Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Интервью >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Интервью подготовила: Анна Пиунова, Mountain.RU




Валерий Бабанов о E.N.S.A.

В этом году Валера закончил национальную французскую школу гидов, став, таким образом, первым российским дипломированным гидом. Насколько это было легко, судите сами.

M.RU: Валера, о ENSA в трёх словах, что это за школа, как и когда тебе пришла в голову счастливая мысль туда поступить?

Валерий Бабанов: Сама идея именно поступить в школу и стать гидом у меня появилась где-то три года назад. До этого я никогда о ENSA серьёзно не задумывался.

Читайте на Mountain.RU:
Валерий Бабанов интервью для Mountain.RU. Соло
Валерий Бабанов: Человек – это очень хрупкое создание. Интервью для Mountain.RU. Накануне отъезда на Чомо Лонзо (март 2006г.).
Валерий Бабанов: Нупцзе. Полемика
Экспедиция на Нупцзе Восточная (Гималаи)
Соло на Меру

Я ходил соло, работал со спонсорами, мне было хорошо, и стать гидом я не стремился. Я закончил у нас в стране школу инструкторов, но никогда у меня к этому душа не лежала.

Всё, в общем-то, случайно вышло. Основные проблемы при поступлении: французский язык и горные лыжи. В 1998 году я ни того не умел, ни другого. Поэтому о школе даже мыслей не было. У меня здесь есть друг Родригас, он работает на хижине, и как-то в разговоре с ним я просто сказал в воздух, да вот, хотелось бы в школу попытаться поступить, но проблема, что я не катаюсь на лыжах. А Родригас ски-монитор (инструктор по лыжам), он предложил мне приехать зимой и пообещал дать несколько бесплатных уроков. Я вернулся зимой в Шамони, естественно, с альпинистскими задачами, а не для катания на лыжах. Но Родригасу позвонил. Пришли мы с ним на склон, он говорит, ты прокатись, а я посмотрю, как ты катаешься. Я думаю, сейчас я ему покажу свой уровень, сырую трассу я мог пройти без падения. Помню, я мимо него проехал, такой гордый, сделал какие-то виражи, подъезжаю к нему, спрашиваю, ну как? Он мне отвечает: полный ноль:) Меня так это немножко задело. Я-то думал, я умею кататься.

И он потихонечку начал меня готовить.

Потом я встретился с Алексеем Шустровым, который в своё время тоже пытался поступить в эту школу, так вот он мне сказал, если ты хочешь поступить в ENSA, забудь про все восхождения и катайся только на лыжах. Я не поверил и зря.

Но чем больше сил я отдавал катанию, тем больше мне хотелось поступить. И когда в марте перед экзаменами стояла хорошая погода, и встал вопрос, либо пойти на восхождение, либо продолжать изучать лыжи, я выбрал лыжи.

Экзамен я не сдал. Я очень расстроился тогда

M.RU: По российским меркам, какой примерно уровень катания на лыжах необходим, чтобы сдать экзамен?

В.Б.: Хороший уровень катания 1 разряда, либо КМС'а. При этом, наверняка, первый экзамен ты не пройдёшь. Существует ещё такое понятие, как манера катания. Смотрят даже не на скорость прохождения трассы, а именно на элегантность катания. Школа французская, нужно иметь французский стиль катания. Кроме того, вечером тебе дают номер и назначают место. Ты должен туда подняться с рюкзаком не менее 6 кг, у тебя там должны быть кошки, каски, поднимаешься не на фуникулёре, а на ски-турах. К старту приходишь уставший. У нас перепад был порядка 700 метров. В назначенное время ты начинаешь спуск. На трассе три контрольные точки, на каждой по три-четыре судьи. Оценивают по 20тибальной шкале. 10 баллов – минимальная оценка, если в неё не уложился, то этот экзамен не сдан и к остальным не допускаешься. У меня было 8,6 баллов.

Французы мне сказали, чтобы сдать, ты должен проехать быстро, но безопасно.

От тебя требуется умение адаптироваться, умение перестроить свою технику за какие-то доли секунды, трассу подбирают такую, где есть лёд, мягкий снег… вот это и смотрят.

Мне, чтобы научиться более-менее кататься, потребовались два сезона.

На следующий год я поступил.

M.RU: Ты учился по сокращённой программе 1,5 года. Сколько времени длится стандартная форма обучения, и какие вступительные экзамены, кроме лыж, необходимо пройти для поступления в ENSA

В.Б.: Первый экзамен, как я уже сказал, горные лыжи, сдаётся в начале апреля, если его проходишь, тебя допускают к трём следующим экзаменам. В июле ты должен сдать лёд, т.е. умение ходить на льду, следующий экзамен – скалолазание, и третий называется un tour de terrain, где смотрят, насколько ты хорош в ботинках с грузом на разном рельефе: траве, камнях, скалах ( бег по пересечённой местности ).

Максимальный бал 20, проходной 10.

Собственно учёба начинается в ноябре-декабре, это, как правило, две-три недели, потом три недели в январе и семь недель летом в июле-августе.

Это, так называемая, первая ступень. Если ты всё освоил, тебе присваивается звание гид-аспирант, которое даёт право на работу. Единственно, у тебя будет ограничение по высоте и по сложности, т.е. на Гран Жерасс ты не имеешь права идти с клиентом.

Дальше ты должен сделать 50 курсов с клиентами за период от 2ух до 7 лет ( т.е. не меньше, чем за 2 года, но не дольше 7 лет ), и принести все бумаги на рассмотрение жюри в ENSA. Таким образом, к моменту обучения непосредственно на гида у тебя за спиной уже наберётся 3,5 года учёбы и практики.

Программа обучения на гида включает следующее: одна неделя зимой, в течении которой ты должен показать своё умение работать с клиентом на лыжах, на ски-турах. Причём стараются делать эту сессию выездной, за пределами Франции, допустим, у нас это было в Швейцарии. Если ты сдаёшь, то следующий этап – альпинизм. Четыре недели июля. Здесь смотрят твоё умение работать с клиентами на скалах, в горах. Постоянно тебя оценивают. Я помню, летом у нас как-то за один день было 7 экзаменов, включая экзамен на знание второго языка. Для французов несколько проще, а для меня, это же был уже третий язык. Русский мне не разрешили сдавать, сказали, что надо знать другой язык. Я сдавал английский.

В общей сложности, обучение в школе гидов длится 4,5 года. Если кому удаётся уложиться за 4 года, считай, очень повезло.


В. Бабанов с семьей. Дочь Наталья и жена Ольга


Церемония вручения "Золотого Ледоруба" Хубер, Вольф, Бабанов, Кленов, Дэви.


Т. Хубер, Вольф, Бабанов

Для меня французы сделали исключение, я сдавал вступительные экзамены только по горным лыжам, поскольку у меня уже были российские дипломы инструктора и спасателя, ну и приняли во внимание мой горовосходительский опыт.

За 8 месяцев я прошёл практически весь курс обучения: зимний и летний стаж гид-аспиранта и зимний-летний стаж гида.

Нельзя сказать, что мне было легче учиться, чем французам. Конечно, нужно знать французский язык в совершенстве. Лекции проходили неадаптированные под моё знание языка, преподаватели их начитывали в очень быстром темпе, в течении трёх-четырёх часов тебе говорят-говорят-говорят, естественно, я много, что из этого не понимал, возникали разные недоразумения: там я не понял, потом ещё там, иногда я не понял то, что я там этого не понял J …

Когда я поступал, я думал, что всё это гораздо проще окажется. Мне казалось, с моим-то уровнем в альпинизме… ничего подобного, с меня, наоборот, требовали ещё больше, потому что если ты пришёл с таким именем, то у тебя и уровень лазания должен быть соответствующий, и вообще, во всём ты должен быть на две головы выше. Требования были очень высокие. Ответственность висит, конечно. На тебя смотрят, это очень давит психологически. Если приходишь неизвестный никому, с одной стороны, может даже проще, правда, на такие уступки по сокращению программы обучения опять же никто бы не пошёл.

Очень тяжело, я не знаю, второй раз смог бы я пройти этот путь… Когда меня спрашивают: сколько тебе потребовалось времени, для того, чтобы закончить школу? Я боюсь даже сказать, что полтора года. Для того, чтобы освоить лыжи и французский язык… мне кажется, что с 1995 года можно начать своеобразный отчёт, что-то ты услышал, с кем-то познакомился, всё это, в конечном счёте, влияет при поступлении, при решении каких-то административных вопросов, на что-то закрываются глаза…

M.RU: Ну хорошо, чему, собственно говоря, там всё-таки учат. Какие предъявляют требования.

В.Б.: Во-первых, когда ты приходишь в школу, твой уровень в альпинизме, по моим представлениям, это примерно, уровень Мастера Спорта у нас в стране. Ты подаёшь List de courses, в котором указываешь 45 восхождений + 10 ски-туров. Каньонинги необязательны для первого года, но потом ты должен набрать 10 каньонингов. Средний уровень лазания на скалах при поступлении 6с/7а onsight. Хотя на вступительном экзамене они предлагают трассу 6b, но твой запас должен быть значительно выше. Когда ты поступаешь, считается, что ты всё умеешь, т.е. ходить с друзьями-товарищами серьёзные горы – для тебя уже не вопрос. Тебя начинают обучать именно КАК РАБОТАТЬ С КЛИЕНТОМ. Я могу теперь сравнивать: у нас учат прежде всего чему? – ты должен обучить других. Но при этом не предусматривается, что ты должен быть им и мамой и папой там наверху. Здесь, наоборот, когда ты работаешь с клиентом, ты не только должен его обучить, но ты должен ещё выполнять роль и мамы, и папы наверху, ты должен и приготовить, и следить за его самочувствием, и платочек носовой протянуть, если надо. Когда ты выходишь наверх с клиентом, ты должен всегда предполагать, какой бы уровень у него не был, что он может в любой момент упасть, споткнуться, расслабиться и сорваться, ты должен быть всегда настороже. Вот это постоянно подчёркивается. Превыше всего – страховка. В любом месте. Только вышел на ледник – пристраховал клиента, постоянно глаз да глаз.

У нас как: приехала смена, день - занятия на льду, день - на скалах, день - на снегу, потом, если ты работаешь с более высоким этапом, ты подписываешь маршрутные листы. Твоя ответственность на этом заканчивается, вроде готовы, они идут, подписывают врача, - всё. Ты сидишь в лагере, они взошли, если всё нормально, спустились-отчитались: товарищ командир, салам аллекум! У гидов же тут-то самое начало. Допустим, клиент подходит к тебе и говорит, что хочет на Монблан. Ты должен провести занятия на снегу и на льду, потом выходишь с ним на восхождение.

Клиент тебе платит. За что? - за свою безопасность. Вот именно этому и учат в школе в течении четырёх лет: обеспечению безопасности клиента и себя. Если ему надо ноги переставлять, ты должен ему ноги переставлять. Всё обучение строится на этом. Естественно, преподают основы медицины, психологии, другие дисциплины.

Во Франции существует чёткое различие между понятиями: amateur (любитель) и профессионал. Я всегда себя относил ко второй категории, работа со спонсорами, экспедиции, - а они считают это всё amateur. Они считают профессионалами только гидов.

Поэтому я когда начинал в школе, мне часто говорили: "Ты ходишь, как amateur." Не в плане, что ты плохо ходишь, а в плане отношения. Ты идёшь с клиентом как с другом, как с товарищем. Где-то ты можешь не подстраховать, где-то вы можете одновременно… когда ты лезешь с клиентом ты должен постоянно работать, как профессионал. Твой клиент должен постоянно быть в безопасности.

Получение диплома, кроме престижа, накладывает очень большую ответственность, если у нас в отделении что-то происходит с участником, всё можно как-то сгладить, здесь это очень жёстко. В любом случае начинается судебный процесс, и априори ты был неправ.

Западные клиенты всегда прежде всего интересуются, есть ли у тебя диплом. Чтобы потом было с кого спросить. Ну и диплом является своего рода гарантом качества и безопасности.

Поэтому в России, где нет дипломированных гидов, ребята, которые работают на Хан-Тенгри и получают так мало 10-15 долларов в день, хотя работа – сплошной риск. Здесь в среднем зарплата 200-250 евро в день.

Что это даёт для меня? – в некотором роде я подстраховываюсь. Я не смогу бесконечно работать со спонсорами, ещё год-два-три, я не знаю, нужно же на что-то жить. Работа гида открывает некоторые другие перспективы и в моральном, и в финансовом плане. Я могу заниматься любимым делом и финансово себя обеспечивать.

M.RU: Очень многие известные альпинисты, став гидами, прекращают ходить серьёзные горы, у тебя какие планы?

В.Б.: На этот год у меня запланирована экспедиция на Нуптзе, есть некоторые задумки на будущий год. Это уже будет не соло-восхождение, а очень сильное сложное восхождение с напарником, такое, что в одиночку уже невозможно пролезть. Большая стена на 7-8-километровой высоте. Я думаю нет надобности, нет такой нужды постоянно ходить соло. Это занимает какой-то этап в твоей жизни, у кого год-два, у кого десять лет, но ты же человек, ты меняешься. Я начинаю задумываться о восхождениях малой группой -–двойкой, но очень сложные стены, гималайские, допустим. На будущий год у меня уже есть какие-то планы, значит, на будущий год я ещё не остановлюсь. Вообще, у меня много примеров, когда люди и в 47 лет такие восхождения делают – ой-ё-ой! Мне 37 лет, поэтому я надеюсь, что у меня в запасе ещё 5-7-10 лет есть. При этом, конечно, я буду работать гидом, наверное, в Шамони, вернее я хочу работать в Шамони, но не ставлю это во главу угла. Пока на первом месте у меня останутся экстремального плана восхождения.

Действительно, очень многие французы, делают в своё время серьёзные восхождения, потом становятся гидами, и эта работа занимает основную часть времени. Я хочу ещё походить.

M.RU: Какой твой уровень лазания на данный момент?

В.Б.: На скалах 7а+ a vue (onsight), 7b+ apres travaille (afterwork). Конечно, к восхождению на Нуптзе это может и не совсем актуально, гора 7850 метров, где твои скалолазные способности не так важны, там не надо будет висеть на одном-двух пальцах. Скорее потребуется так называемый resistance, твоя выносливость. Поэтому сейчас я больше бегаю. Я считаю, чем раньше ты занялся скалолазанием, тем лучше, как тот же Лафай, ему 17-18 лет было, он уже лазил восьмёрки. Очень важно создать в раннем возрасте хорошую скалолазную базу, а потом её просто поддерживать на уровне 7b-7c. И заниматься высотно-техническими, высотными восхождениями, при этом сохраняя свой скалолазный уровень. Мне сложнее сейчас набрать уровень 8а, при этом оставив тот же уровень гималайских восхождений, чтобы набрать уровень 8а нужно сконцентрироваться на несколько месяцев, меньше бегать, и только лазить-лазить-лазить. Пока у меня нет столько свободного времени.

 


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100