Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Очерки, дневники >


Всего отзывов: 1 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Александр Чесноков, г. Москва
Фото: Дмитрий Москалев, Александр Чесноков, г. Москва

Высшая Европейская – 5642

Что нового можно написать про Эльбрус, летопись восхождений на который официально начинается с 1829 года. Эльбрус, Минги-тау - Гора, подобная тысяче Гор, Ошхомахо - Гора счастья. В хорошую погоду Эльбрус виден из Нальчика и из Минеральных Вод. А с его склонов можно разглядеть половину Кавказа от ущелья Безенги до Узункола. Тысячи людей стремятся попасть на Эльбрус. Зимой - это горнолыжники, еще не успевшие привыкнуть к европейским стандартам зимних курортов и с боем штурмующие лестницы станций канатки на Азау и Старом Кругозоре, летом – организованные и не очень группы восходителей и просто одиночки-мечтатели. И круглый год по выходным сюда прибывают экскурсанты из Пятигорска, Кисловодска и других Кавказских здравниц, чтобы с замиранием сердца подняться на фуникулере до станции Мир, если повезет заехать на ратраке до «Приюта одиннадцати» и радостно сфотографироваться с видом на Эльбрус и позвонить по мобильнику жене или подруге. А этому исполину не мешает людская суета на его склонах. При его размерах и возрасте на эти мелочи он не отвлекается. Эльбрус – высшая точка Европы, хотя многие европейцы искренне считают, что высшая точка Европы – это Монблан.


На станции Мир (3500). Проверка работы GPS

У "бочек" на Гарабаши

Донгуз-Орун и Накра

Вид с Эльбруса в солнечную погоду

Вид в сторону Узункола

Дима Москалев проверяет снаряжение

Фотосессия. Главное правильно прицелиться

Парковка с видом на Эльбрус

Снежные поля Эльбруса

Дима и я накануне восхождения

Ушба и Шхельда

Сванетия в облаках

Следы ратрака в сторону "Приюта 11"

Заход солнца над Кавказом

Вечерний Кавказ

Утро в день восхождения.
Солнечно и ветренно

От Сванетии до Узункола

Подъем к скалам Пастухова

Вид от скал Пастухова вниз в
сторону Гарабаши

Движение по "косой". Вид в
сторону седловины

Скалы Западной вершины

Вид с "косой" вниз. Видны следы
ратрака от Гарабаши до "Приюта 11"

Дмитрий Москалев на косом
траверсе

Западная вершина Эльбруса (5642)

Александр Чесноков на Западной
вершине Эльбруса (5642)

Дмитрий Москалев успешно
завершает проект "Семь
Вершин" на Западной
вершине Эльбруса (5642)
10 ноября 2005 года мы с Дмитрием Москалевым стартовали из Москвы рейсом авиакомпании "КавМинВодыАвиа" до тех самых Кавказских Минеральных Вод. Цель поездки – восхождение на Западную вершину Эльбруса (5642) – высшую точку Европы. Время для восхождения мягко скажем не ординарное. И на вопрос гида Валеры, у которого в Азау мы брали координаты узловых точек маршрута, чтобы занести их в карту Диминого GPS, почему мы приехали в такое необычное время: «Вы что, к чему-то готовитесь?», – пришлось честно ответить, что мы уже не готовимся, а выполняем… Ну, точнее выполняет Дмитрий Москалев, а я так, за компанию. Уж не знаю, когда точно Дмитрий погрузился в проект «Семь Вершин», который у нас в России активно продвигает лидер «Команды Приключений Альпиндустрии» Александр Абрамов, но уже в июне 1999 года Дмитрий Москалев и Юрий Сойфер стояли на вершине Мак-Кинли (Denali) (6194) - высшей точке Северной Америки, самом северном шеститысячнике, поднявшись по маршруту Cut West Rib. Но, похоже, что участие в проекте не было самоцелью. После Мак-Кинли у Димы с Юрой была попытка восхождения на Лхоцзе в 2000 году. Восхождение на вершину Шишапангма (8013) в 2002 году, пик Победы (7439) в 2004 году. Притягивал к себе Эверест, на который Дима пытался взойти в 2003 и 2004 году. И вот тут, в канун Нового 2005 года, вновь «заработал» проект «Семь Вершин»: Дмитрий Москалев и Василий Елагин взошли на высочайшую вершину Антарктиды - пик массива Винсона (4897). Начало января 2005 - Дмитрий Москалев и Василий Елагин взошли на высочайшую вершину Южной Америки – Аконкагуа (6962). 2 июня 2005 – третья и успешная попытка восхождения на Эверест (8848). 23 сентября 2005 – высшая точка Африки – вулкан Килиманджаро (5895). Октябрь 2005 - высшая точка Австралии – пик Косцюшко (2228). Итак, в активе шесть высших точек шести материков, пять из которых попали в список Дмитрия меньше чем за год. Оставалась седьмая – высшая Европейская – Эльбрус (5642). Дмитрий два раза уже был на Эльбрусе, но оба раза на Восточной вершине (5621). Первый раз после закрытия 3 разряда по альпинизму в 1981 году вместе с женой Татьяной Гадалиной, второй – в 1989 году вместе со мной и Сергеем Богородским. Дима и Сергей - сразу после окончания школы инструкторов, а я в качестве тренировки перед пиком Ленина (7134). А вот на Западной вершине ни Дима, ни я не были. Кроме Димы Москалева по одной вершине до «закрытия» проекта не хватало Александру Абрамову и Виктору Бобку. В конце ноября они планировали стартовать в Антарктиду на массив Винсона. И вот тут-то стоял открытым вопрос, а кто будет вторым человеком в России, взошедшим на все 7 высших точек всех материков? С первым человеком все было ясно – это Федор Конюхов. Путешественник и, даже говорят, альпинист, спелеолог и яхтсмен. Наверное, так оно есть. Но в нашем случае было гораздо интереснее узнать, а кто будет вторым?

Еще в Москве Дима пристально изучал прогноз погоды на предполагаемую дату восхождения. Восхождение планировалось на 13 ноября 2005, воскресенье. В этот день луна должна была быть в фазе полнолуния, что, по словам Димы, предполагало высокую вероятность устойчивой и хорошей погоды. По его опыту этот фактор срабатывал успешно в горах и на равнине. Что-то связывает полнолуние и хорошую погоду. Вылет из Москвы был назначен на 10 ноября. Обратный билет мы купили с «открытой» датой вылета, но в любом случае если бы до 17 ноября мы не взошли бы на вершину, то уезжали домой, так как по Диминым «гаданиям по Луне» дальше ловить погоду уже не имело бы смысла. Еще до вылета Дима связался с «принимающей стороной» в Приэльбрусье Мариной Мигурской, и Марина к нашему приезду успела организовать все, начиная от трансфера из Мин. Вод до ратрака на горе.

В аэропорту нас встречал муж Марины Виктор Янченко. Виктор – альпинист, спасатель, гид, занимается ски-туром, летает на параплане. В 1993 году Виктор совершил спуск с Восточной вершины Эльбруса на параплане, а в сентябре 2004 совершил 100-ое восхождение на Эльбрус.

Мы с Димой получили свой багаж и попросили Виктора проехать через центр Пятигорска, чтобы подкупить пару газовых баллонов к горелке. Лет десять назад трудно было представить, что в Пятигорске можно будет приобрести все необходимое снаряжение. Последний раз в Приэльбрусье я был зимой на новый год в 1995-96 году, и многое с той поры изменилось. А с другой стороны, многое совершенно и не изменилось. По пути в Азау мы заехали в Нейтрино в гости к Марине. Сколько я не был в Приэльбрусье, столько же я не видел Марину. Но вот вам чудеса горного воздуха – нас встретила Марина, которая ни чуть не изменилась. Я сразу ее узнал, как будто и не было этих десяти лет. Вспомнил, как сидели мы в ее инструкторской комнате под крышей в УТЦ «Эльбрус» в 1993 году, пили чай и о чем-то болтали…

Мы с Димой планировали жить в Азау, и Виктор довез нас до подъемника, где мы и разместились в гостинице «Фристайл», что у Карловых… Изменений много: на поляне Азау уже нет гостиницы Азау, ее разобрали. То там, то сям среди сосен выглядывают островерхие крыши новых частных гостиниц – "Шехерезада", "Балкария"… Некоторые сияют неоном вывесок, а некоторые пока не достроены. На склоне появилась нитка опор для новой канатной дороги, по слухам планируется подъемник с телекабинами. А пока вдоль склона тянется траншея с уложенными трубами – будущая система снежных пушек для нижнего склона. Сам склон от Старого Кругозора до Азау кардинально изменился.

Выровнен, спрофилирован, отутюжен бульдозерами. Исчезли каменные гряды и кулуары, которые раньше приходилось преодолевать при спуске. Что касается сроков окончания строительства, то они никому не известны. Уж больно туго закручен в Приэльбрусье клубок финансовых вливаний с местной спецификой. Это вам не в Европе канатки строить.

После ужина у Карловых отправились с Димой на легкую предвечернюю акклиматизацию вверх по горнолыжному склону. За разговором прошли половину пути до Старого Кругозора. Простимулировали более качественное усвоение мантов и маринованных баклажанчиков, употребленных за ужином. Надо сказать, что по части еды здесь, в горах, все осталось по-прежнему хорошо и доступно. Манты, шашлык, шорпа, лагман – все качественно и вкусно. По пути вниз обсудили с Димой возрастные возможности людей в горах, и кто из альпинистов во сколько лет и где побывал. Так вот оказалось, что Владимир Шатаев, автор известной книги «Категория трудности», совершил восхождение на Эверест, когда ему было уже за пятьдесят. Лев Саркисов взошел на Эверест в 63 года, Николай Черный в 66 лет. Владимир Кавуненко совершил прыжок с парашютом (а это был его первый прыжок с парашютом) на Северный Полюс в шестьдесят «с хвостиком». Вот под такие разговоры мы вернулись в свой номер, прокручивая в голове планы на следующий день.

Как будильник в 8.30 утра зажужжала Димина бритва, работающая на батарейках. Как рассказал Дима, во время экспедиции на Эверест у него в Базовом лагере (BC) и в Передовом Базовом лагере (ABC) в кармане спальника лежало по такой вот бритве, и он очень внимательно следил за своей внешностью. А сейчас за окном падал снежок, и на завтрак нас ждала рисовая кашка и яичница. С небольшими приключениями мы, все-таки попали в фуникулер до Старого Кругозора. Прямо на крыше вагона везли листы профнастила для ремонта здания станции канатки. И на крыше, верхом на листах металла, ехал один из канатчиков.

К 12 часам мы уже были на Мире. Из окна канатки было видно, как пяток лыжников и сноубордистов торили свой путь по склону. А там кругом целина, идет снежок и видимость не очень. Народу на Эльбрусе пока немного – не сезон. Сделав несколько снимков на Мире, отправились пешком вверх по следам ратрака до Гарабаши. Со следами ратрака нам повезло, иначе пришлось бы тропить. К 13.30, не спеша, добрались до Гарабаши. Там перекусили в вагончике-кухне, и попили чай из термосов. Выйдя из вагончика, поздоровались с парнем, который откапывал одну из «бочек». Это был Георгий, один из смотрителей на Гарабаши. Он очень удивился, увидев нас выходящих из кухни, так как буквально минут за 15 до нашего появления открыл замок на кухне и не видел, как мы туда входили и располагались на перекус. В 14.00 мы пошли от «бочек» вверх, в сторону «Приюта 11», дошли до высоты 3750 м по GPS и в 14.30 решили повернуть вниз, чтобы сильно не нагружаться во второй день в горах, с учетом планируемого на следующий день выхода к «бочкам» на ночевки.

К 15.00 мы спустились к Миру и увидели одинокий вагончик без канатчиков. Походив по станции и так никого не разыскав, двинулись вниз по горнолыжной трассе к Старому Кругозору. Благо в этот день по трассе уже успели скатиться немногочисленные лыжники и досочники, и нам удалось, не сильно проваливаясь в снегу, к 15.55 дойти до Кругозора. К нашей радости на Старом Кругозоре были канатчики, и уже в 16.15 мы заказывали в кафе при гостинице Карловых по порции шорпы и по две порции шашлыка на нос. Перед ужином позвонили в МЧС в Терсколе (86638) 7-14-89, чтобы записаться в журнал восхождений, и выяснили, что для записи в журнал необходимо личное присутствие. А потому после ужина отправились по заснеженной дороге, по которой уж сколько раз было хожено-перехожено за все эти годы вниз да вверх, к поселку Терскол. Зарегистрировались в МЧС и на обратном пути заглянули в сияющий огнями отель «Балкария». Выяснили, что совладельцем отеля является московская компания «Академия Приключений», с которой мы в свое время общались для проведения тренинга по тимбилдингу для нашей компании МОНТ. Отель очень приличный и снаружи и внутри. К сезону планируют достроить сауну, бассейн и бильярдную. У нас с Димой сразу возникли мысли о проведении на базе этого отеля нашего ежегодного корпоративного мероприятия «Дня Здоровья». Но, увы, этот отель для нас уже маловат. Без сотрудников наших филиалов нас уже 65 человек. Растем… К 20.00 вернулись в наш «семейный» отель Карловых. Дима скачал почту, и мы ненадолго вернулись к офисной действительности.

Утром мы проснулись в 8.00. За окном ласково припекало солнышко. Это была суббота, 12 ноября. Собрали рюкзаки для выхода на гору, лишнее оставили в гостинице и на канатке поднялись на Мир. В субботний день любителей покататься на Эльбрусе было гораздо больше, чем накануне. Многие приехали в Азау на выходные.

На Мире мы встретили Артура и Романа – водителей ратрака - и подтвердили им наши планы на выезд от «бочек» ночью в сторону скал Пастухова. А какие виды открываются от станции Мир в солнечную погоду! Ушба, Шхельда, Донгуз-Орун, Накра… Трудно удержаться от фотосессии… Меж тем на Мир поднялась группа экскурсантов из Кисловодска, и мы с оказией вместе с ними заехали на ратраке до «Приюта 11». Вид от Приюта просто завораживающий. Весь Кавказ виден как на ладони. Долины, хребты, снежные шапки. И Эльбрус выглядит таким обманчиво близким и доступным. При виде такой красоты не удерживаюсь и звоню своей Сашке в Москву, благо мобильная, связь с установкой антенны на Чегете, стала доступна и на склонах Эльбруса. Еще некоторое время потоптались вокруг ратрака, и потом Артур подвез нас до «бочек» и уехал дальше вместе с экскурсантами вниз на Мир.

Наш новый знакомый Георгий поселил нас в самую удобную «бочку», из окна которой мы любовались закатом. «Бочка» - это вагончик цилиндрической формы, оборудованный местами для ночлега. Говорят, что подобные «бочки» использовались при строительстве БАМа. В них предусмотрена и кухня и душ. Но, увы, в условиях высокогорья не все работает так, как задумывалось проектировщиками. И здесь на станции Гарабаши - это просто утепленное жилище, в котором можно для обогрева включить масляный радиатор. А о чем еще можно мечтать на высоте около 3600 м? Для закрепления акклиматизации мы с Дмитрием прогулялись часок вверх, в сторону «Приюта» по следам ратрака до высоты 3900 м. Вернувшись, сделали обед из пакетика специальной сублимированной еды sea food. Похрустели креветками, и пошли в гости к Георгию. А дальше пошли разговоры и истории о горах и общих знакомых. Георгий хорошо знает Виктора Бобка. С Александром Абрамовым Георгий встречал новый год в снежных пещерах на «бочках». Рассказал, как приезжал на Эльбрус Шерп Мингма. Да, да, тот самый Мингма Гелу Шерпа, который весной 2005 года работал в экспедиции на Эвересте у Александра Абрамова. Именно в этой экспедиции был и Дмитрий, и более того, с сестрой Мингмы Лакпой Дима в один и тот же день был на вершине Эвереста.

Уже в темноте к «бочкам» приехал на ратраке Рома. Мы разлили из Диминой фляжки по паре глотков виски, выпили за горы и снова погрузились в кружева воспоминаний и разговоров о горах, экспедициях и людях. Выезд к скалам Пастухова назначили на следующий день, на 6 утра. В районе 7 утра уже должно быть светло, а, значит, будет удобно для начала восхождения. Роман подключил удлинитель к розетке для подогрева солярки в баке ратрака, а мы с Димой отправились спать. На градуснике - 15 С, на небе - луна и звезды. Интересно, есть ли связь между полнолунием и хорошей погодой? Завтра увидим…

На следующий день, а точнее утро, мы встали по будильнику в 4.30. По плану у нас на завтрак была американская овсяная каша Quaker Oatmeal. Казалось бы, что может быть особенного в овсяной каше? Но когда в пять тридцать утра, на высоте 3600 м, ты готов съесть еще по одной порции этой овсяной каши, то это о многом говорит, как о качестве, так и о вкусе такого продукта. Ближе к шести мы с Димой вместе с нашими рюкзаками втиснулись в теплую кабину ратрака. Я пристроился на капоте в кабине между водительским и пассажирским сиденьями. По знакомой дороге доехали до «Приюта 11» и продолжили набирать высоту, двигаясь в сторону скал Пастухова. Роман периодически посматривал на указатель температуры солярки. Двигатель ратрака так и не прогрелся до нужной рабочей температуры, и иногда ратрак вздрагивал, как бы не желая ползти дальше вверх в это морозное утро. К проблеме с соляркой через некоторое время добавилась проблема с управлением. Ратрак не хотел ехать по прямой, он упорно стал забирать влево. Роман несколько раз использовал движение задним ходом для выравнивания курса, но потом прекратил борьбу и остановил ратрак. В 7.15, примерно в 300-х метрах ниже скал Пастухова, мы вышли из кабины ратрака. Было солнечно, но дул ветер. Пуховки уже были одеты на нас. Мы планировали стартовать в пуховках, а потом, когда разогреемся и станет жарко, то снять их и убрать в рюкзаки. Но в этот день ни у меня, да, впрочем, ни у Димы, так и не возникло желание что-нибудь с себя снимать. Скорее наоборот. Так на седловине я поддел под шапку ветрозащитную маску-балаклаву и надел более теплые рукавицы-верхонки.

Внизу, размышляя о наших планах, я понимал, что во многом успешность восхождения будет зависеть от состояния маршрута. Если на склонах Эльбруса снега будет по пояс, то вряд ли мы вдвоем с Димой сможем пробить траншею наверх. И другая крайность в виде зимнего «бутылочного» льда, который часто обнажается зимой, тоже не упростила бы восхождение. Но к нашей радости снег был достаточно уплотнен ветром, а ледовые пятна еще не обнажились. Мы пошли сначала без кошек, потом одели кошки и не снимали их до самого возвращения к следам ратрака. Солнце понемногу поднималось над горизонтом, но ветер не стихал ни на минуту, и только постоянное движение и шевеление пальцами рук внутри двойных рукавиц позволяло поддерживать режим умеренного теплового комфорта. На пути к косому траверсу, по ходу нашего движения, попадались вешки высотою по колено, оставшиеся еще от летнего сезона восхождений. Да и сама «косая» прорисовывалась на слоне Эльбруса как натоптанная тропинка, вокруг которой ветер сдул снег. Через некоторое время мы подошли к «косой», и идти стало проще, ноги уже не проваливались так сильно в снег. Маркировка вешками вдоль «косой» сохранилась очень хорошо, и это помогало двигаться вверх. Можно было, как бы цепляясь взглядом за очередную вешку, словно подтягивать себя к ней. Человеческий организм - удивительное устройство. Не покорми его, и через пару часов активных движений он начнет тихо протестовать, постепенно замедляя свою работу, как начинают останавливаться качели, если их не продолжать раскачивать. Так и я через некоторое время, двигаясь по «косой», вдруг понял, что идется уже как-то не так, как шлось с утра, и, похоже, хочется есть. Да и чай бы горячий не повредил. Но мысль об остановке на этом ветру для вытаскивания термоса из рюкзака вызывала внутренний протест.

В 12.45, идя по косому траверсу, мы увидели седловину и остатки какой-то постройки чуть ниже. Теперь был отчетливо виден путь подъема с седловины на Западную вершину. Глядя на огромные размеры Западной вершины, я думал, а где же там, на этом вершинном плато, находится собственно вершина? Размеры Западной вершины впечатляли. Примерно к 13.30 мы достигли седловины. И, о радость, перекусили и попили горячего чая. На душе стало лучше, но боевой утренний задор уже не возвращался. Мелькнула в голове мыслишка: «Не поздновато ли выходить с седла в два часа дня? А хватит ли сил до вершины? А останутся ли силы для спуска? А может быть стоит перенести штурм на завтра? Но будут ли силы завтра? И что будет завтра с погодой?» Все это промелькнуло в доли секунды, но Дима, ставя жирную точку в моих сомнениях, застегнул свой рюкзак и двинулся к Западной вершине. Оставалось идти следом за ним вверх. Вот теперь началась проверка характера и терпелки. Надо переставлять ноги, переставлять лыжные палки и восстанавливать сбивающееся дыхание. В таких случаях я начинаю считать шаги и останавливаюсь на каждом двадцатом, чтобы перевести дух. Обычно это помогает.

Подъем на Западную вершину и выход на вершинное плато начинается прямо с седловины и идет вверх по склону, закручиваясь по спирали против часовой стрелки. Подъем достаточно крут, зато при этом быстро набирается высота. Через некоторое время мы вышли на вершинное плато, и вот тут, в который раз, я убедился в громадности этой горы. На сотни метров влево, вперед и вправо уходило снежное плато. Десятки вершин и вершинок громоздились на нем. Не сразу удалось понять, а собственно где же главная вершина, где высшая точка? Но следы и вешки, оставшиеся с лета, сориентировали нас в направлении вершины. Двигаясь по плато, я уже не мог поддерживать Димин темп, и когда Дима вышел к вершинному туру, мне оставалось преодолеть еще метров сто. Поднимаясь на предвершинный взлет, я слышал сквозь шум ветра, как Дима мне что-то кричал, наверное, он хотел, чтобы я остановился для кадра, но я не стал останавливаться, пока не вылез к туру и не схватился руками за пирамиду из камней. Дима сфотографировал меня на фоне тура на вершине. Я не смог себя заставить достать из-под пуховки свой фотоаппарат и снял Диму на его фотокамеру. Правда я ничего не видел в видоискателе сквозь свои заиндевевшие на морозе очки и поэтому просто руками прицелился в сторону Димы и вершинного тура. Как оказалось, попал в цель. Конечно, не идеально, но при -25 с ветерком сделать лучше не было сил. Итак, в 16.00 мы были на вершине. Результат по времени подъема конечно не очень впечатляющий. Но, учитывая, что для нас это был всего лишь третий день на высоте, то это вполне приемлемо. К 17.20 мы спустились на седловину. Я, конечно, тормозил Диму на спуске, но он терпеливо дожидался меня. На седле мы вновь перекусили. Дима предложил связаться веревкой, чтобы с устатку не упорхнуть с «косой». Солнце уже скрылось, стемнело. Но к счастью появились звезды и та самая полная луна. Похоже, прогноз Димы о полнолунии и хорошей погоде продолжал работать для нас. Мы надели налобные фонари, но не стали их включать и уже в связке двинулись вниз. И вот «ни шатко, ни валко», хотя на самом деле иногда уже и шатко, мы к 20.00 спустились к следам ратрака, и к 21.45 вернулись к «бочкам». От «бочек» мы наконец-то позвонили домой. Домашние к этому часу уже всерьез начинали волноваться. Мы связались с Мариной Мигурской и Виктором Янченко и обсудили детали «эвакуации» от «бочек» до Азау.

На следующий день в 8 утра, мы покинули гостеприимные «бочки» и добежали до Мира. Там сели в пустой вагончик и по мобильному позвонили Роману, который накануне утром нас подвозил на ратраке. Роман связался с начальником канатки, тот дал команду своим ребятам, канатку включили, и мы благополучно доехали до Кругозора. На Кругозоре возникла небольшая заминка, так как в ущелье планировалось общее отключение электричества, и была вероятность зависнуть в вагончике на пол пути до Азау. Решив не рисковать, мы спустились пешком по горнолыжному склону от Кругозора до Азау. В гостинице у Карловых быстро собрали свои вещи. За нами заехал Виктор и завез домой, где Марина нас накормила домашним супом. Что может быть лучше такой теплой встречи после Горы?

А потом была дорога до Мин. Вод, аэропорт, перелет в Москву. Стартовав в четверг утром, в понедельник вечером мы вернулись домой, побывав на Высшей Европейской… И уже в четверг, в клубе «Точка отрыва» в «Скала-Сити» на вечере «Команды Приключений Альпиндустрии», организованном Александром Абрамовым, Дмитрий Москалев показывал слайд-шоу о Семи Вершинах.

Что же дальше, после «Семи Вершин», спросите Вы? А дальше вариантов просто не счесть… Ведь гор так много. Было бы Желание…


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

от Тузовой Аллы

Дима, с большим удовольствием прочитала твою статью. Очень содержательно написано про ваши похождения на Эльбрусе. Фото очень удачные.
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100