Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Очерки, дневники - 2002 год >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Юрий Ицкович, С-Петербург


Александр Дедов - романтик горных дорог

Александр Дедов
Есть люди, которые относятся к горам как к одушевленным существам, видят в горах союзников, соучастников увлекательных приключений. Целый год готовятся они к встрече со своими любимцами, а когда попадают, наконец в горы, то не могут насмотреться на них, наиграться с ними, наработаться на целый год вперед. Они готовы не есть, не пить, не спать, могут непрерывно ходить в разведку, выбирать оптимальные пути, обрабатывать сложные участки маршрута.

Таким был Александр Дедов в дни своей молодости, в шестидесятые - семидесятые годы нашего двадцатого века, в годы расцвета его физических и духовных сил. Он прошел несколько сложнейших походов на Тянь-Шане и на Памире в качестве участника и в качестве руководителя и независимо от того, в каком качестве он участвовал в походах, он всегда был лидером, мотором группы. Он умел быть оптимистом в сложнейших ситуациях, умел заражать своим оптимизмом всех участников.

Хочу рассказать об одном из выдающихся путешествий Александра - о прохождении им с товарищами правобережной стены озера Мерцбахера на Тянь-Шане.

Озеро это стало известно благодаря своему соседству с Хан-Тенгри - красивейшим пиком Тянь-Шаня, который виден с севера из Текесских степей на расстоянии около 80 километров и с давних пор манит к себе путешественников. Знаменитые исследователи гор: Семенов (Тянь-Шаньский), Северцев, Игнатьев, Мерцбахер считали Хан-Тенгри главой огромного горного узла в Меридиональном хребте.

Читайте на Mountain.RU статьи
Юрия Ицковича:

Вперед и вверх, или назад под крышу?
Казбек на троих
Горовосходители Военмеха: школа приключений
Отчего они стали соло восходителями
Высотники и полярники
Соло - восходители, герои или самоубийцы?
Александр Дедов - романтик горных дорог
Китайский след на пике Победы
Из истории сложных высотных путешествий ленинградцев
На пик Коммунизма
А был ли антагонизм?

В 1903г. Мерцбахер, пытаясь разведать путь к Хан-Тенгри, поднялся в верховья ледника Южный Инылчек и сделал сразу два открытия. Во первых он обнаружил, что Хан-Тенгри находится не в Меридиональном хребте, а в его отроге, а во-вторых он обнаружил озеро у правого (орографически) берега ледника в том месте, где в него упирается долина Северного Инылчека. Озеро с двух сторон долины было окружено скальными берегами, которые Мерцбахер посчитал неприступными.

С тех пор озеро, получившее имя первооткрывателя, волнует умы любознательных искателей приключений. Загадочное, уникальное, исчезающее, - такими эпитетами чаще всего сопровождают озеро Мерцбахера. Оно запирает долину Северного Инылчека и каждый год летом принимает в себя всю воду от таящих льдов долины. Оно пытается растопить лед Южного Инылчека, преграждающего воде путь вниз в русло.

Озеро Мерцбахера

Иногда, ближе к концу лета, ему это удается и тогда бешенный поток примерно из 150 миллионов тонн воды заполняет рантклюфты и всю долину Южного Инылчека, смывая все на своем пути. Стихия буйствует одну или две недели, после чего озеро длиной 3,5 км, шириной 1,2 км и глубиной до 40 метров полностью исчезает до следующей весны, а ломающийся лед Южного Инылчека снова восстанавливает размытую дамбу на пути ручьев Северного Инылчека. После прорыва озера попасть в долину Северного Инылчека не составляет большого труда, но обычно это бывает поздней осенью или зимой, когда число охотников лезть на гору намного меньше, чем летом.

Много лет альпинисты пытались пробиться через озеро к северным склонам Хан-Тенгри. Это стремление стимулировалось тем, что все попытки покорить Хан-Тенгри с юга в 20-е годы прошлого века не приносили успеха. Казалось, что с севера покорить Хана будет легче.

В 1930 году Г. Суходольский впервые преодолел скалы правого берега озера и вернулся обратно. Ему удалось сделать это в одиночку благодаря высокой индивидуальной технике скалолазания и благодаря полочке, которую он нашел в критическом месте берегового склона, и которую сейчас называют полочкой Суходольского.

В следующем 1931 году Суходольский вернулся к озеру с группой, которая частично преодолела правый берег озера по разведанным скалам, а большую часть пути проделала по воде на резиновой лодке, которую принесла с собой. Воодушевленные успехом члены группы попытались взойти на Хан-Тенгри, но с высоты 6000 метров вынуждены были повернуть обратно. В том же 1931 году М.В. Погребецкий впервые взошел на Хан-Тенгри с юга и этим немного охладил страсти вокруг вершины, тем более, что высота ее оказалась на пять метров меньше семи тысяч.

Потом была война, а после нее в 1945году топографами экспедиции П.Н. Рапасова был открыт, совсем рядом, пик Победы и все альпинисты переключились на покорение нового семитысячника. Задача найти приемлемый путь на Северный Инылчек и покорить Хан-Тенгри с севера в те годы так и не была решена.

Попытки обойти озеро продолжились в 6о-е годы. В 1961 году прорыв озера произошел раньше обычного - в июле. Воспользовавшись этим, одиннадцать путешественников Московского клуба туристов под руководством В.Ю. Попчиковского проникли в августе по дну озера на ледник Северный Инылчек и не без труда перевалили через хребет Сарыджас на север (перевал Опасный).

В 1964 году экспедиция московских альпинистов искала вертолетную площадку на Северном Инылчеке для базового лагеря при покорении Хан-Тенгри с севера. В скалах левого берега озера альпинистам с помощью вертолета удалось обнаружить удобный перевал, который вел с Южного на Северный Инылчек через контрфорс хребта Тенгри-Таг, отходящий от пика Броненосец. Перевал в честь пилота был назван именем Мирошкина и выводил альпинистов к середине озера Мерцбахера, откуда путь на ледник уже не представлял большого труда. Нужно было пройти 1,5 км вдоль берега озера до его начала и затем переправиться через протоку, соединяющую озеро Мерцбахера с расположенным чуть выше у обрывистого края ледника Малым озером, левый берег которого примыкает к неприступным скалам, а правый - проходим.

Уже в следующем 1965 году туристов Москвы, прошедших перевал Мирошкина, ждал сюрприз. Вода в озере Мерцбахера поднялась выше прошлогоднего уровня и по левому берегу к началу озера было не пройти. Туристы нашли по соседству с перевалом Мирошкина еще одну седловину (перевал Первомайский), приводящую к самому началу озера Мерцбахера. Им не без труда удалось форсировать протоку между озерами Мерцбахера и Малым и продолжить путь по Северному Инылчеку. Было ясно, что вода может подняться еще выше и переправа через протоку будет проблематичной.

Таким образом к 1968 году, когда Дедов собрался в путешествие к озеру, все его предшественники преодолевали водную преграду озера Мерцбахера с юга, имея возможность, при возникновении непреодолимых трудностей, отступить по собственному маршруту. При этом на каждую успешную попытку преодоления озера приходилось около десятка неудачных.

Александр Дедов решил проникнуть на ледник Северный Инылчек с севера через один из перевалов в хребте Сарыджас, среди которых нет ни одного простого (все перевалы высшей сложности). А затем уйти с ледника по левому берегу озера Мерцбахера через перевалы Мирошкина или Первомайский.

Конечно, маршрут был рискованным. Сколько воды будет в загадочном озере? Удастся ли пробиться к левобережным перевалам на Южный Инылчек - не известно. А если не удастся, то сумеет ли группа преодолеть скалы правого берега, которые за всю предыдущую историю были пройдены всего дважды, оба раза с юга и очень опытными альпинистами? И, наконец, в случае неудач, сможет ли группа вернуться назад через сложные перевала Сарыджаса? На последний вопрос явно напрашивался отрицательный ответ.

Но для Дедова о возможной неудаче не могло быть и речи. Он был уверен в себе на двести процентов и даже заранее договорился с нашей группой под руководством Валентины Петровны Ротштейн о точной дате встречи на леднике Южный Инылчек около перевала Мирошкина.

Группа Дедова

Некоторые отклонения от намеченных планов начались еще в Ленинграде. У Александра подобралась хорошая компания желающих побывать на Тянь-Шане, но не все имели право участвовать в походе высокой сложности. Поэтому Александр организовал две группы: основную и вспомогательную. Предполагалось, что вспомогательная группа не будет переваливать через хребет Сарыджас, а примет участие лишь в радиальных разведывательных выходах основной группы в районе Баянкольских ледников, после чего пройдет более простым путем из Баянкола по ледникам Семенова и Мушкетова в долину реки Сарыджас и встретится там с основной группой.

Но состав вспомогательной группы оказался не стабильным, и к моменту отъезда в ней осталось лишь три участника, включая руководителя Алиаскара Васильева. Более того, из-за нестабильности состава затянулось оформление пропусков в пограничную зону Баянкола. Билеты были куплены заранее, наступил день отъезда, а пропуска еще не были оформлены. В результате группа улетела во Фрунзе (Бишкек) без пропусков, а пропуска друзья Александра по его просьбе должны были отправить в конверте с попутчиком на следующем самолете через день.

Однако в результате мелких неточностей в стыковке разных людей конверт с пропусками улетел с попутчиком в конечный пункт авиа рейса - в Джамбул, о чем группа ничего не знала. Придя на центральный почтамт и не получив ожидаемого конверта с пропусками, можно было растеряться. Но Александр решил не разгадывать шарады о том, что могло статься с пропусками, а, не теряя драгоценного отпускного времени, начать акклиматизацию поблизости от города.

У местных альпинистов группа проконсультировалась о ближайших горных маршрутах и ушла в район Аламединского хребта. Там путешественники прошли живописный маршрут с двумя перевалами нарастающей сложности и высоты, а, вернувшись через неделю в город, получили на почте долгожданный конверт с пропусками и отправились к началу основного маршрута в Баянкол. Время на разведку различных перевалов через Сарыджаз уже не оставалось. Надо было отправляться в основной маршрут без разведки и решать, что делать с вспомогательной группой.

Александр резонно рассудил, что втроем вспомогательной группе идти по ледникам и перевалам рискованно независимо от сложности маршрута. Отправлять вспомогательную группу обратно домой было невозможно, просто не по человечески, тем более, что в эту группу входила и его собственная жена Ираида. Было принято решение объединить две группы в одну и идти общим сложным маршрутом, обратив особое внимание на страховку менее опытных участников.

Таким образом, в маршрут отправились девять человек: семья Дедовых и Васильев, о которых я уже говорил, а также Анатолий Крылов - главный помощник Александра по разведкам и обработке сложных участков маршрута, Людмила Лысенко, Янина Ендржеевская, Алексей Морозов, Ефим Урицкий и Сергей Филиппов.

В связи с отсутствием времени на разведку различных перевалов через хребет Сарыджаз решили идти через перевал Одинадцати, который по описаниям был сложным на подъеме, но зато простым на спуске в сторону Северного Инылчека. Конечно, описание перевала было не точным. Конечно, было не известно где легче пройти. Конечно, без разведки вариантов подъема было не обойтись. И это - как раз та стихия, в которой Александр чувствовал себя как рыба в воде.

Пока группа вечером ставит лагерь и готовит ужин, Александр с Анатолием Крыловым обычно бегут вверх на разведку, вернее не бегут, а лезут по скалам, пробуют несколько вариантов подъема, выбирают такой вариант, у которого, как им кажется, есть перспектива не упереться в непроходимую стену. Придя затемно в лагерь, перекусив и немного поспав, рано утром, пока группа завтракает и свертывает лагерь, Александр обрабатывает выбранный маршрут, вешает веревочные перила. Потом возвращается, отправляет группу вверх, а сам завтракает и догоняет ушедших.

Маршрут на перевал действительно оказался сложным, скальным и ледовым и занял у группы пять дней. По несколько раз в день восходители одевали кошки на ледяных участках, снимали их на скалах и снова одевали на льду. Путь шел по острому ребру. Во многих местах пришлось вешать перила. Не всегда удавалось найти удобное место для ночлега. Одну из ночевок пришлось провести на месте настолько узком, что Александр опасался того, что их может сдуть ночью с ребра. Для страховки он пропустил через палатки основную веревку, концы которой были закреплены в скалах.

Зато спуск действительно оказался простым и занял пол дня. Подводя итоги прохождения перевала, участники констатировали, что израсходовали более половины своего бензина и, как говорят летчики, прошли точку возврата. Дальше надо идти только вперед и как можно быстрее.

Путь по леднику Северный Инылчек неудобен тем, что ледник сильно изломан и покрыт обломками скал, падающих на него с окружающих крутых стен. Участники даже назвали его всемирной свалкой мусора. Идти по леднику можно, но все время надо карабкаться вверх - вниз через нагромождения льда и камней. Получается очень медленно. Чуть ровнее дорога, если идти по правобережному рантклюфту, но там опасно. Во многих местах со стен Сарыджасского хребта падают камни.

Выбор маршрута полностью соответствовал создавшейся ситуации и характеру Александра Дедова. Надо вырваться из западни. Неизвестно, что ждет впереди. Надо спешить и поэтому надо рисковать: идти коротким и быстрым путем. Как рассказывает Анатолий Крылов, идешь и смотришь одновременно в разные стороны: себе под ноги и вверх на правый склон. При подходе к очередной крутой стенке, по которой сыплются камни, они с Дедовым обычно оценивали варианты маршрута. Если для обхода опасного места надо по морене вылезать на ледник из глубокого рантклюфта, наверху как-то обходить опасное место по рваному леднику, снова спускаться в рантклюфт, и на это требуется не менее часа, а пробежать под камнями десять метров можно за десять секунд, то обычно выбирали второй вариант.

При этом каждый участник по очереди подходит к опасному месту, смотрит наверх, дожидается перерыва между падениями камней и бежит свою полосу препятствий. Особенно приятно, по словам Анатолия Крылова, когда за твоей спиной обрушивается три - четыре кубометра будущей морены, а ты из безопасного места с расстояния в десять метров наблюдаешь это и чувствуешь себя победителем стихии, дерзким циркачем, выполнившим головокружительный трюк под куполом.

На второй день пути группа подошла к концу ледника, который обрывается ледяной стеной к Малому озеру размером примерно один километр во все стороны. Берега озера представляют собой неприступные скалы. Для преодоления скал правого берега пришлось подыматься с ледника вверх, обходить озеро и спускаться вниз к его окончанию, вернее к протоке, связывающей его с озером Мерцбахера.

Этот обход занял половину дня. И все это время все с некоторой тревогой ждали встречи с неизвестной водой. Было ясно, что погода в этом году стоит жаркая и воды должно быть много. Только не ясно, сколько именно. Александр понимал, что до перевала Мирошкина скорее всего будет не добраться, но перевал Первомайский он все таки рассчитывал пройти, тем более, что на следующий день истекал срок его встречи с группой В.П. Ротштейн.

Подойдя к протоке, группа остановилась и стала искать брод. Найдя место, казавшееся лучше других, Александр встал на страховку и выпустил первопроходца Анатолия Крылова для попытки перейти через протоку. Однако, когда вода стала подыматься выше пояса и отрывать Анатолия от опоры на дно, он вынужден был повернуть назад. Первая неудачная попытка перейти через протоку не поколебала путешественников. Казалось, что преграду, не проходимую в одиночку, можно преодолеть коллективно. Были испробованы варианты идти попарно, стенкой, но во всех случаях дерзающие вынуждены были отступить.

Сергей Филиппов, видя бесплодность попыток перейти через протоку ногами, решил попробовать переправиться на плоту. Это казалось реальным, потому что течение в протоке, хоть и быстрое, но вода довольно гладкая. Плот Сергей смастерил из пенопластовых ковриков и пустых канистр. Когда плот был готов, его конструктор сел на плот и попытался плыть на нем через протоку. Однако течение закрутило плот и развалило его на части. Плот и его рулевого с трудом вытащили на берег на страховочной веревке. Плот высох быстро, а Сергей не мог согреться около часа.

Тогда Александр решил пойти ва-банк. Ему казалось, что отступление при всех предыдущих попытках некоторым образом связано с недостатком мастерства, везения и даже с малодушием. Он решил при очередной попытке не отступать ни при каких обстоятельствах. Для того, чтобы вода не отрывала от опоры на дно, он одел рюкзак и пошел через протоку с максимально возможной скоростью, чтобы успеть перейти быстрее, чем замерзнешь. Попытка кончилась его купанием вместе с рюкзаком.

Постепенно пришло понимание того, что в этом году протока не проходима, что встреча с группой В.П. Ротштейн не состоялась и у них есть только одна возможность вырваться из западни - преодолеть правобережные скалы озера Мерцбахера в третий раз в истории горных путешествий и впервые сверху в низ.

Берег озера представляет собой чередование осыпных участков, по которым можно идти пешком, и скальных прижимов, вертикально обрывающихся в воду. Вода - ледяная. По озеру плавают айсберги высотой до трех - четырех метров, образовавшиеся из обламывающейся в озеро ледяной стены Южного Инылчека. Учитывая, что у айсбергов принято выставлять на показ примерно одну восьмую часть своей высоты, можно предположить, что глубина под ними не менее 30метров.

Длина некоторых прижимов достигает 100 метров. Если где-нибудь посредине такого прижима соскользнуть в воду даже с небольшой высоты и даже без рюкзака, то вряд ли результат будет отличаться от результата падения в пропасть. Поэтому перед каждым прижимом надо привлекать все свои творческие силы и придумывать оптимальный способ его преодоления.

Уже на первом прижиме путешественники придумали не стандартный способ прохождения. Вместо того, чтобы для преодоления десяти метрового прижима подыматься на 40 метров вверх, где может быть удастся траверсировать стену, решили не связываться с лазанием по сложным скалам с рюкзаками, с организацией перил и страховки. Решили применить способ маятника.

Анатолий Крылов забрался без рюкзака вверх на эти самые 40 метров и закрепил там веревку. Остальные по очереди цеплялись к нижнему концу веревки, повисали на ней и, упираясь в стену ногами, перебирая ими по скале переносили себя вместе с рюкзаками к концу прижима. Страхующие с двух сторон прижима помогали им горизонтальной веревкой.

Большинство прижимов преодолевали более традиционными способами: обработкой маршрута, установкой перил, перемещением всей группы с рюкзаками по перилам. Всего насчитали 12 прижимов. В первый день прошли всего 500 метров берега из общей длины в 3,5 км. И хотя светлого времени еще оставалось много, но не было уверенности, что за светло можно будет добраться до удобного места для ночлега.

Решили остановиться и отправили Анатолия Крылова с Ефимом Урицким вперед обработать маршрут и повесить все веревки в качестве перил. Обработчики маршрута исчезли за ближайшей скалой и так увлеклись своей работой, что не заметили, как стемнело. Возвращаться по скалам в темноте было рискованно и им пришлось всю ночь сидеть на скале и прилагать усилия, чтобы не замерзнуть, а другим пришлось всю ночь волноваться в догадках о случившемся.

К всеобщей радости с рассветом разведчики вернулись в лагерь прежде, чем группа начала спасательные работы.

Даже простое перечисление прижимов и их основных данных дает представление о сложности маршрута:

- маятник 4 метра, тщательная страховка;
- 40 метров перил по скалам на высоте 2 - 3 метра;
- полочка 60 м. на высоте 30 м.;
- полочка 30 м. на высоте 18 м. под нависающей скалой;
- отвес длиной 90 - 100 м. на высоте 70 м.;
- ступеньки высотой 3 м. у воды;
- нависающий над водой нос высотой 25 м.;
- осыпные скалы длиной 80 м. на высоте 5 м.;
- полочка Суходольского на высоте 60 м.;
- скально - осыпной мыс высотой 6 м.;
- стена длиной 100 м. и высотой 50 м.;
- скальный нос высотой 10 м.

Ситуация осложнилась тем, что начала портиться погода. Каждый день после обеда шел дождь. Во второй день пути вдоль берега озера дождь застал группу на разрушенных скалах, которые были не слишком сложными и группа шла по ним в связках с одновременной страховкой. Однако, налетевший холодный ливень мгновенно превратил сравнительно безопасные скалы в нечто скользкое и непредсказуемое под руками и под ногами. С большими трудностями и благодаря счастливой случайности удалось закончить проход очередного скального прижима без аварий.

К концу третьего дня пути вдоль берега группа, только что промокшая под воздействием очередного каприза Тянь-Шаньской погоды, остановилась перед очередным прижимом длиной метров 100 и высотой до неба. Голова наполняется невеселыми мыслями о превратностях судьбы путешественников. Моральные силы - на пределе, да и физических тоже не много. Как проходить очередной скальный отвес (прижим), - не ясно, а Южный Инылчек уже совсем близко, метрах в трехстах, и прямо тянет к себе, провоцирует на безумные поступки.

И тут Александр Дедов заметил, что ближайшие айсберги в озере Мерцбахера перестали плавать. Он сумел дотянуться ледорубом до айсберга и убедился, что тот неподвижен. По - видимому, айсберг сидел на дне. То ли его выкинуло на отмель порывистым ветром, то ли озеро обмелело.

Не долго думая, Александр одел кошки, привязался к страховочной веревке, прыгнул на айсберг и вылез на его вершину. Кажется, что айсберги осели на берег, заклинились друг за друга и по ним можно пройти, хотя и нет уверенности, что какая - нибудь из льдин не уплывет вместе с группой и не оторвет группу от берега. И Александр командует: всем одевать кошки.

Два часа группа прорывается по ледяным лабиринтам, прорубается через ледяные стенки, пробивается через нагромождения льда, преодолевает трещины между огромными обломками ледника Южный Инылчек. Наконец, уже в сумерках, все собираются на Южном Инылчеке, принимают поздравление командира с успешным преодолением правобережных скал озера Мерцбахера и становятся на ночлег на ближайшей морене.

Один вопрос беспокоит руководителя: от чего вдруг обмелело озеро, которое еще два дня назад было переполнено водой? Не начинается ли прорыв озера? Очень не хочется оказаться на леднике отрезанными на пару недель от берега долины потоком Северного Инылчека.

Утром Дедов, собирая рюкзак, обнаружил пропажу своего индивидуального репшнура. Перебрав в памяти события предыдущего дня, он вспомнил, что оставил репшнур и несколько крючьев на последнем мысу озера.

Не знаю, как поступили бы другие в подобной ситуации, но я точно махнул бы рукой на пропажу и попытался бы поскорее унести ноги из этого неспокойного места. Но Дедов есть Дедов. Это как Тарас Бульба. “Не хочу, чтобы и люлька досталась вражьим ляхам!”.

Он дает команду группе: собрать лагерь и идти в правобережный рантклюфт, где по аналогии с Северным Инылчеком дорога должна быть получше, чем на леднике. А сам бежит по обработанным вчера айсбергам к последнему мысу озера. Примерно через полтора часа после начала движения группы Александр уже догнал ее счастливый тем, что все забытое вчера уже при нем и он готов к любым новым неожиданностям в пути.

Весь день группа идет по рантклюфту Южного Инылчека, иногда превращающегося в береговые песчаные террасы. Кое где из подо льда вырываются потоки ручья, которые приходится обходить, подымаясь по склону, или по леднику. К вечеру группа подошла к очередному сужению рантклюфта, а дорогу преградило небольшое озеро размером с большую лужу, через которую тем не менее не пройти, так как слева у нее ледяная стена, а справа - скальная.

Надо было возвращаться назад до места, где можно с удобствами вылезти на ледник и по нему обойти препятствие. Но уже темнело и поэтому было решено становиться на ночлег. Поднялись метров на пятнадцать на песчаные наносы и поставили палатку. Вторую палатку поставили метра на два выше первой. Быстро поужинали и улеглись отдыхать, готовясь к последнему броску вдоль Инылчека на следующий день.

Ночью первая палатка проснулась от того, что в палатке стало сыро. Выглянув из палатки, путешественники обнаружили, что озеро ласково плещется у их ног, и береговая черта проходит через их палатку. Все в спешке выскочили из палатки и стали спасать вещи от намокания, выбрасывая их вверх по склону. От возникшего шума проснулась вторая палатка. Из нее вылезли остальные участники, увидали вчерашнюю лужу, превратившуюся в водоем размером 100 на 400 метров и стали помогать переносить первую палатку вверх.

Опять возник вопрос, не начинается ли прорыв озера Мерцбахера. А когда примерно через час после первой палатки вода подошла вплотную ко второй, всем стало ясно, что медлить и рассуждать о причинах подъема воды нельзя. Надо срочно эвакуироваться, а проще уносить ноги, пока живы.

До перемычки, сдерживавшей озеро и отделявшей его от нижней части рантклюфта оставалось метра три, которые вода при набранных темпах подъема могла преодолеть за полтора часа. Начался кросс по конечной морене ледника в максимальном темпе, на который были способны участники. К счастью за полтора часа все успели обойти по леднику озеро и перейти с языка ледника на более высокий, чем ледник, правый берег долины.

Еще через час группа уже свернула от Инылчека на право в долину Сарыджаза и Александр Дедов еще раз поздравил всех с успешным завершением рискованного мероприятия. Добраться дальше до населенных мест было уже делом техники и времени. Так закончился этот удивительный поход, в котором было с избытком всех возможных приключений: удач и невезения, срывов на переправе через протоку и счастливых случаев. В целом провидение хранило Александра от провала.

Конечно этот поход не был засчитан Александру. Конечно ему были определены какие - то наказания, я точно не знаю какие. Знаю, что ругали его за нарушения везде, где только можно, вплоть до газеты “Смена” - тогдашнего комсомольского рупора Ленинграда. Он не имел права брать с собой в поход вспомогательную группу. Он не имел права рисковать жизнью под камнепадными стенами, он на многое не имел законного права. Но дело в том, что законы составляются людьми, которые, как известно, иногда могут ошибаться.

Александр рисковал многим, не только своей спортивной карьерой, но и жизнью. Он сознательно шел на риск и заслуженно победил. Все участники этого похода считают его самым ярким эпизодом своей жизни.

В то время я еще не был знаком с Александром. Горы свели нас чуть позже - в 1975году, в нашей первой попытке разведать путь на пик Коммунизма. Он был такой же неутомимый и неугомонный. Когда у нас в группе рожистое воспаление свалило с ног Рудольфа Никанорова, и мы вдвоем с Александром побежали по леднику Фортамбек на поляну Сулоева, чтобы вызвать санавиацию для больного, Александр проявил всю присущую ему самоотверженность.

За полтора дня нашего кросса он позволил себе только один перерыв в движении, и то вынужденный. Ночью, когда стало совсем темно и не видно, куда ставить ногу, он решил остановиться и мы часа три или четыре подремали до первых признаков рассвета.

Пусть Александр не совершил выдающихся первовосхождений на неприступные вершины. Но даже одно только прохождение правого берега озера Мерцбахера достаточно для того, чтобы он вошел в историю сложных высотных путешествий ленинградцев. Он навсегда останется у нас в памяти как романтик горных маршрутов, как неутомимый искатель приключений, как пример для подражания.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100