Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Читайте отчеты и технические описания походов в Библиотеке МКК
МКК горный туризм > Библиотека

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Анатолий Джулий, г.Москва

Пик Гармо, 6595м. Траверс

"Ну как мне тебе рассказать, что такое гора,
гора - это небо, покрытое камнем и снегом,
а в небе мороз не земной, не земная жара,
и воздух такой, что нигде кроме неба и не был."
Ю. Визбор.


Читайте на Mountain.RU статьи А.Джулия:

Снаряжение. Обзор, замечания, пожелания
Кашкар – 6435 м. Первый «русский» шеститысячник в Китайском Тянь-Шане
Восхождение на пик Кашкар, 6435 м
Горный туризм
Вторая экспедиция в "затерянный мир"
Лавина
Фанские горы - глазами руководителя
Чемпионат России по технике горного туризма (многоборье) – глазами очевидца
Москва. Подготовка кадров
Стратегия и тактика горных походов
История одного ЧП
Валера Хрищатый
Ледопад
Пик Гармо, 6595 м. Траверс
Фанские горы. Горный поход 6 к.с.
Траверсы
Первопрохождения
Тянь-Шань - 1993

1992 год. Позади первая шестерка, первые высотные походы и достаточно солидный опыт траверсов. Траверс любой вершины, или хребта, особенно если он соединяет разные долины, гораздо логичнее для туристских походов, чем для альпинистских восхождений. В альпинизме совершено не мало траверсов, сделанных как правило по принципу - максимум сложности, максимум отдыха. Движение, как правило, осуществлялось из одного базового лагеря - и старт, и финиш. Очевидно, что для технически сложных траверсов такой принцип построения имеет право на жизнь. Из множества траверсов, пройденных альпинистами, я, пожалуй, особо выделил бы один. Это траверс, пройденный командой В.Хрищатого от п. Победы до п. Хан-Тенгри. Там 25 или 26 вершин, приличные перепады высот и достаточно технической работы на разном рельефе. И все это за 15 дней. Конечно, подобное мероприятие требовало серьезной предварительной подготовки - и в смысле аклиматизации, и разносом забросок на несколько седловин по маршруту траверса. Подобный траверс в рамках туристского похода вряд ли возможен, или он будет составлять собой весь поход.

Гармо с востока. Снимок 1990 г.

 В туризме логичный траверс должен соединять разные долины, и все мои подобные мероприятия были ориентированны именно на такое прохождение.

 В 1992 году мне хотелось пройти в рамкох одного похода траверс двух вершин - п. Гармо и п. Коммунизма. Причина выбора проста - когда то п. Гармо считался высшей точкой Памира. Вот и возникла идея - проити в траверсе высшую точку прошлых лет и нынешнюю.

 И вот мы в к.Пой-Мазар, собрались на старте. Начинается первый этап маршрута - этап аклиматизации. Заброски уже разложены - частично на себе, частично вертолетом. Первый перевал - простой, перевал Пулковский-1. Втягиваясь в Памир, идем не спеша и только на третий день переваливаем на ледник Ванч-дара. Дальше - прохождение перевала Молдаванка - снежно-ледовая 2Б. И по леднику Шокальского мы подходим к первому нашему первопроходу - перевалу с ледника Шокальского на ледник комсомолец.

Северный склон пер. Шокальского Ю.

            Интересный сложный перевал, чисто снежно-ледовый, но тем не менее 3Б. Проходим за три дня, а на четвертый мы на заброске на леднике РГО - первый отдых и подготовка к траверсу. Здесь выяснилось, что одна коробка из этой заброски улетела на поляну Москвина. Жаль...

            Идея траверса - пройти таким образом перевал Дарвазский кругозор. Эта седловина ведет с ледника РГО на Дарвазскую стену, и она здесь единственная, соединяющая ледники РГО и Вавилова. На нее несколько раз поднимались разные туристские группы из разных городов - и поворачивали обратно. Пройти даже на спуск по Дарвазской стене - мероприятие, выходящее за рамки разумного риска. Наша задача - пройти через верх, то есть траверсом п. Гармо до перевала Крыленко-Блещунова, связав таким образом сразу три долины - ледники РГО, Вавилова и Бивачный.

Вид на п. Гармо со склонов пер.  Шокальского Ю. Предстоящий траверс.

Дарвазские ледопады. 1-я ступень.

            Главным препятствием на подходах к перевалу Дарвазский кругозор являются Дарвазские ледопады, спускающиеся с высоты примерно 5800 до 3800 тремя ступенями. Их можно рассматривать, как самостоятельное препятствие, прохождение ледопадов определяет сложность всех перевалов этого узла - Мираж, Дарвазский, Шокальского - как 3Б. Наиболее проста для прохождения верхняя, третья ступень - она обходится через цирк перевала Мираж по снежному склону. Наиболее сложная - вторая. Ее можно обходить по склонам п. Гармо - тоже не просто и слишком опасно, или проходить по ледопаду. Первая ступень по проще, прохождение ее однозначно - по ложбине ближе к правому борту. Состояние льда и, соответственно, сложность, меняется от сезона к сезону.

            Прохождение любого ледопада практически всегда - первопрохождение, так как четкого рельефа здесь нет, и предыдущие описания могут содержать лишь общие рекомендации по ориентировке и направлению движения. Мы повторяли вариант, пройденный командой из Одессы в 1988 году, с прохождением второй ступени по ценру.

            После ночевки под первой ступенью втягиваемся в ледопад.

В 1-й ступени ледопада

Начало Дарвазских ледопадов

            Ледник здесь практически открытый, но невообразимая рвань заставляет связаться. Очень скоро начинается прохождение по ледовым гребешкам, через трещины, узкие перемычки и прочие прелести ледопада. На одном из гребешков Антон улетает вниз. Достаем. Без последствий. Пробираемся через первую ступень около шести часов. После обеда на скальном островке довольно быстро выходим на не большое промежуточное плато перед второй ступенью. Заходить во вторую ступень уже поздно, осматриваемся в смысле безопасности и ставим лагерь. Лавины и камнепады, судя по следам, сюда не достают.

            Утро. Погода Памирская - то есть холодно и ясно. Ищем вход во вторую ступень - она уже в начале перегораживает ледник отвесным 10-метровым сераком. Находим дырку в сераке - нашу дверь. Как раз «рыбкой» можно пролезть с рюкзаком. И началось… Дальнейшее движение проходило в полной тишине. Казалось, скажи что-то слишком громко - и та зыбкая субстанция у нас под ногами просто рухнет. Полное ощущение движения над огромными пустотами, так как кое-где просматриваются темные дыры. Рельеф - рухнувшие в беспорядке сераки, при падении натыкающиеся друг на друга и спекшиеся между собой.

Во второй ступени ледопада

            Трещины здесь гигантские, по 40 и более метров, и такие вот своеобразные мосты - в виде спекшихся сераков.  Местами, выбираясь из этих провалов, применяем перила. В какой-то момент обедаем и идем дальше. Наконец подходим ближе к левому борту к гигантскому разлому, через который Одеситы в 1988 году делали переправу. Он явно стал глубже и шире, прохождение со спуском практически не реально. Ширина - метров 40-60, дна не видно. Уходим вдоль трещины к правому борту, где-то в середине находим приемлемый переход по все темже спекшимся серакам. Дюльфер метров 20, и по этому своеобразному мосту с псевдо-страховкой (вся связка идет по огромному мосту) переходим на искось на противоположный берег трещины. Незначительные петляния - и мы на плато уже закрытого ледника. Идем в цирк перевала Мираж. Уже вечер, ставим лагерь.

            О планировании. На весь траверс мы планировали 6 дней - три дня до перемычки Дарвазский кругозор, три дня непосредственно на траверс п.Гармо. По ледопадам мы уложились. А вот по траверсу… :

            День третий. Проходим третью ступень ледопада и буквально тащимся по плато к перемычке в боковом отроге, ведущей в цирк Дарвазского кругозора. Жара. Ощущение солнечной линзы, ветра нет, укрытий - нет. Под вечер вылазим. В зоне прямой видимости и совсем рядом - наша седловина. Ставим бивак. Завтра утром - начало траверса. Начинаю готовить ужин. Здесь следует сказать, что последние годы мы ходили с примусами «Огонек». Пока на Тянь-Шане при траверсе п. Шатер З. они практически отказались работать - эти примуса плохо переносят холод, соединенный с высотой. И на Гармо мы вернулись к «Шмелям». Вероятно, я уже сильно отвык с ними работать. В результате перекачал, и в какой-то момент примус вспыхнул. Готовили в тамбуре, но слава богу никто не обгорел. Выгорело только пол тамбура. А мы остались без ужина, так как готовить полный автоклав на одном примусе сил уже не было. Кстати, примус я потом починил, и он успешно отработал до конца маршрута.

пер. Дарвазский кругозор и гребень п. Гармо. Жандармы.

            День четвертый. Выходим с рассветом. Холод просто жуткий, идем без отдыха. Подходим к бергшрунду, начинаем провешивать перила на седловину - здесь буквально 1-2 веревки. И уходим вправо по гребню. Здесь начинаются первые неожиданности. Под ногами вместо снега - чрезвычайно жесткий, практически натечный лед. Крутизна всего около двадцати градусов, но кошки не держут, из-под ног скалываются линзочки льда, и полное ощущение «коровы на льду». Начинаем навешивать перила на участке, где расчитывали пройти чуть ли не бегом. Из всех наших ледобуров (их 25) в этот лед более-менее закручивается пять. Крутизна постепенно возрастает до 35-40 градусов. Все тот же лед. Темп низкий. Часам к четырем-пяти выходим к характерному жандарму «Палец». Становится ясно, что до темноты выйти на пологую часть гребня не успеем. Пока обрабатываются веревки в обход жандарма, начинаем рубить площадку во льду. Часа через три-четыре вырубили, наверно, кубометра полтора, сделав некое ложе, в котором и устроились полулежа-полусидя. Нашим шатром накрылись сверху. Ночью, отогнув край шатра, можно было наблюдать за звездами и метеоритами. Красиво.

Бивак в мульде на гребне п.Гармо

            День пятый. Снова вверх. Холодно, солнечно. Высота где-то 6200-6300. К обеду выходим в уютную мульду под гребнем. Дальше работа с тропежкой через карнизы,  более удобного места не видно, решаем остаться здесь на ночь. Зря, конечно. Но наперед ничего не загадаешь…

            День шестой. Утро встречает нас туманом и не сильным снегопадом. Погода явно ухудшается. Сидим…

            День седьмой. Ситуация не меняется. Только хуже…

            День восьмой. Соображаю, что что-то не так, циклон какой-то не Памирский. Нужно экономить продукты, которых и так практически не осталось. Ветер, но с утра более-менее ясно. Выходим. Проходим несколько жандармов и участки гребня с большими карнизами.

Траверс. Карниз на гребне.

            Погода плавно ухудшается, метель, видимость падает до нуля. Гулять по карнизам в таких условиях просто опасно, ставим лагерь.

            День девятый. Все по прежнему. Еды практически нет, слушаем радио. Это как окно в мир, до которого безумно далеко…

            День десятый. Сильный ветер, снег практически не идет, появляются просветы. Собираемся и выходим. На предложение вернуться получаю отказ - проходить ледопады в обратную сторону никто не хочет.

Гребень п. Гармо 6300-6500 м.

            Впереди - самый большой жандарм перед вершиной. Подходим к нему, ориентируясь в просветах. Начинаем вешать веревки по его правой по ходу стороне. Здесь практически не ощущается ветер. Всего пять веревок до макушки. Мы растянулись по перилам, Леша навешивает последнюю, крепит ее за перегибом. Я соединяю нижние перила с верхними каким-то узелком и… улетаю. Секундой позже вижу - все мы висим гирляндой на перилах - я, чуть ниже Наташка, внизу - Антон - он только-только начал подъем. Димка стоит рядом со своим ледорубом, на котором была закреплена веревка. Точку он сделал совершенно халявную, петля веревки слетела с ледоруба. Просмотрел направление ожидаемого полета. Как раз приземлились бы где-то в районе второй ступени Дарвазских ледопадов.

            Наверху замерзает Лешка. Он в одной жилетке, а там уже ветер. В результате - переохлаждение. Лагерь ставим почти в темноте, на улице снова метет. Мы отогреваем Лешку. Высота где-то 6500-6550. Кончно, я очень боялся его потерять. Видно, этот мой страх тоже ему помог, хотя полностью он восстановился только внизу. Здесь Лешка выудил из рюкзака тайный стратегический запас - маленькую головку сыра и немного колбасы. Наверно стоило это растянуть, я вяло сказал, что, возможно, для пира еще рано, но сил удержаться ни у кого не было и мы, конечно, все съели. Основная наша пища - это некий суп или компот из остатков крупы и сухофруктов. И чай. На счет сахара не помню, наверно по одному-два кусочка у нас было.

            День одинадцатый. Можно высунуть голову из тамбура. Дальше все равно ничего не видно. Даже в метре. Метель. Сидим. Наверно, мы подпитываемся космической энергией - все-таки близко к небу…

Последний участок подъема

На вершине п. Гармо

            День двенадцатый. Солнце, видимость милион-на-милион, весь Памир перед нами. Ну и наша гора. До нее совсем близко - широкий снежный гребень. Собираемся, начинаем месить свежий снег. Скорость на фоне общего истощения кончно не велика. Но тем не менее мы дошли. Меняем записку в туре. Осталось каких-то два километра вниз по высоте и мы на равнине.

            Начинаем спуск по снежно-скальному гребню. На скальных сбросах вешаем дюльфера. К темноте на третьей веревке Антона достал камень. Я к этому времени отправил связку Лешу с Димой искать место для лагеря, а мы с Наташкой ждали Антона на конце перил. Я уже собрался подниматься, когда он спустился. Минут 10 он лежал без сознания… Каска двумя половинками висела на плечах. Удар  был скользящий, основной пришелся в ключицу, которая, как выяснилось уже в Москве, была сломана.  Голова вся в крови, шапочку можно выжимать. Уже практически темно, надо идти. Веревка села, времени разбираться нет. Отрезаю концы, из которых организуем связку. Наташка впереди, за ней Антон, я их подстраховываю. Кошки у меня к этому времени весьма условные. Вероятно попались не закаленные (мы ходили в Ленинградских платформах), передние зубья у них все время складывались. Я их периодически выпрямлял, часть из них уже отломалась. В этих кошках по сорокаградусному льду я их подстраховывал. Идем на три такта с ледорубом. Я периодически проскальзываю и зарубаюсь. Уже темно, и мои ребята меня не видят - и это хорошо, так как больше всего им нужна уверенность. Когда есть уверенность - никогда не сорвешся.

            В темноте, перекрикиваясь, выходим к палатке. Сил нет даже раздеться. Расшнуровываем ботинки и забиваемся по спальникам. Сильный ветер и такой-же холод. Не помню, пили мы чай, или нет. Обрабатываю рану Антону. Мы еще живы.

            День тринадцатый. Этой ночью мы дружно поморозились. Вероятно, сложилось все - и холод, и усталость, и истощение. Ноги побаливают, но после выхода очень быстро схватываются холодом, боль уходит. Вешаем веревки по жесткому льду. На одном из участков изо льда торчит туго натянутая веревка, метров через 15 уходящая обратно в лед. Из ниоткуда в никуда. Сюрреализм. Спускаемся на пологий гребень. Уже существенно ниже 6000, мы где-то  на уровне перевала Крыленко-Блещунова, до которого несколько километров по гребню. Не доходя до перевала, ставим лагерь. Уже вечер. Димка уходит на 3 м от лагеря и исчезает - провалился в ранклюфт. Слава богу, не глубоко. Достали. Условный ужен закончен, мы спим. Ноги, естественно, отогреваются, болят.

            День четырнадцатый. Условный сон заканчивается ранним утром, уже привычный завтрак, сборы, ноги привычно замерзают и перестают болеть - можно идти. Выходим и очень скоро добираемся до удобного спуска на ледник Бивачный. Теперь вниз. Снежно-ледовый склон, и далее закрытый ледник. Вскоре выходим из боковой камеры ледника на его основное тело. Становится тепло и всем нам плохо. В какой-то момент обедаем. Раззуваться и смотреть на полученный результат никто нехочет. Идем до вечера. Погода обещает быть хорошей, поэтому палатку не ставим. Здесь достаточно низко (примерно 4500), и относительно тепло.

П. Гармо с лед. Бивачный. Спуск.

            День пятнадцатый. Задача - дойти до заброски на Ленинградской поляне. Скорость весьма условная, но до жары мы уже на поляне. Здесь стоит лагерь Эрванда Ильинского - сборы Казахского СКА. Нас тепло приняли, накормили. Саша Борисов, врач, занялся нашим лечением. Отдыхаем, болтая обо всем. Люди здесь замечательные.

            Сходили в пыльный лагерь за заброской. Пилоты перепутали и забросили нашу бочку на противоположную сторону ледника. Местная живность кое-что подъела, но основное цело. Тем более, что многого нам не надо - траверс п. Коммунизма отпадает.

            Расчитывали на какой-нибудь рейс вертолета у Ильинского, но выяснилось, что в ближайшее время не ожидается. Отдыхать особо некогда, уже 14 августа, а поезд 23. После обеда уходим и хромаем вниз по Бивачному, а на следующий день - по Федченко, поднимаемся на ГМС. По дороге заболел Антон. На ГМС померяли температуру - 38. Сидим, лечим. Выясняется, что возможен вертолет. На ГМС - старые знакомые, Романа я уже знаю года три. Предельный срок нашего отдыха - до 19 августа. Восемнадцатого выясняется, что вертолета не будет. Веревки, кошки, связки. 19 выходим в сторону перевала Кашал-Аяк. Перевал уже как родной. Я здесь шестой раз. Проходим ледопад и ваходим на открытую часть ледника РГО. Думали дойти до слияния с Красноармейским, но сил нет - после ходьбы в кошках с обмороженными ногами наступил «полный финиш». Падаем, спим снова без палатки. А утром начинается наш супер-забег - на обмороженных ногах до кишлака Пой-Мазар, куда около 30 км. Здесь мы рухнули уже совсем без сил.

            А дальше был затяжной выезд. Отсутствие топлива в республике сказалось. Этот выезд тоже стоит отдельного расказа. Но к обеду 23 августа мы были на вокзале. За три часа до поезда.

            Мы вернулись. Эта гора, она всех нас немного изменила. ГАРМО…Вряд ли кто-то из нас забудет этот траверс, хотя вспоминать, наверно, будет по разному. Мы могли потерять Лешку Масленникова. Мы чуть не потеряли Антона Чхетиани. Попади камень чуть в сторону - и каска не помогла бы. Мы там могли остаться все вместе. По моим оценка нам «не хватило» дня два. Ильинский сказал, что больше, может он прав. Ситуация, сложившаяся на горе, каждого, наверно, заставляла подумать о возможном итоге. Но ведь главное - не сдаваться, а сдаваться мы не собирались. Мы жили на этой горе, как могли. Каждый там оставил кусочек жизни или кусочек себя. Я, так точно. После Гармо у меня появились первые седые волосы, наверное на память. Иногда я думаю, много ли везения было в том, что мы оттуда спустились. Продуктов не было - зато был горячий чай - каждый день. А были бы продукты - могло не хватить топлива, а это был бы, как говорят, полный финиш.

            Гармо - не самая сложная гора в моей жизни. Впереди уже много пройденного, еще больше желаемого. Но на Гармо было тяжелее всего. Ведь мы провели выше 6000 м по сути пол кавказского похода.

            Нас было пятеро - Леша Масленников, Дима Оборотов, Антон Чхетиани, Наташа Будянская и я.

            Прошли по маршруту: к. Пой-Мазар - р. Дараипоймазар - пер. Пулковский-1 (1Б) - пер. Молдаванка (2Б) - пер. Шокальского Ю. (3Б, п/п) - лед. РГО - Дарвазские ледопады+пер. Дарвазский Кругозор+п. Гармо+пер. Крыленко-Блещунова (3Б*, 5Б альп., или 3Б+3Б*, 6595) - лед. Бивачный - лед. Федченко - пер. Кашал-Аяк (2А) - лед. РГО - к. Пой-Мазар.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100