Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Полемика >
Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU
Читайте на Mountain.RU статьи Ольги Неподобы, г. Краснодар:
Человеческий фактор
Человеческий фактор на Кавказе: теория безопасности
Человеческий фактор: взгдяд в себя

Автор: Евгений Буянов, г. Санкт-Петербург

 

О "неподобном" поведении в горах


Местия, 1975 г.

Статья Ольги Неподобы "Человеческий фактор. Проблема безопасности в горах" вызвала живой отклик участников сайта (www.mountain.ru). Статья затронула интересную и важную тему, - проблемы конфликтных взаимоотношений с местным населением в горах. Такие конфликты происходят по различным причинам, чаще всего, уголовного (криминального) характера поведения отдельных представителей местного населения и "путешествующих" преступников. Случаются и групповые, и вооруженные нападения на туристские группы.

В целом выводы и рекомендации, данные в этой статье мне кажутся полезными и правильными. Я бы только не стал как-то разделять районы Кавказа в плане "опасности человеческого фактора" по национально-этническим или религиозным признакам. Мне кажется, что степень опасности определенной территории в большей мере определяется наличием напряженности, каких-то конфликтов и стихийных бедствий. Всякие "смуты", борьба за власть (от местных выборов вплоть до войны) и масштабные стихийные бедствия оживляют и уголовщину...

От себя мне бы хотелось дать несколько обобщений на основе рекомендаций психолога, и несколько примеров-иллюстраций на опыте известных мне ситуаций.

Как избежать конфликта и как действовать в условиях конфликта с "местными жителями"? Которые, кстати, могут быть вовсе и не "местными", а уголовниками-гастролерами, которые так тянутся к курортным и "злачным" местам, - на Кавказе таких мест много!

Очевидно, что поведение нападающих преступников обычно (в большинстве случаев) сродни нападению хулиганов, желающих вас побить или ограбить. Обычно, это происходит, когда они уверены в превосходстве своих сил, - или численного превосходства, или превосходства в вооружении. Или психологического превосходства, особенно в условиях внезапного нападения, когда другая сторона психологически не готова дать отпор...

Как избежать избиения? Владимир Леви (книга "Искусство быть другим") указывает на характерную закономерность: прежде чем человека избить, ему навязывают роль "жертвы". И если он эту роль безропотно принимает, его избивают. В частности, его наверняка изобьют, если он покажется запуганным. Леви рекомендует в таких случаях применять две системы действий. Во-первых, надо пассивно не выполнять те действия, которые вам навязывают, надо любыми путями уходить от них (зачастую, вначале втягивают в такие действия постепенно и совсем безобидно: пройдемся туда-то, сядем и выпьем, "ты меня уважаешь?", хамскими требованиями "дай закурить", "гони пятак" и т.п.). Здесь сценарии ухода могут быть самыми различными, - от симуляции поведения ненормального, с которым опасно иметь дело, до "оперативного" решения с требованием к нападающему предъявить документы (возможны и полная отсутствия реакции на требование, и насмешливый "отвод" требования, и сдержанно-властный переход "на другую тему"). И всегда надо действовать "по обстановке", с учетом всех факторов.

Вторая, более активная система действий (связанная с первой) должна сводится с переключения внимания нападающего с Вас (как объекта нападения) на что-то другое: на личность нападающего (а кто Вы, а как Вы живете...), на окружающие предметы, на какие-то "актуальные" события. Это позволяет Вам внутренне собраться, мобилизоваться для организации отпора. Это и сбивает, отвлекает нападающего от его "задачи", и, случается, позволяет установить начальный чисто человеческий "контакт", при наличии которого Вас уже перестают рассматривать как "жертву", как бездушный предмет, с которым можно сделать все, что угодно. Надо постепенно внушить нападающему, что "так", как он хочет, у него не получается и не получится. И что действовать вы всегда будете не так, как предполагает нападающий. А совсем по-другому, совершенного неожиданно и непредсказуемо. Такое поведение внушает преступнику и уважение, и даже скрытое опасение (хотя не всегда следует прибегать к действиям, несущим прямую угрозу нападающему).

Один из психологических приемов "отвлечения" нападающих состоит в том, что вы коллективно не выполняете их приказания, а начинаете общаться не с ними, а друг с другом, резко обсуждая собственные "проблемы" (например, с "насмешками" и руганью). Или объявляете: "У нас песенный час. Как молитва. Мы будем петь..." И достаете гитару... Это - примеры неадекватных реакций. Ну какой преступник сможет оправдаться, заявив: "Я в них выстрелил за то, что они вздумали петь песни!.."

Систему противодействия надо включать сразу, как только вы понимаете, что на вас собираются напасть, когда вас рассматривают как "жертву". Сложность ситуации нередко состоит в непонимании, что хотят нападающие. Ограбить, унизить, "поиграть человеком", или поиграть в жестокую игру "охота на человека". Вот это надо постараться понять, и противодействовать стереотипу поведения, ведущему нападающего к цели.

Действия по УСТРАШЕНИЮ основаны на стереотипе "запуганного поведения". Не надо показывать, что Вы боитесь. Надо держаться спокойно и с достоинством.

ПРОВОКАЦИИОННЫЕ действия основаны на стереотипе "адекватной" реакции (обычно, не разумных, рассчитанных действий, а первой, эмоциональной реакции): Вас обругали, - Вы обругали в ответ, на Вас замахнулись, - Вы отвечаете тем же. Такие действия провоцируют Вас на такую реакцию нападающего, которая позволит ему найти оправдание (и внутреннее и перед другими) последующих агрессивных действий в условиях, когда он имеет перевес. Оскорбление обычно является провокацией. Поэтому на оскорбление не следует отвечать оскорблением.

У меня в "личной практике" были случаи (не в горах, а в городских условиях), когда нападение производилось и без "психологической обработки", когда били по лицу без всякого предупреждения в расчете на внезапность, на растерянность жертвы, на ее неготовность к нападению. Это физический и психологический "блицкриг". Расчет на превосходство внезапности, на растерянность противника, на его подавление наглой жестокостью. Но в таких случаях тоже смотрят на реакцию. И, поверьте, сразу же замечают ее, если она летит кулаком навстречу. В таких случаях ответ-отпор должен быть очень быстрым и резким: преступник обычно к нему не готов, он начинает отступать сразу, как только увидит, что его замысел на "легкую добычу" срывается. Здесь отсутствие "психологической подготовки" нападения является слабостью нападающих, которую надо использовать сразу (иначе они убедятся, что Вы - подходящая жертва). В жизни умение резко ответить на нападение обычно дается опытом после нескольких таких нападений. Если у человека внутри живет злоба от унижения за "невозвращенные" преступникам удары, живет ненависть к этой мрази, - то... Нападения на таких людей для преступников очень небезопасны, таких они побаиваются, от таких они бегут.

Острый пример, описанный в статье Ольги, характерен: ее группу местные так или иначе жестко втянули в свои игрища с застольем, с соревнованиями по стрельбе. Из опыта этого случая ясно, от такого рода сомнительных игрищ следует "жестко" уходить под любыми предлогами с самого начала (и уж мимо компании местных с оружием и водкой группа должна "просвистеть" на полных оборотах, как через лавиноопасный склон). Например, уйти от соревнований по стрельбе после придирчивого осмотра винтовки под предлогом, что "я никогда не буду стрелять из такого "хлама", - "А почему (с изумлением или обидой)? - А потому, что отсюда пуля неизвестно куда полетит..."). Бывает, надо так ненавязчиво, без оскорбления, показать им, что в чем-то "они" перед вами - полные профаны (или наоборот, подкупить их "восхищением"). Людей не слишком далеких это впечатляет. Можно и как-то по другому, но обязательно не выполнять навязанные действия, ведя себя не "привязанно" и "приниженно", а на равных. Ольге и ее товарищам удалось найти достойный, но нелегкий выход из положения, нащупав и "человеческие контакты"", и "дыры" в ситуации. Да, действия в таких ситуациях весьма сложны, весьма не оптимальны, требуют мужества, собранности, умения и готовности "играть на нюансах" обстановки.

Игра в описанном Ольгой случае зашла далеко: с погоней, прятками, с падением автобуса… Возможно, здесь у местных возобладало именно желание "поиграть" в охоту за человеком, как некий жестокий первобытный инстинкт, - как у кошки с мышкой. Общую, "серую" толпу бывает трудно в чем-то убедить. Но среди нее можно "нащупать" , выделить несколько "авторитетов" и призвать их к благоразумию, чтобы они подействовали на соплеменников, как неформальные и ответственные лидеры.

Такой случай, как с группой Неподобы, мог произойти в любом районе Кавказа (не только на Западном), - далекое от цивилизованных мест и правоохранительных органов, - безлюдное ущелье так же помогает преступникам, как и темная московская подворотня. Случаи приставания местных к девчатам у нас случались в разных местах Кавказа. В частности, и в Сванетии (которую Ольга напрасно относит к "тихим" районам). Вот в Средней Азии со мной лично такого не случалось.

Ни под каким видом, ни под какими предлогами нельзя допускать разобщения группы, - держаться всегда надо вместе и вместе сопротивляться навязываемым действиям. Всех своих еще до похода надо предупредить, что в такой экстремальной ситуации все должны поддерживать друг друга и подыгрывать друг другу, даже если действия лидеров покажутся непонятными. Нападающие существенно облегчают свою задачу, когда разобщают группу, когда участники перестают поддерживать друг друга и поддаются на местные соблазны.

Не следует быть падкими на "дармовщинку", на угощения и возлияния.

Уверен, что психология преступников везде похожая, - и в ущельях Кавказа, и в городских дворах. Но особенности "местного менталитета" есть и кое-что я объясню на следующих "живых" примерах из походной практики.

ПЛАНОВЫЙ ИНСТРУКТОР ИЗ "МЕСТНЫХ". В плановом походе 1989 года по Сванетии (с т/б "Терскол", 1969) инструктору нашей большой группы (23 чел.) дали в помощь инструктора из местных, - однорукого Жору. Жора этот у себя в Сванетии знал, видимо, всех, - кого бы мы ни встретили, все были его родственники или знакомые. Жора кое-что рассказал о местной истории и обычаях, о которых с выводами скажу в небольшой отдельной статье ниже. Вначале у нас все шло хорошо, но вот в конце похода, в селении Мазери с Жорой случилась крупная неприятность. Он напился, и с компанией местных увез трех девчат на грузовой машине вниз, пообещав показать что-то интересное. Девчат пришлось поздно вечером искать и выручать с большими приключениями (было даже опасение, что ночью на лагерь группы будет совершено нападение, и парни с ледорубами в руках дежурили ночью, готовые встретить "местных", если бы те вздумали сунуться...). Выводы простые:

  • группе держаться всегда вместе, и девчат отпускать без "конвоя" нельзя;
  • местный, даже инструктор, - он все-таки более местный, а не "свой"; в определенных обстоятельствах он может подвести (особенно в пьяном виде).

НОЧНОЕ НАПАДЕНИЕ НА ГРУППУ (Северная Осетия, 1977). Случай курьезный. Ночью на группу новичков, состоящую в основном из девчат, было совершено внезапное нападение: несколько местных парней с руганью забросали палатки камнями. Руководитель растерялся, двое решительных парней полезли в драку. Спасла положение Галина, - самая взрослая женщина группы. Она решительно вступила в переговоры, применив и твердость, и женские ласки, чтобы успокоить нападавших. Стали разбираться. И что же выяснилось? Двое местных повздорили с какой-то проходящей туристской группой. Их легонько поколотили (видимо, просто резко "отвели"), и они побежали вниз за "подмогой". Вернулись ночью, когда та группа уже ушла. А неподалеку стояла наша группа, которую приняли за "обидчиков". Парни те были крайне сконфужены, у них возникло большое чувство внутренней вины за случившееся...

"ДЕВОЧКИ В ШОРТАХ". С ними ехал на автобусе из Зеленчукской в сторону Архыза. Две очень чистенькие, без сопровождающих. И один из местных парней проявил к ним явный интерес. Они его "отшили" довольно решительно, показав и кулачок, и ножик перочинный. Он с угрозами удалился. В таком людном месте мера сработала, а в других условиях все могло кончиться хуже. Провоцировать местных "вольностями" европейских нарядов не следует, - в этом нужна определенная строгость. Кавказ - более Азия, чем Европа. По крайней мере для нас, русских. Жалею, что не объяснил им их ошибку. Но, поглядывая со стороны, готов был вступиться. Группе же надо всем видом показывать, что "своих" она в обиду не даст. И в случае "поползновений" на девчат сразу же убирать их "за частокол" (из мужчин, из стенок автобуса, автовокзала и т.п.). Да, в походе они все должны быть "жены", "сестры" и "невесты"...

СТОЛКНОВЕНИЕ С "ЛЕСНИКАМИ" под Терсколом (1980). Это был случай достаточно явного вымогательства. В конце концов удалось договориться и откупиться штрафом. Я бы, видимо, не позволил так со мной обойтись, если бы... Если бы не чувствовал "за душой" небольших нарушений: первый несложный перевал мы прошли неполным составом группы (заболела участница, - что поделать, нельзя было ее брать в поход с ангиной, а состав группы был минимальным). И, во-вторых, действительно мы переночевали у дороги между Терсколом и Азау (что и вменялось нам "в вину"). Вывод простой: в походе надо стараться избегать нарушений существующих правил. Такие нарушения так или иначе ослабляют вашу правовую позицию и (даже психологически) могут помешать вам требовать соблюдения ваших прав со стороны "местных", когда они действуют незаконно. Когда же у вас все в порядке, вы способны жестко отводить домогательства. Не давайте поводов для придирок и вымогательства.

СТОЛКНОВЕНИЕ СО СЛУЖБОЙ "ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ" (2002 г., Черкесск). После похода на пути из Теберды в Мин-Воды на промежуточной остановке автобуса в Черкесске двое в штатском, с оружием, отобрали паспорта у двоих моих участников под предлогом необходимости регистрации у местных органов власти. Это было незаконно, - такая регистрация необходима в случае пребывания в населенном пункте на срок более 3 суток. Мы зарегистрировались везде, где надо: и у пограничников, получив пропуск, и в местной МЧС (сдав в нее заверенную копию маршрутки). Я был "чист, как стеклышко", предъявил документы и резко потребовал вернуть паспорта. Если бы они потребовали высадить группу, я бы потребовал на этом же автобусе везти ее в МЧС и к пограничникам для проверки (если бы автобус ушел, мы могли опоздать на поезд). Но они поняли, что с нами ничего "не выгорит", и паспорта вернули... Действия же Димы и Лены были неправильны: нельзя отдавать документы, особенно всяким сомнительным "службам". А переговоры от лица группы должен вести руководитель, или замещающий его участник. Все вопросы местных органов надо направлять сюда.

КОННАЯ ПРОГУЛКА АНИ. В ущелье Чиррикола (приток Уллу-Кама, 2002 г.) одна из участниц группы, Аня, страстно захотела "прокатиться на лошадке". Она на последнем привале забыла фотоаппарат. И решила съездить туда, используя представившуюся возможность: местный пастух, знакомый одного из участников нашей группы, предоставил ей оседланную лошадь. И дал сопровождающего, - местного паренька 15 лет. Я с самого начала посмотрел на это "мероприятие" очень "косо" (с сомнением), но все же не стал запрещать (не хочется без нужды власть проявлять, но, - увы, нередко это просто необходимо). Конечно, я бы ей категорически запретил это "упражнение" в одиночку, если бы парень не был на целую голову ниже Ани и лет на 6 моложе (а до места привала было менее 2 км). Неприятным сюрпризом для меня явилось то, что отправились они на одной лошади, - здесь просто я не успел издали их остановить. У Ани были проблемы. Ей пришлось поставить "джигита" на место жесткими мерами и физического и психологического характера. И я, и она получили примерный урок. Да, так случается в походах, когда руководитель заслуживает упрек независимо от своего решения: от моего запрета у нее остался бы укор. Остался укор и от разрешения (позже, когда я ей сказал, что не хотел ее отпускать), но вместе с этим укором в глазах я, кажется, увидел и понимание "проблем" и общения с местными, и выбора руководителя...

ВЕЧЕР В КАРАЧАЕВСКЕ (1993). На ночлег в Карачаевске мы остановились вблизи автовокзала, в кустах на склоне горушки. Несколько местных ребят проявили интерес к нашему биваку, - вначале мы посчитали, что они хотят что-то у нас стащить (такие случаи – не редкость, потому надо вещи убирать и проявлять бдительность). Но оказалось, что они хотят просто вместе поразвлечься, пообщаться с новыми людьми. Мы очень мило спели им под гитару, а они спели свои песни. Никаких конфликтов не было. Гитара, костер и задушевный разговор – хорошие средства для установления нормальных человеческих контактов. Это обычные, хорошие и доступные "инструменты" для налаживания отношений. В случае чего "гните" в эту сторону: посидим у костра, споем песни, расскажем друг о друге…

Некоторые особенности сванского "менталитета"

Народ в этом труднодоступном районе Кавказа веками жил в "отрыве от цивилизации". Вывод: чего удивляться, что народ там встречается "диковатый".

До 20-х годов прошлого века сохранялся обычай "кровной мести", и за год в Сванетии в этой войне погибало около 2 тысяч человек, - это при населении-то около 60 тысяч! Затем ситуацию "переломили". Тогда (в 70-е) я еще не понимал, как, а сейчас ясно: "знатоки" кавказских обычаев Иосиф Виссарионович и Лаврентий Павлович показали местным такой кулак НКВД, что те "запнулись" (об этом, конечно, наш инструктор Жора умолчал). В какой-то период сыграло свою роль и повышение грамотности населения: к чему убивать своих обидчиков и потом за это терпеть от них? Гораздо проще написать на них вполне правдивый анонимный донос, и их пошлют "по этапу" куда следует...

Веками до советской власти там "проживал" обычай угонять друг у друга скот и людей "за выкуп", - сванские дома с военной башней-пристройкой служили крепостями для защиты не только своей семьи, но и награбленного имущества (скота, как главной ценности). А за ним "обиженные" в горах соседи приходили довольно часто. Запомнилась шутливая реплика отца: "Оборонялись, готовые скорее умереть, чем отдать награбленное..." Конечно, много скота в доме не спрячешь, - его или продавали, или выгоняли летом на пастбища (и прятали в горах). А зимой и в межсезонье карательные экспедиции в горах были связаны с немалыми трудностями. Ясно, что удачное ограбление соседей позволяло семье устроить пирушку и "повеселиться" по случаю удачи своих молодых "джигитов". Попытки ограбления вызывали кровавые стычки с далеко идущими последствиями кровной мести...

Реплика Жоры о том, что за "пленного" обычно требовали выкуп в размере 20-30 коров и быков, сейчас для меня сделала ясной одну простую истину: угнать одного человека, особенно мальчонку, куда проще, чем такое стадо. А потом можно за него это стадо получить через своих "кунаков", которые предложат безутешным родителям "попытаться отыскать сынишку за выкуп" (с ясным намеком, что, если не выкупить, то "пропадет мальчик"). Конечно, такой "промысел" всегда был небезопасен, - занимались им "Ахмеды-Сорви-Голова", которые головы теряли очень быстро. Этих "героев" находили и по слухам о "подвигах", и по увеличению поголовья стада, и по меткам на коровах... Конечно, внутри своего рода такие "вольности" не допускались. Еще Жора сказал, что уменьшения размера выкупа за "пленного" иногда добивались путем выдачи "своей" девушки замуж за парня из рода похитителей (заметим, - установление родства еще не освобождало от выкупа, а потому, полагаю, обиженные рода "брали свое", выдавая таким образом замуж самых стервозных своих девиц...)

Все сванские башни имеют дверь с лестницей для входа примерно на одной трети высоты, - внизу они сплошные ("забученные"), - так башню сложнее подломить и обрушить снизу. Фундамент глубокий, каменный, чтоб не подкопаться. Прочный каменный дом тоже служил укреплением, - его делали из негорючих материалов, к нему старались не подпускать врагов, стреляя с башни, бросая с нее камни и выливая смолу на головы врагов. Не скучали! Близкие семьи строили дома и башни так, чтобы помогать друг другу при обороне. В доме был семейный очаг, хлев для скота, нары для ночлега. Тщательно замаскированный люк вел в подземелье, - помещение для "пленных и виновных". Сюда помещали и пленников, - "чужих" и своих, в чем-то особенно провинившихся собратьев. Нам удалось побывать в таком помещении, - достаточно просторный черный склеп, в котором фонари пробивали темноту на метр, не более...

Еще с времен войн (и гражданской, и Отечественной) в горах осталось много оружия, - его местные и не думали сдавать властям. Полагаю, правда, что исправность этого оружия сейчас не находится на высоком уровне, - много лет прошло, проблемы с патронами, да и не отличается этот народ бережным обращением с техникой. Но сейчас появилось немало более современного оружия и боеприпасов из-за последних событий на Кавказе.

Молодежь свою местные держат "в строгости" поведения, но только по отношению к своим (к проходящим туристам отношение очень разное в зависимости от культуры человека). Достигается это различными способами. Все еще очень сильны родовые отношения, почитание старших и почитание отношений родства. Девушек своих они держат в строгости, - они порядочные затворницы, привязанные к дому постоянным трудом. У парней жизнь более вольная, но все эти парни хорошо понимают: если позволишь себе "несерьезные" отношения с местной девушкой, то ее родители пулю в лоб всадят. А свои родители это "мероприятие" одобрят. Потому со своими девушками они себе баловства не позволяют.

У них там, в горах, своя "власть" и свои законы-обычаи. С сильными пережитками и родового строя, и средневековых нравов. "Цивилизованную" власть они признают и уважают тогда, когда она жестко проявляет себя и угрозой и силой закона. И когда граждане не дают себя в обиду. В журнале ЭКС № 1 за 2003 г. приведена статья "Схватка", - послевоенная история, рассказанная Б.Л.Кашевником о нападении на группу альпинистов под Клухорским перевалом. Случай тяжелый, - один альпинист погиб. Но, отобрав винтовки, убили и двоих грабителей, - местного свана-завмага и его племянника (в тех местах в высокогорье тоже сванское население). НКВД тогда так пригрозила местным, что 30 лет там не было никаких ЧП. Правда, я "глухо" слышал, что в 80-е годы якобы было какое-то нападение (в районе селения Генцвиши) на группу с очень неприятными последствиями (о которых участники этой группы никому не говорили). Может, кто-то сообщит об этом? Летом 2002 года в верховьях тех мест был случай ограбления группы альпинистов и перестрелка бандитов с пограничниками, - случай был описан (и в ЭКСе, и на м.ру). Сейчас во многих ущельях стоят погранзаставы. Это фактор, безусловно, стабилизирующий: "змеи" и "крысы" стараются держаться подальше от "ежей". Хорошие отношения и деловое сотрудничество с пограничниками должно стать одной из тактических задач походов в приграничной зоне. Будет взаимопомощь и хороший контакт с пограничной службой, - будет и большая безопасность походов. Но для этого общая походная дисциплина должна быть "на высоте".

Я полюбил горы Сванетии и ее людей. Большинство из них, - честные и скромные труженики, ведущие нелегкую жизнь. Но везде есть и "молодежь горячая, бестолковая", и криминальные "элементы", и местные особенности, взгляды и пережитки прошлого, с которыми надо считаться.

Я полагаю, что не ходить в горы из боязни "напороться" на конфликт с местным населением нельзя. В этом вопросе надо проявить и смелость, и волю. Да, опасности в горах встречаются во всех "средах", не исключая и человеческую среду.

А дискуссию, поднятую Ольгой Неподобой, надо продолжить... Проблема актуальная.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100