Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Сибирь >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU


Автор:
Александр Зарчиков, г.Южно-Сахалинск


Экспедиция на Кодар

Содержание

  • Нитка маршрута
  • Пресс-Релиз
  • Участники Экспедиции их мнение и призыв к людям.
  • Описание выхода во Мраморное, включая ссылку на Директора музея Людмилы Васильевны об опасности радиации. Первая атомная бомба. “Ущелье Мраморное – радиоактивный рудник”. Е Дудник
  • “Спортивные и неспортивные впечатления” А. Зарчиков
  • “Дневник экспедиции на хребет Кодар” Е. Дудник
  • Акция “Спасем Симушир” . Обзор истории проблемы
  • Читайте на Mountain.RU:
    Как вы еще не были на Кодаре?!, Галина Карукина, п. Куанда

    Нитка маршрута

    Поселок Чара - Река Средний Сакукан - ГМС - Ущелье Мраморное - ГМС - Перевал Три Жандарма (2А) - Пик БАМ 3075 метров (3Б) - Перевал Балтийский 1А - ГМС - Перевал Мурзилка 1А - Ручей Кондрат - Река Апсат - Озеро Зарод - Озеро Остров - Поселок Чара

    Пресс релиз

    Добровольная спортивно – экологическая экспедиция в Забайкалье проходила с 25 августа по 22 сентября 2002 года. Экспедиция была посвящена проблеме захоронения ядерных отходов на острове Симушир.

    Район Кодара является местом добычи сырья для ядерного топлива. На пути экспедиции, в ущелье Мраморном расположены урановые рудники – природные первоисточники радиоактивного топлива, которые разрабатывались в середине пошлого века. В данный момент рудники не задействованы и являются историческим памятником. Спортсмены посетили урановые рудники, подняли флаги экологической свободы острова Симушир, и экологической Вахты Сахалина над штольнями, расположенными высоко в горах, сооруженными для извлечения на белый свет, смертоносной урановой руды Спортивная часть путешествия относится по спортивноым меркам к второй категории сложности горного туризма. Участники экспедиции совершили спортивное восхождение на высочайшую вершину Кодара - пик БАМ (альпинисткий маршрут 3Б категории сложности). Сахалинцы много рассказывали и общались с людьми на пути к Кодару и обратно, на маршруте. Забайкальцы, и дальневосточники узнали много нового об экологических проблемах островов, актуальных не только в Сахалинской области, но и на территории всей России. В поселке Новая Чара альпинисты жили в краеведческом музее, где внимательно изучили историю развития и работы урановых рудников в ущелье Мраморном. Познакомились с известными Читинскими художниками работающими по оформлению музея и только что вернувшимися из ущелья с многочисленными этюдами. Депутат местной Думы Андрей Простакишин, активно занимающийся организацией экологического туризма, официально пригласил сахалинских спортсменов на фестиваль Кодар 2003, проходящий летом и собирающий на спортивные горно-туристские мероприятия спортсменов из Забайкалья и Дальнего Востока.

    Участники Экспедиции

    Зарчиков Александр- профессиональный моряк, доброволец общественной организации Экологическая Вахта Сахалина, альпинист 2-й разряд, 28 лет

    Дудник Евгения –бард, художник, инструктор детского туризма, педагог, 24 года.

    “Мы активно протестуем против строительства могильника на Симушире.

    На днях мы вернулись из экспедиции, которая была посвящена протесту строительства могильника на Симушире. Мы совершили спортивное восхождение на высочайшую вершину Кодара и прошли горнотуристский маршрут. На пути к вершине очень много общались с людьми из Забайкалья и Дальнего Востока. Рассказывали о своих экологических проблемах, делились впечатлениями, общались. Много людей узнали впервые о строительстве могильника, о новом законе, о ввозе ядерных отходов, о депутате Шашурине.

    Мы считаем нашу область и море вокруг нее, и океан своим родным домом, и не позволим гадить. Проблема созданная людьми, людьми же должна и решаться, мне вообще очень странно, что идея могильника на Симушире возникла в научном учреждении. Ведь это задача науки решать такого рода проблемы, поскольку радиоактивность очень серьезное явление, связанное с самыми сложнейшими процессами материи. И взаимодействие человека с ядерной энергией не должно завершаться на детском уровне – поиграл и бросил. Радиация – явление опасное, убивающее медленно, но верно. Об этом должны знать ребята из НИИ и Гос. Думы. Хотя даже ребенку ясно, что сесмоактивный остров не место для смертоносного урана. Но куда то нужно девать эти отходы, которые растут с каждым годом в огромных количествах – в одном маленьком Тайване скопились десятки тысяч тонн отходов. Решать эту проблему нужно глобально на международном уровне. Одними заборами не отделаться. Здесь играет роль и технический и человеческий фактор. Это наша жизнь, о которой надо думать сейчас, чтобы нашим детям было где, а главное как - жить потом. Все экологические проблемы исходят, прежде всего, от человеческой порядочности, совести. В погоне за несметными сокровищами возникают нефтеразработки, химические производства, использование атомной энергии, все, что приводит потом к тяжелым и непоправимым последствиям. Намного легче достать, чем сотворить, украсть, чем купить. И мы крадем у природы в надежде на легкую добычу, а потом как всегда оказывается, что украли у себя. Проблема экологии и в частности острова Симушир есть проблема нас самих.

    Конечно, трудно переубедить депутата Шашурина, у которого скорее личные интересы и амбиции завязаны в проклятом проекте, и не он один трудится на “благо” ядерной чистоты Дальнего Востока. Но если каждый немного проникнется сутью проблемы, или хотя бы подумает, как правильно нужно поступить в такой ситуации, то результат от подобных мероприятий будет. И давайте, больше общаться по этому поводу, и рассказывать друг другу и своим детям, что НЕ НАДО МУСОРИТЬ!

    БОЛЬШОЕ СПАСИБО ЛЮДЯМ, ЗАНИМАЮЩИМСЯ ПРОБЛЕМАМИ ЭКОЛОГИИ ! ”

    Участники экспедиции обращаются к человечеству с просьбой еще раз обратить внимание на проблему захоронения ядерных отходов. Люди, от которых зависит судьба Симушира, а так же все остальные, задумайтесь над последствиями и причинами столь странных проектов, может быть на этот раз не стоит идти в обход своей совести. Есть на свете простые вещи, о которых не стоит забывать иначе нет смысла жизни на нашей маленькой планете.

    Информационная поддержка экспедиции Экологическая Вахта Сахалина.
    Часть снаряжения для экспедиции предоставил магазин Евроспорт
    Обращения, предложения и пожелания отправляйте на e-mail: capfin@mail.ru
    Тел. в г. Южно-Сахалинске 743556

    Ущелье Мраморное – радиоактивный рудник

    Первая из достопримечательностей, которую мы должны были посетить на Кодаре – Ущелье Мраморное. Бывший рудник, где раннее располагался поселок геологов, а до 1951 года лагерь заключенных, которые добывали смертоносную урановую руду. Вначале было решено по пути на ГМС посетить Мраморное, но по ходу движения мы передумали и решили “дергать” прямо до ГМС, а там сделать полноценный радиальный выход. Наше решение было верным, потомучто в Мраморное забегать по пути нельзя, нужно специально настраиваться на этот выход, и иметь достаточно времени, чтобы прочувствовать все увиденное.

    Штольни

    Итак, за два дня добрались до ГМС, а на утро третьего дня (3. 09. 02) отправились в Ущелье Мрааорное. Прихватили с собой описания, выдернутые из интернет и лежащие на ГМС (пеший поход 4к. с., 31. 07. – 14. 08. 2001, рук. Эпштейн Ю. Д., г. Санкт- Петербург). Надо отметить, что описания достаточно подробные, чтобы все указанное находить по ходу движения. Сначала от ГМС ведет тропа по правому берегу р. СР. Сакукан, далее она переходит руч. Балтийский (переправа по камням), продолжается некоторое время и переходит руч. Метельный (несложная переправа по камням), тропа продолжается, но тут она скорей похожа на старую дорогу, заросшую в ольшаннике, далее дорого снова переходит в тропу и немного спускается. Тропа приводит к могиле ефрейтора Петлеванного, а далее находится могила Инженера-геолога Нины Азаровой, погибшей при исполнении служебного долга. Могила увешена всевозможными ритуальными предметами, видимо оставленными здесь на память. Прикручен настоящий железный ледоруб 20-х годов, куча разных фантиков, фенечек, записочек, прусиков. Так что, соберетесь в Мраморное, берите с собой “штуки”, чтобы оставить на память. В общем, почтили память, отметили необыкновенной величины бруснику на могиле, пошли дальше. Тропа уводит к склону, и резко “задирается” вверх, она достаточно крутая, местами, заросшая кедровым стлаником. Тропа выводит на терраску, к старой дороге, заросшей в ольшанике. Не доходя до ручья Мраморного (он не отмечен на карте), тропа уходит вверх по левому берегу ручья Мраморный. Тропа иногда до 30 градусов, достаточно долгий подъем, постепенно выводящий в долину ущелья, видны столбы от старой ЛЭП – стоят эдакие истуканы, как скелеты – памятники суровому прошлому бытию. Слева наблюдается то, что осталось от старой дороги, отсыпанной видимо для вывоза руды. Наконец, последний подъемчик, и мы в ущелье. Вот разрушенные бараки, небольшие срубики из местной худосочной лиственницы, а это видимо какой-нибудь административный корпус – здоровенный длинный сруб с уцелевшим крыльцом. Некоторые бараки еще очень крепки, с одной стороны бревна даже не обветренные, видны чистые участки дерева, видимо история здешних построек не так уж стара, всего сорок лет прошло – не так уж много. Далее, продвигаясь вглубь цирка, видим территорию с развалинами, огороженную колючей проволокой, вышка для охраны, даже кто-то рельсу привесил, видимо кто-то из “паломников”, чтобы ритуальные “склянки” бить.

    Одним словом, жуть, место это явилось нам чем-то угрюмым, серым, обезображенным человеком, а все ради какого-то сумасшедшего могущества, родина хотела уран. С трех сторон всю территорию окружают серьезные стены гор со скалами, впереди - перевал - не очень простой для побега. И все это как будто и есть стражи, для охраны этого места и несчастных, которые попали сюда на тяжкий труд. Вокруг только каменная крепость, из всей растительности только мох и какие-то угнетенные виды трав и кустарничков, да вот еще любопытные пищухи, устроившие свои норки в щелях между камнями. Шныряют всюду, чирикают как будто птицы, кажут свои рыжие пухлые мордочки. Далее, приближаясь к перевалу – морена метров 100-150, на ней располагаются непосредственно штольни, ну и естественно мы туда забрались. Немного неприятно было, когда “оживала” осыпь, поднимались, аккуратно страховавшись палочками. На морене снег и остатки человеческой деятельности, колодцы и штольни. Засыпанные щебенкой. Побродили немного, сделали экологические снимки – лозунги с флагами о сохранении радиоактивной безопасности о. Симушир. Спустились с морены, еще раз прониклись местной картиной, поняли всю историческую силу этого места и двинули на ГМС.

    Куда Советский гражданин только не забирался, чтобы добраться до земных ресурсов, ради великой цели процветания мировой ядерной державы. Задумались о своей прогулке по Мраморному конечно же, позже, когда побеседовали в п. Новая Чара с директором музея, геологом Людмилой Васильевной. По словам Людмилы Васильевны заброшенные урановые рудники в Мраморном ущелье очень опасны радиационной активностью. Радиация в Мраморном имеет характерную гнездовую структуру, т.е. в виде участков с мощной концентрацией радиоизлучения. Такие явления весьма опасны для человека. Факт, что все люди, работавшие на месторождении Мраморное, погибли. Не выжил никто. Также в населенных пунктах, отмечается повышенная заболеваемость лейкемией, особенно у молодежи. Существует мнение, что болезни напрямую связаны с пребыванием людей в Мраморном и в других местах с повышенной радиоактивностью. Все это наводит на соображение об особой осторожности среди туристов и прочего народа, посещающего развалины Мраморного, а так же остальные достопримечательности хребта Кодар. Еще Людмила Васильевна рассказала о первой советской атомной бомбе, топливо для которой было добыто и переработано именно на рудниках Мраморного ущелья. Ядерная руда (очищенная) была вывезена в обычном мешке, и на самолете доставлена по назначению. Интересно, что до посещения ущелья, ни в каком источнике информации, не говорилось об опасности радиации именно во Мраморном (Конечно мы в основном использовали отчеты из туристских интернет сайтов), зато после посещения нам было не раз сказано о риске, которому мы так неосторожно себя подвергли.

    А пока обратный путь на ГМС радовал и увлекал больше, чем пребывание в ущелье. Жутковато находиться там вдвоем, ощущаешь на себе всю тяжесть былой лагерной жизни здешних заключенных; суровые морозы и доисторические способы работы плюс радиация погубили немало народу. А горы молчат, ведь они горы, огромные и сильные, могучие и серьезные, у них одно занятие, быть и безмолвствовать. Иногда сбрасывать с грохотом камни и бесконечно привлекать ненормальных путешественников. Скорее-скорее в ГМСку с печкой, дровами и брусникой.

    Евгения Дудник

    Спортивные и неспортивные впечатления

    Первое путешествие, где я рассчитываю полностью на собственные силы, и силы своего напарника. Нас двое в этом фантастическом мире. Подножие пика БАМ отрезает от всего земного своей космической нереальностью. Чувствую опасность от каждого камня, и в то же время поражаюсь холодной красотой скал, бастионов и пиков вздымающихся над нашей беззащитной палаткой на много сотен метров. Словно в тесном, и чужом Манхеттене, где шапка падает… И тишина. Нет ни одной живой души, и мы как засланцы в иные миры блуждаем по незнакомой и таинственной планете.

    Не удавшаяся попытка восхождения на БАМ показала насколько реальна существующая опасность и в то же время разбудила дух первооткрывательства в задавленном страхами сознание. Техническая ошибка в выборе начала маршрута восхождения. В итоге забрались в густое нагромождение отвесных стен, где пришлось поворачивать вниз, поскольку не хватало времени на столь суровое лазание.

    На следующий день никуда не идем. Смотрим гору, отдыхаем и сохнем. Собираемся… Решили не продолжать безумных попыток, продолжить маршрут по намеченной схеме: перевалы, перевалы. Я отчаянно хочу возобновить восхождение, но в то же время не могу выжимать из Жени сверх ее возможностей и желаний. У нее нет ни каких альпинистских восхождений за плечами, а вчерашняя попытка, это выход за ее рамки разумных и реальных походов. Целый день находимся у подножия БАМа на малюсеньком ледничке, позволившем нам ровно установить палатку. Сегодня гора открыта, ярко освещена солнцем, она манит, она спрашивает: “А как же Симушир?”

    Вспоминается кино с горного кинофестиваля, про покорение Анапурны, когда команда русских альпинистов возвращалась два раза с маршрута, немного не доходя до вершины, и все же отважившись на третью попытку - победную. Я был уверен, что с нами произойдет подобное, и гора позовет к себе, и как ни страшно, как не безумно, но это случиться. Однако разум настаивает именно на уход в перевалы и ледники, и прохождение основного участка маршрута. Я не настаиваю, надо, значит надо.

    Проходит еще время. Жека сидит на огромном камне у нашего лагеря на ледничке, и вот, наконец созревает. “А может, попробуем завтра еще разок, выйдем пораньше?”

    Я взрываюсь внутри бурными аплодисментами, но, сохраняя спокойствие, равнодушно отвечаю: “Можно и попробовать.”

    Сейчас, в поезде, любуясь осенними красками, мелькающими за окнами, я поражаюсь ее тогдашнему смелому шагу. Ох, она еще горы свернет.

    Во второй раз встаем рано, рано, выходим еще со звездами. Погода приветствует нас. Работаем - веревка за веревкой.

    В нашем верхнем лагере кончился бензин, и чай варили на таблетках сухого горючего. Две таблетки позволили закипятить 700 мл воды. Но на маршруте пить хотелось невыносимо. Сколько я сожрал снега на склонах БАМа – наверно много. Уже под гребнем, в ожидании, пока Женя прожумарит ключевой камин, я собирал капающую со скалы водичку в ледобур, и с великим наслаждением всасывал драгоценную жидкость. Оказывается в один стандартный “Ирбис” вмещается ровно сто капель талой Кодарской водички.

    Потом была вершина. Записка Питерцев. Флаги в поддержку свободы острова Симушир. И линять, потому, что время. Ночью спустились к палатке, собрали манатки и вниз на озеро. Как мы в потемках ориентировались и прыгали с камня на камень, до сих пор не пойму, Только когда палатку поставили на берегу, побросали все вокруг – благо тепло было и спать. А наутро дождик, а потом снег, ветер и мороз. Просидели, не показывая нос на мороз день и ночь. Надежда на улучшение погоды держала, однако улучшения не произошло. Половину следующего дня ушло на разморозку и отковырку с каменьев замерзшего снаряжения.

    “Хороший у вас цемент!”, - заметила Женя, рассматривая, как я загибал свои флисовые штаны, дабы втиснуть их в палатку для размораживания. Так вот. Оправдал себя материал Синсулайт, коим был напичкан Жекин спальный мешок, от магазина “Евроспорт”. При значительной сырости внутри палатки, эта штука сохраняла свои прямые обязанности, за что мы ему спасибо говорим.

    Непогода продолжалась еще несколько дней. Благодаря чему отдыхали на ГМС, добивая кем-то оставленную муку, превращенную в замечательные оладушки с брусникой. Ягоды здесь просто пропасть. Читая записи прошлых походов, улавливается солидарность путешественников по Кодару, которые обнаруживали в натруженных телах своих – страшное чувство голода. Вот и с нами случилось непоправимое. Яма желудка открывшаяся после восхождения на БАМ незарубцовывается и по сей день. Никакие груды лекарств не помогают. Перепробовали немало – пряники, шоколад, и даже свежие овощи. Думаю нужно переходить на более действенные меры – шашлык, водка, женщины.

    Оставшаяся часть путешествия понесла более туристкий, чем горный характер. В течении нескольких дней возвращались. Проходили через перевал Мурзилку простейшей сложности, но на нем я почувствовал себя неловко перед Жениным опытом бывалого туриста. К тому времени снега выпало ровно столько, сколько нужно, чтобы скрыть на моренах пустоты промеж камней и булыжников. И чем крупнокалибернее морена, тем медленнее скорость передвижения. И вот я попадаю в ситуацию, когда для увеличения скорости, в который раз меняю направление движения, из за чего, в течении получаса мы не двигаемся вообще. Тогда Жека, методично начинает движение напрямик, с невыносимой медленностью продвигаясь к перевальному взлету. Потихоньку, полегоньку преодолели морену и вышли на перевал. После чего горная часть похода завершилась. Спуск с тяжеленным рюкзаком по разного рода пакостям конечно не радовал. Однако Кодарские сюрпризы не переставали удивлять, поражать воображение и конечно поднимать настрой и динамику движения. Но, появлялись и другие факторы играющие противоположную роль. Спасала субординация. Наша команда не настолько едина духом и прочим, чтобы без слов, понимая друг друга, рука об руку, лететь к заветной цели. Если один ведущий то другой ведомый, так проще. В нас очень много разного и в то же время одинакового. Причем раздражает и то и другое. Гонишь, бежишь, не понимая зачем, но вдруг понимаешь, что там нет, а есть здесь и сейчас, и что-то человеческое, заставляет оглянуться и увидеть новое, то, зачем ты сюда притащился, пыхтя, потея и ругаясь.

    Зарчиков А.

    Дневник экспедиции на хребет Кодар

    25 августа – 22 сентября 2002 года (активная часть путешествия – 16 дней).
    Участники: Зарчиков Александр – альпинист 2р., проф. Рыбак, Дудник Евгения – преподаватель ЦДЮТ г. Южно-Сахалинска, автор песен, художник.
    Подъезд: 25.08.02 – 31.08.02. Южно-Сахалинск – Холмск – Ванино – Комсомольск – на - Амуре - Тында – Новая Чара – Чара.
    Цель: Восхождение на пик БАМ в знак протеста строительства ядерного могильника на о. Симушир.

    25 – 26.08.02
    Ну конечно же у человека, который собрался нас отвезти в славный Холмский порт утром, во время трепетных ожиданий сломалась машина! Да, мы не должны были на ней ехать, потому что настоящий путешественник ищет “нелегких” путей и не боится трудностей, его увлекает процесс выбирания из “засады”!

    Доехали как все порядочные граждане за 70 рэ на автобусе, очень мило, надо сказать. Дорога отличная, прекрасные пейзажи! Приехали в Холмск в 12:30 и тут же понеслись на паром, не покупая билетов (их вроде не было). Нас приняли на борт без билетов, как отъявленных путешественников, обилетили на борту, причем удалось купить любимые палубные места, дабы сэкономить нажитое непосильным трудом! Разместились внизу, где играют в шашки, на диванах из дерматина рядом с огромным удобным столом.

    Пришли в порт Ванино в четвертом часу пока причаливали и выгружались уже в 5.

    Купили билеты до города Юности Комсомольска – на – Амуре и крутили по ванинским окрестностям до 18:00

    27.08.02
    День выдался ясным, а потому получился насыщенным и активным. Установили полезные контакты с местной туристской братией – организацией, занимающейся “детско-юношескими туризмами” и не только, под названием “Экзотур” (ул. Парижской коммуны 33/3). Там много серьезного народу, занимающегося спортивным ориентированием на достойном уровне, а также шьют там неплохое снаряжение, имеющее успех на всем Дальнем Востоке. Удалось разыскать удобное место быстрых контактов с разными точками Земли, интернет, в смысле, рекомендуем – инеткафе “Питон”, находиться около речного вокзала, час – 40 рэ. Есть краеведческий музей – билет 10 рэ, есть художественный музей – билет 30 рэ, а есть прикольная частная галерея “М………………..”, там проводятся выставки интересных художников ДВ, а также выставки чего-нибудь необыкновенного. Например, мы попали на выставку цветов из дерева местного мастера Беликова. А еще познакомились с невероятными по своей космической оригинальности графическими работами Андрея Тен из Хабаровска. А можно убить часок другой на берегу Амура, если тепло. В 19:35 поезд в Тынду. Здорово путешествовать в плацкартном вагоне, когда ты бодр, а в запасе имеется пакет баранок из Ванино, кусок сыра и краковская колбаса с Комсомольского рынка, бутылка воды “Баджал”. Ну, в путь, в столицу БАМа!

    28.08.02
    Спалось отлично! Народу, как положено, никто лишнего кислороду почем зря не портит, всё в белых простынях, как в лазарете и в сонных пассажирах. Одна за другой проезжаем добротные БАМовские станции с грандиозной постройки вокзалами и двумя домами на полтора жителя-железнодорожника: Хольгасо - Лиан - Хурмули - Харпичан - Эворон - Монч - Эбгун - Сонах - Амгунь - Эанга - Уркальту - Орокот - Могды - Сулук - Дуссеалинь - Мугуле - Чемчуко - Чабыгда - Кычыранкы - Шугара - Этыркен - Ульма - Тунгала - Мульмуга - Тутаул - Учугей - Кудули.

    Песня, не так ли? Очень увлекает, невозможно оторваться от чтения в течение всех полутора суток езды до Тынды.

    Разрабатываем эскиз флага экспедиции. Будем создавать свой собственный штандарт, для чего приобрели кусок белой подкладочной материи и три цветных маркера!

    Флаг получился на славу, правда, мы долго себя изводили, чтобы прийти к единому мнению, не нарушив идеи! Сначала обшили вручную все края, потом приделали петельки, шоб вешать. Затем аккуратно наносили рисунок маркерами, стараясь в точности повторить силуэты Сахалина и Курил. Вышло оч своеобразно!

    29.08.02
    Тында - славный город, просторный, бетонный, с трубами, как положено. Сразу впечатлил и потряс мега космический вокзал. Подумалось, что “Госттью из будущего” здесь снимали. Повстречали толпу туристов-водников из г. Владивостока из тур клуба “Сплав”, они счастливые и отвязанные ехали домой и делились впечатлениями сплава по Сюльбану. Приобрели билеты на поезд Тында-Кисловодск до станции Новая Чара, который отправляется в 9:20 местного времени завтра, а приехали мы в 10:10 сегодня, времени вал, надо отправляться за впечатлениями. Забрели в первое по пути заведение – дом культуры “Гилюй”, зазнакомились с бабушкой – гардеробщицей, которая любезно пояснила, где музей, а где можно купить местные молочные продукты, а на вопрос, есть ли у вас интернет, ответила: “Да, есть тут у нас приют”. Развеселила, а добрые местные парни указали нам эту горячую точку. Мы и пошли. Все вышло очень успешно, всего за 30 рэ за час.

    Потом мы искали музей, но неожиданно закапало, а потом просто полило. Забежали в ближайший подъезд, жевали овсяные печенья и ждали. Очень замечательно то, что выходящие из подъезда люди не смотрели на нас плохо, а мирно проходили, заныривали в свои жигули и нивы и быстренько уезжали, видимо тынденцев ждала работа, а нас ждали горы, мы же, в свою очередь, ждали, когда дождь закончиться. Он не закончился. Так в мокром состоянии духа вместо музея мы пришли в библиотеку, где в информационном отделе побеседовали с серьезной тетей, выложили все про Симушир, подарили книгу "ЛЭКБЕЗ" Сергея Макеева. Так, одобренные тетей, мы добрались до музея, который только что переехал в детский сад, а посему не было там ни экспозиции, ни золотого костыля, ни истории строительства БАМа. Зато были чудные тетеньки, которые набежали поглядеть и порассказать. Одна из них имела за плечами восхождение на пик БАМ, рассказала чего-то и отправила на местную станцию туристов, к опытному человеку. Им оказался бодрый человек по имени Сергей Логвиненко, который дал некоторые советы по поводу интересующего нас места и восхождения на БАМ. Выяснилось, что с Трех Жандармов спускаться лучше с двумя 45метровыми веревками, а у нас всего одна. Что сейчас там лежит нормальный слой снега и вообще в сентябре в Забайкалье зима. Короче получили мы 6мм веревку 45 м, информацию, кое-какие карты (карт у нас было уже достаточно) и координаты человека в Новой Чаре, который поможет найти точку опоры, там для ночлега и для прочего. Ночевали на улетном тынденском вокзале. Это просто песня, потому что там имеются комнаты отдыха для желающих, душ за 21 рэ, горячая вода в нормальных бесплатных туалетах, круглосуточные магазинчики со всем необходимым, кафе, удобными схемами движения поездов и даже с фонтаном в центре. Все это приятно, но нас ждут горы! Сказка на этом заканчивается и начинается суровое бытие.

    30.08.02
    Загреблись утром на кисловодский поезд и через 12 часов к вечеру были в Новой Чаре. Небольшая суета, как водится, симпатичный вокзал, люди. Попросились переночевать на вокзале, оказалось все просто и пожалуйста, дядя милиция переписал паспорта и мы удобно устроились на верхней "террасе" в зале ожидания.

    31.08.02
    Утром разыскали нашего человека, он бережно передал нас в руки местного музея, доброму сторожу. Там мы оставили лишние шмотки, все тщательно взвесили, перевесили, облегчили рюкзаки по максимуму и уехали в Старую Чару на рейсовом автобусе в 16:30 всего за 5 рэ. В поселке Старая Чара случайно повстречались с начальником местного районного ГО и ЧС Анатолием Давиденко, он оформил нас, как положено, выдал маршрутную карточку и отпустил с богом. Вышли из поселка примерно в 19 часов по дороге на северо-запад, ведущей в долину Среднего Сакукана. Заночевали через два часа ходьбы по дороге на слиянии речек, в том месте, откуда видны Чарские пески. Следующий день назвали первым днем похода.

    1.09.02
    Вышли с места стоянки в 11часов, выдвинулись по дороге, которая идет по левому берегу Среднего Сакукана. На нечетких развилках поворачивали направо, но сохранялось какое-то сомнение. А потом опять очередная приятная случайность – охотник на велосипеде с огромным псом. Поинтересовался, чего, кого, куда, зачем, подтвердил наше намерение держаться права, так что держитесь права и будете правы. Местами дорога заболочена, иногда совсем близко подходит к Сакукану, а так вьется себе и вьется. Потом забирает вверх, встречаются камни, идется, скажем, тяжко – полные рюкзаки, адаптация. Долго ли коротко ли, выходим на открытое пространство – наледь. Здесь Сакукан сливается с разными ручейками и образует эдакую речную страну, с шумами , переливами и бликами. Повстречались с группой из Благовещенска - 3 парня и руководитель, с гордостью сообщили, что мол Альпинисты, что на пик Москва лазили и не в первой здесь, так и разошлись. Они – домой, мы – только начинаем свой путь. Наконец-то вошли в непосредственно горную долину, но дорога была все еще проезжая для машин. Местные говорят, что сюда завозят за 20 км от Чары, до руч. Поливанного, но нам это было уже поровну. Наконец, зашли в ущелье Среднего Сакукана. Здесь дорога периодически пересекается с ручьями. В половине девятого встали на ночлег на оборудованной стоянке с кострищем, столом, скамейкой на берегу Сакукана , напротив руч. Каменный.

    2.09.02
    Проснулись достаточно поздно, ощущается хороший минус и дыхание зимы, гудит Сакукан, ясно. Приятный теплый дым, быстрый завтрак, сборы и в путь на ГМС. Шли нормально, не опережая предстоящих событий. Старательно переправлялись по втекающим в Сакукан “ручейкам” Шаньга, Поливанный, Того, где по камням, где по разрушенным мостам, подстраховываясь палочками. После ручья Поливанного дорога заканчивается, вернее дальше она местами разрушенная временем и природой, начинается тропа, которая ведет прямо до того места, где на правом берегу Сакукана стоит Баня. У бани странная крыша, из-за чего она похожа на развалину (баня работает). Реку решено было переходить выше, где она раздваивается на два притока. Переходили каждый приток по очереди по камням, местами по камням заливающимся бурными гремящими потоками, надели фонарики и аккуратно страхуясь палками переправились. Нашли тропу, ведущую на ГМС. Тишина, никого в наличии нет даже многими обещающего несметного количества гнуса (похолодало видать), грустно, затопили печь, и неожиданно приятно повеселели в процессе ужина.

    3.09.02
    Эта содержательная прогулка вынесена в отдельное художественное произведение и приложена ниже.

    4.09.02
    ГМС - пер. Трех Жандармов.

    Поднялись от ГМС в долину руч. Медвежьего, греблись по тропе, то вверх, то вниз и вышли, наконец, на альпийские луга. Со всех сторон окружают покрытые сахарной пудрой склоны суровых гор, стенок и скал.

    Жека

    Справа от нас пер. Медвежий, а вот слева как раз то, что надо. Загреблись на здоровенную морену, под нами лединковое озеро, и еще одна морена, обошли озеро и попали на ледник (Нины Азаровой). Вот так засада, здесь достаточно снега, чтобы напрягаться и идти медленно. Саня топчет, я гребусь следом. Припекает солнышко и приятно топит снег, который превращается в воду и впитывается в ботинки. Да, едреныть, тут натуральная зима, а ботки у меня для трекинга. Переживем, я думаю, главное, есть, чем заняться. Надо живее топтать снег, потому что впереди уже виден перевал. Солнышко провоцирует камнепады, которые с жутким грохотом срываются со стенок, то тут, то там. Ледник постепенно набирает крутизну и высоту, все очень незаметно, как будто западня. А вот и перевальный взлет, довольно веселой крутизны осыпь, присыпанная снегом. Нам показалось, все просто и ясно, заскочили метров на 60 и поняли, что немного пролетели, кошки и веревку надо было доставать внизу, а теперь тут на склоне придется выкрутасничать. Саня впрыгнул в кошки, полез, пару раз чуть не стащило собственным весом, увесистый рюкзак, однако! Небольшие порции адреналина придали бодрости. Ну вот и я зажумариваю по перилам непосредственно на перевал, последний участок. Мы на перевале, вниз лучше не смотреть, а если смотреть, то заставлять себя радоваться, предстоящим веселым мгновениям! На перевале небольшая полочка, поместиться человека четыре народу, тонкая стенка и умопомрачительная панорама с ледниковыми озерами. Впереди пик БАМ, слева пик Обрез, повсюду только камни, камни, снег и стены. По словам Сани, натуральный Манхеттен, только людей нет! На балде старая петля, очень ненадежного виду, навешиваем свою. Связываем две веревки, одна 45 метров, другая 50. Саня пошел, петля странно поскрипывает от напряжения, моя задача подождать. Свободно! Спускаюсь дюльфером, радуюсь движению, это легче, чем ждать. Короче, два вертикальных спуска по 40 метров, и мы на осыпи. Потом уходим влево и вниз. Пережитые впечатления, психологические и физические напряги начинают активно выползать из меня, чувствуешь силищу этих каменных изваяний природы, собираешь остатки чего-то там в себе и двигаешь дальше. Обошли ледниковое озеро по левой морене, спустились по огромным нагроможденным плитам, вышли к другому озеру, которое ближе всего к БАМу, обнаружили следы жизнедеятельности человека, встали на ночлег. Немного уютнее и теплее стало от конфетных бумажек, консервных банок и прочего человеческого мусора. Расположились на ночлег, завтра решили отдыхать, привыкать, сбегать на разведку, поближе к БАМу.

    5.09.02
    Дневка, подготовка к восхождению на пик БАМ. Очень вчера уработались, я думаю здесь больше вымотала психологическая нагрузка, идет установление контакта с горами. Они в нас всматриваются. Разведали, что прям под БАМом имеется маленький ледничок, окруженный моренами, при таком раскладе можно сэкономить два часа времени. Встали лагерем на этом ледничке, это на 200 метров выше, до БАМа отсюда как будто рукой подать, или ногой, рыщем глазами по стенам и ступеням БАМа, хотим узреть описанный маршрут.

    6.09.02
    Восхождение на пик БАМ – попытка1.

    Готовились старательно, даже забросились на 200 м выше, чтобы сэкономить 2 часа времени. Проснулись в 5:20 (будильник – паразит не сработал). На небе звездищи, как будто существует только космос, мы и монстры-горы. Быстро молча сготовили завтрак, бухнули туда протеина, сверху сгущенки накинули, для большей энергии, начали собираться. У Сани – железо, у меня – фотик, перекус и теплые вещи, еще веревка 6-ка. Таким образом, Саня вместе со снарягой весил в два раза тяжелее меня. С неохотой влезли в замороженные ботинки и двинули, на часах 7:30. Поздновато, оказалось!

    Сначала поднимались по мелко и крупно каменистой осыпи, страховались палочками, потом по осыпи со снегом. Снег был еще холодный, морозный, шли хорошо. Через час дошли до снежного кулуара, где связались и двинули дальше. Снег размок, подтаял, проваливались по колено и выше, восхождение выдалось отнюдь не летнее. Догреблись до седловины в десятом часу, стали траверсировать влево, долго не гадали, где мы, просто поняли, что идем совсем даже не по описанию. Решили работать, как работается, ведь в этом есть свой интерес. Так веревка за веревкой, крюк, за крюком, станция за станцией и шли, получая на “особо технических” участках порцию адреналина. Жумарилось медленно, но стабильно, иногда веревка обмерзала, правда. Крючья выбивались легко, это мне немного не нравилось, Саня экономил время, когда их вбивал, но срывов не случилось, все прошло спокойно, потеряли только один крюк. Бесконечно хотелось пить, ничего не спасало, старались об этом не думать. Штаны были мокрые от снега и периодические подмерзали некоторые участки тела, а потом оттаивали под солнышком, и снова мерзли, особенно, когда приходилось стоять на станции, где помещается две ступни и не более, а под тобой несколько сотен метров высоты. Верить приходилось только в руки, ноги, самостраховку и Саню, который сейчас скомандует “перила готовы”. Снимаю станцию, стараюсь все делать грамотно, как учили, как в первом классе в первый раз у доски, жумарю по перилам, вышибая крючья, выковыривая закладки, траверсы, надо сказать, “волновали меня”, запомняться на долго. Ковырялись мы таким образом до 14:30, выбрались на неведомую площадку, а над ней оказалась еще башня метров 300-400. Стали к ней дерзко подбираться, а все такое холодной, крутое и мокрое. А высота все больше и больше, палатка внизу совсем горошина, а озера - махонькие зеленые пятна, бр-бр-бр, как будто с самолета глядишь, только самолет отсутствует. Мы уже выше всех окружающих гор, высота почти 3000, а до вершины еще неизвестно сколько, где мы, непонятно! Тут время кончилось, настали наши 16 часов – точка обратного отсчета. Осталось время только на спуск, который не менее сложный. Стали спускаться, заставляя себя не о чем не сожалеть, думая только о работе вниз. Веревка после спуска не захотела сдергиваться, намокла, отяжелела и не в какую. Меня охватил легкий ужас. А Саня, не смотря на истраченный запас энергии, жумарил вверх по стенке 2 раза, чтобы перевесить веревку, весь в железе! Бесполезно! Снова полез, спустился на 6 мм-ке, она деревянная, хорошо с балды сдернулась. Мне подурнело! Напала тряска от холода, мокрой одежды и предстоящего спуска. Саня невозмутимо подгонял меня, заставлял шевелиться на участках, где очень хотелось тормозить, иногда выдавал меня жестко, через восьмерку, если было совсем страшно. Да страшно. Мы так редко задумываемся, над этим явлением, а ведь это наше, человеческое, естественное, не надо стесняться бояться. А надо уметь использовать страх в своих интересах. В момент страха, напряжения, концентрироваться и действовать, потому что в момент “бояния” мы гораздо большее можем совершить. Надо это знать и верить в свои силы. Вот, наконец, нашли свои следы, спускались одновременно в связке. Спустились с кулуара, догреблись до места, где оставили палки, стало совсем весело. Спустились по осыпи на горизонтальные пространства, вот и палатка, еще нет 20 часов. Поняли, что еще час могли поработать. Короче не о чем жалеть, надо успокоиться попить чаю, согреться и подумать.

    7. 09.02
    Раздумья, подготовка, оценка наших возможностей.

    Погода заманивала наверх, небо было совершенно ясное, все сохло и согревалось вместе с нашими утомленными телами.

    Приняли решение. Пойдем снова. Мы ведь Сахалинцы, и Симушир, опять же.

    8.09.02
    Восхождение на пик БАМ – попытка 2.

    Спали очень беспокойно, плохо. Заставляли себя заснуть с 21 часа. Постоянно просыпались, пялились на часы, смотрели небо. Все в порядке – звезды. Саня проснулся в 4:20, на будильник не надеялись. За бортом минус и огромные звезды, прямо над палаткой Орион, вокруг горы и ни души, ни звука, жуть.

    Прочь тяжелые мысли, сами выбрали свою судьбу! Надо чего-то съесть, попить горячего чаю, но вчера вечером закончился бензин, вот засада. Все в порядке, Саня на сухом горючем довел ледниковую воду до кипения, и у нас был чай. Вместо сухарей долбили соевое мясо, ели печень минтая, жуткий завтрак, но главное калорийный. Собрали свой прожиточный минимум – железо, перекус, фотоаппарат, веревки, схему подъема с фоткой и дернули. Все, что вчера вечером было мокрое, утром смерзлось напрочь! Башмаки не впускали в себя, сначала, а потом было все по-боку. Рюкзак, палки и вперед! Вышли в 6:10 со звездами. Сначала осыпь, через час подъема оставляем палки, связываемся, поднимаемся по снежному кулуару. Снег замерзший, солнышко еще не вышло. Шли неплохо по насту. Расцвело, стало тепло, небо чистое. Далее Саня стал искать путь по описанию: от кулуара влево и траверсом, под первую стену. Доползли. Потом опять влево и траверсом. И снова - станции, крючья, закладки, перила готовы, пошел. Прошли каминчик с корочкой льда, стеночки различной сложности и подгреблись ко второй главной стенке, от которой по описанию вправо и вверх. Снег совсем раскис, проваливались глубже, чем по колено, вымокли, но жаркое солнышко согревало. Прошли снежный кулуарчик, догреблись до снежного каминчика со множеством выступов и зацепок.

    Преодолев камин, возникла легкая радость, которую мы старательно скрывали, делая суровые лица, работали дальше и, наконец, вышли на гребень. Снег здесь был холодным, рыхлым, западный склон оказался суровым и абсолютно зимним. Веревка тут же обмерзла, жумар не работал. За огромными валами метрах в десяти нас ждала вершина! Победа! Время – 14:55, погода отличная. Приятно, ничего не добавишь, хотя нет, на вершине под импровизированным тригопунктом мы пили самый лучший в мире какао из бутылки, ели орехи и мед. Потом традиционное фотографирование, кульминация нашей экологической акции в защиту о. Симушир – антирадиационные флаги, скромный восторг. Все очень быстро, всего полчаса, потому что впереди большая работа по спуску. Подъем занял девять часов. Сверху видны перевалы “25 лет Сов. Латвии”, “Трех Жандармов”. Внутри тригопункта под камнями лежит пластиковая бутылочка с заветными записочками. Сняли записку Питерских путешественников (зашли 17 августа 2002 года). Спуск начали в 15:30. Меня тормозил страх и неуверенность, под воздействием Саниных команд приходилось действовать решительнее. Опять немного заблудились, снова не сдергивалась веревка, боролись! Нашли две петли, забрали с собой, при спуске оставили их и еще две свои петли. Только добрались до последней осыпи, как стемнело, к палатке спустились в 21:30. Спуск занял 6 часов. От скупой радости и усталости не хотелось есть, похолодало, мы приняли решение идти в нижний лагерь, к бензину, сухим камням. Медленно собрали всю снарягу, терять было уже нечего, т.к. совершенно стемнело. В совершеннейшей темноте с севшими фонарями спускались по сумасшедшим моренам вниз. Давление упало, температура поднялась, но мы не обратили внимания на эти признаки надвигающейся засады. Нам стало хорошо, тепло, уютно, проставили лагерь на прежнем месте, сделали чай, повалились спать. Удовлетворенная совесть выполненного перед родиной долга усыпила нашу бдительность, и мы старательно красиво разложили на камушках всевозможные вещички, железки, абсолютно вымокшую веревку. И так, быть Симуширу без отходов!

    9.09.02
    Проснулись поздно, решили немного отдохнуть, а потом уходить через Балтийский (1А) на ГМС. Сготовили экзотический завтрак: макароны с остатками печени кого-то там. Сахара нет, вместо сухарей только соевое мясо. Потом завопил шквальный ветер со снегом, с трудом заставили себя выйти, умыться, набрать воды. Постепенно к 16 часам видимость ухудшилась, началась натуральная метель, решили ждать. Настали скучные часы, Саня постоянно просит петь песни и рассказывать сказки. Варим макароны и последний бульонный кубик. Стихия испытывает нас.

    10.09.02
    Ночью началась полная канитель! Ветер усилился, палатку занесло снегом, казалось, вот-вот взлетим. Короче, надо было быстро линять, но быстро не получилось. Горные духи держали нас и тыкали носом, как котят в обстоятельства: оказалось, что все вещички обмерзли, “прикипели” к камням. Отколупывали ледорубом. Веревка превратилась в огромный ледяной ком, весом кг15-20. Она – дура никак не помещалась в рюкзак, в палатке на примусе начали аварийную разморозку, чтобы придать нужную форму. Собирались очень долго, руки обмерзали, а обледеневшие вещи не складывались. Так постепенно все утрамбовали, рюкзаки получились кривыми и перекошенными. Чтобы не отморозить пальцы, я намазала их толстым слоем “рэйнджера”, башмаки от мороза сжались, два носка не помещалось. Кое-как забили в чехол палатку, прикрутили к баулу и двинули. При отсутствии видимости перемещались по заснеженным обледенелым курумникам, надеялись на описание и Санино чутье. Поднялись на неведомую осыпь, очутились в цирке, откуда открывались несколько перевалов, по описанию догадались, что идем верно, стало гораздо приятнее. Ветер уже не доставал, стало совсем душевно. А вот и перевал Балтийский. Справа водопад, забрались на осыпь, с которой он стекает, а вот и перевальный взлет на Балтийский. Это мелкая осыпь метров 400, крутизной до 30 градусов. Залезли на перевал в 17:30, сняли записку развеселой компании из Перми, дул сумасшедший ветрище, быстро пошли вниз держась лева. В долине ручья Балтийского все на 20 см занесено снегом. Шагаем быстро, до темноты времени в обрез. Через 4 часа открылась долина Сакукана, радость в предвкушении тепла и доброго запаса продуктов на ГМС –ке. В 20: 30 спустились по левому берегу Балтийского в долину Сакукана и вышли на тропу. Почуяли дым, оказалось не случайно, на ГМС-ке оттаивал добрый Новосибирский дядька. Здорово с ним пообщались, наелись конфет, напились чаю и повалились без задних ног.

    11.09.02
    Такие встречи, как наша вчерашняя особо ценны в таких путешествиях.

    Душа испытывает благостные растворения, а голова наполняется новыми мощными потоками новой полезной информации. Бесконечные чувства гордости и патриотизма переполняют тебя, ты спокоен. Значит все в порядке, все отлично, есть настоящие надежные люди в нашей стране, бесконечные безумцы, влюбленные в сибирь, в горы, ищущие свободу, умеющие действовать. Может мне показалось, но я думаю, он такой – наш новый “знакомец” из Новосиба Сергей Климов!

    Погода кончилась, наш друг убежал в поселок, ждать – не было возможности, а у нас была. Решили ждать два дня, будет погода – будет перевал Мурзилка (1А), Кондрат, р. Апсат, а нет – так убежим в Чару по дороге, как пришли. Второй скучный вариант нас не привлекал, поэтому терпеливо ждали. Грели воду, делали баню, дерзко переводили муку, дрожжи и сахар, наслаждались долгожданными оладушками со сгухой. Уничтожили все “лишние” продукты, ожили.

    12.09.02
    Окончательно уничтожили все “излишки” продуктов. Саня выпендрился искусным приготовлением блинчиков с брусникой (вышло сказочно вкусно). Вернулась погода. Готовимся к выходу. Изучили карты, описания, выход и продукты рассчитали на 2-3 дня.

    Долина ручья Кондрат

    На перевале Мурзилка

    13.09.02
    Линяем через перевал Мурзилка на ручей Кондрат. Солнце, поедание последней шоколадки и орехов. Стоянка на берегу Кондрата, благостные растворения души от наличия лесной зоны и птиц. Ночью мороз.

    14.09.02
    Кондрат – Апсат – олени.

    Олени

    На слиянии Кондрата и Апсата (правый берег Апсата) стоянка Эвенков. Лабазы, избушки и олени, красивые и гордые, не бояться людей. Пообедали соевым мясом, двинулись вниз по Апсату. Поиск тропы на Кондрате, протяженные препятствия типа кедрового стланика отобрали кучу времени.

    15. 09.02
    Р. Апсат – оз. Остров.

    Апсат - поразительная река и очень красивая. В одном месте обнаружили великолепный по красоте слив – мечту для экстремальщиков каякеров. Под сливом образовалась огромная ванна с бурлящей зеленой водой. Всю эту красотищу окружают здоровенные стенки, сплавщики их называют “щеки”. Как тепло и уютно все-таки жить на земле, среди травинок, деревьев, душевного пения птичек и гула могучей реки. Горы, камни безмолвны и строги, они заставляют нас действовать, учат быстро и безошибочно принимать решение, но нет ничего прекрасней живой природы, потому что мы люди вышли из нее и вечно ей принадлежим. Такие мысли бродят по голове, когда стоишь на обрывистом берегу и уносишься вместе с бесконечными ледяными потоками Апсата.

    Тропа верно вела нас по правому берегу и вывела на дорогу, которая подходит к озеру Зарод. Пейзаж, можно догадаться, чудесен, особенно гора, похожая на стог сена, но передвижение по дерибасам без тропы портит все цветочки. Минули зарод, вывалились на дорогу, которая периодически теряется в болоте, видимо это зимник или вездеходная дорога. Наши ожидания за 2-3 дня добраться до Чары не оправдались. Встали на ночлег на оз. Остров. А до Чары еще день пути и на исходе почти все продукты.

    16.09.02

    Гора и озеро Зарод

    На завтрак сварили последнюю горсть пшена и остатки соевого мяса в одном котле, засыпали все приправой и употребили. Из продуктов остались соль и какие-то пряности.

    Тропа скоро пропала, и озеро Окунчан-Кель мы вместо правого берега обошли слева. Силы небесные послали нам дядьку-охотника, местного Чарского, ядреного. Кроме сведений о дальнейшей дороге, мы были накормлены печеной картошкой, салом, свежим хлебом и домашними огурцами. На этом запасе и въехали торжественно на жигулях в ставший уже родным поселок Чара с магазином и добрыми людьми, в 19:00 был последний автобус в Новую Чару. Мы на него успели.

    И снова дорога, дорога, дорога. Теперь уже домой, в чудном плацкартном вагоне, стучащем по рельсам БАМа. Наступила настоящая зима! Скорей, скорей в теплую, золотую и самую лучшую в мире Сахалинскую осень!

    Обращение к туристам об осторожности в связи с повышенной радиацией, и др. советы.

    Обращаем внимание туристов, собирающихся на Кодар на соблюдение осторожности в связи с повышенной радиацией. Было бы интересно и полезно, если бы какая-нибудь из групп взяла с собой портативный дозиметр и померили бы особо посещаемые места, как например ущелье Мраморное. Конечно с последующей публикацией измерений. Если бы мы знали, как оно будет, обязательно захватили бы такую штуку.

    Всем посещающим Кодар не следует пренебрегать регистрацией в местном ГО ЧС - времени занимает немного, зато толк есть Адрес с. Чара, пер. Пионерский, д. 8. Нач. отдела по ГО и ЧС Давыденко А. Ю., Тел. Факс: раб: 21517, дом.: 21199, П. Новая Чара, Краеведческий музей, тел 3-89

    Проблемы были с веревками – одна толстая и когда намокает очень тяжелая, другая очень тонкая (6мм). Их совместное использование на дюльфер нецелесообразно – невозможно стянуть тоненькой шестеркой - толстую и мокрую 12мм, даже с петель. Лучше использовать две восьмерки и легко и хватает всегда.

    Комаров и прочей нечисти не было вообще – осень.

    Записки, снятые с перевалов и п. БАМ

    Пик БАМ (3Б)

    17 августа 2002г., 15 00
    Бекетов К, Н.
    Архипов С. И.
    Руинский Д. Ю.
    Санкт-Петербург
    Поднялись на вершину БАМ (3081м по GPS), Погода: безветрие, облака, наползает Фака-макака с запада.
    Сняли записку Савинова Д. Б. из Омска, который 11.08.2002 поднялся сюда соло за 1ч 35 мин (?). Предлагает всем желающим улучшить время. :)
    Контакт: kandidi@tag-ltd.spb.ru, www.tag.spb.ru, www.tourism.ru

    Перевал Балтийский (1А)

    Лихие Сакуканы г. Перми в количестве 9 чел, перевязанные лямками рюкзаков шарахнулись на перевал Балтийский (1А 2464) Зарубили шоколадку На перевал вышли в 9 45 Дальше уходим под пик БАМ. Руководитель группы “Газик Аргазмович”
    P. S. H2 O не наш девиз наш С2Н5ОН, Руководитель группы неуправляемых охламонов Губайдулин Радик Азгамович
    Подпись

    Перевал Мурзилка 1А

    ПГТУ “Мередиан”
    Группа крутых альпинистов сделали восхождение на п. Мурзилка (1А) нас 8 человек + рукль (не потеряли) 3 чела сделали перевал в обе стороны t= -2 C Cнег, ветер, настроение отличное.
    Рукль Радик Азгамович
    Записок не было г. Пермь 01.09.2002.
    Сняли записку “Ирбис” г. Москвы 11 чел ЦАТЮ 16.08.02.

    История и развитие проекта строительства могильника.

    Проект строительства постоянного геологического могильника для ядерных отходов на Симушире родился несколько лет назад в недрах Курчатовского института, во главе которого тогда стоял нынешний министр по атомной энергии Александр Румянцев. Хранилище поможет институту убрать со своей территории огромное количество скопившихся ядерных отходов. Заодно появлялась возможность заработать на сделках с иностранными партнерами, которые тоже не знают, куда пристроить свой радиоактивный мусор. Сегодня в России существуют только временные хранилища радиоактивных отходов. Поэтому в случае с островом Симушир речь сразу пошла именно о постоянном, так называемом геологическом захоронении.

    Идею продвигает зампредседателя комитета по экологии Госдумы Сергей Шашурин, активно лоббировавший принятие законов, разрешающих ввоз в Россию отработанного ядерного топлива. В 1998 году протокол-меморандум был подписан депутатом Шашуриным, Курчатовским институтом, ЗАО "Нефтегаз Компани Ко Лтд" и тайваньской компанией "Азия Тат Трейдинг" (АТТ) - посредником тайваньских энергетиков.

    Из документа следует, что стороны обязуются содействовать строительству могильника, стоимость которого оценивается в $3 млн. Финансирование проекта берет на себя АТТ. Попал в договор и первый зарубежный клиент - АЭС "Тайваньское электричество" со своими назначенными к утилизации отходами.

    Напомним, что радиоактивные отходы (РАО) - это жидкие, твердые и газообразные отходы, содержащие радиоактивные изотопы в концентрациях, превышающих нормы, утвержденные в масштабе данной страны. Существует три вида РАО - высокоактивные, среднеактивные и низкоактивные. К высокоактивным относятся отработанное ядерное топливо (ОЯТ), которое уже работало в реакторе, а также отходы, образующиеся при переработке ОЯТ. Среднеактивные и низкоактивные РАО - это вещи, которые были в контакте с радиоактивными материалами: упаковки от них, одежда сотрудников атомных станций и т.д.

    В России средне и низкоактивные РАО перерабатывает спецкомбинат "Радон", который имеет несколько региональных могильников по всей стране (самый крупный -- в Сергиевом Посаде Московской области). При этом все существующие могильники имеют статус временного хранилища.

    Во всех публикациях, рассказывающих о строительстве могильника, почему-то не упоминалось, в каком виде этот могильник задуман. По сообщенной редакции газеты “Наши острова” компетентным лицом информации, предполагается контейнеры с радиоактивным содержимым топить в бухте Броутона на севере Симушира. Бухта Броутона по сути представляет собой жерло подводного вулкана. Максимальная глубина - 240 метров. С морем бухта соединена узким и сравнительно неглубоким проходом.

    Метод затопления контейнеров выбран по следующим соображениям: дескать, вода с глубин никогда не смешивается с поверхностными водами, а, следовательно, даже если контейнеры окажутся раскрытыми, никакого угрожающего заражения окружающей среды не произойдет. К тому же бухта слабо сообщается с Мировым океаном, а потому зараженная вода так в ней и останется.

    Наверное, трудно найти в России более авторитетного в вопросах вулканологии человека, чем доктор геолого-минералогических наук, академик Генрих Штейнберг, директор института вулканологии и геодинамики Российской академии естественных наук.

    - На острове Симушир находятся два действующих вулкана, - сказал Генрих Семенович, когда мы связались с ним по телефону в Москве. – Вообще, это район высокой сейсмичности и цунамиопасный. Поэтому решение устроить там могильник – крайне необоснованное и неосторожное. Такие объекты можно строить только в очень стабильных в сейсмическом отношении районах, на платформах, щитах. При подводных землетрясениях и извержениях происходит вынос на поверхность огромных масс донного грунта. А это значит: надежда, что контейнеры с радиоактивными отходами останутся на дне в случае природных катаклизмов, несбыточна.

    Бухта Броутона представляет из себя кальдеру – большую воронкообразную структуру, образовавшуюся в результате очень сильного извержения, - продолжил академик. - Стопроцентной гарантии, что извержения в ней больше не произойдет, дать невозможно. Поэтому я решительно против устройства могильника на Симушире.

    Итак, гарантии, что извержение в бухте Броутона не произойдет, наука дать не может. Даже, наверное, наоборот: высокая сейсмичность района заставляет предполагать, что извержение рано или поздно случится. В таком случае бухта Броутона оказывается пушкой, в стволе которой находится заряд, способный отравить все живое вокруг на многие годы.

    - В случае вскрытия контейнеров приливно-отливные течения в зоне Симушира понесут радиоактивное содержимое и в Охотское море, и в Тихий океан, - сказал Александр Клочков, начальник отдела метеорологии моря Сахалинского гидрометцентра. - Конечно, бухта слабо сообщается с морем и это дает некоторую надежду, что заражение не будет большим. Однако в 1994 году после землетрясения остров Шикотан опустился сразу на полметра. Так что нельзя быть уверенным, что в случае природных катаклизмов глубина протоки останется прежней, и радиоактивные отходы не попадут в Мировой океан.

    - Я получал массу ругательных писем. Такое впечатление, что все в России очень беспокоятся об этом куске камня, где, кроме военных, никто не живет, - говорит в интервью “Известиям” академик Евгений Велихов, президент Курчатовского института, один из главных сторонников создания могильника на Симушире. - А то, что могильник находится посреди Москвы, на территории Курчатовского института, никого не волнует. Зато о нем постоянно вспоминают во время выборов, обещают убрать. Чем хорош этот вариант - остров Симушир освобождается, военные уходят. К острову есть удобный подход по морю. Я консультировался с сейсмологами. У японцев тоже хранилище на острове, тоже в сейсмоопасной зоне.

    Получается, главное - убрать опасные отходы подальше от Москвы. А там хоть трава не расти. Это, конечно, если не брать во внимание финансовую выгоду от реализации идеи для Курчатовского института. Что касается аргумента, что у японцев хранилище для радиоактивных отходов тоже находится в сейсмоопасной зоне, то он не выдерживает никакой критике. Дело в том, что на Японских островах практически невозможно отыскать спокойную в сейсмическом отношении зону.

    Казалось бы, что еще непонятного: ни одного сколько-нибудь веского аргумента в пользу строительства могильника на Симушире нет. Значит, могильник строить нельзя. Но не покидает ощущение, что возня наверху продолжается.

    По материалам российских интернет сайтов


    Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
    © 1999- Mountain.RU
    Пишите нам: info@mountain.ru
    о нас
    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100