Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Тянь-Шань >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Читайте на Mountain.RU статьти Александра Ковшерева:
Карнизная Западная. Первопроход
Перевал Ломакина
Чудеса на Северном Тянь-Шане
Альфа-Центавра на склонах Талгара
Желтый альпинист
Авторские фотостраницы Александра Ковшерева

Автор: Александр Ковшерев, г. Алматы

 

 

 

 

Карлытау, начало мая
  Команда, стоящая за названием

Как вы яхту назовёте,
Так она и поплывёт…

За десять дней вперёд сайт ФОБОС, www.gismeteo.ru предвещал дождливые дни 8-10 мая 2004 года. Именно на эти дни команда «Альфа-Центавра» запланировала небольшое снежное путешествие на гору Карлытау, находящуюся на одном гребне с пиком и перевалом Комсомола. По плану, на третий день путешествия был перевал через Пионер, с радиальным выходом на одноимённый пик, так, для разнообразия.

В эти дни, когда в горах ещё лежит снег, при том довольно глубокий, идут снега, и вываливает довольно много свежей манки, большинство туристов и альпинистов нашего прекрасного города, где можно позавтракать дома, в обед залезть на вершину, и ужинать тоже дома, предпочитают отдыхать на Или, где можно полазить по сухим чищенным скалам, позагорать на солнышке, искупаться в прохладной реке, или просто пообщаться со своими единомышленниками. Но у команды «Альфа-Центавра» как всегда свои планы, не совпадающие с общественными ни по срокам, ни по количеству усилий, затрачиваемых на поход.

Сама по себе идея восхождения весной на эту гору не нова, доктор Женис залезал на неё 17 апреля с командой лыжников и съезжал с неё на лыжах, 9 мая прошлого года ходила группа лыжников на неё же. Единственная разница в том, что «Альфа-Центавра» опять же планирует не лёгкий поход: в отличие от лыжников команда забирается от Чимбулака до Большого Талгарского перевала не на канатке, а пешком, с собой не лыжи, а полные рюкзаки снаряжения и вкуснятины, путь от перевала на юг, в сторону ледника Богдановича проходится не утром, поэтому наста нет, и приходится работать.

Правдоподобность прогноза на ФОБОСе усложняет путь. Тропить приходится от Чимбулака, в ночь на восьмое выпадает 20 сантиметров свежего снега. Да и желающих поработать на сугробах в этот раз оказалось не так то много: капитан команды Ковшерев, Белоусов, и новичёк команды – Щеняев Дмитрий. Васильев Олег – его жену я перехвалил, Бычков Олег – коммерция, гиблое дело, нужно было поезд с товаром встречать, Елькин Сергей – говорил же я ему, что худые сообщества развращают добрые нравы, убедили его, что нет никакой пользы от такого похода, так и лишилась команда на этот раз одного из ключевых игроков. Гейдаров Саят – работа в праздники, ну вообще оборзели эти буржуи в частных клиниках, а не нравится, увольняйся. Доктор – как всегда соревнования по боксу в этих числах. Девчонки, желающие на Талгар, вновь примкнули к общественности: во первых снег, а во-вторых все едут на Или, таким образом лишаются одного из последних шансов подготовиться к восхождению на Талгар, и уже рассматриваются просто как мечтающие.

            Не будь не приступной такой,
            Каким был лунный перевал.
            Как восхождение на Талгар,
            Не оставайся лишь мечтой.

Но при таком отношении к мероприятиям команды, увы, Талгар мечтой и останется. Талгар – это не Карлытау весной, и не Карнизная зимой. А лето – у каждого свои планы, и нет возможности выложиться хотя бы на восемьдесят, и уже мало времени на психологическую схоженность группы. Посмотрим. «Альфа-Центавра», старающаяся завоевать репутацию безаварийной физически, комфортабельной и физически, и психологически, не допустит в поход участников, которые с высокой вероятностью могут подорвать авторитет.

Седьмого числа был сильный ливень. Ночь с пятницы на субботу усиливала тревогу, всю ночь дождик поливал, как из ведра. Прогноз погоды на последующие дни ни по каким сайтам не оставляет шансов на солнечное небо, единственная надежда – высота, и низкая облачность формирует разницу в погоде между ледником Богдановича и Алма-Атой. Саша, Дима и Вадим уже собрались, и принято решение идти, а свалить с ледника Богдановича в случае плохой видимости и невероятно высокой лавиноопасности никогда не поздно. В крайнем случае просто отдохнём на леднике. На Чимбулаке было пасмурно.

Возле домика выше Чимбулака, принадлежавшем заводу Кирова, Вадим сделал последние звонки по сотовому, и группа продолжила путь вверх. Небольшая видимость солнца над перевалом давала надежды на то, что там, наверху, всё нормально. По мере подъёма туман рассеивался. Небо становилось голубее, а снег – белее. По пути Дима сделал несколько снимков на свой «Зенит», а мой «Олимпус» на этот раз обломился. Когда мы были в пути между промежуточными канатными станциями, работники Чимбулака – лыжники и сноубордисты, решили покататься на свежем снегу. Один из них Сашу настроил быть осторожным, так как не все лавины ещё сошли, и показал рекомендательный путь. Двигаться на перевальный взлёт следовало вдоль южного склона. Он протоптал по самому склону, так как там снега почти не было. И вот наконец – Большой Талгарский перевал! Сколько раз на нём был Саша, но ни разу не поднимался на него по снегу, сколько раз на нём был Вадим, но ни разу не поднимался на него пешком, и первый раз на нём Дима. И сразу по снегу. Отсюда открывается отличный вид на город, тихий таинственный город. Солнце в зените. Решили вкусно пообедать.

На самой седловине стояли столик и две скамейки. Возле домика тоже была скамейка. Саша спустился к столику, и перенёс его к обеденной точке, по ходу разворота канатной дороги. Солнце светило в спину, и путешественники кайфовали от сваренной ухи и тепла. Конфеты растаяли, пришлось их на время утопить в снегу. Вадим был доволен тем, что не внял прогнозу погоды и пошёл в горы, иначе бы сейчас он сидел дома и кусал себе локти. Дима указал на Сашку, как на движущую силу, который, не смотря на реальные погодные условия, всё же распорядился о выходе. Как вдруг Вадим представил себе, что канатка включится, и уже не будет времени переносить столик с едой на другое место. Кафешку перенесли немного в сторону. К концу нашего обеда канатку включили, и она подняла двух работников, которые приехали почистить площадку от снега. Мы хотели и пошутили, что въезд на перевал платный, а они все по пропускам. Нам было смешно представить, как кресло сносит наше кушание и везёт с собой на нижнюю станцию тарелку с ухой. Работники обрадовали нас, что в этом году мы первые, кто идёт с перевала в южном направлении.

Тяжёлое началось. Осмотрев склоны, не являются ли они лавиноопасными, Саша стал пробивать дорогу. Снег раскисший. Время уже половина четвёртого. Дойдя до одного лавинного конуса, Саша принял ход вверх по склону в обход этой неприятной штучки и вышел на стаявший склон. Склон, хотя и бесснежный, но всё же скользкий. По склону набирается высота и выводит на один уровень с белоснежным полем марены ледника Богдановича. И вот, очередной конус, при попытке пройти через который обнаружена игрушечная лавина. Вместе со снегом можно было скатиться вниз. Поднялись наверх. Там Вадим поигрался. Скинул на неё несколько камушков и лавина поехала. И вот наконец, долгожданное поле, с которого чуть подняться – и марена, а там – рукой подать до самого ледника и базового камня Зимина. Шаг на поле – по грудь. Приходится прорывать канал, глубокую дорогу с бортами, ногами. Прорвавшись сквозь белое море, вылазием на камень, где Сашка усиливает свой водолазный костюм, чтобы более уверенно отправиться в дальнейшее плавание. Пока Саша переодевался, первым попробовал Вадим, прорывая траншею дальше, в сторону восточного гребня ущелья, сходящего с ледника Богдановича. И вот, наконец, Саша вышел на готовую тропу, догнал группу и занял свою исходную позицию. Спуск в центр ущелья, начало подъёма и бац! Правой ногой по пояс, стопа застревает в снегу. Пока Вадим помогает Саше вылезти из этой лужи, Дима испытывает прелести первопроходца. Он же первым выходит на малоснежный склон, по которому команда выходит к марене, долгожданной марене ледника Богдановича. Лёгкий перекус, кажется Вадим съел свой запас «Марса», а Сашка, к Вадимовому удивлению, съедает целых три шоколадных, ну очень вкусных, «рахатовских» конфеты. «Ты ведь на Талгаре столько не ел!». «На Талгаре не приходилось столько работать» - оправдался тот.

Вадим и Дима использовали последнюю возможность сотовой связи с городом. Узнали, что там облачно, осадков нет, хотя в горах прямое солнце. Сашка упрямо не хочет заводить сотку, ему даже подарили её, ты только подключи и пользуйся! Но он парень, шифруется. Только его ослепительный костюм выдаёт его на расстоянии в горах. Не хочет, чтобы его, вот так, просто так, горожане могли найти. Только визуально, по рабочему или домашнему телефону, когда он на работе или дома.  А с возможной Жёлтой Альпинисткой – им даже сотовый не нужен, встроенная автоматическая биологическая спутниковая связь позволяет им контролировать общее состояние друг друга в любой точке Вселенной. Так, благодаря такой системе, Саша получил буквальный тревожный сигнал и по возвращению сразу же  получил возможность явно посетить её в тяжёлую минуту. Та даже удивилась…

Снег уже схватывался настом, и основная часть марены ледника была стаявшей. Двигаться было легко. Сашка просто разогнался, дошёл до ледника, вышел на ледник, где проложил тропу к камню Зимина. Стал ставить палатку, как подошли его товарищи. Палатку поставили на небольшом снежном бугорке, так, что даже не было уклона. От склонов далеко, ни снег, ни камень не упадут на палатку. Время уже половина восьмого вечера. Внизу – красота. Облака на уровне чуть ниже Талгарского перевала – словно белый волнующийся океан, и мы не далеко от его берега.

Праздничные дни. Солнечная погода. А здесь – никого. Кроме нас. «Альфа-Центравра» - название ближайшей к нам звезды, это название явно подчёркивает космическую работоспособность команды. «Альфа», первая буква греческого алфавита, указывает ещё и на то, что именно эта команда первая применяет некоторые достижения в области пищи и снаряжения, а также проходит космически тяжёлые по усилиям маршруты, первая, бьющая тропы, первая, разрабатывающая какие-либо методики в технике или отдыхе, а также в психологии группы. В этом году «Альфа-Центавра» открыла путь к леднику Богдановича, и в Проходное ущелье. К тому же – «ближайшая к нам звезда» - открыта и доступна для всех, не возвышается далеко и с огромным удовольствием и космическим бескорыстием помогает другим и в горах, и внизу. Команда, которая стоит за своим названием и достигает целей. Звезда, которая никогда не потухает, подчёркивает осторожность группы, идущей под этим названием, не рискующей напрасно, выбирающей оптимальные пути для достижения цели. И всё же «Альфа-Центавра» - это звезда, что говорит об умеренной звёздной болезни её участников. И явно, команда будет себя отлично чувствовать  на таких, горных высотах, если сама звезда уверенно светит на ещё большей, чем Эверест, высоте. Вершина – высотой четыре световых года. Сами путешественники, красивые центавры, будут светить как звезда над панорамой, забравшись на вершину или перевал. Порою, на подходах и умеренно сложных участках, при полном снаряжении, эти космонавты в буквальном смысле этого слова, набирают просто космическую скорость, в сравнении со скоростью стереотипа. При том они успевают не только увидеть вокруг окружающие их красоты, но и поразмышлять над увиденным, и даже запечатлеть на фотоплёнке или сделать видеокадры. В ясную ночь путешественники видят прообраз своего отражения – множество звёзд, показывающих созидающую силу того, кто их сотворил. Каждый участник команды на деле старается отражать качества Творца – силу, мудрость, справедливость и любовь, насколько позволяет несовершенство, любовь к Нему и всем людям. Один пророк более двух тысяч лет назад записал: «Поднимите глаза ваши на высоту [небес] и посмотрите, кто сотворил их? Кто выводит воинство их счетом? Он всех их называет по имени: по множеству могущества и великой силе у Него ничто не выбывает.» Ночное звёздное небо и белые, и синие горы – одна из прекрасных возможностей узнавать о Боге. «Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны.»

Это было небольшое лирическое отступление. Подойдя к месту ночёвки, как это обычно и бывает, начался холодный ветер, который прекращается обычно сразу после полной установки лагеря. Вадим хотел организовать крепление палатки, ему нужны были камни. Дима, не дослушав Вадима, догадался, что нужно организовать холодильник. Но было холодно, и Вадим заметил, что холодильник мы себе уже организовали. Зашли в палатку, и вдруг... Стало тепло и сухо. Сразу за приготовление ужина. Картофельное пюре с «Бекеровскими» сардельками – пальчики оближешь. Чай с лимоном и конфетами – восстанавливает наши силы, и мы довольные, мечтаем о том, чтобы сотка в палатке тоже ловила. Но не получается. Поход, не большой по снаряге и продуктам – что Вадим даже мечтал, и чуть либо не осуществил мечту, взять ноутбук. И если ещё интернет через сотку! Так и вовсе забываешь, что в горах! Полная цивилизация на леднике Богдановича. Ну, это было бы вообще по буржуйски!

Воды нет, и приходится топить снег. Снега натапливаем столько, чтобы воды хватило на завтрак, и чтобы взять с собой на вершину. Предполагается, что будет очень тяжело идти по леднику Богдановича, так что вернёмся только к шести вечера. Решили, что подъём будет в шесть утра. Диму назначили ответственным за пробуждение. Как только настал рассвет, Дима нас обрадовал, что давайте ещё часок, а то он не выспался. Но из этого часа мы все разом выкроили не больше половины. Дольше не спалось. Подогрели палатку, и Вадим приступил к приготовлению завтрака. Итак, что у нас на завтрак? Ага, каша манная.

Универсальная каша и для взрослых, и для детей, и для гор. У неё есть целая история внутри команды «Альфа-Центавра». Наверное, вкуснее, чем в этой команде, эта стандартная каша ещё нигде не варилась. Первый раз попробовать кашу в походе в команде взялся Александр Куницкий, который вопреки модным тогда гигантским полукилограммовым пачкам с макаронами и незаменимой тушёной консервой, взял сухое молоко, рисовую, кукурузную сечку и, конечно же, манку. Сахар, соль по вкусу. Для дополнительных калорий и вкуса добавлялось подсолнечное масло. И варил её Куницкий в горах до тех пор, пока не растучнел от той же самой каши, варя её детям у себя дома. Получился тогда поход далеко, надолго, с комфортом и налегке. Впервые такое мощное сочетание свойств похода было применено в команде «Альфа-Центавра» в середине девяностых. Дневной переход на маршрутах первой категории сложности уже составлял 38 – 52 километра, хотя капитан команды в одиночку с такой же нагрузкой мог пролететь километров девяносто за световой день. И полсотни для команды – это было уже приличное расстояние, когда команда открывала для себя новые маршруты. Манная каша как раз была помощником в таком исследовательском деле. Когда команда увеличивалась числом, для походов на Иссык-Куль и тренировок по Северному Тянь-Шаню, самую вкусную манку варил Саша Ковшерев, найдя золотую середину между сахаром и солью, никто больше не брался улучшить её состав. Каша получалась – за уши не оттянешь. Хотя туристы уже привыкли к вкусу этой каши в обыденной жизни, здесь они её ели, словно никогда её не видели, и относились к ней, как к новому, вкусному блюду – манному деликатесу. У Сашки оставалось очень много сил после перехода, и он с удовольствием ставил лагерь, варил кашу, раскладывал по мискам. Независимо от Саши тогда ходил в походы Вадим, ходил в другие места, с другими людьми. Ну, вот однажды они пошли вместе. И Саша с Вадимом сходились. Вадим очень любит поварские работы в горах. Теперь на кухне Саша отдыхает.

Вадим сварил кашу, Дима заправил её сливочным маслом, и едуха понеслась. Кофе, печенье, сгущённое молоко – ну пожалуй далеко не всё, что едаки могут себе позволить в это ясное утро. После завтрака оделись, помыли посуду, заправили бутылки чаем с лимоном, загрузили перекус и вышли в путь. Не знаю, как получилось, но интервал между выходом первого – Вадима, и последнего – Саши, составил около получаса. Саша замешкался со сбором, он вышел из палатки последним, чтоб ему никто не мешал. Выйдя на ледник стало понятно, что основное препятствие составляет рыхлый снег, наметённый ветром, ниже невысокого слоя этого снега был плотный наст. И проход сравнился с летним. Саша быстро догнал Диму, затем Вадима и занял своё профессиональное положение – оставлять следы на снегу, идя по которым вторым и третьим становится легче. Просто неожиданно быстро залетаем на перевал Комсомола, там оставляем записку, снимаем записку клуба «Десантник» города Зеленогорска Красноярского края от 11 августа 2003 года. Следом за ними были поляки 5 сентября, но те по русски писать не умеют, и оставили Зеленогорцев, что-то наколякав на обратной стороне.

Гребень, ведущий на вершину Карлытау на Юго-Восточную сторону обрывается карнизом, поэтому идём, придерживаясь правой стороны, подальше от края. Местами такой наст, что еле выдерживает, скользко. Саша движется на кошках, и на одной ступени пробивает дорогу товарищам. Вторая половина подъёма более крутая и заснеженная. В 11:20 мы на вершине. Далее немного прошлись по траверсу в сторону вершины Героев-Панфиловцев, чтобы сделать панорамные снимки. А обедать мы будем скорее всего уже «дома». Перекусили, ради приличия, всё-таки набрали высоту 600 метров. Высота 4103. Никакого тура и не припоминается. Закапывать свою записку не имеет смысла. Сотка обнаруживает сеть, но не работает. Город хорошо виден, что можно рассмотреть каждый домик. Сашку из города скорее всего хорошо было видно не вооруженным глазом, как какое-то жёлтое пятно с оранжевой отделкой находится на «снежной горе», так переводится с казахского слово «карлытау».

После двенадцати уже были в палатке. Снег подтаял и наст уже не держал. В палатке было тепло, однако на улице дул холодный ветер. Решили сварить обед, который на сегодня планировался как перекус: сало, колбаса, хлеб, конфеты, сухофрукты, чай. Но прошли, как летом, и никто не ожидал такого молниеносного успеха на леднике Богдановича в начале мая, когда уровень снега в горах выше, чем зимой. Решили сварить борщ, и гастрономическим промахом оказалось то, что сметану с собой не взяли. А Дима решил, что в горах, мы питались порой лучше, чем дома. Смешав сухой борщ с картошкой и луком, очень вкусно пообедали. После обеда все разом уснули. Проспали часа два, затем стали опять топить снег для ужина и завтрака, а так же, чтобы взять завтра с собой.  Подул сильный ветер, пошёл мощный град, который вероятно поджидал нас именно к этому времени, к шести вечера, когда по планам мы должны были только возвращаться. После небесной манны стало опять ясно, и шансы выйти завтра на Пионер были реальными.

Настала пора для ужина. Традиционная лапша «Ролтон» и ГОСТовская тушёнка. Вроде, наелись. Саша, как всегда отдыхал на кухне, и, временами, подавал продукты.

Ночью пошёл снег, который к утру навалил столько, что из-за пониженной видимости и высокой лавиноопасности, пришлось отказаться подниматься на Пионер, а идти вновь назад, на Талгарский перевал. Всю ночь сигналила Жёлтая Альпинистка, хотя все в это время сладко спали, в том числе и Саша, получавший сообщения на свою антенну, тоже сладко спал. Овсяная каша с клубникой на завтрак прошла испытание и заслужила оценку отлично. На Талгар пойдёт! Разделив остаток продуктов по душам, оделись, под идущим снегом собрали лагерь и домой. Видимости никакой. Глазу зацепиться некуда. Без очков вообще ничего не видно. При подъёме с ледника на марену Саша несколько раз провалился в снег по грудь, так что Вадим вычислил, что он просто не сходил в туалет. Идём на ощупь. Саша включил свой автокомпас, пониженную электропередачу, и держал верное направление, и уже всё равно было, сколько снега за бортом. Икры на ногах до такой степени накачаны, что даже было незаметно, если вдруг происходил набор высоты. Ориентиры временами освобождались от тумана, и в эти времена ход был более уверенным. Из-за того, что склоны были завалены снегом, путь назад решили проделать прямо по ущелью, и не важно, больше там снега или нет, по склону и опасно, и тяжелее.

9 мая на перевал поднялись ещё два туриста. Они ночевали немного северней седловины Большого Талгарского перевала, и начали спускаться минут на двадцать раньше нас. Пофотографировавшись на подходе к перевалу, приземлились на него, передохнули, перекусили, и вниз. Видимость не улучшалась. Над Алма-Атой мрак. Выйдя на южный склон, начали спуск, и обогнали тех туристов. На Чимбулаке было замечено прояснение. Снега было не много, и был он мокрым. Чуть ниже Школьника сошла лавина. И, наконец, прибыли. На Чимбулаке шёл дождь.

И не зависимо от того, что погода оказалась переменной, мы выполнили программу минимум, сходили на Карлытау, получили хорошие снимки, и исключительно отдохнули. А новичёк команды Дмитрий Щеняев проявил организованность, ответственность, хорошие черты характера и рекомендован на дальние горные туристские маршруты третьей категории и альпинистские двойки на высоты до 5017 метров над уровнем моря.


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100