Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Памир >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Читайте на Mountain.RU:
Поход вслепую по Китаю, Андрей Лебедев, г. Москва
Конгур-2003, Валерий Шамало, г. СПб

Автор: Одоховский Вячеслав, г. Москва

 

 

 

Неизвестный Конгур
Экспедиция ФАиС г.Москвы 2002г. на пик Конгур-Таг (Кунь-Лунь)

Подход

 Все началось в далеком 1997 году, когда мы впятером в первый раз решились поехать в Китай. Объектом наших интересов тогда была Музтаг-Ата, хотя все взоры были обращены в сторону Конгура. Потом была первая попытка в 1998г. пощупать гору с юго-запада по пути первопроходцев – команды сэра Криса Бонингтона. Кстати, из той легендарной четверки великих альпинистов, распечатавших в 1981г. Конгур-Таг (7719 м), в живых остался только сам Бонингтон. В 2000-м году команда Турклуба МАИ под руководством Андрея Лебедева совершила уникальный поход вокруг Конгура, впервые отсняв южную и юго-восточную стену Конгура. Эти интереснейшие материалы еще ждут своих героев. Но, а пока, добывая по крупице информацию о Конгуре, тренируясь, копя деньги и надеясь на спонсоров, мы собирали команду и выбирали наш маршрут на эту загадочную гору. Собственно вариантов то для выбора особо не было. Или опять по Банингтону, или по новому пути с севера. Южный и восточный варианты первопрохождения на Конгур отпали из-за хронического недостатка времени (очень уж длинные подходы) и объективно более высокая сложность возможных маршрутов. После непродолжительных споров долгими зимними вечерами, взвесив все имевшиеся на тот момент за и против, мы выбрали вариант с севера.


Вид на массив Конгур с севера

Все что у нас было перед началом экспедиции – это одна фотография массива Конгур с севера и информация от наших польских друзей Marcin Pius и Tomasz Sowinski (Tomek), пытавшихся в 1999г. взойти на Конгур по северо-восточному гребню. Тем не менее, мы были полны оптимизма и целью экспедиции ставили восхождение на пик Конгур-Таг по новому маршруту с севера. Конечно же, мы рассчитывали на удачу, погоду, везение и то, что для нашей команды из 11 человек эта задача по плечу.

И вот настало 20 июля 2002г. Наша экспедиция улетает транзитом Москва-Бишкек-Ош. Аэропорт Домодедово. Суета у стойки регистрации нашего рейса на Бишкек. У нас около 800 кг на 11 человек при норме 30 кг на душу. Костюмы из WindBlock-а на весь спортивный состав “приехали” за несколько минут до окончания регистрации. Фотографии на фоне флага спонсора, провожающие друзья, близкие, знакомые. В общем как всегда – экспедиция началась. И хотя для более половины состава это уже второй и даже третий “китайский” поход за славой, многое в этой экспедиции было в первый раз. Впервые мы работаем с фирмой “Горы Азии” (директор С.Д. Дудашвили), обеспечивающей нам транзит по Киргизии до Китая и обратно. Впервые пересекаем границу с Китаем через вновь открытый в мае 2002г. пограничный пункт Иркештам. Впервые столь многочисленным составом едем в Китай в редко посещаемое ущелье.

По традиции выпили за взлет и аплодисментами благодарили летчиков за удачную посадку в “Манасе”. На следующий день приключения продолжились. Мало того, что из-за неспособности киргизов состыковать два рейса Москва-Бишкек и Бишкек-Ош мы почти сутки провели в Бишкеке, так оказалось, что до Оша летит самолет Як-40, который, конечно же, берет не 30 кг, как указано в билетах, а всего по 15 кг. Когда летчики проходили мимо нашей скромной кучки снаряжения, им стало плохо. Итог перепалки с пилотами и местными властями – летим двумя рейсами. Начались непредвиденные расходы. Как оказалось – это были еще цветочки. Ягодки наступили в Китае.

А пока мы в Оше. Оказалось, что этот старейший город Азии отмечает в этом году 3000-летие. На вопрос, откуда это известно последовал неожиданный ответ - результат углеродного анализа (с его-то точностью) раскопок в районе Сулейман-горы. Ну, захотелось видно какому-то большому начальнику устроить юбилей, значит, будет праздник. В Оше провели сутки. На базаре закупили часть продуктов для базового лагеря. В отличие от Бишкека, в Оше представители милиции русских и иностранцев на базаре не трогают, что очень нас порадовало. В ночь на 23 июля на вахтовке (КАМАЗ) выехали по Памирскому тракту в сторону границы. Ночевали перед перевалом Талдык, который на рассвете без каких-либо приключений перевалили. Далее дорога пересекает Алайскую долину и постепенно уходит с тракта влево в сторону заставы Иркештам. После примерно двух часов тряски в вахтовке мы добрались до “колючки” как раз ко времени открытия границы. Слева от нас еще с ночи выстроился караван киргизских трейлеров, вывозящих остатки уже черного металла в Китай. Эпопея с вывозом цветного металла в виде памятников завершена, теперь дело за малым – станины станков, трубы и т.д. При прохождении киргизской таможни попали на очередную новинку сезона. Старушка в белом халате, изображающая из себя медсестру или что-то в этом роде спросила у нас справки об отсутствии у нас СПИДа. Якобы без них нас не пустят в Китай. Была послана двумя врачами экспедиции по адресу. Заработать ей на нас не удалось, так что пришлось просто зарегистрировать нас в очередном журнале.

Пройдя без потерь киргизскую таможню, мы столкнулись с очередным проявлением суверенитета. От таможни до собственно границы на мосту осталось примерно 3 км, но главный киргизский пограничник сказал, что не выпустит нашу вахтовку, пока солдатик у моста не увидит встречающую нас китайскую машину. Как потом выяснилось, аналогичная ситуация сложилась и с противоположной стороны. В итоге, потеряв около двух часов на попытки убедить киргизов выпустить нас, принимаем кардинальное решение. Два гонца (Андрей Петров и я) налегке на попутных трейлерах пересекают границу и пытаются уже в Китае найти машины принимающей стороны. К моему удивлению китаец Саша сразу же узнал меня с Андреем, хотя минуло 5 лет со дня нашей последней встречи под Музтаг-Атой. Еще 1-1,5 часа поисков и ожиданий и на мосту началась перегрузка нашего барахла на китайский грузовик под чутким присмотром пограничников с двух сторон. Потерянные ранее часы привели к тому, что китайскую таможню проходили уже после обеда. И тут мы расслабились, за что и поплатились. Выборочная проверка последней коробки после «просветки» на таможенном терминале показала наличие в ней запрещенных с весны 2002г. к ввозу в Китай мясных продуктов. Так начались первые материальные потери. Так мы лишились всего общественного сала и части мясных высотных продуктов. Оценив эту потерю примерно в 40 кг и выпив с горя, мы продолжили путь по Китаю. Не доезжая примерно 40 км до Кашгара, мы попали в пробку. Один из киргизских трейлеров с прицепом сполз в кювет. Несколько часов китайцы пытались его вытащить. В конечном итоге им это удалось, и уже ночью мы добрались до нашей гостиницы в Кашгаре. С ужином мы пролетели, а заказанные Сашей шашлыки для нас после троекратного напоминания нам принесли уже к утру.


Памятник Мао в Кашгаре

Утром после легкого завтрака попытались поменять баксы на местные юани. В отличие от Киргизии, обменные операции в Китае, похоже, запрещены. Доллары можно поменять только в банках и то не во всех. К счастью, рядом с нашей гостиницей оказался Bank of China, где нам даже выдали официальные справки об обмене валюты (аналоги наших зеленых). Остаток времени до обеда был удачно потрачен на закупки недостающих вещей и продуктов для базового лагеря. Попытки найти в Кашгаре заменители отобранным на границе мясопродуктам и салу особым успехом не увенчались. Все что мы нашли в местных супермаркетах (курица, мясо, копченое сало) годилось в лучшем случае для базового лагеря или в дороге. Или очень острое, или невкусное.

Среди казусов этого дня следует отметить инцидент с Андреем Медведевым. Снимая на видео все интересное, что попадается под руку, он каким-то образом оказался около забора воинской части. Китайцу Саше пришлось приложить немало усилий, чтобы отбить Андрюху от неприятностей. После этого ему всеобщим “одобрямс” запретили на время, пока не уедем из Кашгара, доставать камеру.

После обеда (примерно в 15-00 по местному времени) мы покинули этот удивительный город, насчитывающий 2000-летнюю историю. Кашгар (старое название Каши) занимал одно из центральных мест великого шелкового пути. Пообедав в дороге, к вечеру мы благополучно добрались по заставы Гез. Быстро решив все формальности с пограничниками, переехав по мосту реку Гез, мы оказались на окраине поселка Шан Гез. Поляна, на которой мы разгрузились, была тут же окружена любопытными местными жителями, в основном киргизами. Казалось, что весь поселок от мала до велика пришел посмотреть на иностранцев. Зная нравы жителей нашей Средней Азии, мы решили не гневить бога и на всякий случай весь багаж экспедиции занесли в базовую палатку. Ужин прошел уже при свечах и фонарях.

Следующий день должен был стать ключевым в нашей экспедиции. Предстоял изнурительный переход от поселка Гез до места базового лагеря. Собственно место это мы приблизительно определили на китайской карте. Тогда мы еще не предполагали, что оно окажется с другой стороны ледника Донг Караялак, что избавит нас от необходимости пересекать его туда сюда во время выходов на гору. А начало маршрута будет как на Музтаг-Ате – 50 метров от палатки.


На пути к базовому лагерю

 Подъем назначили на 5 утра. Надо было упаковать весь наш груз в мешки, которые потом киргизы должны прикрутить к верблюдам. Как только началась упаковка грузов, местные опять потянулись к нам. Их любопытству не было предела. В какой-то момент расстояние между нами схлопнулось до нуля. Тогда Серега Ларин не выдержал, поставил четыре 50-литровых газовых баллона по углам, перевязал их веревкой и отогнал киргизов за этот импровизированный забор. К 9 часам утра упаковка была завершена, веревочный забор был снят, и киргизы бросились разбирать мешки. Каждый выбирал себе груз полегче и всего по два на каждого верблюда. Естественно при таком раскладе, 10 верблюдов нам никак не хватило ни по количеству мест, ни по весу. Пригнали дополнительно ишаков. Начался торг по цене за ишака. В итоге, спустя 2 часа погрузки караван тронулся в путь. Примерно через час пути мы вошли в ущелье, которое нам предстояло пройти вверх почти до конца. Киргизы, с пеной у рта доказывавшие, что верблюд больше двух мешков не понесет, тут же сделали ход конем. Мешки с ишаков плавно перекочевали на спину верблюдам, а сами погонщики – на ишаков. Этот факт не заставил долго ждать от нас ответного хода. Цены на ишаков были снижены еще в два раза.

По плану, разработанному еще в Москве, передовая группа из 2-3 человек должна была идти впереди каравана с тем, чтобы на месте определить положение базового лагеря. Обстоятельства сложились так, что этими лидерами стали Володин Иван, Кульбаченко Виктор и Гомербах Вадим. Остальные участники экспедиции растянулись вдоль всего каравана, выполняя функции надсмотрщиков за погонщиками и их животными. Все время присутствовало ощущение, что часть грузов (мешков) не дойдет до базового лагеря. Однако наши опасения, к счастью, не оправдались. Потом Саша рассказал нам, что воровство жестоко карается в Китае. Тем не менее, с элементами мелкого воровства со стороны киргизской детворы позже мы все-таки столкнулись.

Караван шел небольшими 1,5-2 часовыми переходами между кошами, где была зеленка и скотина могла восстановиться. После 6 часов хода старший по каравану устроил часовой отдых. Верблюдов и ишаков разгрузили. Тем временем передовая тройка дошла до слияния ледников, где тропа сделала развилку. Куда идти было непонятно. Влево тропа уходила крутым серпантином на склон. Вроде бы по карте идти надо туда, но уж очень не хочется набирать высоту. Вправо тропа без такого набора высоты, но постепенно уходит в центр ледника и непонятно куда выводит. Решили ждать караван.


В базовом лагере

Первый же ишак, подойдя к развилке, повернул направо. За ним последовал весь караван. Пропетляв по леднику, тропа вывела нас в зеленый карман у основания гребня Конгура. Там оказался огромный киргизский кош, даже можно сказать селение, которого нет на карте. Спустя еще 30 минут, обогнув этот гребень, мы оказались на месте нашего базового лагеря.

Киргизы показали нам места, где были базовые лагеря японской и польской экспедиций. Мы выбрали место посредине. Т.о. 25 июля, спустя 9 часов от поселка Гез, с помощью 10 верблюдов и 12 ишаков мы вместе с 1 тонной грузов добрались до места, где нам предстояло прожить ближайшие три недели. Зеленая трава, небольшие водопады, отлично видна основная часть нашего предполагаемого маршрута. Высота примерно 3700 м над уровнем моря.

Упражнение

Следующие два дня прошли в активной акклиматизации, обустройстве базового лагеря, формированию групп и изучении горы. Несмотря на то, что большая часть участников экспедиции давно знала друг друга и имела совместные восхождения, все же были нюансы. По решению тренерского совета были сформированы три группы:

 

1. Хохлов Юрий (рук.), Хлюстиков Иван, Кульбаченко Виктор и Гомербах Вадим.

2. Лавриненко Владимир (рук.), Ларин Сергей, Медведев Андрей и Легких Владимир.

3. Одоховский Вячеслав (рук.), Петров Андрей и Володин Иван.

 


Конгур-Таг на восходе

Если со спортивным составом решение пришло быстро, то гора для нас была загадкой. Перед глазами был довольно острый северо-восточный гребень Конгура, протяженностью около 3,5 км. У его основания находится киргизский кош, который мы видели накануне. Далее этот гребень упирается в северную стену Конгура, где собственно начинается основная часть маршрута. Нижняя часть гребня – сплошная зеленка. Далее идет осыпуха от мелкой до крупноблочной. Последняя лежит на первой. Надо было выбрать оптимальный путь подъема на этот гребень. Ведь по нему предстояло каждому сделать по 3-4 выхода на гору, затащив туда кучу снаряжения. Двойка Хохлов – Одоховский исследовала этот гребень с двух сторон, отсняв на видео его восточную и западную стороны. Двойка Кульбаченко – Гомербах вышла для поиска выхода на гребень с нашей стороны.

К сожалению, найти простейший путь, по которому можно вылезти на гребень как можно ближе к стене не удалось. Было принято решение подниматься прямо от базового лагеря, т.е. с восточной стороны гребня. Копыта у ребят стали стучать все сильнее. И вот 28 июля две группы (Лавриненко и Одоховского) вышли на гору для установки 1-го лагеря на гребне (ориентировочная высота 4500м). То ли выбор направления подъема на гребень был сделан все же неудачно, то ли народ перегрузился, то ли осыпуха достала, но подняться на гребень в этот день нам не было суждено. Заночевали в 200 м от гребня. На следующий день по утру вылезли на гребень, огляделись. Ничего хорошего в виде площадки для 1-го лагеря на гребне не нашли. Пришлось приспускаться на другую (западную) сторону гребня. К обеду 1-й лагерь на высоте примерно 4300 м был установлен.

 А дальше пошла обычная высотная рутина. Разведка и обработка дальнейшего пути подъема по гребню, строительство следующих лагерей, переноска снаряжения и продуктов. Вверх - вниз, вверх - вниз. Андрей Петров нашел оптимальный путь подъема до 1-го лагеря, сократив время на переход до 3 часов. Погода при этом с каждым днем начала портиться все более и более. Но больше всего нас удивили дожди и туманы на высоте выше 5000 м.

 


Ночевка в ранклюфте

А потом наступило утро 12 августа, когда из базового лагеря от руководителя экспедиции Юрия Хохлова поступил приказ “Всем валить вниз”…На горе были две группы – Одоховского и Лавриненко (поредевшая на Ларина). К этому моменту на горе было установлено три высотных лагеря, провешено примерно 1300 м перил по гребню. Группа Одоховского ночевала в 3-м лагере, а группа Лавриненко, не дойдя накануне совсем немного до 2-го лагеря, была вынуждена из-за повышенной опасности камнепада ночевать в ранклюфте. Всю ночь со стены по куполу Salewa Scorpio III  лили ручейки, но палатка выдержала.

Мы практически подошли к северной стене Конгура. Объективно оценивая сложившуюся ситуацию, можно сказать, что времени нам хронически не хватало для штурмового выхода. Несмотря на огромный объем проделанной работы, мы не получили достаточную акклиматизацию для того, чтобы идти на 7719 м. Не были установлены еще два высотных лагеря и не обработан “японский скальный зонтик”. Тем не менее, мы вели долгие переговоры с базой и пытались переубедить Хохлова, и не прекращать экспедицию так рано. Но видно не судьба. К вечеру обе группы спустились в 1-й лагерь, сняв с горы все, что можно было унести. К 21-00 дождь превратился в проливной, а рядом с палатками базового лагеря (в 15 м) сошел сель. Группа Хохлова дважды за ночь перетаскивала палатки на близлежащую морену.

Утром следующего дня начались сборы вниз. Никакого желания еще раз подниматься в 1-й лагерь не было. Поэтому все нагрузились по максимуму. После обеда весь спортивный состав был в базовом лагере. Баранина, коньяк и пиво – вот над чем нам теперь предстояло поработать.

Отход

Два дня реабилитации в базовом лагере пролетели, как один час. 15 августа начались сборы в обратную дорогу. Вести из поселка Гез были неутешительные. Продолжавшийся почти неделю дождь вызвал сходы селей в долине, в результате чего движение по основной дороге было остановлено. Наши китайские друзья Саша и Миша, а вместе с ними и караван запаздывали. Решили начать переговоры с киргизами. После непродолжительных дебатов определились в цене и сроках отбытия каравана вниз в поселок Гез. Но поздно вечером караван с низу все же пришел, а все наши договоренности с киргизами полетели. Ночью резко похолодало, небо все усыпалось звездами. Утром подъем был ранний. Конгур словно дразнил нас на восходе солнца. Примерно 3 часа ушло на сборы, упаковку багажа и распродажу базового инвентаря. Удалось продать киргизам даже переносной душ. Зачем он им нужен было непонятно, но демонстрация его работы вызвала гомерический хохот особенно женской половины коша. Самый жесткий торг был на наш деревянный стол. Его киргизы вытаскивали уже из огня.

В обед караван тронулся вниз. Путь до Геза занял примерно 5,5 часов, а некоторые отчаянные головы добежали за 4 с небольшим часа. Из-за селевых потоков в поселок смог проехать только грузовик. На нем мы и выехали обратно в Кашгар, а через 10 км пересели в микроавтобус. В Кашгар приехали уже ночью. По дороге решили в целях экономии денег не останавливаться в Кашгаре (день проживания в гостинице стоит примерно 20 долларей с носа), а ехать на озеро в 70 км к югу от Кашгара. На место добрались к 4 часам утра, быстро в темноте поставили палатки и отрубились во сне. Утром нас разбудили радостные голоса китайцев, приехавших на отдых. День реабилитации прошел на ура. Удалось дозвониться до Бишкека и перенести сроки возврата на родину. Почувствовав удачу, народ просадил все деньги мобилы Медведева на звонки домой в Москву.

На следующий день вернулись в Кашгар. Предстояли окончательные финансовые расчеты с Сашей. В ходе экспедиции выяснилось, что у Легкого почему-то не хватает денег, чтобы заплатить за китайское удовольствие. На общем собрании решили его не оставлять в китайском зиндане, а сообща дать ему в долг недостающую сумму зелени. Покончив с расчетами, Саша уехал из Кашгара встречать группу Анатолия Джулия, осваивавшего китайские окрестности пика Томур. Нас же провожать до границы будет Миша. Отъезд назначили на утро 19 августа. А пока до вечернего отходного банкета за счет заведения оставалось несколько часов, народ решил поменять излишки денег на сувениры из Китая. В целом это сделать удалось, хотя было отмечено, что редких сувениров в виде знаменитого китайского фарфора в Кашгаре практически не осталось.

Утром за завтраком Хохлов обрадовал нас новостью от Миши, что автобус, на котором мы должны были ехать до границы, сломался. Нам предложили безальтернативный вариант доехать до границы на такси за 200 дополнительных уев. Сторговались на 150 и вот уже четыре подержанных фольксвагена везут нас в направление Иркештама. По дороге наблюдали последствия стихии, обрушившейся на Китай в начале августа. Вся дорога перерезана селями. При подъезде к границе погода резко стала портиться, и нас накрыло проливным дождем с градом.


"People's Hotel" в Кашгаре

На таможне нам вернули отобранный месяц назад ящик с салом. Досмотр грузов прошел по формальному сценарию. В этот раз мы успели пересечь границу до ее закрытия. Правда автомобильные приключения на этом не закончились. Недоехав 50 метров до колючки, у КАМАЗа спустило колесо. Запаска не вызвала у народа облегчения – вся лысая. А впереди еще Талдык. В Ош приехали в 5 часов утра с куском арматуры, торчащим из другого колеса. До 23 августа жили на стадионе в Оше, ибо поменять билеты перед 1 сентября в Азии практически невозможно. Дешево и сердито. Неожиданно подвернулась пустая машина, идущая в Бишкек. Весь основной груз тут же был отправлен с Медведевым.

В Бишкеке выяснилось, что размеры финансового бедствия для некоторых членов экспедиции достигли своего предела – не было даже 10 баксов для уплаты этого позорного для цивилизованного государства побора в аэропорту “Манас”. А ведь еще был общий перегруз…Правда к нему мы подготовились заранее. Вечером накануне дня улета мы честно перевесили весь личный и общественный багаж на безмене. Пришлось вспомнить основы физики, и с помощью калькулятора подвести неутешительный итог. Килограмм по 10-15 пришлось взять на себя каждому в виде ботинок, железа, пуховок и прочего снаряжения.

И вот уже Москва приняла нас в свои домодедовские объятия. Спасибо родным и знакомым, которые нас встретили в аэропорту.

  

Выводы

 Гора задела. Продолжение следует…

 

P.S.Огромная благодарность спонсорам экспедиции:
Сети магазинов Старт-1
Спортивному клубу и магазину Кант
Фирме Альпекс
Интернет-журналу Риск-онлайн
Фирме BASK
Фирме Спортивная мануфактура
Национальному космическому банку
Фирме ГлобалТел

 


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100