять все забыли... Что делать?

«А вот что» - вдруг сказал в голове спокойный голос. Заяц сначала не понял, что хочет сказать этот голос, а потом до него вдруг дошло: руки скользят по гладкой веревке, но хорошо держатся там, где два пояса связаны в узел! Значит?.. Он наконец догадался и поспешно завязал на поясе еще один узел, пониже. Изогнувшись, ему удалось опереться за него ногами, потом распрямиться. Еще несколько усилий... последним рывком Заяц наполовину вытянул себя наружу, уперся ногами в стенку колодца, оттолкнулся и без сил повалился на снег.

Солнце щедро лило на землю горячие лучи. Лежа на спине, Заяц постепенно приходил в себя. И по мере того, как согревалось его тело, как кровь вновь начинала бежать по рукам и ногам, изнутри поднималась огромная, невероятная, никогда не испытанная радость. Они были спасены! Он, ничтожный Заяц, вышел на охоту на самих Рыххов - и победил!

Заяц не помнил, сколько пролежал, блаженно глядя в синюю высь. Он не чувствовал мокрого, холодного снега, и ему не хотелось больше ничего. Только лежать, радуясь солнцу и покою. И могучему, волшебному чувству победы.

И вдруг эту блаженную тишину прервал голос Белки.

- Вставайте, - неестественно спокойно произнесла она. Заяц в недоумении поднял голову и увидел, что девушка напряженно смотрит назад.

- Вставайте, - повторила Белка. - Соседи идут сюда.
***

И опять была погоня.

Только теперь она была какой-то странно-замедленной. Лишь пятеро Соседей во главе с Орлиным Когтем гнались за ними. Остальные остались на месте - то ли так велел вождь, то ли испугались. Временами оглядываясь назад, беглецы видели, что преследователи как будто тоже боятся и не решаются подойти вплотную. Если бы Соседи хотели, они бы уже догнали подростков, с трудом пробивающих себе дорогу в снегу. Но они медлили.

Первым теперь по очереди шли то Заяц, то Белка. Ветер, еще не до конца пришедший в себя, плелся последним. Тот, кто шел впереди, пробовал снег копьем перед каждым шагом. Так сказал Заяц. Предосторожность оказалась спасительной - они обнаружили и обошли сначала одну, а потом вторую затаившуюся под снегом яму.

Наконец, снег начал твердеть, ноги проваливались все меньше. Горная стена надвинулась вплотную. Беглецы не ошиблись: впереди, зажатая между неприступными снежными взлетами, вздымалась как бы гигантская лестница из каменных глыб. Подъем был крутым и высоким, но проходимым. Гора заслонила солнце, и все вокруг погрузилось в синюю тень. Блеск снега перестал больно резать глаза, но сразу же сделалось заметно холоднее. Еще несколько десятков шагов, и вдруг снег закончился. Под ногами опять был твердый серовато-голубой лед со вкрапленными в него мелкими камешками. В одном месте его рассекала узкая и глубокая трещина. Беглецы сходу перепрыгнули ее, мельком заглянув в неприятную глубину, где журчала вода. У Зайца промелькнула мысль, что Ветер, наверное, провалился в такую же трещину, только широкую и засыпанную снегом…

Ветер оглянулся и увидел, что Соседи теперь идут быстрее. Видимо, на твердом они тоже почувствовали себя увереннее.
- Скорее! - выдохнул он.
Беглецы начали взбираться по камням. Когда преследователи добежали до склона, подростки уже были достаточно высоко, чтобы их нельзя было достать копьями или топорами. Теперь гонка опять шла на безопасном расстоянии. Но по мере того, как Ветер, Белка и Заяц забирались все выше, все трое со страхом начали чувствовать, что устают. Слабеют гораздо быстрее, чем ожидали. Филин и другие, кто учил их, не соврали - горы отнимали силу!

Белке приходилось туго. На острых камнях ее нарядные кичиры прорвались в нескольких местах, и теперь девушке приходилось осторожно выбирать, куда поставить ногу. И дыхания перестало хватать - после нескольких ступеней надо было останавливалаться, чтобы отдышаться. Зайцу тоже было нелегко, а у Ветра болела голова, шумело в ушах, и перед глазами появлялись и пропадали красные круги.

Преследователи же, хоть и медленно, подбирались ближе. Кроме камней, у беглецов не было против них никакого оружия. Но что толку бросаться камнями в тех, кого больше, когда ты измучен непрерывной погоней? Два раза подростки останавливались и начинали обстреливать Соседей. Но враги сообразили, что делать - рассыпавшись цепью, поочередно уклонялись и перебегали. У Ветра, Белки и Зайца просто не хватало рук, чтобы сдерживать их всех.

Задрав голову, Заяц увидел, что конец подъема уже недалек. Из-за гребня хребта наверху время от времени вырывались и уносились вдаль клочья облаков. Заяц еще раз взглянул вниз, на сосредоточенно лезущих Соседей. До них все еще было довольно далеко. Наверное, они втроем все же успеют добраться до гребня прежде, чем враги их настигнут.

И тут до него вдруг дошло: а что потом?!

Они доберутся до гребня. За ним, наверное, другой склон горы. Как везде. Надо будет спускаться вниз, на ту сторону. Не вбок же бежать, по острым скалам? Но там, на спуске, Соседи смогут легко поразить их сверху. Спастись от града камней, брошенных меткими руками охотников, будет невозможно.

Отчаяние навалилось на Зайца. Сколь ни призрачна была их надежда на спасение в тот момент, когда они бросились прочь от разоренной стоянки, она была. А теперь они обречены. И все их усилия лишь оттягивают неизбежное.

Остановившись, Заяц в тоске огляделся. Сказать товарищам? Но нет времени, да и зачем? Вдруг все-таки там, за горой, есть что-то, что спасет их? Но Заяц понимал, что ничего там нет. Аор, Аор, зачем ты оставил нас?! Но Глаз Вождя Всех Духов был скрыт за хребтом, и лишь огромное синее небо безучастно взирало на страшное беззаконие, что уже готовы были совершить одни маленькие, злые люди над другими маленькими людьми…
- Заяц, ты что стоишь? Что-то случилось? - Белка, оглянувшись, звала его. Просто звала, а не упрекала.
- Ничего! - крикнул в ответ Заяц. И полез вслед за ней.
Он лез, уже не помышляя о спасении, но все же лез. Подъем сделался еще круче, из каменной лестницы превратившись в осыпь. С обеих сторон путь обступили высокие отвесные скалы. Некоторые камни под ногами стали неприятно покачиваться и скользить. Уже несколько раз кто-нибудь из беглецов, наступив на такой, съезжал на шаг-другой вниз, теряя драгоценную высоту. Неужели они застрянут здесь, и Соседи их догонят? Но у преследователей были те же неприятности - снизу то и дело доносилось шуршание, стук и приглушенные ругательства. Несколько камней, сорвавшись из-под ног, покатились вниз, подскакивая и ударяясь с сухим треском. Их встретила новая порция проклятий. И тут…

Позднее никто из троих так и не смог до конца вспомнить, что тогда произошло. Кажется, у Зайца из-под ноги вырвался большой камень и полетел, увлекая за собой еще несколько. А Ветер, увидев это, зачем-то толкнул другой, и тот покатился следом. Или наоборот - сначала Ветер, а потом Заяц? Но они точно помнили одно - как после тревожного крика внизу их взгляды встретились, и каждый словно прочел что-то в глазах у другого. Рядом лежал большой темно-коричневый обломок. Ветер и Заяц, не сговариваясь, шагнули к нему и изо всех сил навалились сверху. Глыба качнулась вперед, потом назад, словно не желая совершать то страшное, чего от нее хотели люди. Но те не сдавались, и наконец обломок поддался. Он заскользил, грузно перекувырнулся раз, другой, а потом, словно огромный разъяренный бык, набирая ход, устремился вниз. И вслед за ним, сначала медленно, а потом все быстрее, с грохотом ринулся целый поток камней.

В страшном громе, в облаке поднявшейся пыли, было невозможно разобрать, что происходит внизу. Но было ясно - в узком проходе Соседям некуда деться. Белке показалось, что сквозь треск она услышала чей-то сдавленный вопль. Подростки стояли, оцепенев. Они не знали, что будет дальше, радоваться им или ужасаться.

Пыль оседала. Все так же высились вокруг грозные утесы. Ничего как будто не изменилось, но далеко внизу, на леднике теперь возникла россыпь свежих обломков. Людей нигде не было видно. И - показалось или нет? - на льду что-то краснело. Заяц вдруг понял, что больше не хочет туда смотреть. Как любой человек, он видел смерть. Смерть на охоте и от болезней. Но если он сам только что убил кого-то…

Заяц почувствовал, что у него трясется челюсть. Он ничего не мог с этим поделать.
- Мы… - начал он, неизвестно зачем и кому обращаясь.
- Молчи! - быстро оборвала его Белка. Но это звучало не как окрик, а как… Заяц не мог сказать, но он понял, что и самой Белке сейчас нехорошо. - Молчи! Ты… мы – мы все правильно сделали.
- Да, - медленно произнес Заяц. Он почувствовал, что для него сейчас самое лучшее - немедленно забыть о том, что случилось минуту назад. - Да… Надо думать… что теперь.
Еще вчера было немыслимо, чтобы девчонка и подросток вели такие речи в присутствии охотника. Но сейчас никто не удивился. Все теперь было другим.

Заяц с усилием отвел глаза от россыпи камней, оглянулся вокруг и поразился огромной, никогда не виданной высоте и простору. Внизу, как на ладони, раскинулось белое поле, замкнутое полукольцом горной стены. На снегу отчетливо темнела цепочка следов. Дальше виднелась часть ущелья, по которому они попали сюда. Совсем вдалеке, за покрытыми травой сине-зелеными горами проглядывал кусочек темного леса в долине Большой Реки. А над всем этим величаво парили еще никогда не виданные людьми цепи покрытых снегом высоких гор.

Но не до зрелищ было сейчас беглецам - их взоры приковали фигурки Соседей, оставшихся на краю ледника. Охотники, собравшись вместе, потрясали копьями и кричали. На таком расстоянии невозможно было разобрать, что. Их должно было быть четверо, но, приглядевшись, подростки поняли, что на самом деле Соседей больше. Да, вот показалась еще одна фигурка…
- Сейчас они соберутся вместе и опять пойдут за нами, - предположила Белка.
- Пусть попробуют! - к Ветру вернулась часть его прежней уверенности. - Здесь еще много камней.
Белка облегченно вздохнула… но тут Зайцу пришла в голову очень неприятная мысль. Робея, почти как прежде, перед Ветром, он все-таки осмелился и высказал ее:
- А если… они не полезут сюда?
- Ну и пусть сидят там, сколько хотят, - беззаботно ответил Ветер и посмотрел на Зайца с тем же легким презрением, с каким смотрел раньше.
- Нет, - упрямо ответил Заяц, глядя Ветру в глаза (он хотел сказать "нет, ты не понял", но не решился). - Они там смогут сидеть, сколько хотят. А мы?
- Мы? А… пусть их проглотят Рыххи! - Ветер наконец сообразил, что имел ввиду Заяц. Вдруг Соседи догадаются, что не стоит рисковать жизнью, и просто будут ждать? Как охотники, которые не лезут в пещеру к загнанному зверю? Здесь, на горе, среди голых камней, без воды и еды, они втроем продержатся, быть может, несколько дней - а что потом?
Ветер подумал. В голове еще шумело после удара, думать было трудно, и мысли вышли не особенно утешительными. Хотя по сравнению со смертельной опасностью, от которой они только что избавились…
- Надо попробовать пройти туда. За гору, - решительно сказал Ветер и показал рукой на близкий уже гребень.
- А что там? - спросила Белка.
- Не знаю, - помедлив, честно ответил Ветер. - Об этом никто не говорил.
- Может, там Край Земли?
Повисла пауза.
- Вряд ли, - наконец решился высказаться Заяц. - Тот Край Земли, про который говорили старые, был на севере. И там не было никаких гор. Я думаю, на той стороне то же, что здесь.
Ветер хотел по привычке осадить Зайца, но не нашелся, что сказать. Он не мог придумать ничего лучшего.
- Тогда, - обрадовалась Белка - вдруг там есть другая Долина? С рекой, лесом и животными?
- Не знаю, - медленно ответил Заяц. - Но если ее нет…
Опять повисла пауза. Все поняли, что он недосказал. Если это царство мертвых гор нигде не кончается, им не выжить в нем. Но и здесь, в их стране, которая теперь целиком принадлежит Соседям, им не выжить.
- Другая Долина есть, - наконец, со всей уверенностью, на которую был способен, произнес Ветер. - Пошли.
Они повернулись и начали взбираться вверх по склону.

Когда последний из беглецов скрылся из виду, из-за скалы, весь в ушибах и ссадинах, выбрался Орлиный Коготь, все это время тайком наблюдавший за ними. Он единственный из Соседей уцелел после камнепада. Коготь бросил последний злобный взгляд вверх и пробормотал замысловатое ругательство. Зачем-то потрогал руку одного из своих охотников, торчащую из-под задавившего того обломка. Потом, прячась за камни, хромая и иногда постанывая от боли, он начал осторожно спускаться вниз…

К предыдущей части _____________ Продолжение следует....


Написание отзыва требует предварительной регистрации в Клубе Mountain.RU
Для зарегистрированных пользователей

Логин (ID):
Пароль:

Если Вы забыли пароль, то в следующей форме введите адрес электронной почты, который Вы указывали при регистрации в Клубе Mountain.RU, и на Ваш E-mail будет выслано письмо с паролем.

E-mail:

Если у Вас по-прежнему проблемы со входом в Клуб Mountain.RU, пожалуйста, напишите нам.
Для новых пользователей

Логин (ID):
Имя:
Фамилия:
Пароль:
Ещё раз пароль:
E-mail:

Все поля обязательны для заполнения!

Дополнительную информацию о себе Вы можете добавить на странице клуба в разделе Моя запись

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100