Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Полемика >
Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU
Читайте на Mountain.RU статьи на данную тему:
Человеческий фактор на Кавказе: теория безопасности, Ольга Неподоба, г. Краснодар
О "неподобном" поведении в горах, Евгений Буянов, г. Санкт-Петербург
Человеческий фактор, Ольга Неподоба, г. Краснодар

Автор: Ольга Неподоба, г. Краснодар

 

 

Человеческий фактор: взгляд в себя

Когда начинаешь что-то делать – разумно задать себе вопрос: “Зачем?”. Если конкретного ответа мгновенно не появляется, возможно, затея бессмысленна. Принимая решение продолжать разговор о человеческом факторе - о поведении горовосходителя в “человекоопасной обстановке” - я, естественно, задала себе этот вопрос. Так вот: я хочу вызвать на разговор тех, кто молчит.

Зачем? Очень симптоматично: предыдущая статья вызвала многочисленные отклики, порой самого полярного содержания, НО … намертво молчат все, в том числе, обкраденные под пос. Верхняя Балкария! Молчат все, у кого были неприятности с девушками и прочими молодецкими играми в замечательных живописных долинах западнее и восточнее горы Эльбрус! Хотя по моим скромным представлениям и по откровениям самих “игроков”, их было ох, как не мало за последние лет эдак пятнадцать! Зато - активно самовыражаются те, кто ЕЩЕ не попадал, не влипал, не получал


Может, автор подозрительно часто попадала в нехорошие обстоятельства? Может что-то не так? Сказывается и просто статистика: 3-4 похода в год регулярно уже более 10 лет в самых разных местах Кавказа. Во-вторых, те немногие случаи… они оказались слишком хорошими учителями, чтобы о них забыть.

Многим непонятна ситуация со стрельбой и погоней, описанная в предыдущей статье. Напомню: мы сели за стол с местным, с которым нас связывала многолетняя дружба; на его защиту и покровительство мы - полагались. А он – не стал ложиться ради нас на амбразуру.

Увы, грустную улыбку вызывают у меня и у остальных участников тех событий, фразы о том, как можно было иначе уйти тогда от проблемы, “мудрые” советы и прочее…

Единственное, что можно было тогда сделать – это не приходить туда вообще!

Но мы шли к своим ДРУЗЬЯМ, мы на склонах Эльбруса мечтали о том, как придем в родной “Узункол”, как нас встретят, как будут петь песни, угощать горячим домашним хлебом… Мы шли туда с самым открытым и добрым сердцем, которое только можно представить!

В том, что произошло дальше – можно найти целую кучу нашей вины, ошибок, просчетов, но мы нормальные люди, не параноики, мы не ждали предательства и не таили камня недоверия за пазухой.

Нас было пятеро и одуревшая от алкоголя и беспредела вооруженная толпа. Которая вообще адекватно беседовать была не способна.

И кстати – то количество оружия и боеприпасов которое было у них c собой, хватило бы на небольшую войну… Не думаю, что все это они привезли для борьбы с малочисленной группой самого обычного турья.

Не забуду удивленные глаза участников черкесской акции протеста на границе со ставропольем (они поставили пикет на трассе с требованием немедленного присоединения к Ставропольскому краю, когда карачаи забузили), такое же удивление воронежских омоновцев из оцепления – “А КАК ВЫ ВООБЩЕ ВЫБРАЛИСЬ оттуда???”. Кстати – акция протеста была организована очень цивильно, варили еду для всех, угощали, костры жгли, чтоб люди грелись, НИ КАПЛИ АЛКОГОЛЯ (очень характеризует). Увидев, в каком состоянии мы, и особенно наша героическая машина – нас единственных пропустили через пикет – разъехались “Камазы” преграждающие дорогу и нас отпустили домой с миром.

Другая мысль гложет меня иногда – в альплагерь “Узункол” мы приходили очень часто в процессе походов. Это была наша обычная “перевалочная база” - заброска, дневка, друзья, взаимные небольшие подарки, общение. Но до 1999 г. наша команда была, мягко говоря, с переизбытком физически сильных, здоровенных мужиков. В мае 1999 мы прибыли туда впятером, из которых двое были больны, женщина и один мужик просто слабоватый от природы (ну не боец, бывает!)…

Так вот… Может, дело было не только в выборах президента, в принятой дозе “озверина” …

Может, просто почуяв СЛАБОСТЬ … зверь решился напасть???

Может, это могло случиться и 1996…, и в 1998…?

Задним умом все крепки… Вспоминая предыдущие годы мы поняли – прощупывали и раньше, прощупывали, но момента подходящего не было.

Почему не привожу общую статистику?

Мы не считаем этичным касаться чужих событий. И мы хотим, чтобы их участники – ПИСАЛИ САМИ. Осознанно и не боясь. Потому что только те, кто непосредственно участвовал в событиях может знать ПРАВДУ. Всё, что происходило на самом деле – а не тот “прилизанный” вариант, который рассказывается впоследствии.

А вторая причина – многое было рассказано – “по секрету” и не считаю возможным предавать доверие людей.

Например, немного о достоверно известных нам случаях.... Так сказать непосредственно, не из общих информационных источников.

Год 1992 – долина Маруха, Краснодарская группа, классический вестерн с погонями на лошадях, стрельбой, похищением девушек, а потом достойный героического эпоса спуск по долине заболевшего желтухой руководителя вдвоем с барышней. Неравная схватка этого руководителя, который едва стоял на ногах с пьянющим вооруженным чабаном…

Год 1990(или 91) – Архыз, девочки (чуть старше школьного возраста) радостно принимают приглашение покататься на лошадях. Все девочки любят кататься на конях. Результат – думаю комментировать не стоит.

Год 1994 – аналогичный сюжет.

Год 1995 – группа из подмосковья, Гвандра, долго мы отпаивали спиртом пятерых ребят, после их ночных приключений, выражение глаз их двух девчонок я наверно до смерти буду помнить.

Тот же 1995 год – во время “штормовухи” мы едва унесли ноги из под перевала Азау (в то же время группа из Харькова не смогла спастись на Хотю-тау) и спустились под вечер в Хурзук. Тут же налетели “стервятники” из числа местной пьяной молодежи. Кстати именно тот человек, к кому мы шли в гости в 1999 – тогда увел нас к себе домой, прикрыл…

Год 1988 (кстати) – долина Верхней Балкарии, группа из Украины, (участник шоу – Руслан, главный герой событий 2003 г. см. предыдущие статьи) - две девушки изнасилованы, группа ограблена и избита. Ну, хоть этот добрый молодец – получил по заслугам, что не может не радовать.

Год 1996 – 2000 – ряд аналогичных случаев в Карачаево-Черкессии, которые я не комментирую по причине обещания молчать.

Год 1996 – 1999 – ряд событий с нашей командой. Эпизоды различной степени неблаговидности, которые завершились апофеозом – май 1999. В августе 99-го мы сходили в пятерку в Кабардино-Балкарию, умилились с того, что нас всего-то два раза чуть ограбили (один раз погранцы слопали заброску, сперли магнитофончик из машины, второй раз местные радостно нас угощая и общаясь, немного облегчили рюкзаки, совсем чуток) – посчитали это райским местом (было с чем сравнивать!). И больше до 2003 года не посещали эти живописные края. В 2003 пришли снова– см. предыдущие статьи.

В 2002 прямо в номер гостиницы, в самом Нальчике, где поселились московские туристы ворвались бандюки и отобрали у людей деньги.

Если надо – вот красочный пример – недалеко от Нальчика, год 2003, горячие озера, пансионат, многолюдное, популярное место. Украли и изнасиловали девочку-школьницу (ее отчима при этом избили и прогнали) – и ДЕСЯТЬ милиционеров НЕ СМОГЛИ ее отбить! Подчеркиваю – “не смогли”, а не “не захотели”. Потом девочку вызволили силовой акцией, зверье переловили по одному, сейчас сидят…

Не хочу передергивать карты – но никто не обращал внимания на то, как в Приэльбрусье с легковых машин торгуют снарягой б/у? Как говориться – не пойман, не вор, но я хорошо знаю ассортимент сняряги из альплагерей (если допустить, что это просто распродают пункты проката)…

Ну и я воздержусь от комментариев последних (хотелось бы чтоб слово “последних” - имело свой истинный смысл!) новогодних событий в Домбае… Все в курсе.

После 1999 мы “передислоцировались” в Осетию и с тех пор наша статистика ничем не пополнилась.

И как бы меня не упрекали в “несправедливом”, по отношению к остальным частям Кавказа возвышении Осетии – я повторяю, у нас лично, там не было ничего, даже приближающегося к неприятностям.

Немного из прошлого…

Проверки на дорогах

Итак, на дворе год 1989. Я и еще трое моих друзей (возраст 17- 20 лет) едем в альплагерь “Шхельда”. Проливной дождь. Мы на трассе голосуем. Вечереет. Подъезжает пожилой мужик на шикарной по тем временам “Волге” предлагает БЕСПЛАТНО подвезти до а/л. Это кажется подозрительным – отказываемся. Мужчина настоятельно не советует нам стоять на трассе – предлагает переночевать у него дома. Отказываемся: еще молодые, интуиция и опыт не работают. Через три часа стояния под проливным дождем гордости и благоразумия у нас убавляется…И мы садимся в первый остановившийся “Жигуленок” с молодежью.

Машина забита под завязку – мешки в багажнике и на крыше, нас четверо плюс еще один джигит на заднем сидении, еще двое джигитов на одном пассажирском рядом с водителем – но это никого не смущает, мы смеемся, веселимся, все хорошо. Впереди горы, альплагерь, жизнь прекрасна!

Естественно, где-то на полпути, темно, ночь, ни черта не видно за окном, машина “ломается”, перед нами извиняются и говорят, что сейчас подгонят другую машину и довезут! Через четверть часа подъезжает “Камаз” с неким количеством местных джигитов… Тоже все нормально пока – “Камаз” чего-то тоже не заводится (такой плохой машина, да?”. Ночь. Мы неизвестно где. Начинается веселье.

Вкратце сценарий был прост. Пацанов запугали, напоили спиртным со снотворным, мне влили насильно водки (запрокинув голову и разжав рот), я поняла, что что-то подмешано, потому что мне мгновенно стало плохо, я прижигала себе окурком ладонь, чтоб не спать, потом сымитировала рвоту и выскочила из машины. Спряталась на дереве. Просидела до утра. Искали всю ночь – до сих пор помню, давила в себе смех, все напоминало кино про немцев. Я сижу прижавшись к стволу дерева а по лесополосе бродят двуногие шакалы и орут “Оли… Вихади. Ми тэбэ ничего не сдэлаем…”.

На рассвете я увидела нашего хлопца который шел и звал меня. Я, естественно, слезла с дерева и попалась: парень шел под стволом… Еще сутки нас провозили по окрестностям. Чего там только не было! Но мы были еще те детишки, уличные, в хорошем смысле этого слова, и “разводить” умели, и за себя постоять обучены. А сначала были шок, страх и бездействие. Знаете, что спасло? Тот пожилой мужик на “Волге”. Картина нашего “освобождения” была красивая: подъезжают несколько шикарных машин, выходят пожилые люди, о чем-то говорят с нашими похитителями – забирают нас и отвозят к альплагерю без денег, без еды, без снаряги. И на прощанье говорят, чтоб мы больше так никогда не делали.

То были еще “союзные” времена. Спасибо тому пожилому мужчине, имени которого я не помню, который, почувствовав неладное, решил выяснить судьбу четырех ребят с обочины дороги. Зачем я вспомнила этот случай? Несколько лет назад в И-нете ( в том числе и на Mountain.RU) появилось такое объявление:

Требуется помощь! СРОЧНО! В двадцатых числах августа в Приэльбрусье (Терскол-Верх.Баксан) пропали Сергей Васильев ( 23 года ) и Наташа Матвеева (25 лет) из Петербурга. Сергей в брезентовой штормовке старого образца, Наташа в сиреневой куртке. Просим откликнуться туристов, альпинистов и местных жителей, кто хоть что-либо знает о них. Последний раз их видели 19-20 августа в альп-лагере Уллу-Тау. Просим откликнуться туристические и альпинистские группы, которые находились в этих числах в данном районе. 29.10.2000.

Люди просто пропали. И теперь, цитируя классика, можно усомниться: “А был ли мальчик?”. Сопоставьте, насколько описанная выше история иллюстрирует возможное происшествие из 2000? Только ребята ехали не в а/л, а из него. И было их не четверо, как нас, а всего двое, и был не 1989, а 2000 год? И не приехал спасительный пожилой мужик на “Волге” и не разрулил проблему… А ведь это только один из немногих официально известных случаев. А сколько нам неизвестно? Кто знает, сколько в конце августа едет домой странно притихших групп, с подавленными, безразличными ко всему девочками и мрачных парней, прячущих друг от друга глаза. Едут домой. Чтобы молчать потом всю жизнь. И только иногда, выпив лишнего, они начинают говорить, чтоб на утро отказаться от своих слов и уговаривать товарищей: “Да, ладно, все это пьяный бред, не обращайте внимания!”. Проблема в том, что молчат как раз те – кому надо, наконец, начать говорить!!! ПОТОМУ, ЧТО НЕЛЬЗЯ ДУМАТЬ ТОЛЬКО О СЕБЕ! ГОВОРИТЕ! Пусть те, кто попадется вслед за вами – ЗНАЕТ. И едет в горы вооруженный хотя бы ОСОЗНАНИЕМ вероятной опасности. Если буду говорить только я одна – это будет лишь отдельное мнение, глас вопиющего в пустыне. Если заговорят все – это будет мощный информационный фон, который создаст ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ. И я абсолютно уверена – это поможет…

СЦЕНАРИЙ АГРЕССИИ: ИГРА

Если составить некую анонимную библиотеку хроники всех “нехороших” случаев - народ, вы просто обомлеете от стандартности, схожести, общности “сценариев”. И знаете, что будет удивительно одинаковым? А вот это: и почему все молчат? Рискну предположить: ВСЕ ЖЕРТВЫ ЧУВСТВУЮТ ЭЛЕМЕНТ СВОЕЙ ВИНЫ В СЛУЧИВШЕМСЯ! Все до единой!

Общий сценарий (вариантов много, оглашаю саму основу) – прост! Сначала – мирный подход: беседы + алкоголь. Потом – начало плавной деморализации мужской части, одной из форм запугивания. Начинаются рассказы о “страшных случаях”, которые произошли в этих местах с туристами, которые “не правильно” себя вели. Затем следуют небольшие “наезды”, которые всегда можно перевести на шутку. Они нужны для того чтобы понять: КАК туристы реагируют? НАСКОЛЬКО испуганы? и т.п. Если легкие “наезды” и грубость “прокатывают” - видно, что люди нервничают и готовы для дальнейшего развода - начинаются более жесткие моменты. Но опять – еще на уровне того, что в любой момент все можно перевести в шутку. Уже в этой стадии формируются два основных игрока - “добрый” и “злой”. “Злой” - как бы бузит, а “добрый” все это сглаживает, входит в контакт, “поддерживает” группу. Но - в это же время активно создает имидж “злого”: да, он такой опасный человек, вот он сейчас с вами такой хороший, а вот был такой случай … Забегая наперед: часто самый опасный – “добрый”. Он режиссер и шоумен всего действа.

Следующий этап – растаскивание участников по разным углам: девочки - налево, мальчики - направо. Предлогов масса: “пойти за мясом” (хлебом, алкоголем), пойти пострелять из оружия, предложение “доброго” увести и спрятать девчонок от разбушевавшегося “злого” местного). Созданный имидж беспредела, жутких расправ и вообще всего связанного с горами и бандитами – играет свою роль и, даже чмошный рахит, которого даже один представитель мужской части группы может зашибить одним щелчком, кажется непобедимым соперником.

А потом происходит-то, о чем одна часть группы старается не вспоминать, а вторая недоумевает: как же мы могли? В подавляющем большинстве случаев непосредственного насилия с женщинами не происходит! Идет плановое психологическое запугивание, отработанный шантаж типа: вот сейчас мы с тобой, девушка, договоримся по-мирному, и всех отпустим. Потом. А если ты, дорогая, будешь кочевряжиться, мы всех ваших убьем, головы отрежем, а тебя на кошаре спрячем и будут с тобой месяцами всем поселком развлекаться и никто тебе не поможет. Еще стандартный прием: соглашайся на любовь со мной, “хорошим бандитом” и я тебя прикрою, а не согласишься … ну что ж, я уйду домой, я же хороший, а вон те все, плохие, которых пять-шесть - сделают с тобой то, о чем ты себе даже не представляешь…И, как правило, соглашаются, веря всякому бреду. Верят тому, кто уже обманул. Нанося себе непоправимые моральные травмы. А после этого – данное “честное слово”, естественно, не сдерживается, никто никого не отпускает и вслед за “добрым” – приходят остальные – пять-шесть…А под утро, физически и морально растоптанной группе, под массовое всхлипывание пострадавших, вкрадчиво и даже с сочувствием объясняют – что вы ребята, САМИ ВО ВСЕМ ВИНОВАТЫ, ЧТО С ВАМИ МОГЛО СЛУЧИТЬСЯ ГОРАЗДО БОЛЕЕ ХУДШЕЕ, ОБЯЗАТЕЛЬНО СКАЖУТ, ЧТО ЗАЯВЛЯТЬ БЕСПОЛЕЗНО – у них, бандитов “все схвачено”: вы, что не слышали про знаменитую крепость родственных уз? И, как правило, люди поскорее уносят ноги, бесконечно счастливые, что еще легко отделались.

Суть одна: у ВСЕХ жертв драмы остается осадок своей вины. У мужчин – за то, что выпили и струсили. У женщин - за то, что якобы, сама ж согласилась. Поэтому редко кто поднимает скандал. Да практически никто! Большинство “потерпевших” потом, очухавшись, начинают рефлексировать: Боже, да как я мог попасться?! Да ведь этого можно было избежать, почему я потерял вдруг способность соображать?! А если бы он (она), эта потенциальная жертвенная овца, слышала и знала о поджидающих неприятностях до того? И на “приёмчики” применяемые против туристов вдруг отреагировала: Оба-на… Так это ж типичный случай примера номер два в лекции номер пять… Совсем другая картина получается?

ЗАПОМНИТЕ! Сценарий агресии - это хорошо отработанная ролевая игра. На это и идет их бандитский расчет – будет у группы чувство вины, - значит, все будут молчать! И каждый вновь попадающийся думает, что ИМЕННО ТАК – впервые. А ведь ситуация, когда быстро подошли, под стволы поставили, “девкам - налево”, мужикам направо – не дергаться, это же проще, так? Почему же они этого не делают? Почему вас сначала ПОЯТ, кормят, мирно беседуют. А потому, что они МЕСТНЫЕ. Потому что – если сразу под стволы – у нормальных людей здоровая злость, реакция понятна и предсказуема. Это было бы ЯВНОЕ насилие, ЯВНЫЙ криминал и за него возможны правоохранительные последствия. Этого местные – БОЯТСЯ! И если и пойдут на это, то обязательно в масках. Те, кто не пряча лица ведет с нами эти игры – НЕ БАНДИТЫ. И если вас начали “разводить” - это обычные местные криминально настроенные шакалы, которые жрут слабого и бояться сильного. Игра именно за тем и нужна, чтоб опоить, запутать, запугать так, чтобы сами жертвы не были до конца уверены, что они – правы. Это – игра, корни которой лежат далеко за пределами обычного, цивилизованного понимания жизни. И не надо всего произошедшего стесняться и годами грызть себя: вы стали жертвой собственного НЕЗНАНИЯ.

Вы стали жертвой – потому шли туда, как представитель иной цивилизации, воспитанный на идеалах гуманизма и принятой в “приличном” обществе болтовни о ДОБРЕ и ЗЛЕ. А пришли в мир ПРИРОДЫ, где нет идеологии, нет философии. А есть объективные факторы – которым – АБСОЛЮТНО НАПЛЕВАТЬ на ваш внутренний богатый духовный мир. Вы говорите: “Любой спор можно решить без драки. Идите с добром и добро вам откликнется!”. Что ж, иногда – бывает и так, не буду спорить… Но попробуйте разъяснить камню, летящему вам в голову со склона, что вы еще такой молодой, перспективный и очень хотите жить. А я… одену каску!

Настоящее кавказское достоинство несовместимо с хвастовством, навязчивостью, наглостью. Если при вас, как госте помыкают кем-то из своих, то и с вами могут так обращаются. Если вас начинают принуждать к тому, чему вы не хотите – то почему дальше должно быть лучше? Лучший способ избежать конфликтов – НЕ ВХОДИТЬ В ТЕСНЫЙ КОНТАКТ и не стараться быть для всех хорошим: слабость уже достаточный повод для агрессии.

Очень тяжело обо всем этом писать – но, кто-то должен начать разговор! Я уже достаточно взрослый человек и научилась холодно анализировать и говорить себе правду. А большинство групп – люди юные, самоуверенные, небитые и именно они являются наиболее уязвимой частью горовосходителей. Ну-ка, догадайтесь с трех попыток – при выборе жертвы – к кому сейчас пристанут:

а) к группе из 6-8 здоровенных мужиков, достаточно зрелого вида с одной женщиной неясного возраста и внешнего вида;

б) к компании явных студентов – пара-тройка мальчиков, явно гуманитарного образования, пара-тройка девочек, беленьких, симпатичненьких и явно без налета жизненного опыта на лице?

Угадали? Садитесь – “удовлетворительно”. Потому что меньшая вероятность приставания - еще не гарантия, что этого когда-нибудь не случится! И на лаврах самоуспокоенности даже чисто мужским группам почивать - рановато. И если один раз из более мягкой ситуации вы выпутались без потерь – не думайте, что вы стали матерым спецом по местным паблик рилейшен! Что до нас, то мы многое поняли: признали свои ошибки и проанализировали их; сделали горькие выводы. И прекрасно понимаем, что жизнь еще полна всевозможных сюрпризов. И что нас ждет в следующем путешествии – неизвестно…

В 1996 в Гвандре наша группа, состоящая сплошняком из ОМОНовцев, боксеров и проч. (это не специально, такая команда сложилась) – кстати, не мирные профессии ребят просто светились на их лицах, за два похода трижды подвергалась опасности. Одну ночь даже пришлось оборудовать лагерь растяжками с сигнальными ракетами и “летающими ледорубами”.

Если попытаться взглянуть в себя, обнаружится: по большому счету мы все преступно не готовы. Большая часть руководителей – преступно халатно относится к судьбам и жизням своих участников (особенно – участниц). Большая часть любителей гор – преступно переоценивает свои силы и возможности. Я не обвиняю, я пытаюсь призвать первым делом руководителей, осознать, что поведение группы в “человекоопасной” обстановке является такой же полноценной частью техники безопасности проведения туристских походов, как и общение с веревками, железками и прочее. И что именно вы - не только ведете за собой людей, но и отвечаете за их жизнь.

Возникает вопрос: ну и что же все-таки делать? Я не смогу дать рецептов всеобщего счастья – их не существует! Теория безопасности – это не узконаправленная инструкция, как вести себя в данном конкретном случае, а попытка сформировать некий ТРЕЗВЫЙ ВЗГЛЯД на окружающий мир, который поможет нам, братья туристы – альпинисты – никогда не жалеть о том, что однажды эта чертова романтика затащила нас в такие … болезненные обстоятельства.

ПАМЯТКА РУКОВОДИТЕЛЮ:

1. Коллектив должен проходить психологическую подготовку.

2. При малейших замеченных нездоровых тенденциях в психологическом облике участника, который потенциально может спровоцировать конфликт, не только с местными, но и внутри группы –– отказ от такого участника без колебаний.

3. Между трусостью и предосторожностями – огромная разница. Ничего не бойтесь, но ПРИМИТЕ ВСЕ МЕРЫ БЕЗОПАСНОСТИ!

4. Прежде чем отчитываться перед неизвестным, настаивающем на своих правах, вежливо, но твердо поинтересуйтесь наличием у него документов, предоставляющих такие полномочия.

5. Если конфликт начался – опять же, ничего не бойтесь и помните: ИМЕННО МЕСТНЫЕ (я вообще не веду речь в своих статьях о настоящих бандитах) – в 90% случаев пользуются запугиванием, шантажом, игрой, несерьезным физическим воздействием и с очень малой вероятностью – что вас действительно начнут уничтожать. Не теряйте способности анализировать. Не психуйте. Не поддавайтесь на провокации. Не разделяйтесь ни при каких обстоятельствах, прикройте женщин. Не верьте ни единому слову обманувшему в самом малом.

6. Если к вам без игрищ и разговоров неожиданно подошли и сунули стволы под нос – верный признак, что это именно настоящие бандиты, а не местные “игроки”. В таком случае – я вам сочувствую. Если вас хотят убить – вас убьют. Можно попытаться воззвать к чести горца, вспомнить о том, что Бог все видит …

7. Что бы ни случилось – НЕМЕДЛЕННО заявляйте в милицию. Не оставляйте им ни малейшего шанса на безнаказанность! И ради себя, и ради ваших коллег. Если в милиции не спешат вам помочь – оставляйте там письменное заявление и обращайтесь в прокуратуру, иные конкурирующие или высшие инстанции.

8. Всегда старайтесь – чтоб о вашей группе знало как можно больше народа! В определенной степени – обилие официальных бумаг и рекомендаций (любые бумаги – от администрации вашего города, маршрутка, от комитета по делам молодежи – не важно) – но это четко даст понять - вы не просто праздношатающиеся личности, а серьезные люди, о которых начнут, если что, серьезно беспокоиться.

Всегда становитесь на учет у спасателей. Те люди, которые “брезгуют” этим немаловажным моментом – вызывают недоумение. Если вы сами свою жизнь и процесс ее спасения, в случае чего, ни в грош не ставите – зачем тогда требуете, чтобы ее кто-то другой уважал?

Кстати грусть беспросветную вызывают такие высказывания:

“…Хорошие отношения и деловое
сотрудничество с пограничниками должно стать одной из
тактических задач походов в приграничной зоне. Будет
взаимопомощь и хороший контакт с пограничной службой, -
будет и большая безопасность походов...”

из ФОРУМА на Mountain.RU.

Да! Хотелось бы иметь эти “хорошие отношения и деловое сотрудничество с пограничниками”! Хотелось бы видеть на горных тропах именно мужественных защитников границ (как, например, в долине Сонгути, застава контрактников из Забайкалья, или хотя бы Башильская застава, или Цейская – внушают доверие), но в основном-то – пограничники, это зеленые, деморализованные местными 18-летние пацаны из неблагополучных семей и контрактники ИЗ МЕСТНОГО НАСЕЛЕНИЯ! Ну и кого они будут защищать, а?

Да я подробно все излагала уже!

Кстати, когда шло шоу в 1999 г. пограничникам сказали – “Чего уставились? Валите отсюда, а то автоматы отнимем и в попа – засунем”. И … свалили…

Мужики, ну не будьте же вы такими наивными!

Просили привести еще примеры и рассказать подробнее, как мы выходили из ситуаций. Тут необходимо сделать некое отступление. Со мной были здравствующие сейчас люди, и упоминание об этих ситуациях вызовет у них неприятные, болезненные чувства. Но, тем не менее, я попытаюсь найти в себе силы и говорить. Об этих вещах я НИКОГДА не говорила публично. Сами поймете почему.

Когда мы вернемся - все будет иначе, иначе…

"Местные, же тоже люди, с ними тоже надо по-людски,
по-доброму, уважать их обычаи-традиции, а не прятать
ножи, топоры и пить транквилизаторы. Тогда и со
стороны местных (чуть не написала мирных жителей),
как будто о военных действиях идет речь жителей будет
гостеприимное, радушное отношение."
(Из ФОРУМА на Mountain.RU)

Год 1991. Краснодарский край. Предгорья. Отдаленная лесная зона. Я, с четырьмя участниками – один 23 года, двое по 15 лет и один 11 лет (в те времена я занималась детским туризмом) на 8 марта идем в поход выходного дня. К вечеру мы приходим в домик охотника и располагаемся на ночлег. Утром начинается сильный снегопад, мы остаемся в домике. В три часа дня из леса выезжает грузовик с полным кузовом людей. Будучи уже человеком “битым” я говорю старшему участнику, что нам надо немедленно уходить в лес. Так, на всякий случай. Он отвечает, что это очень глупо и уходить с детьми из теплого домика в такую погоду - опасно. Моя ПЕРВАЯ ОШИБКА, которую больше никогда не повторяла: Я ЕГО ПОСЛУШАЛА И НЕ НАСТОЯЛА НА СВОЕМ РЕШЕНИИ. Ведь я доверилась представителю сильной половины человечества, который был к тому же старше меня на несколько лет.

В домик заваливают человек 20 местных парней, пьяных, с самогоном и едой; они приехали праздновать. Поначалу все нормально – домик большой, места хватает всем, от застолья и пьянки мы, естественно, отказываемся. Просто беседуем, смеемся, знакомимся. К вечеру компания уже изрядно заливается спиртным. Я повторно предлагаю своему старшему участнику немедленно уходить. Он опять меня высмеивает и я - опять его слушаюсь! Глупая. Молодая была. Опытные – они потому и опытные, что думают наперед. А неопытные, в розовых очках думать начинают не раньше, чем когда окажутся в дерьме. Но – убеждены, что именно они – “опытные”.

По мере “залива глаз” “гостями” обстановка начинает накаляться. Ко мне начинают неприкрыто приставать с понятными намереньями. Мой старший участник начинает понимать, что ситуация обостряется и тут я получаю первый в жизни подобного рода шок. Он, здоровенный мужик, служивший в армии (187 рост 96 вес) вытаращивает инфатильные растерянные глаза и тихонько так спрашивает: “Оля, а что же нам делать???” И я понимаю: приплыли!…. А с нами дети и это - я тоже понимаю. Осознав, что осталась одна на поле битвы, собираюсь с духом и спокойно начинаю объяснять. Что так и так: надо спрятать незаметно ВСЕ колющие-режущие предметы, поставить на огонь большой котел воды, что оружием у нас может быть все что угодно. Что если я употреблю в разговоре фразу (не смейтесь, это было первое что пришло в голову) – “полосатые свиньи!”, его задача – хватать первого попавшегося человечка, разбивать бутылку об угол печи, приставлять к горлу этого человечка и диктовать наши условия. И ни за что его не отпускать! Ни за что – иначе нас убьют. Предупреждаю детей, чтоб они по сигнальной фразе прятались.

Далее ситуация разворачивалась так: меня словесно домогались, запугивали и т.д. Но меня такие вещи мало впечатляют. До физического воздействия пока не доходит. Сохраняя спокойствие, я выискиваю в толпе хоть одного подходящего для “развода”. Вычисляю паренька, который более-менее трезв и по нему видно, что происходящее его не радует. Незаметно вызываю его на улицу покурить. Рассказываю всю неприглядность ситуации, что мой старший участник – работник КГБ (это правда, хотя он там просто “телефон охранял”), что даже если нас убьют, их мгновенно вычислят и будет очень-очень плохо. А если ты, парень нам поможешь – я скажу следствию, что ты оказывал нам помощь и не принимал участие в преступлениях.

Он понимает, проникается, но говорит, что помочь не может, потому что боится дружков. Я предлагаю ему: тогда – так: ты прикроешь при любом раскладе моего младшего участника. И всё. Парень соглашается. Мы возвращаемся в домик, этот парень сажает моего 11-летнего участника за спину, так что его почти не видно. И тут начинается основная часть марлизонского балета. Видимо поняв, что угрозы на меня не производят должного действия, пьяная стая решает прибегнуть к физическому насилию. Старший участник пытается их остановить, его начинают избивать, поленьями для печки, двух более старших ребят тоже. Бьют очень жестоко, мне разбивают поленом суставы пальцев на левой руке. Я говорю условную фразу про “полосатых свиней”, мой старший участник немедленно разбивает бутылку, как было приказано об угол печки, хватает первого попавшегося мужичка и чуть подрезает ему стеклом мочку уха (это я ему тоже объяснила). Штука чрезвычайно действенная: вреда для здоровья немного, а психологический эффект просто очаровательный – кровищи море. А кто будет в пылу, в угаре разбираться, что именно порезали – глотку или всего лишь ушко? Мужичок визжит дурным голосом, “гости” ошалели. Не все прошло гладко: я не успеваю перебежать на сторону “наших”. Меня тоже хватают и в ответ приставляют к горлу нож…Голливуд. К чести моего старшего участника он четко выполняет указание – не отпускает заложника. Долго такая ситуация продолжаться не может, что прекрасно понимаю. Тут нюанс: приставленный мне нож – кстати, единственный в помещении, который не смогли незаметно выбросить в снег – мой собственный. Зная, что его лезвие треснуто у основания, досчитав мысленно до десяти, я успокаиваюсь. Резко блокирую ладонью руку с ножом державшего меня мужика и, нажимом его же ладони ломаю лезвие. Соответственно его ладонь сильно порезана; он от неожиданности и болевого шока меня отпускает. Я резко бросаюсь в сторону “заложника” и по пути опрокидываю чан (литров 30 наверно) с крутым кипятком на толпу. Вопли, визги, человека четыре сразу выбывают из строя. Первая часть благополучно заканчивается.

В нашем активе уже – один заложник четверо обваренных, один с раненной рукой (уже тоже не боец) и один парень “завербованный” мной. Встретив неожиданное сопротивление хулиганье несколько трезвеет, тон разговора сразу меняется: становится уважительным и робким. Нас уговаривают отпустить заложника. Мы, естественно, отказываемся. Но ситуация на этом не заканчивается. Значит так: одиннадцатилетний участник прикрыт – спасибо тому парню; один пятнадцатилетний – спрятался на улице в большой собачьей будке, мёрз конечно страшно, но вытерпел и не выходил до утра. А второй не смог адекватно среагировать… Сначала спрятался на чердаке, но почему-то неожиданно вернулся в дом, кажется из-за того, что замерз … Это была еще одна ошибка. Причем роковая…

Мы в углу прикрыты заложником и вдруг в уже вроде бы переломленную ситуацию как подарочек, возвращается наш участник. Его, естественно, хватают… Так вот – слабонервных просим удалиться - его изнасиловали. Все 15 человек. Били и насиловали всю ночь. Помочь ему было не в наших силах. Я – при всех навыках - женщина, а мой старший участник никогда в жизни не применял никаких физических мер воздействия на людей. Он просто добрый самаритянин. И после этого пусть мне кто-то попытается рассказать:

а) о добром слове;

б) о том что можно девочкам рассекать в шортиках на глазах горячих кавказских джигитов и прочая, прочая…и что у вас бы все будет по-другому. Не надо. Тогда это - не вас адресовано. Вы думаете, мне легко все это рассказывать???

Но именно эта история положила начало моему размышлению насчет образа жизни и мышления. Очередной урок:

Я СТАРАЮСЬ НЕ ХОДИТЬ В ГОРЫ С НЕБОЕСПОСОБНЫМИ УЧАСТНИКАМИ.

Наутро события в лесном домике поутихли. Пьянство сделало свое дело и большинство уснуло. Заложника мы не отпускали. Убедившись, что все спят, я тихонько прокралась на улицу в туалет и оттуда услышала разговор двоих. Они шептались по поводу того, что в каком-то ближнем домике у них два ствола, их надо принести и нас замочить. Протрезвев, им стало понятно, что вся эта история тянет на неплохой срок, там более сидеть за изнасилование несовершеннолетнего им будет весьма неприятно. А так – нас убить и спрятать в лесу. “Нет тела – нет дела”. Они пошли в лес, а я вбежала в домик, быстро собрала всех и велела пока все спят, немедля уходить в лес. Бросив ВСЕ шмотки, мы убежали в лес…Сначала как бы оставили следы в снегу будто мы уходим в другую сторону, а потом по стволам деревьев, чтоб не оставлять следы влезли на хребет. Где-то через час в лесу раздались выстрелы. Видимо нас искали…

Вы думаете, на этом все кончилось? Рассчитывая часа через четыре выйти в поселок, мы элементарно заблудились. И ЧЕТЫРЕ ДНЯ, без еды, снаряжения, теплых вещей выходили к людям. Вот это было выживание!!!… Избитые. Голодные. В снежном лесу. На морозе. Полуодетые. Не сочтите за лирику – я НИКОГДА не забуду эти дни. Это полубессознательное состояние, в котором мы двигались к жизни, боль в сломанных пальцах, холод, голод. Особенно страшной была последняя ночь. Мы набрели на балаганчик – радости не было предела! Значит люди уже где-то близко. К сожалению там не было ни крошки еды. Двое участников решили идти к поселку (мы подумали, что он должен быть уже близко), попросить еды. Но мы просчитались.

Ребят не было всю ночь, они брели по какой-то ужасной бесконечной дороге и – о чудо! Набрели на вагончик с рабочими! Спасибо этим неизвестным людям – они дали хлеба, консервов. А на обратном пути ребята опять заблудились в темноте – за каждый преодоленный брод они клали спичку в карман – ушел целый коробок. На ходу они засыпали и рассказывали потом, что, только падая – просыпались от удара об землю. А я всю ночь лежала на лавке с ужасом, воображая жуткие картины. Всю ночь вокруг балагана что-то ходило… Терлось о тонкие стены, хрипело… Я не знаю, что это было – но точно не глюк…Потому что огромные крысаки которые абсолютно нас не боялись – расхаживали по домику и тоже пугались того, кто ходил за стенами.

Наутро мы обнаружили много следов на снегу и они не были похожи ни на один знакомый след. А представьте этого одиннадцатилетнего(!) парнишку. Он мужественно шел и ни разу даже не заныл. На пятый день мы вышли на какую-то дорогу, и нас подобрал мужик на “Жигулях”. Он был в шоке от нашего вида!!! Все лица - в жутких синяках и кровоподтеках, худые и шатающиеся фигурки. Этот замечательный человек свернул со своего пути и специально отвез нас прямо в Краснодар.

Никогда не забуду ощущение, когда мы увидели огни приближающегося города. Это казалось нереальной фантастикой. Еще ночью казалось, что мы никогда не вернемся домой – да и вообще, вся предыдущая жизнь казалась далекой и нереальной… Реальность была одна – снег, безлюдные бесконечные хребты, голод который уже не ощущался, просто сильно мутило и холод от которого особенно болели почерневшие сломанные пальцы…Через пять месяцев после этих событий у меня благополучно родилась дочь!

Тогда мы поклялись никому никогда про это не рассказывать… Но прошло уже достаточно много лет и я считаю, что имею права про это вспомнить. Кстати, это был мой ПОСЛЕДНИЙ поход с детьми. Через месяц я уволилась с работы и на этом моя педагогическая деятельность была окончена навсегда. Поняв, что находилась плюс ко всему в двух шагах от тюрьмы, я до сих пор придерживаюсь железного правила: никогда никаких несовершеннолетних даже в походе выходного дня. И никаких девушек – простите меня, дамы, но я думаю, что это - обоснованно. Лично я не могу позволить себе взять такую ответственность.

Теперь о правоохранительных органах. Тогда я проявила слабость и забрала заявление. Но… Вы представляете, каково было психологическое состояние того парня, с которым произошло ТАКОЕ??? Представляете, если бы это стало предметом обсуждения? Какое бы это было пятно на все его молодую жизнь??? Вот поэтому и не стали мы с ними разбираться правоохранительно. Разобрались иначе. В одну замечательную ночь участковый “по уважительной причине” поехал в гости в отдаленный поселок, а в деревню вечером приехало несколько машин с крепкими, недобрыми ребятами с дубинками в масках и камуфляжных костюмах. А так как я, конечно, не могла вспомнить всех, кто участвовал в ночных приключениях, по мозгам получили все жители поселка мужского рода моложе 25 лет и старше школьного возраста. Хотя я думаю, что это пошло на пользу. Те, кто знал ЗА ЧТО, доходчиво объяснили непонятливым.

Так вот: все эти события происходили в Краснодарском крае и все нападающие были, что ни наесть самой славянской внешности. Они НЕ БЫЛИ ЗАКОРЕНЕЛЫМИ ПРЕСТУНИКАМИ или бандитами - это была самая простая сельская молодежь, каждый из которых в отдельности может быть и нормальный парень. Гипотетически. Но. Алкоголь. Толпа. Групповая психология. И из отдельных обычных ребят – мгновенно получается банда отменных ублюдков, которая избивает детей и беременную женщину (эй, мужчины, до вас дошло?), насилует мальчиков и прочая, прочая. Люди – самые опасные животные и самая опасная агрессивная среда. Потому что, если вы встречаетесь на горной тропе с медведем, например – вы понимаете, что это опасно и предпринимаете меры для самозащиты. А встречаясь с человеком – изначально не воспринимаешь его как опасность, да и он сам еще не знает – причинит он вред вам или нет?

И еще. Хочу на прощанье немного поразмышлять вот о чем. Эта статья называется “Взгляд в себя”. И может то, что я хочу сказать, покажется неуместным, но я глубоко убеждена, что это имеет прямое отношение к делу.

Года два назад в газете была статья, про парня, который кинулся в реку вытаскивать собаку, не умея плавать и утонул, СПАСАЯ ПСА. А в это же время – утонул в реке наш знакомый. На глазах ТОЛПЫ ЛЮДЕЙ, и НИКТО НЕ ОКАЗАЛ ЕМУ помощь. На берегу стояла машина и чтоб спасти человека надо было просто кинуть трос на лед и вытащить автомобилем. Мужик боролся за жизнь до последнего – прорубил своим телом много метров льда и умер от разрыва сердца.

В мае на Эльбрусе бросили умирать девчонку. В июле там же – керченского туриста. В 1997 году вечером на перевале Талычат я маятником улетела в огромный разлом. До часа ночи на ледовой стенке наши ребята вытаскивали меня из этой мрачной дыры. До часа ночи со стены раздавался мат, крики, звон крючьев, светили фонари. То есть было очевидно, что происходит какая-то неприятная ситуация. Неподалеку внизу стояла группа из Питера: они выглянули из палаток, потаращились на нас и… залезли обратно. Более того: мы потом сутки простояли на леднике, не было сил идти, и ни один даже не подошел и не поинтересовался, а что же было? Может мы там трупа сделали? Может у нас пострадавший, которого надо нести?

Может я беспросветная идеалистка, но, черт возьми, я бы просто не смогла, физически не смогла валяться в палатке, когда в двух шагах группа терпит бедствие!!!! Ребята, что с нами твориться???? Уважаемы мужчины! Неужели вашего мужества хватает только на разговоры о “долбанной эмансипации”? Если не умеющий плавать парень тонет, спасая собачку, а ЛЮДЕЙ, своих же, братьев, бросают на верную смерть???? И это уже не случай, это - тенденция…И если мы сами допускаем такое… в таком случае – что же мы можем требовать от других? Может и поделом нам?

Руководители, допустившие такие вещи могут пытаться оправдываться чем угодно, но я свято уверена – никаких оправдывающих такие вещи обстоятельств в природе не существует!

Не можешь помочь – ляг и умри рядом.

Руководитель - это как капитан на корабле. Он уходит последним, если корабль терпит бедствие или остается погибать вместе с ним.

Горы – это самый чистый в мире храм. И мы как свечки несем туда свои сердца. И основа-основ – это братство, взаимовыручка, верность. Это то, что всегда было самым важным в горах. Если эта основа нарушится, что останется??? Безликие, бездушные побегушки по скально-ледовому рельефу, где каждый сам за себя??? Сказки о “особой морали на 8000” имеют заграничное происхождение – но прижились и у нас. И потолок “особой морали” незаметно опускается до уровня моря.

На этом я заканчиваю нашу затянувшуюся беседу о “человеческом факторе”. Нам никуда от него не деться – он вокруг нас и внутри нас самих. И ЖДУ – НАРУШЕНИЯ ОБЕТА МОЛЧАНИЯ. Потому что нет оснований думать, что дальше на Кавказе (и не только) станет спокойнее.

Не хотелось бы через пару лет наткнуться в Интернете на объявление: “Для сопровождения похода такой-то категории сложности требуются молодые физически здоровые мужчины после службы в армии. Наличие горного опыта не обязательно. Предпочтение – войскам спецназа. Оплата – сдельная”.

Удачи Вам ребята, на всех ваших дорогах! Новых вершин и новых друзей! И никогда – не сдавайтесь! Победит тот, кто - готов!


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100