Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Павел Павлович Захаров, Москва

10 альпинистских экспедиций академика Августа Летавета

Продолжая тему о значительных событиях отечественного альпинизма и людях творивших эти события, нельзя не сказать еще об одном из корифеев альпинизма – академике Августе Андреевиче Летавете. Его имя по праву занимает самую верхнюю сточку в ряду тех, кто создавал условия для развития альпинизма в стране. Его вклад в освоение горных районов Тянь-Шаня и Памира является основополагающим не только в покорении больших высот этих гор, но и в исследовании «белых» пятен, в свое время которых было еще много в горах.

Летавет Август Андреевич. (1893, хутор Сенули, Латвия -1984, Москва). МС (1941). ЗМС (!946). Старший инструктор альпинизма. Профессор, доктор медицинских наук (1935). Действительный член Академии наук СССР (1950). Академик-секретарь отделения гигиены, микробиологии, эпидемиологии Академии медицинских наук, директор Института гигиены труда и профзаболеваний. Награжден тремя орденами Ленина, тремя орденами Трудового Красного Знамени, многочисленными медалями и почетными грамотами, в том числе почетными грамотами Верховного Совета РСФСР и Советского Комитета защиты мира.

Август Летавет родился в крестьянской семье в небольшом хуторе вблизи Риги. Очень рано он начал проявлять интерес к получению разного рода сведений по земле и хозяйству. Много читал все то, что попадало под руку. В семь лет с отличием сдает экзамены и сразу зачисляется в 4-й класс гимназии. В 12 лет оканчивает Псковскую гимназию с золотой медалью. (Кстати, эта медаль впоследствии служила ему и его друзьям не плохую службу – когда срочно были нужны средства, медаль закладывали в ломбард).

Молодой Летавет во времена обучения в Пскове

Учеба в гимназии дала Летавету не только хорошие знания, но сформировала его нравственные устои. Этому способствовало то, что вместе с ним в гимназии учились и очень скоро стали надежными его друзьями: будущий литературовед Юрий Тынянов, академик вирусолог Лев Зильбер, писатель Валентин Каверин, академик Исаак Кикоин, математик Владимир Брадис. Псковские гимназисты пронесли эту дружбу через всю жизнь. После окончания гимназии в 1912 году поступил в Военно-медицинскую академию в Петрограде, из которой был исключен как член забастовочного комитета. Комитет активно выступал против военизации Академии и науки в частности. Свое образование А.Летавет завершил, окончив медицинский факультет Московского университета в 1917 году. Став врачом-гигиенистом, А.Летавет прошел практически все ступени профессионального роста. Например в 1918 году – он полковой врач в действующей армии в Курской губернии, а в период 1919-1927 годов - санитарный инспектор Наркомата Труда. В период 1925-1927 годов – старший ассистент Центрального института охраны труда 1927- 1935 – заведующий сектором гигиены труда Министерства здравоохранения 1935-1948 – заведующий лабораторией института гигиены труда и профзаболеваний Академии медицинских наук СССР. С 1948 года и до конца своей жизни Август Андреевич – директор этого института.

По совместительству А.Летавет заведовал кафедрой в Центральном институте усовершенствования врачей, был главным редактором журнала «Гигиена труда и профзаболеваний». Опубликовал более 250 научных работ. В течение ряда лет – депутат Советов Пролетарского и Первомайского районов Москвы 1957-1984 – вице-президент Международной ассоциации по профессиональной медицине, член правления Гигиенического общества СССР и РСФСР.

И вот при всем при том (так принято говорить в подобных случаях), он находил время для горных путешествий, организации и проведении экспедиций в горы Памира и Тянь-Шаня. Именно здесь следует сделать одну оговорку – понятие «горная экспедиция» для того времени представляло довольно условный вид: отсутствие мало-мальски надежного снаряжения, сложности с преодолением дальних путей подходов, работа в далеком высокогорье безо всякой связи с внешним миром (соответствующих радиостанций не было и в помине). И самое главное – численный состав таких групп, получивший название «экспедиция» (несколько человек) ни коим образом не подходил под это определение. В большей мере: подбор участников, «добывание» хоть какого то количества снаряжения и многое другое – все это ложилось на плечи энтузиастов (и не редко существенно опустошало личные финансовые возможности участников мероприятий).

О его альпинистской «родине» можно сказать только одно – его горная закалка произошла в горах Кавказа. И как часто происходит, его импульсивный характер нашел здесь свое применение – равнинный житель так влюбился в горы, что эта влюбленность длилась всю его жизнь.

Когда-то давно, на одном из альпинистских вечеров, Августу Андреевичу Летавету был задан вопрос о том, что его привлекает альпинизме? Ответ был лаконичен и краток: «Познавательная сторона, повседневная возможность наблюдать новое, во многих случаях, неповторимое. Возможность посещения и исследования таких мест нашей Родины, где еще не удалось побывать человеку. И уже в первые годы альпинистской, - вернее горно-туристской деятельности, меня больше всего влекли новые пути и маршруты, новые или малоизвестные перевалы». И продолжил свой ответ: «В моем воображении существуют планы путешествия в горы Средней Азии. Надо считать, что, даже при скромных возможностях «самодеятельных» походов, решение спортивных задач может сочетаться с интересными обследованиями малоизвестных горных районов, с прохождением новых маршрутов. В Средней Азии этих двух составляющих более чем достаточно».

1925. А.А.Летавет впервые попадает в настоящие горы. Это было скорее ознакомительное путешествие по Приэльбрусью и Сванетии. В этом походе впервые столкнувшись со сванским народом, А.Летавет был поражен очень многим в их обличии, привычках, отношениях к «чужестранцам»: они не страшились ни высоты, ни крутизны, ни голода, ни мороза. Стены горных хребтов позволили сохранить в чудесной неповторимости то, из чего складывается душа народа: его обычаи. На махонькой территории, которая занимает едва ли одну пятидесятую часть Московской области, Летавет встретился с живой историей. Родившееся в общении с природой язычество в то время жило здесь бок о бок с первым детекторным приемником и написанными грузинской вязью названиями первых русских учреждений. На вопрос, откуда он, сван еще говорил: «Из Бечойского теми», «Из Ушгульского теми». Сельсовет – сельсоветом, но сам он держался за свою общину, не ведая и не задумываясь над тем, что если растущий в горах розово лепестковый рододендрон – реликт ледникового периода, то его теми – эхо родового строя.

Однажды Летавет видел, как на плотно утоптанном копытами свипе (площадь) начинается праздник Элиаоба, праздник пророка Ильи. На свип вылетает во всем блеске горской одежды и при полном вооружении всадник. В руке у него развевающееся шелковое знамя, которое скроено на какой то особый манер и под ветром оно принимает очертания льва. Зрители сваны одобрительно покручивают усы. Вот он наш лев – символ единства трех теми – Местии, Мулаха, Ипари. Как ни лютовали князья, но все одиннадцать теми в горах остались навсегда вольными.(Теми – родовое объединение)

Августу Андреевичу довелось слушать в продымленной пастушьей хижине, как звучат струны чонгури и слышится негромкий, надтреснутый голос немолодого мохевца. На своем веку Ягор Казаликашвили хаживал с русской трехлинейкой против турка, добывал медь в Девдоракских рудниках, поднимался на многие Кавказские вершины: Тетнульд, Эльбрус, Казбек был дружен со многими выдающимися альпинистами. В песне, сложенной им, он говорил:

Смотрит с запада и Ушба.
Царь страны, грозней метели,
И по плану Ушбы башни
Сваны выстроить сумели
В последующие годы последовал целый ряд горно-туристских походов по Кавказу По мере приобретения походного опыта, очень быстро пришло осознание того, что все самое красивое может прятаться глубоко в горах, а для достижения этого, надо владеть специальной техникой. Так, например, для прохождения Шови-Цейского перевала в 1929 году уже требовалось применение настоящей альпинистской техники. И он осваивает технические приемы передвижения. Первое свое восхождение на вершину Цинбери – Хох в 1927 году он совершил в …одиночку…

1927. А.А.Летавет совершает горное путешествие по ледникам Эльбруса, поднимается к «Приюту 11-ти». А затем его путь лежал в Сванетию.

1928. Первый настоящий горный поход через перевал Дыхни-ауш и совершение сложного горнотуристского похода по Кабарде, Осетии и Грузии.

1929. А.А.Летавет совершает переход через Шови-Цейский перевал и снова путешествует по Грузии и Осетии.

В том же году А.Летавет, вместе с уже известными альпинистами: А.Гермогеновым, Б.Делоне, Н.Николаевым, Б.Кудиновым, Д.Гущиным, С.Ходакевичем, И.Покровской и Н. Калиновским вводится в состав недавно созданной горной секции ЦС ОПТЭ. Начиная с 1929 года в горы Средней Азии отправлялись и самостоятельные группы альпинистов. Некоторым из этих групп удавалось достичь самых отдаленных и малоисследованных горных районов Средней Азии

Летом 1930 года А.А.Летавету впервые удалось воплотить в жизнь свои планы в виде похода в только что образованную – советскую республику – Таджикистан (Северо-Западный Памир). Хотелось сочетать ознакомление со строительством и бытом молодой республики, с обследованием ледников и перевальных путей в хребте Петра Первого.

Состав экспедиции Летавета подбирался в основном по личным качествам и уровню взаимоотношений с самим руководителем (практически по семейным принципам). Окончательный состав в 6 человек выглядел следующим образом: А.А. Летавет, В.А. Энгельгардт, Ф.И. Соловьев, К.С. Летавет (жена Летавета), М.Н. Любимова, А.А. Ефимова. В июле 1930 года группа прибыла в Сталинабад по только что построенной железнодорожной ветке из Термеза. Город Сталинабад - столица молодой союзной республики только что начал вырастать на месте небольшого кишлака Дюшанбе (по-таджикски - «понедельник» - здесь по понедельникам был базар). Не задерживаясь в экзотическом городке, экспедиция направилась в Гарм (центр Горного Таджикистана-Кухистана) где срочно был организован караван и по вьючной тропе двинулись дальше в горы. Летавет рассказывал, что на одном из участков полуобвалившейся тропы он на скалах разглядел весьма символическую надпись, сделанную на рабском языке: «Путник, от тебя до могильной земли один шаг, будь осторожен, как слезинка на веке».

В Гарме перед экспедицией встал вопрос – как же перевалить через хребет Петра Первого? Каким перевалом идти? Да еще стало серьезно не хватать времени (результат одного из просчетов). Летавет принимает решение - надо направится на перевал Камчирак, который вполне подходил для преодоления караваном из лошадей.

После спуска с перевала, через 4 дня пути караван достиг селения Пашимгар. Здесь был конец караванного пути. А что дальше? Путешественникам очень хотелось выйти к пику Гармо, считавшуюся в те времена высшей точкой Советского Союза – пиком Сталина. Но дефицит времени заставил изменить расклад движения: лошади с караванщиком уходят через перевал Гардан-Кафтар, а состав экспедиции с несколькими носильщиками уходят вверх к перевалу Сагран - самому восточному перевалу через хребет Петра Первого. По дороге было принято новое решение - посетить ледник Гандо и продвинуться по нему насколько возможно вверх. (По видимому здесь сыграло значение отсутствия более точной информации по раскладке времени движения). Местом встречи через 7 дней назначено селение Девсиар, а пока – тяжелые рюкзаки на плечи и вперед в горы.

Наконец период трудных переживаний закончился и начался период приятных открытий. Участники экспедиции получили первое серьезное подтверждение, что ледник Финстервальдера фигурирующий под таким названием на картах экспедиции 1928 года – это ледник с местным названием – Девлохан. Река Гандо, по правому берегу которой пролегал дальнейший путь группы Летавета, образуется из слияния двух очень коротких потоков, левого - из ледника Гандо и другого из ледника Девлохан (справа). По-видимому, еще в недавнее время оба ледника соединялись своими языками. Группе Летавета удается установить правильное местное название ледника, стекающего прямо на юг с хребта Петра Первого и дающего начало правому потоку, образующему реку Гандо – это ледник Девлохан.

Очень красивое место – соединение ледника Девлохан с зеленой зоной

Спустившись по крутой и трудной осыпи на язык ледника Девлохан, перейдя который на его правом берегу, в непосредственной близости от языка ледника Гандо, устанавливается лагерь. Отсюда планируется поход на ледник Гандо.

Спуск к леднику Гандо неожиданно оказывается довольно трудным. За день удается пройти только около 12 км. На следующий день предпринимается попытка подъема на предполагаемую седловину в хребте, разделяющем ледники Гандо и Гармо, с тем, чтобы сиять панораму в сторону Гармо. Ожидаемой седловины в гребне не оказалось цирк залегающего здесь ледника был окружен трудными остроконечными вершинами, лишь с небольшими понижениями между ними. Целый день трудного подъема был потрачен напрасно. Пришлось повернуть обратно и в темноте найти свой лагерь на леднике Девлохан.

После короткого отдыха - поход к перевалу Сагран (Сугран). Подъем на перевал с юга оказывается очень простым. Ночлег устраивается на самом перевале с тем, чтобы рано утром сфотографировать панораму. Она действительно оказывается грандиозной. Отсюда открывается прекрасный вид на Мазарский хребет. Особенно привлекает внимание далекая и очень высокая вершина, замыкающая цирк ледника Сагран (Сугран) и резко возвышающаяся над всем окружающим. Альпинисты тогда ошибочно принимали ее за пик Гармо.

Спуск с перевала - на ледник оказался довольно трудным: крутые осыпи и снежники. Ледник Сагран (Сугран) сплошь завален непрерывными нагромождениями мореного материала. Далее следовал нетрудный путь по ущелью реки Сагран (Сугран), подъем на невысокий перевал Биль-и-кандоу и затем спуск к реке Мук-су. Ровно в назначенный день в кишлаке Девсиар состоялась встреча основной группы с караваном, пришедшим сюда через перевал Гардан-Кафтар.

В планы путешествия входило прохождение ущелья рек Сурхоб и Хингоу. Предстояло дважды пресечь хребет Петра Первого, пройти и исследовать (в меру сил и возможностей) ледники Гармо и Гандо и далее уйти в Алайскую долину, перевалить через Алайский хребет и выйти в Фергану. Этот план в основном и был осуществлен.

После первой же своей серьезной экспедиции Летавет привозит интересный материал, собранный в новом для себя районе.

В частности, были собраны интересные сведения о перевале Сагран, о котором имелись самые поверхностные данные, а ледник Гандо еще никем не посещался. Значит, группа Летавета стала первопроходителями этих мест.

На этом окончилось первое путешествие А.Летавета в горы Средней Азии. Прежде всего, было получено подтверждение возможности организации самодеятельных альпинистско-туристских походов в самые отдаленные горные районы Советского Союза. Оно так же показало, что при постановке перед такими альпинистскими группами, наряду со спортивными задачами, также конкретных и посильных исследовательских задач, может быть внесен определенный вклад в дело изучения мало исследованных горных районов нашей страны.

1931. Группа Летавета совершает подъем с севера на Казбекское плато и восхождение на Цинберхох (Казбекская группа вершин).

1932. Состоялась 2-я экспедиция А.Летавета на Тянь-Шань. Было запланировано пересечение хребтов Терскей и Кунгей-Ала-тау, восхождение на пик Сары-тор в хребте Ак-шийряк, прохождение ледника Петрова, разведка хребта Кок-шаал-тау и наконец - подъем на перевал Ак-огуз.

Хребет Кокшаал-Тоо – район работы экспедиции Летавета

В качестве тренировки было принято решение о восхождении из города Пржевальска на ближайшую большую вершину - пик Сары-тор (5100), осмотреть ледник того же названия. При восхождении группа впервые познакомилась с коварными свойствами Тянь-Шанского снега, от которых страдали потом не раз. Высотный снег на северных склонах вершин мучнистый, рыхлый и сухой. В этот снег иногда проваливаешься, по грудь. Подъем по такому снежному склону, особенно при значительной его крутизне, крайне изнурителен.
Подниматься, выбивая ногой ступеньки, невозможно: приходится в снегу прорывать как бы траншею, действуя при этом как ногами и руками, так и всем корпусом. После такой подготовки, когда достигнуто более или менее прочное основание, наконец, ощущаешь под ногами подобие ступеньки. Однако очень часто, став на такую «ступеньку», съезжаешь обратно, и всю мучительную работу надо начинать сначала.

Чтобы осмотреть вершины района своей работы, А. Летавет решил подняться на гребень отрога. Оттуда их взорам открылись замечательные по красоте вершины, поднимавшиеся в верховьях ледников. На их крутых стенах местами прилепились висячие ледники. Снежное одеяние с трудом удерживалось на выступах скал, с которых временами срывались лавины. За этим безымянным ледником находится, по-видимому, главная вершина всего хребта. Пик возвышается над всеми своими соседями. Он как бы стоит на страже границы, проходящей здесь по гребню Кок-шаал-тау. Летавет и его спутники решили назвать его Кзыл-аскер (Красноармеец). Экспедиция этого года прошла вполне успешно.

Хребет Кок-шаал-тау. Ледник и пик Кзыл-аскер (5842). Фото А.Летавет

1933. Хребет Кокшаалтау, А.Летавет проводит исследование новых ледников и восхождения на вершины в районе хребта Кок-шаал-Тау. Под руководством А.Летавета совершено восхождение на пик академика Шмидта.

1934. А.Летавет со своей группой снова подошел к северным склонам Кок-шаал-тау. Однако теперь посещенные им места лежали значительно западнее Были разведаны истоки крупнейших рек бассейна Тарима - Узенги-гуша и Ак-су. Чтобы пробраться к этим отдаленным местам, альпинисты пересекли центральный Тянь-Шань и прошли через зону сыртов и невысоких хребтов. На северных склонах Кок-шаал-тау участники группы Летавета, в составе которой был проф. В.В. Немыцкий, обнаружили и обследовали целый ряд неизвестных до того ледников (Красноармеец, Григорьева, Корженевского и др.) и вершин. В группе Чонтурасу был открыт пик Альпинист. Удивительное зрелище открылось альпинистам! Остроконечная вершина высотой до 5 000 м поднимается совершенно одиноко. Ничто не связывает ее с другими горами. Ледник обтекает с обоих сторон подножье огромного обелиска и нет ни какой связи с другими вершинами (!).Стоит этот пик позади вершины Кок-Шаал-тау. Нигде не видал Август Андреевич ничего подобного. Долго стоял он, пытаясь понять причину такого необычайного явления. Вершину решили назвать пиком Альпиниста, а ледник именем Корженевского.

Вот такой увидел Август Летавет безымянную вершину, которой он дал название – «пик Альпинист».

А это современная фотография пика Альпинист.

1935 год был посвящен поездке на Кавказ. А.А.Летавет совершили восхождение на Казбек с северной стороны. Затем группа перебирается в горы Дагестана. Здесь их внимание привлекла высшая вершина Богосского хребта и третья по высоте вершина Дагестана (она на 100 метров превышает знаменитый Домбай-Ульген).- Аддала (Полное ее название – Аддала-Шухгельмеэр).На вершину поднялся А.Летавет и И.Тамм. В этом же году на вершине побывал профессор Б.Делоне.

Маршруты на Аддалу из ущелья Белеинг

1936. А.А.Летавет был назначен руководителем экспедиции московского Дома ученых: Районы действия - хребет Куйлю - ущелье Талды-су. Группы восходителей открыли перевал Каракольский. В этот же год аламаатинцы (Тютюнников И., Колокольников Е., Кибардин Л.) и москвичи (Абалаков Е., Абалаков В., Гутман Л., Дадиомов М.и Лоренц Саладин) совершили восхождение на Хан-Тенгри. И опять будущий пик Победы остался незамеченным!

В период с 1936 по 1945 год Август Андреевич избирался председателнм секции альпинизма ДСО «Наука» (Теперь – «Буревестник»)..

1936-1945 – председатель секции альпинизма ДСО «Наука».

1937 - А.Летавет продолжил начатое в 1936 г. обследование хребта Куйлю. В составе организованной им в 1937 году экспедиции Всесоюзного комитета по делам фзкультуры и спорта было несколько опытных альпинистов-спортсменов которые должны были совершить восхождение на вершины открытые в 1936 году.

Еще в период комплектования каравана группа участников экспедиции отправилась к склонам хребта Терскей Ала-тау и совершила первовосхождение на главную вершину хребта пик Каракольский (5250). Были совершены интересные спортивные восхождения: на пик Нансена (Черепов, Белоглазов, Попов, Рацек) пик Сталинской Конституции (впоследствии вершина получает название – пик Советской конституции и, наконец – просто пик Конституции). (Черепов И., Попов Н., Рацек В., Мухин В.) пик Карпинского (Летавет А., Ходакевич С., Ошер И., Белоглазов Г.), с которого они и увидели к югу от Хан-Тенгри не известную вершину большой высоты. И снова остался незамеченным ледовый гигант!

В очерке А.А. Летавета о трех совершенных его экспедицией восхождениях есть такие строки: «…Высота пика Карпинского 5050 метров. Отсюда перед нами открылась грандиозная панорама. На востоке отчетливо виден знакомый окружающими горами нам уже пик Нансена, а прямо за ним конус Хан-Тенгри. Но больше всего привлекла наше внимание вершина, расположенная южнее, которая по своей высоте вполне может спорить с Хан-Тенгри. Это совершенно неизвестная вершина представляет собой огромный ледяной массив, резко возвышающийся над всеми остальными вершинами, стоящими рядом».

А.А.Летавет в одном из своих походов в больших горах

1938. Этот год занимает особое место в истории отечественного альпинизма. Организованная Всесоюзным спорткомитетом экспедиция имела целью подход и попытку восхождения на неизвестную вершину, расположенную к югу от Хан-Тенгри, которую годом раньше альпинисты наблюдали с пика Карпинского. Руководителем Тянь-Шанской экспедиции, посвященной ХХ-летию Комсомола назначается А.А.Летавет. В начале августа экспедиция установила свой лагерь на леднике Звездочка у подножья огромной горы. Начался период разведочных выходов для поиска путей возможных подъемом на склоны горы-гиганта. После нескольких подготовительных и разведочных походов альпинисты начали штурм, продолжавшийся несколько дней. Большая высота и непогода делали восхождение особенно трудным. Однако штурмовая группа - Гутман, Е. Иванов и А. Сидоренко достигли вершины основного гребня массива. Анероид показывал 6960 м это была почти высота Хан-тенгри. Большая часть окружающих гор была окутана густыми облаками. По праву первовосходителей, группа дала безымянной вершине название – пик 20-летия Комсомола.

Пик Победы (7439 м). Вид с ледника «Звездочка». Фото А.А. Летавета

Собственно название этой горы складывалась из трех этапов: первые восходители назвали ее пиком 20 - летия Комсомола (в том году страна отмечала 20-летний юбилей ленинского комсомола), затем она получила название «пик Военных топографов» и в 1943 году, когда стало понятным, что не так уж далек День Победы в Великой Отечественной войне, мастер спорт капитан Владимир Рацек предложил ее назвать пиком Победы. Так и получилось!

В период с 1939 по 1947 год – Август Андреевич Летавет являлся членом президиума Всесоюзной секции (Федерации) альпинизма.

1939 год - А.А. Летавет едет на Северный Тянь-Шань в Заилийский Ала-Тау – для совершения личных спортивных восхождений. Впервые пройден траверс вершин нового отрога на левом Талгаре: (Стальского – Безымянный пики: МЮД- и др.).

Август Летавет и Евгений Абалаков на Тянь-Шане. 1939 год.

1940 год. Кавказ. Восхождение на Кози-хох (Осетинский хребет). Горнолыжный поход в Домбае. 1945 год. Западный Кавказ. Зимняя поездка в альпинистский лагерь «Наука». Лыжное восхождение на вершину Софруджу. 1946 год. Тянь-шань. А.Летавет назначен руководителем экспедиции на Мраморную стену (6150). Из числа участников экспедиции на пик Мраморной стены поднимаются: В.Науменко,Е.Тимашев, А.Иванов,.В.Гусев И.Дайбог, В.Никольский, А.Мухин. Личные восхождения А.Летавета: пик Пограничник, пик Узловой, Кругозорная. Проведены исследования горной группы Мраморной стены, составлены описание, схема хребтов и ледников.

Пик Мраморная стена (6150)

Перевал Летавета, высотой почти 5000 м. расположен в хребте Петра I между пиком Летавета (6046) и Эдельштейна (5900), соединяет среднюю часть ледника Гандо и верховья ледника Сагран (Сугран). Здесь выделяются две седловины: перевал Летавета Восточный (1) и перевал Летавета Западный (3), которые разделены небольшой вершиной – пиком Кинохроники (2). Оба перевала достаточно сложны – 3А к.с.

Через 17 лет, летом 1947 года, А.А.Летавет снова совершил путешествие в горный Таджикистан - в район хребта Петра Первого, частично по маршруту, пройденному в 1930 году. В район хребта Петра Первого на ледник Сагран (Сугран) отправилась экспедиционная группа, организованная Всесоюзным комитетом по делам физической культуры и спорта. В состав экспедиции входили 14 высококвалифицированных альпинистов, среди них 9 мастеров спорта. Альпинистскую часть возглавлял ЗМС Е. М Абалаков. На А.А. Летавете лежало общее руководство экспедицией. Экспедиция была отлично экипирована и была обеспечена всем необходимым. Это было совсем непохоже на скромное начинание 1930 года.

В задачи экспедиции входило: обследование района расположенного в верховьях ледника Сагран (Сугран) совершение восхождений в районе, составление схем хребтов и оледенения и дать их географическое описание проведение киносъемки работы экспедиции на больших высотах.

Заключительный и утомительный путь в 20 км. по леднику Сагран (Суграну) - через огромные мореные валы, бурную реку, протекающую по середине ледника, через зияющие трещины притупляет внимание. И вдруг, на повороте ледника, как-то совершенно внезапно перед глазами путников возникает чудесное видение - стройная вершина, имеющая форму как бы шатра, на много превышающая все, что ее окружает. Это та самая вершина, которую в 1930 году А.А.Летавет наблюдал с перевала Сагран. В честь исполнившегося в 1947 году 800-летия столицы нашей Родины - Москвы, прекрасной вершине дали название «пик Москва» (6785).

Верховья ледника Сагран. Вдали пик Москва (6994). Фото А.Летавет

Пик Москва (6785)

К сожалению, наиболее интересную спортивную задачу экспедиции - восхождение на пик Москва – не удалось довести до конца. Непогода, разразившаяся при штурме и длившаяся целую неделю почти без перерыва, заставила штурмовую группу, Евгения Абалакова, отказаться от поставленной задачи.

После перехода во второй район работы экспедиции в район бассейна ледника Сагран, удалось совершить восхождение на вторую по высоте вершину бассейна Сагран – пик 30-летия Советского государства (6440). На вершину поднялись: Е.Абалаков, Е.Тимашев и Е.Иванов. Членами экспедиции были успешно обследованы перевальные седловины: в хребте, отделяющем ледник Сагран от ледника Гандо и в хребте, отделяющем от ледника Шини-Бини впервые был полностью пройден весь ледник Сагран. Была составлена полная орографическая схема ледника Сагран и его взаимосвязей с ледниками Фортамбек, Шини-Бини и Гандо. А.Сидоренко и А.Зинякин полностью выполнили задачи по киносъемке на высотах более 6000м. Ни кем еще не виданная панорама пика Сталина с западной стороны с замечательным фирновым плато была заснята на кинопленку.

Основные литературные труды А.А.Летавета по альпинизму и физической географии: «Центральный Тянь-шань», «На суше и на море», 1936 г. «По Центральному Тянь-шаню», «На суше и на море», 1937 г. «Ледники хребта Кок-шаал-тау». Сборник «Ледники СССР», 1935 г. «Путешествия и исследования альпинистов в Центральном Тянь-шане». Труды Географического съезда. 1948 г.

Август Андреевич Летавет похоронен в Москве на Введенском кладбище

П.П.Захаров (На основе публикаций А.А.Летавета, В.Матвеенко, В. Шер, Д.Затуловского, К.Ахметханова, Rus-travelers.ru, MCHS-wiki, «Псковская Лента Новостей», «Цумада.ру», Альпклуб СПБ, Montain.ru, Risk.ru. Фото: А.Летавета, В.Рацека, СПб, dic.agabemik.ru, «Горы наша стихия», из книги «Тайна гибели…», «Живая природа»)


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100