Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Алтай >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Читайте на Mountain.RU статьи Николая Орлова:
Приключения русских в Италии
Мое погружение в высоту Пик Ленина, 2003г

Автор: Николай Орлов, г. Санкт-Петербург

 

 

 

Рассказ о горах Алтая, о нас и о людях, которых мы в этих горах встретили


Вид на Аккемскую стену с вершины Ак-Оюк (3860 м). Виден наш маршрут с перевала Делоне через пик Делоне на Восточную Белуху.

Классический маршрут подъема на Вост.Белуху проходит через пер.Делоне и закрыт пиком Делоне и в. Вост.Белуха. Мы по нему спускались.
Цифрами отмечено:
1. пер.Делоне
2. пик Делоне (4200 м)
3. Вост.Белуха (4506 м)
4. направление на Томские ночевки.
5. Зап.Белуха (4400 м)
6. направление на вершину Корона Алтая
Кулуар, ведущий прямо с ледника на Вост.Белуху - "Бутылка"
Ребро, начинающееся с центра ледника и ведущее на Корону Алтая - маршрут 4А.
Не ярко выраженное ребро на Аккемскую стену, расположенное под Зап.Белухой - маршрут 5А.
Снежно-ледовые склоны на Корону Алтая в самой правой части снимка - маршрут 4Б

Как может быть гребень крутым и вправо и влево и вверх и вниз? И как Вы прикажете на нем держаться, если он целиком состоит из такого ненадежного образования как снег? А как на нем страховаться, если кроме этого снега нет ничего, а на одну сторону гребня висят карнизы, так что даже по разные стороны этого гребня не встать тебе и твоему напарнику по связке? А ноги уже просто отваливаются от битья бесконечных ступеней. Как например Слава умудряется так это бочком “просачиваться” по склону, вытаптывая что-то такое на пол ступни? У меня так даже ноги вдоль склона не встают. Приходится за ним опять долбить такие же ступени лицом к склону, каждая ступень - со второго-третьего удара. Нет, следующим летом еду в низкие, теплые скальные горы, не сыпучие, но с хорошо расчлененным рельефом, чтобы закладки лежали железно, а не как здесь между двумя вмерзшими в снег камнями. И в легкой одежде с маленьким рюкзачком в скальных тапках по теплым скалам… Но это в следующем году, а сейчас здоровье кончилось совсем. Закапываю ледоруб поглубже и выпускаю вперед вторую нашу связку во главе с Мастером (машина для преодоления неудобного для передвижения горного рельефа).

Идея. Подготовка к воплощению идеи

А начиналось все так хорошо. Уже и не помню, кто высказал такую идею. А ведь мы никогда не были на Алтае, почему бы четырем благородным донам не посетить этот отдаленный горный район? Тут ведь ситуация такая - если не съездим, то никогда там и не окажемся.

Сказано – сделано. Начался подготовительный процесс. Он свелся в основном к тому, что мы изучили многочисленные описания из Интернета о восхождении на Белуху по классическому пути через ББС и приняли решение, что по этому пути мы пойдем только в самом крайнем случае, то есть в случае самой крайне плохой погоды. Случайно была найдена карта района, которую мы успешно потеряли в процессе интенсивной подготовки к путешествию.

Все рекомендации специалистов по данному району сводились примерно к следующему. Наши многочисленные друзья и знакомые немного с придыханием и плохо скрываемым восторгом утверждали, что там обалденные горы, самые красивые в мире, куча маршрутов, которые можно ходить туда-сюда. Только вот только они были там давно, и ничего не помнят, а описаний у них нет. Но на Аккемском озере есть “клевые” мужики – спасатели. Они Вас наверняка проконсультируют по всему району. Езжайте и ни о чем не волнуйтесь.

Можно было волноваться по поводу отсутствия описаний, можно было и не волноваться, но реально изучением района нам было просто некогда заняться.

Зато была продумана и успешно осуществлена многоходовая операция заезда и завоза багажа. Вариант поездки на поезде на Алтай был решительно отвергнут, потому что тогда вместо путешествия по горам у нас получилось бы путешествие в поезде из Петербурга в Барнаул или еще куда-нибудь в эти места. Вариант поездки на машине даже не рассматривался ввиду утопичности. Остался только самолет.

А при полете на самолете возникает ряд особенностей. Бесплатно перевозимый груз ограничен 20 кг. С газовыми баллонами во времена повальной борьбы с международным и местным терроризмом к самолету даже близко не подпускают. Можно конечно распихать по карманам 5-10 кг. железа, но с 20 кг. выше бесплатной нормы такой номер уже никак не пройдет. В наше время развитого капитализма деньги научились считать все, в том числе и работники авиакомпаний. Они уже много лет назад умеют отсекать подставку ноги под грузовую площадку весов, махинации с изменением веса ручной клади до и после взвешивания и другие подобные ухищрения.

Поэтому комбинация вырисовывалась следующая. Почти все продукты и значительную часть снаряжения мы отправляем поездом (багажом) в новосибирский филиал конторы, в которой работаем мы с Севкой. Там эти неведомы нам люди получают на вокзале отвозят наш груз другим неведомым нам людям из турфирмы братьев Говор, которая подрядилась нас вести из Новосибирска в Тюнгур. Причем они должны из общего груза вычленить коробку с пустыми газовыми баллонами и передать ее местному новосибирскому умельцу – Виктору Савину, который обещал их заправить и присовокупить к остальному нашему грузу, который должен нас ждать в конторе братьев Говор. Все это происходило под акомпонемент сообщений, на разных outdoor adventures сайтах, что экспедиция “Русский путь – стены мира” на Латок как раз не может стартовать из-за того, что их газ где-то безнадежно застрял. Какая-то судьба ждет наш газ, где застрянет он?

Огромное спасибо всем, кто был задействован в этой сложной многоходовой комбинации. На наше удивление после интенсивной переписки по мейлу и совсем небольшого числа звонков в Новосибирск все срослось вовремя и в нужном месте.

Заезды и подходы

И вот торжественный момент настал. Мы выгружаемся из безразмерных недр ИЛ-86 в аэропорту Новосибирска. Да, наверное, пора сообщить – кто такие мы. Нас четверо. Самый старший и умудренный опытом Слава. Я с ним познакомился страшно подумать сколько лет назад и прошел под его руководством вершины Лялвер и Гестола в Безенги и перевал с символическим названием – Оставшихся дома. После прохождения этого перевала дома почему-то оставаться все равно не люблю и иду в очередной раз в горы под руководством Славы. До начала путешествия Славино руководство заключалось в том, что он, улетая в очередную командировку куда-нибудь в Воркуту, раздавал распоряжения, кто и что должен сделать в его отсутствие. Слава бывает в командировках всюду, где есть шахты. Он в них устанавливает и испытывает какие-то мудреные электронные приборы, то есть умудряется работать инженером в НИИ в наше глубоко коммерциализированное время. С Ильюхой (Мастером) и Севкой я познакомился тоже страшно подумать сколько лет назад. Только разница в том, что они начинали путешествовать в горах под моим руководством. С тех пор мы в горы попадали вместе несчетное число раз. Мастер работает директором небольшой сушечной фабрики. Поэтому у нас есть с собой огромный пакет сушек. Кстати весьма и весьма вкусные сушки, всем рекомендую, даже зубы о них ломаются очень и очень редко. Торговая марка - Балтийские. Севка имеет счастье или же наоборот несчастье работать под моим руководством. Уважаемые читатели, смейтесь пожалуйста не слишком громко, мы с Севкой журналисты. И хотя мы любим почитывать издания типа “Вертикальный мир” и “Экс”, но к экстремальным видам спорта наше издательство отношения не имеет.

Так вот, я лично повидал за свою жизнь не один десяток аэропортов в пределах нашего бывшего общего отечества и за его пределами, но такого оригинального зала прибытия пассажиров не видел еще нигде. Автобус, в который мы загрузились, выйдя из самолета, лихо подрулил к самой травиальной дыре в заборе. И все пассажиры вышли на улицу через эту самую дыру. А мы направились вслед за ними, волоча наши рюкзаки. В Новосибирске часов семь утра, у нас в Питере все маленькие мальчики и девочки тихо мирно посапывают в своих кроватках, а мы в такую рань через какую-то дыру в заборе… Как ни странно за забором нас ожидает заказанный у братьев Говор трансфер из аэропорта до их конторы. Нас встречают две симпатичные дамы (такими я всегда представлял себе коренных сибирячек) – одна по-старше, другая по-моложе. В дальнейшем выясняется, что они супруга и дочка одного из братьев Говор. После решения каких-то мелких организационных вопросов (потерялись несколько иностранцев, которых они тоже встречают), мы едем в город на машине и обсуждаем теорию и практику эксплуатации автомобильного транспорта на российских просторах.

Контора братьев Говор напоминает то ли цыганский табор, который готовится к переселению в места, где легче красть лошадей и гадать по руке, то ли лагерь русских войск перед битвой на Куликовом поле, которые утром “с бодуна” собираются на нелегкий ратный труд. В конторе к отъезду готовится несколько групп туристов – клиентов этой фирмы. Офис представляет собой несколько комнат в обычном блочном пятиэтажном жилом доме, которые под самый потолок завалены разнообразным снаряжением для путешествий по пешеходным, горным и водным маршрутам. По середине за столами сидят какие-то очень занятые люди и выписывают другим бестолково толкающимся в этих комнатах людям какие-то бумаги. Славка с Мастером вливаются в общий процесс бестолкового толкания для того чтобы разыскать наш груз и расплатиться за услуги, а мы с Севкой изучаем сорта местного пива и караулим рюкзаки на улице. Совершенно очевидно что в обстановке всеобщей занятости разными важными делами мы придаемся откровенному безделью, поэтому к нам тут же подбегает озабоченная организационными проблемами молоденькая рыженькая девчонка и спрашивает, получили ли мы спальники? Сделав добрый глоток пива, мы пытаемся сформулировать, что вообще-то спальники у нас есть, но если очень надо, то мы получим еще. Не дослушав ответ, девчонка убегает дальше решать свои организационные проблемы.

В процессе сборов в офисе братьев Говор нам удалось купить карту района Белухи, точно такую же, как мы потеряли некоторое время назад. К стати, в качестве составителя в ней значится один из братьев.

Вообще-то фирма братьев Говор нам очень понравилась. Из кожи вон с услужливостью не лезут, зато все что обещали - сделали и ровно за обговоренные заранее деньги, что в наши времена большая редкость. Причем все стоило раза в два дешевле, чем у нашей питерской фирмы “Ленальптурс” аналогичного профиля. Всем рекомендую пользоваться услугами братьев Говор.

Так или иначе, а через двадцать с лишним часов езды и еще одну бессонную ночь (первая бессонная ночь прошла в аэропорту и в самолете) мы выгружаемся в поселке Тюнгур. Это уже республика Горный Алтай – один из 86 субъектов Российской Федерации. Сразу же образовались алтайцы, которые готовы по 300 руб. (на момент описываемых событий американский доллар стоил около 29 руб.) за лошадиный день подбросить часть нашего груза на Аккемское озеро. Туда идти два дня, значит, казалось бы, нужно заплатить 600 руб. Ан нет. К лошади прилагается погонщик лошади, который в свою очередь также едет на другой лошади. В результате надо платить за две лошади. На одной едут наши вещи, на другой – погонщик. Итого – 1200 руб.

Этот факт нас не слишком расстроил, все-таки мы в отпуске и приехали деньги тратить так сказать “на развлечения”.

Вес груза, который перемещает лошадь, равен примерно весу человека, то есть в районе 80 кг. При попытках подгрузить лошади еще что-нибудь хозяин животного пускается в долгие пространные разговоры о тяготах предстоящего пути, тяжелом состоянии здоровья животного, о том, как оно может устать, получить травму на опасной горной тропе или даже погибнуть! Что при этом может стать с нами, его совершенно не волнует, а волнует преимущественно наша платежеспособность и всякие дополнительные условия договора, рассматривающие форс-мажорные обстоятельства (например, сколько надо будет доплатить, если мы не дойдем до озера за два дня).


Это я - Николай Орлов на фоне Белухи

Вышли часов в 12 дня, рюкзаки оказались килограмм по 25 – вполне перемещабельные. В этот же день преодолели лесистый перевал Кузуяк и оказались в долине реки Аккем. Весь следующий день - пашем по тропе на Аккемское озеро. Вполне решаемая задача для людей со средними физическими возможностями, измученными городской жизнью и офисной работой. Знаменитая Аккемская тропа по отзывам старожилов на удивление сухая и проходимая. На озере мы оказались часов в семь вечера. С озера видно Аккемскую стену и Западную Белуху.

Куда пойдем? Витязи на распутье

Следующий день – рекогносцировка. Утро началось с похода к спасателям за информацией по маршрутам. Среди спасателей оказался только один человек, который производил впечатление знатока местных маршрутов - Леха. Более неразговорчивого человека, чем Леха я еще никогда в своей жизни не встречал. Хотелось сходить в лагерь за пасатижами, чтобы помогать словам натужно вылезать из лехиных недр. Разговор строился примерно так. Где тут ходят? А везде. А тут ходят? Ходят. А тут? И тут ходят. А как там? Нормально. А по-подробнее? А вот почитайте описания.

Описания были лаконичны под стать самому Лехе. Так например из одного описания мы узнали, что в 1933 году группа Виталия Абалакова сходила на Белуху траверсом через пик Делоне. Этот маршрут нас интересовал, как один из вероятных маршрутов подъема на Белуху. Так вот гребень там узкий и снежный, на сторону ледника Менсу висят карнизы, на гребне есть жандармы, часть из которых обходятся слева, часть справа, а часть идется прямо в лоб. Один, самый выдающийся жандарм группа Абалакова обходила с рубкой ступеней на ледовом склоне. И все. Какой длины гребень, сколько ходили, где ночевки – не известно. В том же духе и все остальные описания. Короче, все наши восхождения в районе Белухи можно считать первопрохождениями.

Под вечер решили сходить на рекогнасцировку в долину небольшой речки, впадающей в Аккемское озеро прямо рядом с нашим лагерем. По многочисленным интернетовским описаниям и отзывам наших знакомых именно здесь все и делают одно-два акклиматизационных восхождения перед Белухой.

Легким и упругим шагом мы стали карабкаться вверх по тропке среди корявого лесочка а затем по лугам, заросшим стланником, к небольшому скальному возвышению посредине долинки. В догонку нам неслись крики аборигенов, проживающих на той же поляне, что и мы – Там дров нееееет! Почему-то все проживающие на поляне готовили исключительно на дровах, искать которые надо было в окрестностях по несколько часов. Мы со своими газовыми баллонами и отсутствием забот по дровозаготовке выглядели немного вызывающе.

Залезли на пупырек – и впрямь, дров там нет совсем. Зато неплохо видно окружающие горки. Выбрали из них две самые доступные и потому популярные. В компенсацию решили подниматься по непопулярным маршрутам, а спускаться по популярным. На пик Броня мы идем по длинному скальному северному гребню 2Б, начинающемуся почти-что у наших палаток, а спускаемся по популярному 1Б. На пик Ак-Оюк (как-то подозрительно напоминает слово “каюк”) мы идем по снежно-ледовому северному склону 3Б, а спускаемся по популярному гребню 2Б в сторону лагеря.

Броня крепка…

День рекогносцировок был вызывающе солнечным, а вот утро штурма пика Броня выдалось ветреным и пасмурным. Не надо было быть метеорологом, чтобы сделать предсказание – в течение дня местами и временами дожди. Я пытался протестовать против хождения по мокрым скалам, хотел развернуть коллектив потоптать снег под дождем на Ак-Оюк по традиционному гребневому маршруту 2Б. Однако Слава был непреклонен, апеллируя к своему жизненному опыту и опыту восхождений в горах. В результате мы идем на Броню. Некоторое время мучаюсь выбором что одеть – пластиковую “Скарпу” или трекинговую “Трезету”. Муки выбора всегда самые тяжелые. Хорошо, что они прервались в связи с необходимостью срочного выхода. Знакомая тропа в зарослях, вылезание по бесконечным сыпухам и разрухам на гребень. Гребень весь сложен из огромных камней, по которым можно вобщем-то идти без страховки, что мы и делаем. Дождь почему-то все не начинается.

Начался он, когда мы подошли к первому месту, где захотелось связаться и достать закладки. В связи с начинающимся дождем в качестве первого выбирают меня, как “самого крутого” среди нас скалолаза (в течение года я ходил в зал со скалолазным стендом, а летом ездил на скалы). Как только я обвязываюсь и начинаю лезть, дождь превращается в небольшой, но яркий ливень. Вылезаю и заряд проходит. Таких зарядов, изрядно нас промочивших, за день было штуки четыре-пять.

На Броню забрались без приключений. Технически сложных мест на гребне фактически нет за исключением одного очень красивого дюльфера прямо-таки по скальной стене. На горе были часа в два-три дня. Уж больно длинный гребень – по карте километра полтора.

Спуск прошел также без приключений за исключением необычайно скользких и мокрых камней, поросших каким-то местным лишайником. Этот самый мокрый лишайник создавал эффект “коровы на льду”. Небольшой ледничок, морены, альпийские луга, заросшие каким-то стланником, знакомая уже тропа и часов в семь вечера мы вваливаемся в наш палаточный лагерь, наполненный многочисленной туристской братией. Наш финиш происходит в “австрийском” стиле с интервалом прибытия минут в пять. Обитатели лагеря смотрят на нас и на наши пластиковые ботинки с нескрываемым уважением. Немножко позволяю себе понежится в лучах славы и всеобщего внимания.

Один из обитателей поляны ставит нас в тупик следующим вопросом. А не жалко ли нам снашивать за зря здесь пластик? Задав этот вопрос, любопытствующий скромно отходит, а мы остаемся придаваться размышлениям о том, где же еще нам снашивать пластиковые ботинки, кроме как в горах. В связи с этим, когда я первый раз достал свежекупленный скальный молоток и решил использовать его по назначению, коллеги тут же у меня осведомились, не жалко ли мне его поцарапать.

Продолжаем активную акклиматизацию

По 3Б на Ак-Оюк прямо с поляны решаем не идти, а с вечера подходим под маршрут с палаткой. Идем по траве, поэтому фонариков я не надеваю, а зря. Веселенький вечерний дождичек больше напоминающий ливень очень быстро наполняет водой пластиковые ботинки, стекающей с непромокаемой штормовки по штанам. А с утра ходить по снегам. Засыпаю с тяжелыми мыслями о том, как завтра будут мерзнуть ноги в насквозь мокрых внутренних ботинках.

К сожалению, с утра ноги совсем не мерзли, так как вечерний дождь распространился на весь следующий день. Для пули использовались самодельные карты, изготовленные сразу после завтрака из подручных материалов. Коллектив творчески подошел к изображению дам и валетов всех мастей. Я выиграл у Севки два ящика пива в результате его “семи без трех” и “трех взяток на мизере”. Он обещал отдавать пиво частями, так как опасался за мое здоровье.

Следующее утро встретило нас сияющим небосводом. Быстро-быстро бежим под маршрут, носящий грозное название “по северной стене”. Он начинается обходом небольшого ледопада по сыпухам и разрушенным скалам, затем по снежным полям с лавинными выносами. Хорошо, что почти весь снег сошел, не надо топтать ступени. Один ледовый лобик очистился до голого льда. С достоинством лезу на него на передних зубьях. Дыхание почему-то имеет серьезную тенденцию срываться, а сердечко учащенно прыгает и “готово к вершине бежать из груди”. Под последним вершинным взлетом снег становится не на шутку глубоким, пресекая все наши попытки докопаться до льда и закрутить бур. Чувствуем себя очень неуютно на крутом склоне, прямо-таки набухшем снегом. Здесь, к сожалению, еще ничего не сошло и висит слоем метра в полтора.


Сева вылезает на вершину Ок-Аюк

Отчасти потому, что не хотим траверсировать крутой снежный склон, а от части из любви к эстетике выбираем путь прямо на вершину. Хотя можно было бы взять немного правее и выйти на предвершинный гребень в более низкой точке.

Топтание ступеней меня быстро выматывает и я выпускаю вперед Славу. Он то и штурмует предвершинный взлет. Последние несколько метров весьма крутые – что-то типа снежного карниза. Слава разгребает ледорубом снег и втыкает в обнажившийся лед фифы. Все остальные вслед за ним 10-15 метров проходят по перилам. Солнце светит ярко, но на вершине сквозит ветерок и весьма приличный “дубак”.

Спусковой гребень начинается совсем рядом – метрах в 20 от выхода на вершину. Тем не менее карнизик там все равно присутствует. Решаем спускаться по веревке. На чем же ее закрепить для спуска последнего? Закапываем глубоко в снег большой камень, обвязанный куском стропы. Петельку от стропы выпускаем за перегиб и с этой конструкции дюльферяем. Дальше идем ногами. Сколько же здесь снега! Как нам повезло, что мы идем здесь вниз, а не вверх. Проваливаемся фактически “по развилку”. С учетом того, что некоторые участки весьма крутые и идти приходится в основном попеременно, спуск проходит до обидного медленно. Кажется вот она травка, можно уже ее потрогать руками. Руки тянутся, тянутся к травке, растущей уже на ровном месте, но снежные путы вяжут ноги, кошки забиваются, превращаясь в лыжи.

Спускаемся к палатке часов в восемь, успеваем попить чайку, собрать палатку и уже в темноте спуститься к озеру. Вечером, воспользовавшись трудами собирателей дров, душевно устраиваем посиделки у костра с распеванием песен. Можно смело расслабиться, так как завтра день отдыха и баня.

Баня в горах – это одно из новых ощущений от алтайских гор. На Аккемском озере есть даже не одна, а две или три бани. Ни в какое сравнение с душем в где-нибудь в альплагере на Кавказе не идет, хотя и душ тоже неплохо. Откуда же коренным жителям Кавказа знать про баню? Вот в Сибири совсем другое дело.

Выбираем маршрут

Утром отправляемся за очередной консультацией к спасателям. Леха-молчун куда-то делся, вместо него сегодня Игорь, который только-что спустился с Томских ночевок со соженными солнцем глазами. Поэтому он смотрит на нас только через зеркальные темные очки даже в помещении. Зато он намного более словоохотлив.

Вырисовывается три возможных варианта подъема на Белуху в диапазоне 4А-4Б, чего нам собственно и хочется. Первый самый известный нам – по “Бутылке”. Это довольно узкий и крутой снежно-ледовый склон, зажатый между ледовыми сбросами. Если при выходе из “горлышка Бутылки” (узкий проход между этими самыми ледовыми сбросами) продолжать рубиться прямо вверх на Восточную Белуху, то это 5А. Видно, что нам за день не успеть - это километра полтора склона по длине, а ночевать там негде. Поэтому выбираем вариант 4Б – сразу после прохождения “горлышка Бутылки” свернуть на право и траверсом с небольшим набором высоты выйти на плато между Вост. и Зап. Белухой. Правда Игорь отговаривает нас от “Бутылки”, так как по его словам там очень много снега. Есть серьезные шансы вместе с этим снегом съехать к началу подъема.

От второго варианта – траверса через пик Делоне, он тоже отговаривает. С его точки зрения на этом гребне слишком много снежных карнизов, которые представляют серьезную опасность.

Игорь рекомендует острый скальный гребень в правой части Аккемской стены, ведущий к вершине Корона Алтая. Он выводит на плато под эту вершину. Можно сходить и на Корону Алтая а затем, пересекая плато, на Зап.Белуху. При достаточном запасе здоровья, времени и продуктов можно двинуть дальше в сторону Вост.Белухи и спуститься по классическому пути через ББС. А можно на Вост.Белуху не ходить и спуститься обратно по тому же гребню. По большому счету нам то все равно на какую Белуху лезть – Западную или Восточную.

Не долго придаваясь теоретическим размышлениям мы решили, что утро вечера мудренее, и маршрут мы выберем на Томских ночевках после визуального обследования вариантов с близкого расстояния. Игорь назначает нам контрольный срок возвращения на Аккемское озеро.

Тепло прощаемся с нашими соседями – инструкторами фирмы братьев Говор, с которыми мы с удовольствием общались в течение этих нескольких дней проживания на озере. Двое Андреев водят в VIP-тур пару австрийцев. Сервис просто фантастический. “Вот ду йу префер фо ланч тудэй?”- слышим мы по утрам. Всего за каких-то двести баксов дней десять двое здоровых мужиков носят за тебя вещи, ставят палатку, собирают дрова, готовят еду и вообще всячески обхаживают. Почему наш завхоз Сева не задает нам таких вопросов по утрам. Может быть надо ему тоже немного приплачивать?

Оля - та самая девчонка, которая предлагала нам затариться спальниками перед началом путешествия. Она тоже работает инструктором у Говоров, хотя ей, как оказалось, еще целый год учиться в школе. Но какую-то школу инструкторов она уже закончила и вместе с напарницей, которая ее немного постарше, легко управляется с группой из вполне взрослых российских туристов человек в пятнадцать.

На Томские ночевки. Опять выбор маршрута

Выходим следующим утром под ласковыми лучами теплого алтайского солнышка. Переправляемся в брод через Аккем и через некоторое время подходим к Аккемскому леднику. Тут алтайское солнышко скрывается за облачками, налетают порывы пронизывающего ветра, за которыми следует получасовой дождевой заряд. Мы пересиживаем его под большим куском полиэтилена. Дальше движение вверх по леднику происходит в таком духе. Пол часа идем, пол часа пережидаем дождь под полиэтиленом, и опять пол часа идем, пол часа пережидаем. Зато остаемся сухими и есть возможность под шум дождя вести светские беседы. Мы подошли где-то уже к середине мероприятия, поэтому в светских беседах тема “о бабах” целиком вытеснена темой “о еде”. Мы подробно обсуждаем ресторанное обслуживание в различных заведениях родного Питера, потом мысленно перемещаемся в Москву, потом в Лондон и Париж, потом разговор заходит о китайской кухне. В целом мы сходимся во мнении, что везде есть места, где неплохо кормят. К сожалению, нам сейчас не туда, где неплохо кормят, а вверх по леднику. Поэтому, взвалив на себя рюкзаки, тащимся вверх. Надо успеть проскочить побольше до следующего дождевого заряда. В таком рваном темпе добираемся к Томским ночевкам только часам к семи вечера.

Следующий день решено посвятить выбору маршрута и подготовке к восхождению. Поэтому спокойно ложимся спать не думая о раннем выходе. Ночью сильный ветер с дождем изрядно потрепали всех соседей. Наша палатка Space 2 Exploer питерской фирмы Hobbit показала себя идеально. Не промокает и на ветру стоит нешелохнувшись. Я так понимаю, что мы ночью мирно спали, пока все население боролось вокруг с разгулявшейся стихией.

С утра природа вокруг выглядит мрачновато, но затем темные облака уносит и цирк Аккемской стены стоит залитый ярким солнечным светом. Да, пожалуй, спасатель Игорь был прав. На “Бутылку” соваться не стоит, уж слишком много там висит снега. А жаль, в городе мы планировали этот маршрут, притащили сюда кучу ледобуров, фифы, крюконоги.

Скальное ребро на Корону Алтая мы также отвергаем. После того как туда залез, оказываешься заложником погоды. Стоит погода – спустишься обратно по этому ребру, нет погоды – зависнешь на плато. Более простого спуска на север в долину Аккема оттуда нет. В идею осуществления траверса через обе вершины Белухи – восточную и западную со спуском через ББС и пер. Делоне также верится с трудом. У нас буквально один-два запасных дня на отсидку в непогоду. Для траверса, с учетом местной крайне неустойчивой погоды, очевидным образом надо больше. Да и идея тропежки снега по бескрайним снежным полям, покрывающим плато на верху Аккемской стены, тоже мало вдохновляет. Значит, не нужны и скальные туфли, которые я запер на Томские ночевки, а до этого перемещал по Аккемской тропе. Этот скальный гребень пожалуй единственное место, где они могли бы пригодиться. Все остальное, где могут понадобиться скальные туфли - пятерочные и шестерочные скальные стены, а все что попроще засыпано обильными алтайскими снегами.

Итак, мы остановились на траверсе через пик Делоне. Это тот самый маршрут, который впервые прошла группа Абалакова в 1933 году. Снизу он выглядит весьма мирно. Гребень ровный, без провалов, взлетов, крупных жандармов. Есть два варианта выхода на него. Один традиционный – через перевал Делоне. Поднимаешься на перевал, от которого собственно говоря и начинается гребень на пик Делоне и дальше на Вост.Белуху. Второй вариант насоветовал нам Игорь. От основного гребня в сторону Томских ночевок отходит короткий скальный контрофорс. По нему он советовал начать подъем. По уверениям Игоря так получается быстрее, так как при этом обходятся несколько неприятных жандармов на основном гребне. Маршрут начинается метрах в 200 от ночевок, далее по небольшому осыпному кулуару, затем несколько скальных стеночек, небольшой траверс по почти пологому скальному гребню и выход по снежному склону на основной гребень, ведущий к пику Делоне. Мы долго рассматривали данный вариант подъема в подзорную трубу с ночевок (трубу одолжили у соседей), сходили вверх по леднику посмотреть на подъем на перевал Делоне и на этот контрофорс в профиль. В результате Слава принял решение идти по традиционному пути через перевал. Может быть при однодневном маршруте, включающем только подъем на пик Делоне и спуск в этот же день, вариант Игоря будет и побыстрее. Но у нас с собой бивуачное снаряжение и продукты дней на пять. По скалам мы с этим барахлом полезем медленно. Где налегке можно проскочить с попеременной или даже одновременной страховкой, нам, наверное, придется вешать перила.

Борьба за снижение веса рюкзаков

Как следствие, в нашем небольшом коллективе возникло обсуждение, направленное на снижение веса рюкзаков. Без колебаний оставляем здоровую френду на четверть кило (тем более что она у нас всего одна), два скальных молотка, почти все скальные крючья, запасную веревку.

Когда завхоз Сева несмело предложил не брать с собой тяжелые банки тушенки, то ему было отказано в резкой форме с указанием не замахиваться на святое.

С трудом отбиваюсь от экстримизма Славы и Мастера, которые предлагают взять только два спальника на четверых. По их идее крайние в палатке будут спать в спальниках, а двое в центре заварачиваться каждый в две пуховки. Слава ссылается на свой опыт восхождения на пик Коммунизма под руководством Валентина Божукова, который по впечатлениям Славы не берет с собой на гору фактически ничего, кроме того, что на нем одето при выходе. В ответ приходится использовать что-то типа права вето. Спальники мне удалось отстоять.

Зато не удалось отстоять по паре лишних карабинов на человека. Два современных алюминиевых карабина весят в сумме около 100 гр., а как неудобно было потом иногда на маршруте. В ответ сторонники снижения веса рассказали о суровых мужиках, которые не берут с собой посуду, а выдавливают ямку в снегу, кладут в нее полиэтилен, вываливают в получившееся сооружение пайку каши и оттуда хлебают. Получается экономия на весе миски. Хорошо, что все-таки миски мы с собой берем.

На штурм

Выходим утром в предрассветных сумерках. До начала подъема на перевал добегаем минут за 20-25. Снижение стартового веса благотворно сказалось на двигательные способности организма. Под взлетом обвязываемся.


Сева на маршруте

Фактически одновременно с нами от Томских ночевок выходят еще трое ребят. Их руководитель измучен сомнениями. Он изучает хитросплетение перистых облаков на голубом небе и гадает – испортится погода или нет. У нас после более чем недельного пребывания в районе таких сомнений нет. Рано или поздно погода обязательно испортится. А пока не испортилась надо быстро-быстро идти.

Снег на перевальном взлете смерзшийся, от предыдущих групп остались приличные ступени. Поэтому залезаем на перевальный взлет в связках с одновременной страховкой примерно минут за сорок. Ребята внизу совершают ритуальные телодвижения – то начнут подниматься, то вернутся обратно. Видно сомнения продолжают терзать их руководителя.

Дальше нам вправо вверх по гребню. Он фактически весь просматривается до вершины пика Делоне с одноименного перевала. С виду совсем не страшный. Бодро начинаем подъем. Снежные карнизы в сторону ледника Менсу действительно есть, но не слишком большие и не слишком много. Их легко обойти траверсом по противоположному склону. Жандармов много, но они достаточно простые и изрядно засыпанные снегом. Местами выступает ледок, пару раз даже пришлось полазить на передних зубьях. Вообще из-за обилия снега приходится идти в кошках весь день. В целом гребень длинный, но относительно простой. Фактически везде мы шли с попеременной страховкой преимущественно через закладки, только в одном месте повесили метров 20 перил.


Ночевка на гребне пика Делоне

Тормознулись часов в пять вечера, когда дошли до места, где прорисовывалась площадка под палатку.


Строительство площадки под палатку

До вершины сегодня не дошли, но кажется что совсем немного. Минут сорок махания ледорубами и шикарная площадка готова. И вовремя. Из-за стены за это время натянуло всякой мрачной бяки и из нее посыпалась мелкая снежная крупа. Срочно ставим палатку и забираемся в нее. На всякий случай сквозь палатку пропускаем перильную веревку.

Следующим утром все присыпано слоем свежего снега, вокруг сплошное “молоко”, зарядами проходит снежная крупа. Теоретически идти можно, но уж очень не хочется. Плющим целый день в палатке и рассуждаем, что Абалаков с такими же “кремневыми” как и он мужиками наверняка в подобную погоду ломился бы вперед и вверх. А мы с Севкой и Славой опять пишем пулю. Мастер же обладает уникальными природными способностями дрыхнуть столько, сколько на это есть времени. Именно этому занятию он и придается весь день с перерывами на еду.


Слава и Мастер в палатке

Утро третьего дня нашего восхождения выглядит немногим лучше предыдущего. Первые метров 100-150 нашего подъема просматриваются, дальше все закрыто облаками. Но деваться нам уже некуда. Собираем лагерь и выходим.


На ночевке железо развесили на скале и за ночь его слегка присыпало снегом

Скальный гребень довольно быстро кончается и начинается снежный. За первым снежным взлетом следует второй, затем третий и так далее. Каждый следующий взлет прячется за небольшим перегибчиком и поворотом гребня. Через некоторое время начинает казаться, что ты всю жизнь так и жил, преодолевая один снежный взлет за другим. Хорошо хоть, что облака подрастянуло и временами проглядывает солнышко. Однако через некоторое время обращаешь внимание, что снежный склон начинает понемногу опускаться вниз. Следовательно, мы незаметно перевалили вершину пика Делоне. Как бы в отместку все вокруг срочно затягивает плотным туманом. Хорошо, что с гребня фактически некуда сворачивать и заблудиться невозможно. Через некоторое время поднимается неслабый ветерок, несущий жесткие колючие снежинки. По-другому такое природное явление называется пурга.

Толкового места для палатки все нет и нет и под аккомпанемент завывающего алтайского ветра мы спускаемся на седловину между пиком Делоне и Вост.Белухой. На спуске гребень скорее ледовый, чем снежный, но опять же не слишком сложный. Ледобурчики правда иногда приходится крутить и прощелкивать через них связочную веревку.


Ночевка на седле между пиком Делоне и Вост.Белухой

На седловине тоже плохо с местом для ночевки, но лезть вверх сегодня никакого смысла уже нет, хотя только четыре часа дня. Поэтому опять вооружаемся ледорубами и начинаем готовить место под палатку. Если в прошлый раз мы копали снег, то тут приходится рубить лед. Больше чем за час мы срубили около кубометра льда и забрались в палатку. Пурга закончилась, но все равно не видно вокруг ничего.

Белуха покорилась

Утро решительного штурма выдалось ясным и на удивление морозным. Веревки схватились намертво и оттаяли толком только когда мы уже вылезли на вершину. Характер подъема и чувства, которые я испытывал при его преодолении, описаны во вступлении к этому рассказу.

Подъем достаточно крутой, гребень местами очень острый, везде снег, надежную страховку никак не организовать. Я лично такой рельеф очень не люблю. Идешь, изучаешь линию падения твоей связки и думаешь – если мы упадем сейчас, то скорее всего зацепимся связочной веревкой вот за тот скальный выступ. А когда мы пройдем вперед всего несколько метров, то уже ни за что не зацепимся и долетим до Аккемского ледника, который расположен примерно на один километр ниже.

Вершина появилась внезапно. Мы увидели стоящих на ней людей. Нас они дожидаться не стали. Последний уходящий сообщил нам, что они откуда-то из Прибалтики и с ними еще один инструктор из Татарии.

Вылезли на Вост.Белуху мы часов в одиннадцать, на подъем от седла ушло часа четыре.

С погодой в этот день нам “проперло” сказачно. Видимость на вершине от горизонта до горизонта, греет солнышко, ветра нет совсем. На полную катушку пользуем всю нашу фото и видео технику. Мы таскаем с собой четыре фотоаппарата и видеокамеру на четверых. Это не смотря на все наши препирательства о снижении веса перед маршрутом.


Слава с фальшфеером на Белухе

Провели на вершине мы как мне кажется часа полтора. Подожгли фальшфеер, послушали колокол, висящий на старом деревянном ледорубе около тура, съели свою законную колбасу и курагу.


Мастер проводит видеосъемку в горах.

Вниз ведет широченный как дорога гребень, даже приятно по такому идти после карнизов и снежных ножей, по которым мы ходили с утра. Спускаемся до седловиники и там нагоняем прибалтов. Последним у них слезает Юра, который из Татарии. Он просит у нас сделать верхнюю страховку для спуска. Снизу его почему-то никто страховать не собирается, но это его совершенно не волнует. За то Юру очень волнует то, как долго мы копаемся – расчищаем место под ледобур, закручиваем его, распутываем веревку. Наконец с ледорубом в одной руке и молотком в другой Юра скрывается за перегибом. Метров через двадцать веревка запутывается опять. Вяло переругиваясь мы минут за пять ее распутываем, но оказывается что Юра уже от нее отстегнулся и куда-то улез.

Спускаюсь первым, делаю станцию на бурах и начинаю расчищать место для проушин. Группа прибалтов внизу смотрит на наш спуск с демонстрацией продергивания двойной веревки через проушину.

Вторая веревка оканчивается в глубоченном снегу. Сдергиваем веревку второй раз и спускаемся вниз пешком. Сказать, что мы утопаем в снегу – ничего не сказать. Мы в нем буквально плаваем. Скорее на ровную часть ледника, а не то не дай Бог съедем вместе со всеми этими накопившимися за зиму снегами.

Спуск по леднику до перевала ББС занимает немногим больше часа. На ББС раскинулся лагерь восходителей на Белуху по классическому маршруту. На снежном плато установлено 10-12 палаток. Здесь и сибиряки, и прибалты и еще непонятно кто. Кто-то сходил на гору сегодня, кто-то собирается завтра. В лагере царит теплая, дружеская обстановка. Последняя связка сегодняшних восходителей спускается часов в девять вечера.

Вниз, вниз, вниз …

Утро следующего дня встретило нас удивительно отвратительной погодой. Все небо плотно затянуто низкими серыми облаками, из которых не переставая моросит мелкий дождичек. В приличных горах на такой высоте по идее должен идти снег. Интересно, пошел ли кто-нибудь сегодня наверх? Нам к счастью сегодня туда не надо. Быстро собираем вещи и сворачиваем палатку. Разумеется, этот мокрый, холодный и противный ком синтетической ткани ношу я. Зато я счастливо избежал переноски веревок, которые потяжелели за счет пропитавшей их воды как минимум в два раза.

Выходим часов в восемь утра и часа через два, преодолев без всяких приключений верхнее плато ледника Менсу, опять оказываемся на знакомой нам седловине перевала Делоне. Дождь то ослабевает, то усиливается опять. Хорошо, что у меня хоть и старенькая, но все еще непромокаемая штормовка из “симпотекса” и непромокаемые штаны тоже из чего-то такого, но попроще. Мужикам хуже, они уже все серьезно промокли, особенно Слава. У него штормовка из какого-то обычного капрона типа ткани для хозяйственных авосек. Зато он пожалуй из нас самый неприхотливый и устойчивый к мелким неурядицам такого рода.

Со склона, куда мы так бодро забрались несколько дней назад, дождем и солнцем успешно удален весь снег. Пешочком уже не пойдешь. Дюльфера начинаем вешать со скал в правой части седловины. Первый дюльфер идет вдоль скал и оканчивается на удобном выступе. Я спускаюсь туда первым, вешаю петлю и изучаю дальнейший спуск. Вдоль скал продолжать спускаться совершенно не хочется. Рельеф представляет собой типичный камнесборник, куда будут попадать все смытые дождем с окрестных скал камни. Уходим левее на ледовый склон и снова демонстрируем технику продергивания спусковых веревок с проушин во льду. Вот тут бы и пригодилась нам третья запасная веревка. Но не таскать же было ее через весь траверс ради этих нескольких дюльферов.

Третий дюльфер заканчивается в нескольких метрах от края берга, после которого склон резко выполаживается. Обидно, не хватило совсем чуть-чуть. Вешаем четвертую веревку. Подхожу к краю берга. Высоковато. Делать нечего, выбираю побольше слабины и прыгаю в глубокий снег под нижним краем трещины. Прыгнул удачно – в трещину не попал, носом в снег не зарылся, в веревке не запутался. Мужики повторяют мой маневр не менее успешно.

На ровной части ледника с большим удовольствием снимаем надоевшие за последние несколько дней обвязки и кошки. Сказать, что мы основательно промокли – это ничего не сказать. Тормозуха отлично отжимает при дюльфере промокшую насквозь веревку на штаны и в рукава штормовки. После этого отжатая веревка ложится на склон, по которому текут весело журчащие ручейки, для того чтобы снова поднабрать холодненькой водички для штанов и других элементов гардероба следующего спускающегося.

С верху нас нагоняет группа из нескольких человек. Последний у них слезает лазанием. Это быстрее, чем продергивать веревки, но догнать на спуске они нас все равно не смогли. Мы то при этом все в четвером скапливаемся на одной станции, так как у нас всего две веревки. И только после продергивания я продолжал спуск, расчищал место под следующую станцию, крутил ледобуры, мы делали следующую проушину и т.д. Короче, этот факт немного потешил мое самолюбие. Если здоровье за последние годы заметно подрастерялось, то веревочки дергать мы не разучились.

Оказывается, что “пруха” иногда в жизни случается. На Томских ночевках никого нет, и хижина стоит абсолютно пустая. Как приятно раскидать мокрую одежду и снаряжение по большой сухой комнате, а не запихивать всю эту мокротень в маленькую низенькую палатку.

Через некоторое время в хижину вваливается спускавшаяся за нами команда. Трое ребят из Новокузнецка а четвертый – наш старый знакомый Юра. Теперь понятно кто у них спускался по льду с нижней страховкой.

Через некоторое время ребята уходят вниз. Они спешат, поэтому продолжают спуск до Аккемского озера сегодня не смотря на непрекращающийся дождь. Хорошо, что у нас остался один день в запасе. Сегодня можно никуда не ходить. А вдруг завтра погода будет получше?

Сквозь редкие разрывы в облаках удается рассмотреть мрачноватую панораму Аккемской стены. Снег с “Бутылки” сошел, по ней можно спокойно лезть. Ну да это уже как-нибудь в другой раз.

Случай на переправе

К сожалению, наши ожидания по поводу погоды абсолютно не оправдались. Утро ничем не отличается от вчерашнего дня. То же плотно затянутое облаками серое небо, тот же непрекращающийся моросящий дождь. Но деваться нам уже некуда, сегодня надо обязательно спуститься до озера.

Дорога вниз была бы ничем не примечательна кроме очередного намокания, если бы ни одно весьма примечательное событие. Мы уже спустились с ледника и шли вдоль правого берега Аккема по тропе и думали о том, как будем переправляться вброд через этот самый Аккем примерно метрах в 500 ниже. Хорошо, что там натянут металлический трос. Вдруг дорогу нам преградил вздувшийся от дождей бурлящий поток. По дороге на верх он выглядел небольшим ручейком и мы его перешли по камешкам не заметив. Теперь же не заметить его было просто невозможно. Так его раздуло в результате двух дней непрерывного дождя.

Слава, Мастер и я в растерянности остановились. А Севка не сбавляя скорости резко обошел нас на вираже и как корабль со стапеля врезался в поток. Сначала он погрузился в воду по колено, потом по пояс, а еще через несколько шагов по грудь. Мы как завороженные наблюдали борьбу с потоком. Потоку в этой борьбе тоже было тяжело. Севка при росте под 190 весит более 100 кг, плюс одежда, пластиковые ботинки, рюкзак и лыжные палки, которыми он усиленно упирался в дно. И вот когда до противоположного берега оставалось не более трех-четырех шагов, Севке пришлось выйти на водный простор из-под защиты торчащего посреди потока большого камня. Поток напряг последние усилия и отправил Севку в свободное плавание.

Оказалось, что инстинкт самосохранения у Севки выражен очень отчетливо. Судя по всему, он совершенно не собирался пересчитывать в стоящие в русле ручья бульники до основного потока Аккема, а затем сплавляться дальше до Аккемского озера. При одной этой мысли глядя на вздувшиеся воды становилось как-то не по себе. Совершенно очевидно, что шансов в борьбе со стихией у него при этом сплаве не было бы. Поэтому ему ничего не оставалось, как остановить свой сплав. И Севка ловко зацепился за торчащий по середине потока камень а через минуту другую привел себя в вертикальное положение.

Первый вышел из шокового состояния Мастер и бросился спасать Севку. Однако тут же вернулся обратно, так как понял, что имеет все шансы повторить его маневр. Мастер быстро раскидал рюкзак и мы провели успешные спасательные работы при помощи веревки. Севка так до сих пор и не может нам объяснить побудительных мотивов этого своего душевного порыва.

Из материальных потерь надо отметить две лыжные палки, оставшиеся где-то в потоке и ледоруб, который был привязан к рюкзаку, но в процессе борьбы со стихией также был утерян.

Сева был успешно спасен, пришел в себя, но проблема преодоления этого потока осталась. Идея преодоления его вброд была отвергнута без обсуждения. Осталось одно – как-то его обойти. Мы вернулись назад и чуть выше по течению перешли в брод Аккем на другой берег по широченному разливу, который еще называется Верхним Аккемским озером. Не смотря на то, что общая ширина разлива была никак не меньше ста метров, течение местами норовило сбить с ног. Поэтому была применена техник переправы стенкой. Мы все вчетвером выстраивались в ряд и клали руки друг другу на плечи. Такая конструкция вполне могла противостоять разбушевавшейся водной стихии.

Тот путь, который мы проделали по противоположному берегу Аккема (левому орографически) тропой можно назвать только в страшном сне. Путь до Аккемского озера (нижнего) длиной не более километра занял не меньше двух часов. Мы по полной программе налазились по огромным мокрым бульникам, надежно перекрывшим путь нашего отступления.

Домой

Однако, каждой дороге когда-то приходит конец. И мы появились абсолютно промокшие и изрядно уставшие в лагере спасателей на озере, откуда стартовали несколько дней назад. Излишне объяснять, что мы были готовы ночевать в домике фактически за любые деньги. Однако затянувшийся период непогоды самым плачевным образом повлиял на боевой дух спасателей МЧС. Молодые здоровые ребята пребывали в состоянии полной недееспособности и в ответ на наши просьбы вселить нас в какое-нибудь сухое помещение говорили, что все занято и решить что-то может только Игорь. После непродолжительных поисков Игорь, тот самый который консультировал нас по маршрутам перед выходом на Белуху, был обнаружен в одном из домиков в обществе подруги и в состоянии затянувшегося запоя. После непродолжительных переговоров он все-таки нас вспомнил и выделил “с барского плеча” каркас обтянутый тряпкой и полиэтиленом. Внутри было грязновато, но сухо. Явочным порядком мы заняли второй аналогичный пустующий каркас. Немного обсохнув и придя в себя, договариваемся с двумя алтайцами о том, что они повезут с утра часть нашего груза на лошади. Все-таки снаряжения у нас многовато, да и водой оно за последние дни пропиталось изрядно.

Солнечное утро обрадовало нас встречей со старым знакомым Юрой из Татарии и новыми открытиями в области различий между европейской и азиатской системой мировоззрений. К алтайцем, с которыми мы сговорились с вечера, я утром подошел еще раз. Они еще раз подтвердили свою готовность везти наш груз и поторопили со сборами. Но что-то мне не понравилось в выражениях их лиц. И не зря. К тому моменту, как мы были готовы, алтайцы исчезли – уехали вниз.

Какие-то их приятели с такими же раскосыми глазами и плоскими лицами объяснили этот поступок так – они типа вам ничего не должны. На что Севка заметил, что 600 руб., которые мы им обещали, для него лично являются заметной суммой и просто так он бы ей не бросался. Да, проникнуть в глубины азиатского менталитета не стоит даже пытаться, надо воспринимать все как есть.

Других желающих везти наш груз не нашлось и пришлось нам переть все на себе вниз. С учетом того, что у Славы разболелось колено и его пришлось немного разгрузить, у всех остальных мешки получились за 30 кг. Прошедшие в последние два дня дожди привели Аккемскую тропу именно в то состояние, которым нас неоднократно пугали сторожилы здешних мест. Тропа превратилась в канаву глубиной около полуметра, на половину заполненную жидкой грязью вперемешку с продуктами жизнедеятельности проходивших здесь лошадей. Десятки а может и сотни проходящих в день здесь людей все это основательно перемешивают ногами. Очень экстравагантно в такой обстановке выглядела итальянская туристка, распространяющая вокруг себя резкий косметический аромат, который, смешиваясь с другими окрестными ароматами, давал незабываемый обонятельный эффект.

В результате вниз по тропе мы шли на несколько часов дольше, чем этот же отрезок пути вверх с более легкими рюкзаками. А судя по карте на примерно 25-километровом пути вдоль речки Аккем перепад высоты около километра.

Две вещи скрасили наше безрадостное и изматывающее перемещение. В конце дня мы встретили очередную группу туристов, которую вела на верх наша знакомя Оля. Она напоила нас чаем и еще чем-то таким неосязаемым, что распространяется вокруг молодых симпатичных девушек. Я проникся уважением к тяжелому труду инструктора и так и не пришел к выводу о том, сколько же мне надо платить, чтобы я пошел по этой тропе во второй раз через пару дней после возвращения.

Вторым моментом, чуть-чуть скрасившим наш тяжелый быт были бесконечные альпинистские байки нашего знакомого Юры, который догнал нас где-то в середине дня, а вечером поставил свою палатку рядом с нашей. Свой многолетний альпинистский стаж он набрал в горах вокруг Алма-Аты, где прожил долгое время. Мы тоже побывали в этих местах лет шесть назад и у нас было что обсудить, сидя вечером под звездами в лесистой тихой горной алтайской долине под тихое шипение газовой горелки, шум ручейка и распитие горячительного напитка за успешное окончание нашего немного авантюрного мероприятия.

На следующее утро перевал Кузуяк был преодолен сравнительно легко и ближе к вечеру мы вошли в поселок Тюнгур и остановились у базы фирмы “Ленальптурс”. Местные работники этой фирмы еще больше усилили наше негативное отношение к данной компании. Мы честно им признались, что у нас есть договоренность о том, что местные мужики вывозят нас в Новосибирск собственным автотранспортом. Но если с этой договоренностью что-нибудь “не срастется”, то мы готовы воспользоваться услугами “Ленальптурса”. В ответ на это толстые и изрядно пьяные рожи широко растопыривали пальцы и безапеляционно заявляли, что это они тут занимаются перевозками пассажиров, а всех самозванцев они “типа” спустят в унитаз. И чтобы мы и думать не могли о каких-то там других договоренностях, кроме как с ними. При этом везти они нас обещали только до Бийска, хотя нам надо было в Новосибирск. А это примерно пол дороги до Новосибирска. В споры и конфликты мы не вступали, считая, что все само как-нибудь уладится и лучше бы без кровопролития.


Это мы после мероприятия в аэропорту Пулково в Питере. Слева направо - Слава, Мастер (Илья), Сева, Я

Прибывший на козлике точно в оговоренное две недели назад время местный житель Сергей произвел на меня солидное впечатление деревенского кулака, которого годами пыталась стереть с лица земли советская власть, да так и не смогла. Он как-то очень быстро и эффективно “перетер тему” с ленальптурсовцами и мы сели в его машину. И на этом наше путешествие можно считать успешно законченным.

Настало время подвести краткие итоги нашего путешествия. Констатирую, что основная наша задача – беглый осмотр района и восхождение на несколько вершин, в том числе и на Белуху, была выполнена успешно. “Бутылку” мы так и не сходили, но не слишком жалеем, так как пройденный нами маршрут на Вост.Белуху тоже был довольно интересный и зрелищный. Сказать, чтобы сердце опять безудержно рвалось в далекие Алтайские горы, я не могу. С точки зрения красоты гор, легкодоступности и привлекательности маршрутов, Алтай не имеет на мой взгляд никаких преимуществ перед тем же многократно посещаемым нами ранее Кавказом. А если вспомнить про мокрый алтайский климат, то с Кавказом он даже близко сравниться не может. В общем один раз в жизни посмотреть эти места конечно надо, но во второй раз в ближайшие годы я туда точно не поеду.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100