Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Тянь-Шань >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Анатолий Джулий, г. Москва

 

В сердце Центрального Тянь-Шаня

Начало

Читайте на Mountain.RU:
Пик Гармо, 6595м. Траверс
Анатолий Джулий

Тянь-Шань... На сегодняшний день он становится чуть ли не наиболее доступным горным районом.

Наши планы сформировались, мы сидим у меня дома и до упаковываем заброску. Всего семь коробок общим весом килограммов 200. Там и базовая "зима", и куча разных деликатесов на дневки. В Бишкеке нас еще ждут продукты, закупленные фирмой "Тянь-Шань-тревел" В. Бирюкова. Это еще порядка 140 кг. Плюс наши рюкзаки со снарягой.

Казанский вокзал, масса провожающих и мы с нашими коробками пытаемся затолкать в поезд двух наших отъезжающих - А. Кириенко и П. Никитина. Проводник грудью закрывает вагон, заявляя, что с таким количеством груза нас не пустит. Все заканчивается мирно. "Дашь тысячу рублей" - "дам" - и наша заброска перебирается на верхние полки вагона. Поезд уходит, а у меня - "головная боль" - до встречи в Бишкеке - как доедет наш груз, и, главное, газ. Ведь теперь и в поездах газ перевозить запрещено.

Мы (оставшиеся четверо) вылетаем 16 июля, вечером. А в 2 часа ночи по местному нас в Бишкеке встречают В. Бирюков и Леха с Петей. Загружаемся в автобус и ждем следующий рейс - еще команда поляков, собравшихся на Хан. А потом уезжаем в Каракол. По дороге - обязательное купание в Иссык-Куле, и к вечеру мы в Караколе. Перегружаемся в вахтовку ("Урал") и уезжаем дальше. Перевал переползли уже в сумерках, и по Сарыджазу едем в полной темноте. Часов в одиннадцать разгружаемся на "Майда-Адыре", ставим палатки и отдыхаем.

Завтра (18.07) у нас получается дневка, наш борт - 19.07. Утром валяем дурака, конечно традиционный преферанс, и немного разбираем наши грузы, заодно упаковывая в последнюю заброску то, что считаем лишним. К вечеру прилетел вертолет, переговорили с пилотами. Они предлагают лететь в 8 утра. Мы, конечно, не против. Все коробки загружаем в вертолет. Утром только собрать рюкзаки - и вверх. 

Погода хорошая, мы уже на борту. С нами должны были лететь австрийцы на Ю. Иныльчек, но они так рано не захотели, полетят следующим рейсом с поляками. Так что мы в вертолете одни. Взлетаем. Пилоты разрешают открыть иллюминаторы для фото и видео съемки. Места, которые мы пролетаем, мне хорошо знакомы, в который раз пытаюсь все заснять, тем более с видеокамерой я здесь впервые.


Перевал Барьер 3Б*, в северной стене п. Шокальского


Высадка на леднике Мушкетова


Наши коробки на леднике Мушкетова. Мы одни
Пролетаем перевал Барьер в северной стене п. Шокальского, пройденный под моим руководством в 1993 году. Зрелище весьма впечатляющее. Затем ледники Комсомолец, Пролетарский турист, Дикий, и мы заходим на посадку на стыке лед. Звездочка и Ю. Иныльчек, под п. Трехглавый. Лихорадочно выгружаем первую (вернее последнюю) самую большую заброску и улетаем дальше. Пересекаем хребет Тенгри-Таг через перевал Вертолетчиков под п. Горького и сваливаемся на С. Иныльчек. Вскоре садимся в лагерь Р. Хайбулина. Сбрасываем очередную заброску и снова взлетаем. Мимо северной стены Хана, под Шатры и дальше разворачиваемся для разгона и уходим вдоль хребта Сарыджаз, постепенно поднимаясь на уровень хребта. Пролетаем участок нашего траверса - мы будем идти там через неделю. Перепрыгиваем хребет и идем над ледником Мушкетова. 

Перебираюсь в кабину к пилотам для того, чтобы ткнуть пальцем на место высадки.

Все-таки вертолет - не ноги, скорость большая, пока я разглядывал окрестности, мы немного проскочили нужный нам поворот, и сели у притока под перевалом Снежная лестница. Может это и к лучшему. Разгружаемся, провожаем вертолет, и наступает тишина. Мы одни.

Часть первая. Будни

Первый этап нашего маршрута - это акклиматизация на относительно низких перевалах Пролетарской печати (4750) и Томичей (4800), а затем траверс участка хребта Сарыджаз с ледника Мушкетова на лед. С. Иныльчек. Перевалы Пролетарской печати и Томичей - 3Б. Учитывая их крайне редкую посещаемость (перевал Пролетарской печати впервые пройден в 1930 году, второй раз в 1965, мы здесь - третьи, Томичей - немного чаще) хотим также уточнить их категорию трудности. Как выяснилось, перевал Томичей мы впервые прошли в обратном направлении. По результатам прохождения оба перевала - хорошие 3А. 

История прохождения этих перевалов весьма интересна. Перевал Пролетарской печати был впервые пройден экспедицией В. Ф. Гусева (Москва) в 1930 году, в поисках вариантов выхода на ледник С. Иныльчек, после чего на долго забыт. В начале шестидесятых (1963 г.) в поисках перевала Пролетарской печати группа С. В. Петрина из Томска пересекает хребет Сарыджаз, затем в 1964 году по пути Томичей проходят альпинисты "Буревестника" под руководством Е. И. Тамма. А в 1965 году Н. Волков проходит перевал Пролетарской печати и уже в Москве, сравнивая фотографии, выясняется, что Томичи прошли другую седловину, которая и получила название перевала Томичей. В 1966 году группа Банарюка из Пензы в попытке пройти перевал Пролетарской печати снова попадает на перевал Томичей. Затем опять эти перевалы были на долго забыты. И только в 1991 году В. Вуколов из Алма-Аты проходит перевал Томичей, впервые как перевал Томичей, а не Пролетарской печати. В последствии перевал Томичей проходился еще несколько раз. Все прохождения начинались с севера, с ледника Мушкетова.

По поводу путаницы следует отметить, что нормальной карты района тогда не было (т. е., в генштабе, возможно, была, но не у туристов-альпинистов). Нормальную карту-схему, по которой ходят до сих пор, нарисовал на основании собранных материалов В. Ю. Попчиковский уже в семидесятых годах. А северные перевальные склоны обоих перевалов похожи.

Нагружаемся нашей заброской и тащимся вверх по леднику Мушкетова. Тяжело, так как высадились на высоте около 4000 м. Протащились километра три и упали. Я пошел прогуляться в сторону перевала Пролетарской печати, посмотреть, что нас ждет. Ну, перевал как перевал. Снежно-ледовый, следы лавин со всех склонов, как всегда на Тянь-Шане. Как говорил Воланд, ничего не изменилось. Вечером чуть поболела голова. На этом сложности с акклиматизацией, похоже, закончились.

Утром (20.07) у нас начинается день для акклиматизации. Берем заброску и несем ее в сторону перевала Мушкетова. На морене ледника, напротив спуска с перевала Томичей, ее оставляем, практически не пряча - все равно ни кого здесь не будет. Нашли консервы с тушенкой и рыбой, похоже 1989 года. Мои экспериментаторы тушенку попробовали и съели одну банку. К вечеру все остались живы. Вернулись в лагерь. Завтра начинается основная часть нашего маршрута.

Выходим довольно рано, чтобы не идти по жаре. Сегодняшняя задача не велика - просто подойти под перевал Пролетарской печати. Снег идет каждый день, но пока мы внизу, и он особо не мешает. К обеду мы под перевалом. Выходим рано утром, так как везде повышенная лавиноопасность.


Перевал Пролетарской печати с севера, с лед. Мушкетова

Лавины - это оказалось ключевое слово для этого похода. Начинаем подъем к перевалу. В верхней части - широкий кулуар, где поположе, но там идти уж слишком опасно, поэтому идем чуть левее, вдоль ледовых сбросов. Над первым сбросом - доска, но еще не перенапряжена, вешаем через нее перила. Здесь несколько веревок через небольшие стеночки на ледовых сбросах. Хорошо, что веревки можно крепить на ледобурах. Выхожу над очередной стеночкой и хлопаю по склону над ней - характерный пустой звук снежной доски. Думаю, если пойдет - зависну на стеночке, а она просвистит сверху. Группу не достанет, так как они немного в стороне. Но доска не перенапряжена. Хлопаю по ней чуть сильнее и откалываю "коржик" сантиметров на 50. Сбрасываю вниз, также откалываю следующий. Потом выбираюсь на верх и выхожу на доску уже ногами. Вроде бы держит.


Верхняя часть подъема на перевал Пролетарской печати

Метров через десять доска кончается, еще немного - и веревка закрепляется за следующий ледовый сброс. Вперед уходит Юра Струбцов. Еще через несколько веревок мы на этом легендарном перевале. Вниз - карниз, потом метров 10 40-градусного снега и скальная стена, на первый взгляд показавшаяся отрицательной. Облазив в течение часа всю седловину, убеждаюсь, что стенка всего лишь близка к вертикали и выбираю путь спуска. Он проходит практически от места нашего выхода на седловину. 


"Дюльфер" с Пролетарской печати

Выхожу через карниз на снежный склон. Из под ног сразу уходит маленькая лавинка. "Прыгает со сброса и исчезает из поля зрения. Через несколько секунд внизу из под скал уходит уже большая лавина. Процедура повторяется на каждый шаг, пока я прохожу короткий траверс и спускаюсь затем на узенькую скальную полку.  Делаю комбинацию из скального крюка и петли. 


Южный склон перевала Пролетарской печати

Подходит Юра и начинает спуск вниз. Крутизна градусов восемьдесят, но вся стена буквально утыкана живыми камнями, которые улетают из под ног. Прошу Юру спускаться немного наискось. Каждый упавший камень провоцирует в низу очередную лавину. С окружающих склонов периодически падают камни, с тем же результатом. В низу весь цирк в лавинных конусах. Спускаемся дюльфером под стену. Вниз склон 45-50 градусов. Снегу... в общем, по пояс. 

Комья сошедших лавин. На всякий случай, и для ускорения, провешиваем еще три веревки, дальше связываемся и идем вниз. Начинается снегопад. На краю ледника, перед ледопадом, ставим бивак. Утром - великолепная погода, наша задача - разведать новый вариант спуска на лед. С. Иныльчек, согласно рекомендациям Н. Волкова в его отчете.


Озеро Мерцбахера и Верхнее со склонов хр. Сарыджаз

К обеду мы уже ставим лагерь недалеко от остатков озера Верхнее (верхняя часть оз. Мерцбахера, которая не стекает). От озера остались какие-то лужи. Получилась полудневка, тепло, все помылись в ближайшем ручье.

Утром пасмурно, идет дождь со снегом. Поднимаемся по карману вдоль ледника С. Иныльчек к повороту на перевал Томичей и далее к леднику, по которому проходит подъем в перевальный цирк. 

Непосредственно стекающий с перевала ледник не пройден, и по оценкам ранее проходивших здесь групп слишком сложен для прохождения (обрывается в сторону С. Иныльчека серьезным ледопадом и скальными сбросами). Подъем к перевалу осуществляется по соседнему, более западному, леднику, с последующим переходом через разделяющий скально-осыпной отрог на верхнее плато перевального ледника.


Ледопад на подходах к перевалу Томичей с юга

Нам из-за погоды не удалось увидеть стекающий с перевала ледник, так что дать собственную оценку возможности его прохождения я не могу. Так что начинаем подъем по описанному пути. В просветах просматриваем предстоящий подъем. До нас здесь только спускались, обходя ледопад по правобережному рантклюфту. На подъем лезть в этот рантклюфт что-то не хочется, на вид больно камнеопасно, тем более идет дождь. Ледопад выглядит вполне проходимым. Начинаем подъем ближе к левому берегу ледника.


Фрагменты прохождения ледопада на подъеме к перевалу Томичей

Стенки переправы, прыжки через трещины и другие прелести прохождения ледопада. Ледопад относительно не сложный. Раздельная транспортировка рюкзаков осуществлялась только на трех участках. Все время идет снег. В верхней части ледопада, когда видимость практически исчезла, останавливаемся на ночлег.


Следы обвала льда над ледопадом

Мы уже на уровне промежуточного плато, на котором лежит огромный "пирожок" - след ледового обвала тонн на 200. Все-таки хорошо, что мы там не идем. 

Утром проходим последние веревки по ледопаду, и перейдя левобережный рантклюфт, начинаем подъем на отрог, отделяющий цирк перевала и пройденный нами ледник. Осыпь и скалы, идем как ежики в тумане, в редких просветах просматривая направление движения. К обеду выходим на правый край ледника. Перевал в тучах, изредка открывается вид на изорванный ледник. Обедаем, связываемся и начинаем распутывать зону трещин. Начинается метель. Под очередным сбросом, прикрывающим от ветра, ставим бивак. Утром отличная погода. Переваливаем через сброс и выходим в цирк перевала. 


Перевальный взлет перевала Томичей с юга

Вдоль склонов, где старые и свежие конуса лавин, и снег чуть плотнее, идем к перевальному взлету - 300-метровому снежному склону крутизной до 45 градусов. Лавиноопасно. Чуть левее по ходу самой низкой точки седловины след недавно сошедшей лавины. Идем туда. Немного выше седловины, зато почти безопасно. Снег и здесь глубокий, есть опасение схода повторной лавины. Провешиваем перила, благо в нескольких местах удается докопаться до льда. На освещенном солнцем склоне начинают сходить лавины. Мы успеваем подняться на седловину, где обедаем. 


Верхняя часть спуска с перевала Томичей

Вниз - приличный карниз, потом пологий склон до ледопада. Месим снег. Сверху ледопад совсем не читается, поэтому тыкаемся в разные места, пытаясь выйти на проход по центру, где поднимались предыдущие группы. Это нам так и не удалось, левым рантклюфтом тоже не получилось, уходим на склоны правого борта. Здесь лавиноопасно, даже очень. Крутизна постепенно возрастает, начинаем вешать веревки, сначала вдоль трещины по какому-то гребешку, дальше выходим на склон. Снега очень много, "дно" не прощупывается, тропим по пояс и глубже.


Лавина при обходе ледопада на пути к леднику Мушкетова

Илья Михалев впереди скрывается за перегибом. Когда я подхожу, он гордо показывает на приличный желоб на склоне, глубиной до метра - след созданной им лавины. Вниз уходит классический конус, что дальше, за очередным перегибом, не видно. Спускаюсь еще на пару веревок, к бергшрунду. Снега в желобе все равно много, приходится фактически сползать на спине. За бергшрундом открывается занимательная картина - наша лавина захватила приличную часть склона и собралась внизу солидным конусом. Быстро спускаемся за конус и в связках уходим к заброске, считая по дороге трещины. Их много, по центру они широкие, идем вдоль правого борта, стараясь не заходить в зону возможного схода лавин и ледовых обвалов. Начинается снегопад, но это только короткий заряд минут на тридцать, потом снова солнце, и к вечеру мы на морене, у нашей заброски. На подходах к морене неделю назад был открытый ледник, а сейчас лежит 30 см свежего снега.

Дневка. Благодаря снежной обстановке за неделю мы порядком вымотались, да и вещи перед траверсом нужно просушить. Мы сэкономили 2 дня, один из которых и тратим на дневку. Тем более, что у нас в группе есть экспериментатор - Валера Козловский. Каким-то образом он оказался в походе в трекинговых ботинках, причем не первой свежести. Поэтому нам предстояло просушить и его ботинки, и все носки, которые к этому времени были напрочь мокрые. У Валеры каждый вечер начинался с выкручивания носков. Честно говоря, даже не знаю, каким образом ему удалось не поморозиться. Тут следует сказать, что избыток опыта, вероятно, сыграл со мной злую шутку. У меня даже мысли не возникло, что кто-то из моих участников может додуматься пойти в такой обуви. А Валера думал, что эти горы ничем не отличаются от Кавказа. В период подготовки к маршруту я оговаривал необходимость наличия костюмов с любой мембраной, для возможности ходить в любую погоду, но о ботинках как-то не подумал. Благо, на высотную часть, когда улетел Илья (торопился на работу), Валеру обули в Ильюхины пластики. Но риск закончить все раньше времени оставался - и это из-за каких-то ботинок. 

На дневке мои экспериментаторы сожрали все консервы, в том числе и рыбные, которые с 1989 г. пролежали на этом леднике. Все живы.

Этап 2. Траверс

В Москве при планировании маршрута мы хотели с ледника Мушкетова дойти до перевала Волкова по хребту Сарыджаз, и затем спуститься на С. Иныльчек, к нашей заброске. Это примерно 20 км выше пяти тысяч. Так как я знаю район достаточно хорошо, то и в карту особо не заглядывал, и запланировал на траверс 4 дня. Но когда все-таки залез в карту, с удивлением для себя обнаружил по дороге три пятитысячника. Кроме запланированного п. Баянкол (5791) еще п. Семенова (5816) и п. Игнатьева (5488). Начал прикидывать по времени, и понял, что мы просто можем не успеть, особенно учитывая специфику местной погоды. Поэтому мы и пытались сэкономить дни на первой части маршрута. 

Так что после дневки мы все время пытались бежать, но делать это по пояс в снегу не очень-то получалось. Выходим по морене, но вскоре связываемся и по закрытому леднику идем к перевалу Мушкетова, периодически считая трещины. Обманчиво жесткий снег радует нас около часа, после чего начинаем проваливаться, и темп резко падает. Понимаем, что с таким темпом до перевала не дойдем и до вечера, поэтому начинаем тропить к правому борту ледника, к осыпным склонам хребта Адыртор. Часа через три сваливаемся в карман ледника, и по карману поднимаемся на перевал, к началу нашего траверса. Четыре часа дня, погода начинает портиться. Идем вдоль гребня, к скальным выходам, когда начинается гроза. Видимость падает практически до нуля, гром, молнии. Уходим с гребня вдоль скал, чтобы не попасть в грозу. Следует заметить, что грозы были каждый день, и я даже подумывал заменить траверс на прохождение нескольких перевалов, но эта гроза оказалась последней. Она часа через два закончилась, мы к этому времени под последним скальным выходом организовали бивак.


Северный гребень п. Игнатьева. Редкий просвет

С утра идет снег. Успеваем выйти на гребень, когда видимость сокращается до 100 м. Периодически исчезает и напарник по связке в 10-15 метрах впереди. Здесь не круто, от 20 до 45 градусов. Периодически попадаем в метелевый перенос - тогда по совершенно рыхлому снегу приходится месить склон. Один наиболее глубокий участок (по грудь) удалось обойти по более крутой подветренной части склона. Ступени заметает практически полностью, иногда приходится их искать или топтать новые. Так и поднимаемся на верх. В какой-то момент понимаем, что до темноты на п. Игнатьева не успеваем. Все таки от перевала Мушкетова перепад по высоте больше километра. И снега много. Присматриваем на склоне ледовый сброс и идем к нему. Под сбросом, как правило, есть ровное место, и хоть какое-то прикрытие от возможной лавины. До гребня хребта Сарыджаз осталось совсем чуть-чуть, мы на высоте 5300-5400. Равняем площадку. При раскопках обнаружили дыру под сераком размером с квартиру. Сначала хотели перебраться туда, но потом раздумали, сделали там кухню.

Утром - снег, видимости нет. Сидим... Преферанс, общий треп. Пошел второй день нашего траверса из пяти. Становится ясно, что до перевала Волкова нам не успеть. Прогнозируем вариант до перевала Одинадцати, это исключая п. Баянкол. С использованием одного запасного дня вроде бы возможно. День до перевала Опасный, потом на п. Семенова (это 600 м набора по высоте), третий день до перевала ЛКТ или до Одинадцати, и в день запаса - спуск в лагерь. Но это если позволит погода. 


Пейзаж. На гребне п. Игнатьева


Бивак под сераком на северном гребне п. Игнатьева

Ближе к вечеру, часов в шесть, начинают появляться просветы и солнце. Можно погулять. Виды вокруг просто сумасшедшие. На сераке намело сантиметров пятьдесят свежего снега. Стучим по нему - вроде бы, съезжать не собирается. Размяв ноги, после фото и кино съемки ложимся спать. Утро встречает нас не очень приветливо. Внизу, где-то на 4500-4600, ледники закрыты сплошным покровом облачности. Выше, на уровне 6000, еще слой облаков. С востока, между этими слоями, встает солнце. 


На п. Игнатьева. Сзади - Хан-Тенгри, Шатры


Пик Игнатьева с гребня хребта Сарыджаз

Собираемся и выходим. Установка проста - либо мы сегодня на перевале Опасный, либо придется исключать из траверса и п. Семенова. Выходим и за 40 минут поднимаемся на хребет Сарыджаз. До п. Игнатьева совсем близко, но в другую сторону. Без рюкзаков идем на высшую точку. С большой долей вероятности мы здесь первые, то есть это первовосхождение. Фотографируемся на фоне Хана, и уходим вниз. Продолжаем месить снег. 

Гребень здесь широкий, основной неприятностью являются трещины. На подходе к перевалу Панорамный слои облачности сошлись, пошел снег, видимость исчезла.

В какой-то момент понимаю, что ориентировка потеряна - вообще не понятно, куда идем. А я в этот поход даже компас не взял. Приходится ставиться. Опять просчитываем шансы. Если бы не Ильюхин отлет 13 августа, можно было бы использовать еще пару дней запаса, но в данном случае не хочется, так как тогда ему придется улетать с Северного Иныльчека, пропустив самую интересную часть маршрута. Акклиматизация и разминка прошли успешно, мы сделали несколько интересных перевалов, первовосхождение и траверс, не так и плохо. Значит, нужно уходить вниз. Зато запасной день не трогаем, удастся полноценно отдохнуть. 


Хребет Сарыджаз. Траверс. На спуске с п. Игнатьева

Здесь некая наша (или моя) беспечность очередной раз сыграла с нами злую шутку. При планировании в Москве я никак не думал, что придется заканчивать траверс так рано, поэтому описания перевалов Панорамный и Опасный не смотрел. Знал только, что спуск идет на ледник Краснова, и что в 1989 году здесь было ЧП с Питерской командой при попытке спуска с Панорамного на соседний ледник. Я даже и не предполагал, что нужно переваливать через плечо п. Краснова и идти вдоль его ребра. Это мы поняли позже, а уточнили только в Москве. 
Утро, солнце. По свежему снегу начинаем спуск с перевала Панорамный на ледник Краснова.


Ледопад перевала Панорамный, по   которому мы пытались спуститься

Вскоре начинается ледопад, сначала серией гигантских разломов "от уха до уха". Петляем, "дюльферяем" на небольшое плато, заваленное обломками ледового обвала. Вниз, вниз... Очередные сбросы. Разведки в лево, по центру, в право. Вниз уходят какие-то совершенно невообразимые сбросы, смотрятся жутковато, везде следы обломков льда. М-да... Ильюха зовет в правый рантклюфт, вроде бы можно спустится. К этому времени обсуждаем и вариант траверса за ребро п. Краснова, где на самом деле и нужно было спускаться. Просматриваю. С верху нависают неприятные сераки, траверс с рюкзаками проблематичен. Такой микс, ледобур не закрутишь, крюк не забьешь. Вешаю веревку, "дюльферяю" налегке метров на 20 в ранклюфт. Не, это для пьяных ежиков. Даже уши не доедут. Остается вернуться назад. Решение не популярное, но единственное. Обедаем и лезем обратно. Пока ползали, просмотрели спуск с перевала Опасный. На Панорамном решили больше не экспериментировать, а идти по уже понятному пути. Обедаем и лезем обратно на гребень, а потом по гребню идем к перевалу Опасный, периодически просматривая варианты свала с гребня. Снова пошел снег. Немного не дойдя до перевала устраиваем бивак. Завтра 2-е августа, наша первая плановая дневка - она же запасной день. 


Седловина и южный склон перевала Опасный. Вид с гребня хр. Сарыджаз и из перевального цирка

Утром идем к перевалу. Перед острым, как нож, участком гребня высматриваем маршрут спуска в перевальный цирк. Траверсом метров 200, и столько же вниз, на сбросы. Идем на три такта, крутизна градусов 45, хороший фирн. После сбросов, или, скорее, разломов и сераков на склоне, еще метров 300 фирнового 40 градусного склона, небольшой ледовый сброс (веревка) и мы на перевальном плато. 


Спуск с гребня хр. Сарыджаз в южный; цирк перевала Опасный

Затем проходим ледопад по просмотренному накануне пути. Потом нижний ледопад ледника Краснова - и мы на леднике С. Иныльчек. Обедаем и идем вверх по леднику. Из-за боязни проскочить мимо лагеря Хайбулина не хотим уходить далеко к левому борту, и в результате наматываем лишние километры по рваному правому краю. В итоге в лагерь дотащились только в восемь часов вечера. Вымотались изрядно.

Падаем и примерно пол часа приходим в себя. Что больше всего поразило - никто даже воды не предложил. Мир меняется, не в лучшую сторону. От общения с начальником лагеря, за время нашего пребывания там, остался только неприятный осадок. Деньги - все остальное не имеет значения. Может это теперь неизбежно - спасработы за деньги, гостеприимство - за деньги? Может мы все к этому привыкнем?

Дневка. Отдыхаем, пьем пиво с кальмаром и воблой из нашей заброски. Готовим деликатесы из свежих продуктов, едим арбуз. Все-таки вертолетная заброска позволяет здорово расслабиться. У Пети Никитина на ногах - гнойные раны. Он шел медиком и никому не говорил о том, что стер ноги. Но и в целом он оказался не готов к такому маршруту. Договариваюсь с начальником лагеря о его эвакуации, все оплачиваю. Мы можем уходить дальше. Потом уже выяснилось, что Петька остался в лагере поваром. Может так для него все не плохо сложилось. 

Первопрохождения

Мы уходим от цивилизации в верховья ледника С. Иныльчек. Впереди - первопрохождение нового перевала между п. Пржевальского и Шатром В., в Китай. Это самая сложная часть нашего маршрута. После обеда начинаем тонуть по пояс. Все раскисло. Тащимся под склонами Шатров. Думали за день подойти под взлет - не тут-то было. Не дошли даже до ледопада. Когда тропить становится совсем невозможно, ставим лагерь. Одна связка уходит протоптать ступени под ледопад. По пути изучаем северную стену перевала, прикрытую северным гребнем п. Шатер В. Намечаем предварительно четыре возможных варианта подъема. По мере приближения к стене часть вариантов отпадает, в конце концов, остается два, выбираем более простой.

На утро часа за два подходим к ледопаду, начинаем его распутывать примерно по центру. В верхней части - большой скол, провешиваем веревку и выходим на край перевального плато. Вся стена перед нами, маршрут подъема окончательно выбран. 


Перевал Пржевальского, первопрохождение. Северная стена

По слабо выраженному контрфорсу склонов В. Шатра, между большим кулуаром, по которому идут ледовые обвалы (справа) и скальными сбросами, по которым также идут обвалы (слева), затем по скалам, через ледовый сброс на склоны Шатра и вдоль бергшрунда траверсом в сторону п. Пржевальского выйти на седловину.

Отходим от края плато и упираемся в гигантский разлом, шириной метров восемьдесят. Делаем разведку вдоль него - простого перехода нет. Садимся пообедать, потом спускаемся в разлом и поднимаеся по противоположной стороне. Вокруг сераки, сосульки, все время что-то падает. Выбрались наверх. Следующий такой же разлом уже обходится под перевальными склонами. Выходим на ровное плато и выбираем место для бивака на достаточном расстоянии от склонов перевала, чтобы не попасть под обвал. Ночью стоит грохот обвалов, пока все не смерзлось. За дни подходов уже вычислили, что обвалы начинаются в основном после восхода солнца и прекращаются ночью после замерзания склонов. Наша нижняя часть подъема проходит по краю кулуара, поэтому нужно пройти до восхода солнца.


Профиль скальной и ледовой части подъема по северной стене перевала Пржевальского 3Б

Выходим рано утром и по конусам идем к бергшрунду. Переход - по краю свежего конуса ледовых обвалов. То, что падает из кулуара, лежит классическим конусом из ледовых глыб. А то, что падает со стены, левее, разлетается в пыль. Похоже здесь обвалы идут с огромной энергией, склон под стеной просто запрессован и заглажен, если что-то рухнет - нас просто размажет. Быстро проходим бергшрунд и уходим под скальный контрфорс, вдоль которого по льду, припорошенному снегом, поднимаемся вправо вверх, снова выходя на край кулуара. Здесь градусов 30-35, но жесткий натечный лед, предлагаю подстраховаться перилами. И вовремя - Валера начал подъем по перилам и у него слетела кошка. Провесив три простые веревки, выходим на снежный гребешок, под скальную часть стены. 


Скальный пояс северной стены перевала Пржевальского

Крутизна на стене в среднем градусов 50, это скорее не скалы, а микс. Идем в кошках, с ледовым инструментом.

Закладки класть некуда, забили всего один крюк, а так идут короткие ледобуры. Рельеф - сланцевые плиты, наклоненные вниз, в сторону подъема, все это покрыто натечным льдом и припорошено снегом. Навешиваем по скалам четыре веревки, а тратим на них 5 часов. Дальше начинается ледовая часть подъема. Вверх вправо по 50-ти градусному льду в обход большого серака, а за углом - влево вверх по ледовому кулуару между сераками (участки до 80 градусов) поднимаемся на макушку серака. Понимаем, что придется здесь ночевать.Серак мы обозвали стабильным (то есть рухнуть не должен). На его макушке - гребешок, обрывающийся в три стороны на стену, ставиться на гребешке сразу побоялись. Зарываемся под стеной у четвертой стороны серака. Вверх уходит стена следующего серака с отрицаловкой в верхней части. Пока роются площадки, пробуем с Юрой по очереди выскочить на стену с ходу. Но прямо под ней - глубокий рыхлый снег, да уже и холодно, поэтому после двух попыток откладываем подъем на утро.

А часов в десять начинается ливневый снегопад. Над нашим сераком - склон, и очень скоро оттуда начинают съезжать лавинки. На нижнюю палатку, где у нас Илья и Леха, падает чаще. Они начинают откапываться, а очередная порция с верху заставляет их переносить палатку на "нос" нашего серака. К этому времени нас тоже слегка завалило, Юра выходит на раскопки. Только он начал, раздался рев очередной лавины. Юрка наблюдал это снаружи, мы с Валеркой лежали внутри. Могу рассказать лишь собственные ощущения. Рев, затем грохот, палатку расплющивает, нас замуровало. Головы, правда, торчат. Лавинка маленькая. Юрка нам кричит, мы отзываемся. Все в порядке, можем шевелиться. Все-таки стоим на склоне, и основная масса снега стекла в стороны. Выползаем на улицу, на ощупь выковыриваю из тамбура ботинки, и пуховку из палатки. Дальше все происходит, как в ускоренном кино. За 10 минут отрываем палатку и новую площадку и перетаскиваемся туда, на "нос" серака. А потом начинаем равнять стойки, завернутые самым причудливым образом. Зато ни одну не сломало. Наконец палатка стоит, а мы лежим, ощущая под собой зыбкую субстанцию края серака и 800-метровую стену. Грохочет очередная лавина, нас обдает ударной волной. Упираемся с Юрой в тент руками и хихикаем. Что ее держать, если достанет - будем лететь, как кот в мешке. Часам к двум все закончилось. Спим...

Встаем поздно, и из-за ночных маневров, и потому, что не хотим лезть на стену в холод. Нас встречает яркое солнце. От нижней площадки даже не видно следов, верхняя присыпана только на половину. Валера ведет раскопки в поисках оставленного на улице  снаряжения, Юру выпускаем на стенку. 


Подъем на серак. Утро.

Теперь заходим правее, здесь более протяженный крутой участок, но сразу лед. Правда лед молодой - фи-фи в него уходят полностью, но держат. Но такое качество льда заставляет крутить промежутки через каждые два метра. Потом вытаскивание рюкзаков, на подъем на серак потратили три часа. Еще три веревки и перейдя очередной бергшрунд, выходим на склоны В. Шатра. Идем как и планировали, снега местами выше пояса.


Спуск по гребню на седловину перевала Пржевальского. На заднем плане - п. Шатер В.

Часа в четыре мы на верхней седловине. Дальше часа два-три делали разведки для просмотра спуска в Китай и оценки Китайской стороны перевала Иныльчекский. Спуск простой, на уровне 2Б. Ночуем. Ориентировочная высота - 5800. 

Утром продолжаем движение по гребню с карнизами на низшую точку перевала, а оттуда - вниз по снежно-ледовому склону по следам лавин и обвалов за пару часов спускаемся на верхнее плато ледника Тукбельчи. 


Китай. Спуск с перевала Пржевальского на ледник Тукбельчи.

Еще несколько часов пересекаем плато и садимся обедать под взлетом перевала Иныльчекский. Мы делаем первое сквозное прохождение. После обеда начинаем подъем на перевал, одновременно с этим начинается метель.От бергшрунда навешиваем перила, всего семь веревок, и поднимаемся на седловину. Уже вечер спуска (как и подъема) не видно, сильный ветер. Пока готовили площадку для палатки, все рожи покрылись слоем льда. Наконец мы в палатке, постепенно оттаиваем. К этому времени вторая палатка уже приготовила ужин (они ставились на маленьком ровном озере). Собираемся в который раз в одной палатке и ужинаем.

Утром сильный ветер и солнце. Собираемся и начинаем спуск. Снежно-ледовый склон, затем простой ледопад и закрытый ледник Демченко. Снова тропим, когда все окончательно раскисает, падаем на обед. Потом снова идем, и к вечеру мы у палаток под ледником Семеновского, у поворота к Хану. Снова пошел снег, мы ставимся. Потом у нас прощальный ужин - Илья послезавтра должен улетать.

Утром за два часа спускаемся в лагерь В. Бирюкова. Ставим нашу "зиму", обустраиваем базовый лагерь. Завтра день отдыха, потом уходим на траверс п. Военных топографов. Готовим плов из мяса в казане, любезно предоставленный нам на кухне. И борщ. Отъедаемся. Играем в преферанс, ходим в гости. Баня.

Уик-энд на 5200


Не состоявшийся траверс п. Военных топографов. Придется вернуться...

Выходим на верх по леднику Звездочка. Погода опять портится, а мы идем к перевалу Чонтерен. К вечеру прошли чуть больше половины пути и ночуем на морене правого борта ледника. Утром в непогоду пробиваемся дальше на верх. Встретили группу украинских альпинистов, спускающихся с верху, из-под п. Лавинный. Под п. Лавинный прошли по их следам, здесь поставили палатку пообедать и переждать очередной заряд снега. Часа через три распогодилось, идем дальше. Вечером останавливаемся на ночлег под перевальным взлетом перевала Чонтерен.

А потом двое суток отсидки. Видимости нет, со склонов непрерывно грохочут лавины. Нас только один раз достало ударной волной. На второй день у палатки промерял глубину свежего снега - 70 см. Значит выше еще больше. От наших девяти дней остается пять, если отнять два на спуск, остается три дня на подъем, почти на семь тысяч. Даже налегке это мало реально, а по такому снегу - тем более. Значит вниз. 

Вечером просвет на пол-часа давал нам надежду на улучшение погоды. Встали ночью, все по прежнему. Вышли только в пять утра, когда появившийся просвет позволил проскочить под п. Лавинный. Вдоль пика Лавинный обходится верхний ледопад ледника Звездочка, и это наиболее опасный участок в такую погоду. К семи утра эту часть проскочили. Видимость колеблется в основном от 200 до 50 м. Правда иногда просвечивают склоны п. Победы. Трещин очень много, лидер проваливается через каждые 50-100 м. И тут на очередном участке Валера начинает догонять Юру, идущего впереди. Трещина тут как тут, Валера исчезает. Подходим. Ушел на четыре метра, упал на дно. Веревка как раз где-то в этот момент натянулась, немного сгладила удар. Отзывается, болит спина и колено. Шевелиться может. Трещина мерзкая, заросшая сосульками и с карнизом. Работать нормально не возможно. Леха страхует меня и Юру, а мы организовываем подъем. Длинный блок, но тянуть может только один, второй практически только придерживает веревку. Достали. Обезболили (спирт внутрь). Будет жить. Сели передохнуть и позавтракать. Валерку разгрузили и пошли дальше. Не важно как, но к темноте мы уже в нашей "зиме". Все чувствуют себя одинаково плохо - болят все мышцы и не понятно, что не болит. За день около 25 км было слегка с перебором, но ведь это, по сути, последний день. Вот такой получился уик-энд вместо траверса. Знать бы за ранее - улетели бы с Ильюхой, отдыхать на Иссык-Куле.

Вот так и закончился наш маршрут. Без подходов, без травы. На леднике начался, на леднике закончился. Улетать, как всегда, немного грустно, но делать нечего. Теперь домой.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100