Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Тянь-Шань >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Читайте на Mountain.RU:
Там, где нет дорожных знаков Эльбрус-2003, январь, Дмитрий Гурьянов, г. Норильск

Автор: Дмитрий Гурьянов, г. Норильск

 

 

Киргизия-2003, или Лучший Способ Перезимовать Лето

 


Посвящение в альпинисты.
Фото: Лисовцов Руслан, г. Норильск

По просьбе некоторых товарищей, да и просто чтобы рассказать про то, что видел, предлагаю Вам на рассмотрение небольшой опус о поездке на Тянь-Шань, состоявшейся с середины июля по середину августа вот этого самого года. Просьба не критиковать за стиль и ошибки, танцую, как умею.

Предисловие

5 июля наш альпклуб почти в полном составе отправился в Бишкек, чтобы провести в горах 3 недели, за время которых мы должны были совершить много восхождений разных категорий сложности. В общей сложности, нас было более 30 человек. Группа включала в себя новичков, в т.ч. и тех, кто никогда не поднимался наверх выше 100 метров, а также опытных разрядников и КМС-ов. Район восхождений - Ала-Арча, около 40 км от Бишкека (бывший Фрунзе). По рассказам друзей, это один из красивейших горных районов СНГ.

Через тернии к Югу

Отдельного описания заслуживает наш путь до Бишкека. Я нахожу события и встречи с людьми, которые происходили с нами в пути, весьма познавательными для тех, кто впервые решит в ближайшее время посетить экс-союзные республики южной части бывшего СССР. Но перейдем к делу.

Большая часть группы отправлялась из Москвы поездом до Бишкека. Поскольку на каждого человека приходилось груза гораздо больше 20 кг, то на самолете это путешествие вылилось бы в серьезную сумму… Поэтому решено было ехать по ЖД. Дорога на поезде занимает ровно трое суток. Половина пути проходит через жаркий степной Казахстан.

Итак, усевшись в заветные купе (о плацкартах не могло быть и речи!) поезда, мы двинулись в путь. По дороге наши опытные инструктора и разрядники лечили наши бедные мозги об ужасах, которые сулит нам Казахстан и Киргизия, когда мы будем там проезжать. Слышались невероятные истории о местных проводниках, которые сажают по 2-3 человека на место (включая и купейные вагоны), затаривают весь проход какими-то сумками, арбузами, дынями и прочим барахлом чуть ли не по самую верхушку так, что нельзя и открыть дверь купе; о неимоверной жаре в степи (40…45), о минералке со льдом, о пограничниках и взятках, и прочем, прочем… Автоматически я фильтровал половину информации - в некоторые вещи ну невозможно было поверить, типа что к тебе на твое законное дорогое место могут кого-то подсадить, и что ты не сможешь ничего сделать… если б я знал!!

Глубокой ночью мы подъезжаем к русско-казахской границе. Далее я вставлю текст из своего дневника, он наиболее хорошо эмоционально отражает события, которые последовали.

Строгий голос пограничника ворвался в пелену снов, и все обитатели купе начали медленно просыпаться. Кто-то спросонья тянулся к разным бумажкам, не находя документов.

  - Вы остаетесь здесь, - сказал пограничник, обращаясь к Неле (Неля Абасовна Павельева (она же Барсовна), инструктор по альпинизму, жена А. В. Павельева).
- Собирайте вещи и выходите из поезда.

Еще не успевшие окончательно проснуться, мы все с трудом понимали смысл фразы.

- Поторопитесь, либо вам придется платить за задержку поезда.

Небольшая дурацкая мелочь в оформлении паспорта (просроченная на 3 мес. фотография) стала непреодолимой причиной для дальнейшего продвижения. Неле нужно было выходить из поезда…

В течение получаса причитаний и уговоров пограничников мы поняли, что ничего не изменить. Их не остановило даже то, что Альп. сборы в отсутствие инструктора провестись просто не могли! И что 35 человек заплатило фиг знает сколько денег, чтобы поехать в горы. Бесполезно…они не брали даже денег. Поезд тронулся, а мы вдвоем остались бороться дальше с проявлением бюрократии на отдельно взятом пограничном посту.

Что сказать… настроение было весьма испорчено. Естественно, мы собрались как можно быстрее догнать нашу группу любыми путями. Мы знали, что наш поезд будет стоять еще 1 час на казахской таможне. Мне вспомнились некоторые особенности перехода границы России с соседними дружественными государствами, а именно: границу нередко можно незаметно пересечь где-нибудь в стороне от автодорог и постов таможни. Я уговорил Нелю, чтобы мы взяли такси и рванули туда. Подошедший как нельзя кстати таксист заговорщицким тоном сообщил, что он покажет нам способ перейти в Казахстан, и вся дорога будет стоить всего… 1000 р. Он берется нас довезти до постов таможни, и указать обходной путь.

К слову, Неля с самого начала не питала иллюзий насчет этой аферы. Она утверждала, что здесь вокруг может быть только сплошное кидалово… Мы прыгнули в машину, и понеслись по трассе. Изредка в правом окне на фоне безумного рассвета проявлялся состав нашего много желанного поезда, который шел параллельным курсом в сторону границы. Шофер высадил нас за пару километров до поста.

- Вон, видите пограничный пост? Пойдете правее дороги, за лесными посадками. Когда перейдете границу, пройдите еще метров 300 и сворачивайте обратно на дорогу. Там остановите машину, или пробежитесь километра три - там будет стоять ваш поезд.

Мы сердечно поблагодарили водителя, и расстались с 1000 руб. Времени у нас было около часа, а пути - около 5 км. Выйдя за посадки, я предложил Барсовне немного пробежаться. Небыстро так. По высокой траве. В шлепанцах. С рюкзачками… Следующие несколько минут отражали картину, достойную Оскара в номинации "Захватывающий боевик". Мы неслись по кустам в сторону границы, перепрыгивая канавы, и соблюдая ритм дыхания как на тренировке. Голые части тел блестели от пота и росы. Тяжелые ритмичные шаги напоминали кадры из клипа "You're in the Army Now". Не хватало только боевой раскраски на лицах…   Тем временем сквозь редкие деревья справа проглядывалась ненавязчивая пограничная вышка (метров 20), где двое служителей порядка с любопытством разглядывали в бинокль двух нарушителей-беглецов, рассекающих по утренней мокрой траве. Я уверен, они еще и шуточками перебрасывались…

Наш путь уперся в стену из колючей проволоки (трудно было догадаться, конечно!). Со стороны приветливой вышки к нам бодро шагал человек в погонах. Отвечая взаимным радушием, мы уныло поплелись к нему, всем видом выказывая свою непричастность к обороту наркотиков в стране. Проверив документы, он по рации вызвал машину подкрепления. Уже не надеясь ни на что, я попросил его все же пропустить нас через границу, чтобы мы успели на поезд. Наи-и-ивный таймырский юноша… Еще через час мы приехали в их управление. Это уже был почти полдень…

Знаете, когда предыдущие сутки всю дорогу пил пиво декалитрами со своими непьющими, серьезными, суперспортивными альпинистами, а после этого поспал всего часа два, а затем потрепал нервы с пограничниками в поезде, и увенчал это удивительное приключение 2-километровой пробежкой по слегка пересеченной местности, чтобы в конце пути поиметь дружескую беседу с погранцами о погоде, службе и ценах на цыплят в данном поселке… В общем, бОльшую часть времени в том управлении я спал, уткнувшись головой в старенький полированный стол, заливая потом исписанную поверхность этой бывшей школьной парты. Барсовна тем временем знакомилась со своими правами, имела право хранить молчание, и позволяла сказанному быть использованным против себя… Ну, это я немного приукрасил. На самом деле, она просто ставила автографы в протоколе о задержании.

…Есть тут, оказывается, небольшой городок по имени Акбулак, который находится по пути следования поездом между российской и казахской границами. Так вот, один из многочисленных поездов, следующих в направлении степей, имеет милую привычку каждый день останавливаться здесь ровно в 5 часов утра. Это и есть единственный шанс миновать российские посты. И объясняется он тем, что автодорожные и жд-посты находятся в разных местах. По дороге ты едешь все еще по российской территории, а в Акбулаке ты как бы уже в нейтральной полосе. Об этой местной хитрости нам поведали по крайней мере двое представителей служб границы. Правда, только после того как не пустили нас и заставили писать протокол…

Покончив с бумажной бюрократией, мы двинулись назад на трассу, неспешно беседуя о перипетиях тяжелой альпинистской судьбы. Не придя к выводу в этой бесконечной теме, мы заметили, как невдалеке остановилась "легковушка". Водитель махал нам из окна, чтобы мы подходили к нему.

      Он: - До Акбулака довезу - нормально?
      Мы, привычно: - Сколько?..
      Он: -Бесплатно довезу!
      Мы: - О-о-о…
      Он: -Но я только до Акбулака - нормально?
      Неля: - Да, конечно, спасибо большое!
      Он: - До Акбулака, да?
      Неля: - Да-да!!
      Он: - Я с женщинами не разговариваю… До Акбулака едем?
      Я: - Да!
      Вот оно как, оказывается, бывает…

По пути он предложил нам заехать, чтобы угостить нас шашлыками - мы отказались. Хотелось вообще спать, и в частности - побыстрее добраться. К тому же степень доверия к местным аборигенам у нас была явно ниже отметки "100%". Кажется, своим отказом мы его обидели… Как бы то ни было, нас бескорыстный водитель довез нас прямехонько до ЖД-вокзала г. Акбулак, где мы и обрели себе на ближайшие сутки временное пристанище в стенах маленькой гостиницы.

     
В конце концов, мы на местном поезде добрались до Актюбинска. Это было "начало" Казахстана, один из его северных городов. Далее предстоял путь в Алма-Ату (более суток), и в Бишкек (еще часа 4-6). Следующим описанием я постараюсь в общих чертах передать атмосферу жизни в Казахстане, в частности некоторые особенности путешествий на местных поездах. Опять же, дневник.

18.08 Поезд Актюбинск - Алма-Ата, часов 8 или 9 вечера.

Вагон-ресторан. Благодаря кондишнам (!), здесь чуть прохладнее. Всего градусов 30. Две бутылки рекламированного чимкентского пива, и ручка, позаимствованная у сопровождающего. До выхода - часов 6. Или 5.

…На вокзале в Актюбинске к нам подошел человек, представившийся проводником сегодняшнего поезда на Алма-Ату. За полчаса до того мы узнали, что билетов в том направлении нет аж до 21-го числа. Он любезно предложил нам места за 4500 теньге (в 1.5 раза дороже обычных билетов, ессно, плацкарт; это около 1000 р). Наученные невеселым предыдущим опытом, мы решили обговорить конкретные моменты предоставляемых услуг, а именно -места, билеты, ночлег… Все будет О.К., уверил он. И места, и ночлег, и Алма-Ата. Деньги, говорит, отдадите на выходе. Что нас и подкупило окончательно.       Поскольку других вариантов у нас не было, мы решили отправиться на прогулку по Актюбинску, надеясь в полдень попасть на наш алма-атинский поезд.

- Подойдете к 13 вагону, - сказал наш проводник.

И мы отправились гулять, не имея плана передвижений на ближайшие долгие несколько часов.

В первые же минуты у нас с Нелей развязался спор о понятии "центр города". Для меня всегда наличие такового было явлением очевидным, спутница же моя, глядя куда-то пространно в сторону толп, утверждала, что здесь, в Азии, "центр города" - понятие совсем неоднозначное, и подчеркивала различное понимание этого термина отдельными жителями. Частности, указывались коммерческая, религиозная, историческая и другие подоплеки таких суждений. (По построению фраз уже можно догадаться о количестве пива, выпитом мной в ресторане поезда :)) Не дослушивая мудрых тезисов этой женщины, я периодически обращался к местным обитателям с вышеуказанным навязчивым вопросом: - Где тут у вас центр города?

Языковой и ментальный барьер сделал цель неосуществимой: жители пытались понять, чего от них хотят. Покончив с этим бессмысленным допросом, мы отправились именно туда, куда вели ноги. А они, что совсем не странно, через полминуты привели нас к какой-то чайхане. Ну да, можно было и сразу догадаться! Желудок не обманешь… В общем, отведав дебютную порцию мантов, мы продолжили познавание города. Надо сказать, местечко это мало чем отличается от сотен других, построенных в советскую эпоху городов - те же кирпичные 5- и 9-этажки, сквозь которые изредка проблескивают отдельные элементы национальной архитектуры - мечети и прочие постройки мусульманского уклона. В целом отдельные районы города напоминают спальные дистрикты Москвы 80-х годов, или, например, Владимира… Вот только казахов больно много.

Продолжая рассуждения о бытовой стороне существования местных аборигенов, мы вдруг заметили слева баню. Да! Обычную такую баню. Дело в том, что жаркий климат этой близкой забугории отвлекал нас от мыслей о чем угодно горячем, поэтому стремление посетить это заведение было не столь бурным, как если бы мы вернулись домой после недельного визита в тундру на "девятку". Нам вообще было пофигу. Но что-то внутри подсказывало, что в маршрутный лист нашей экскурсии неплохо бы было занести и этот объект, внезапно родившийся из стандартных силуэтов окраинских 5-этажек. Короче говоря, мы пошли в баню.

Мы заплатили за час, и Барсовна пообещала, что ранее чем через 60 минут я не дождусь ее общества. Надо же, какая чистоплотность! Я же тем временем задумывался о том, ЧТО мне делать в бане целый час. Посидев некоторое время в парилке в полном одиночестве, я разговорился с каким-то местным дедушкой, который также решил, что лучший способ провести время знойного казахстанского полудня - это отсидеться в бане. Он участливо интересовался нашими судьбами, и сетовал на нонешнюю жару в городе. Вот это я понимаю, человеколюбие! Я ему отвечал в стандартной форме о том, что мы из России, о том, что нас ссадили с поезда, о дружбе народов…Когда он уходил, он крикнул а парилку:

- Эй, Иван! Счастливо оставаться тебе, доброго здоровья!
 Приятно, блин. Я ответил ему в том же духе.
  Иван… Начиналась чувствоваться заграница.

Погуляв еще немного по рынкам, банкам, и просто улицам, мы двинулись на жд-вокзал. Подходил назначенный час, а впереди стоял вопрос о получении места в поезде, в котором их нет. Повторюсь, все выглядело невинно - и оплата по приезду, и отдельные лежачие месте на каждого… Я смотрел в глаза Нели, и не находил поддержки своему оптимизму. Она вообще опытная, эта Неля…

Количество людей, толпившихся на перроне, никак не соответствовало вместимости поезда. Но наш проводник нашел нас еще за полчаса до до отправления и на всякий случай еще раз указал вагон, к которому следовало подойти.   До этого дня факт занимания пассажирами моего СОБСТВЕННОГО, блин, места казался мне как минимум невежливостью, а как максимум - наглостью. Я, конечно, не вчера родился, и такие перемены меня давно из колеи не выбивают, но не так же резко, право… И в кое-какие нормы поведения я верил, и буду верить всегда. Я открыт и наивен, хотя жизнь чаще всего толкает к переосмыслению некоторых идеалов, так что мы с моралью так и живем - разными жизнями.

Прошу прошения, вернемся к нашим бара… пассажирам. Их же было примерно в два раза больше, чем мест! Хотя мы вроде как были готовы к тому: Барсовна - потому что не лыком шита, а я - потому что калач достаточно тертый. В общем, расселись мы с многоуважаемой инструктором на двух краешках плацкартных сидений, потому как ширина остальных претендентов на место как раз равнялась ширине сиденья. Тем временем народ все набивался и набивался. Когда поезд тронулся, в каждом купе в среднем находилось по 8-12 человек на месте. Ехать, повторюсь, нам предстояло более суток. По жаре выше 40 градусов. Приходило время заявить о своих правах…

Я несколько раз подходил к настоящему проводнику ("наш" проводник, как вы уже догадались, был просто посредником в этих сомнительного качества сделках по устройству пассажиров в поезд) с вопросом о причитающемся месте в купе. Я предпочитаю вести себя как можно более корректно в незнакомых местах - отчасти из уважения к ситуации, отчасти из врожденного человеколюбия. Правда, до тех пор, пока не возникает конфликта…Практика тем не менее показывает, что в большинстве случаев можно договориться по мирному.

Итак, мы сидели в вагоне, а нас окружали старенькие бабушки, многодетные семьи, мелкого пошиба коммерсанты с миллионами коробок, дачники, и просто путешественники, решившие отправиться на выходные к дяде в какой-нибудь Чимкент. И все они сидели, умещаясь по четверо-пятеро на одном сиденье, умудрившись еще и отыскать место для своих многочисленных сумочек-пакетиков! Удивительно, насколько люди могут привыкнуть к подобному образу жизни. И ни у кого в глазах не читалось возмущения, все шло как положено… м-да. Кто-то уже готовил себе мягкое логово на третьей полке. Это было так естественно…

Хочу уделить пару слов касательно погоды в степях казахстана. Она, несомненно, была, и меняться не собиралась. Изумрудно-прозрачное небо от горизонта до горизонта с легкостью открывало путь лучам палящего солнца. То есть, еще в начале пути было за 30 градусов, и обещало быть много жарче по пути следования. Барсовна пророчила бескрайние пустыни и страшные 40 с лишним градусов, рядом с чем Актюбинск покажется милым и прохладным уголком средней полосы. Так что мысли мои были сосредоточены на завтрашнем дне - по мне уж лучше -50, чем +35…

Что же касалось "лежачих" мест для нас, я считал решение этого вопроса безоговорочным. Нифига себе, сколько бабок отдать! После очередной безапелляционной просьбы шеф-проводник выделил аж одно целое "лежачее" место (верхнее боковое, понятное дело), и даже (!) с билетом. Который с нескрываемым сожалением и вручил. О-о-о, классно, полдела сделано! Барсовну не пришлось уговаривать - она рухнула, ибо было куда, и мигом заснула. Я тем временем, усевшись на половинку сидячего места (читай: одной половиной пятой точки), погрузился в размышления. Надо было себя морально приготовить. Я оценивал степень вероятности получения себе, любимому, такого же гнезда. И еще я думал о судьбах народа Алма-Атинщины. Немало способствовала процессу и пара литров ледяного пива. Если раньше я считал жителей Азии и Алтая (имеются в виду "глубинки", поселки и деревни) каким-то наполовину диким, а главное, непонятным народом, то сейчас, под мерный стук колес и под действием паров алкоголя с его волшебными пузырьками, я вдруг стал проникаться нелегкой жизнью этих, в общем-то милых, людей.

Да какие, черт возьми, лежачие места, когда тут женщина с тремя детьми, не имеющая прав, заработка и надежды, что что-то изменится! Мне становилось невыносимо жалко < третий литр пива :) > этих людей, вынужденных пожинать плоды неслаженностью казахстанских транспортных услуг из-за горстки ублюдков, которым похрену, КАК зарабатывать деньги! Проводники же получают кучу лавэ, а бедные пассажиры готовы ютиться вдвоем-втроем, да хоть и на третьей полке!

Нет, слеза меня не прошибла. И, главным образом, из-за проводников. Уроды они все-таки… В голове вырисовывалась ясная картина несправедливости потраченных кровных денег и полученных взамен услуг. Я ушел требовать законного места…

…Знаете что? Эти проводники сами готовы спать хоть в сортире, только чтоб предоставить свое законное место контрабандным коробкам, или какому-нибудь неучтенному пассажиру! И это все из-за денег…       Мда. Я постепенно перестраивался под местный менталитет. Место свое я все же получил - да как счастлив был! И не надеялся уже. И полку третью с коробками успел присмотреть…

    

      В общем, пережили мы ту дорогу, и ту жару, и проводников. Чтобы в купе была хоть минимальная конвекция воздуха, мы взяли защитную штору, что висит над окном, выдрали ее, и выставили под углом наружу, в результате чего встречный ветер врезался в это "крыло", и с шумом залетал в вагон, образую постоянную циркуляцию воздуха. Судя по реакции окружающих, наша конструкция явила собой апофеоз инженерной мысли, и достойна была лучших наград. В общем, в нашей каюте было немного лучше, чем в других купе. Кстати, когда за бортом 45 градусов, вынос отдельных частей тела наружу во время движения поезда никоим образом не облегчает жаркую участь смельчака. Это то же самое, как подержать руку над струей пара, вырывающейся из кастрюли кипящих пельменей. Короче, еще через сутки мы въехали в долгожданный Бишкек, где нас ждали (пусть и храпели на все стойло…) 30 с лишним человек любимых товарищей. Они, раскидав шмотки и палатки и всей территории какого-то частного двора, дружным многоголосьем возвещали Бишкеку о местонахождении выездного филиала Норильского альпклуба. Мы приехали.

Горы

Сначала я вам их просто покажу.   

Ала-Арча - горный район с вершинами до 5000 метров. Нам предстояло подниматься на высоту 4100-4500 м. Это уже значительно другие условия, чем внизу. Атмосферное давление на высоте около 3500 м составляет примерно 500 мм. рт. ст., мы смотрели. Единственное, не отвечаю, что это было именно на 3500, но своими глазами видел - точно :) Да и организм о том явно дает знать.
[Для тех, кто не был в горах. Справка (http://adventure.hut.ru/medik/med10.htm)]

Горная болезнь

Интенсивность развития горной болезни в зависимости от высоты.

Высота, м Признаки
800-1000 Как правило, высота переносится легко, однако у некоторых людей наблюдаются небольшие отклонения от нормы.
1000-2500 Физически нетренированные люди испытывают некоторую вялость, возникает легкое головокружение, учащается сердцебиение. Симптомов горной болезни нет.
2500-3000 Большинство здоровых неакклиматизированных людей ощущает действие высоты: легкая головная боль, у некоторых болезненные ощущения в мышцах и суставах; снижается аппетит, нарушается ритм дыхания, возникает повышенная сонливость, однако ярко выраженных симптомов горной болезни у большинства здоровых людей нет, а у некоторых наблюдаются изменения в поведении: приподнятое настроение, излишняя жестикуляция и говорливость, беспричинное веселье и смех (как при легком алкогольном опьянении).
3000-5000 Проявляется острая и тяжело протекающая (в отдельных случаях) горная болезнь. Резко нарушается ритм дыхания, жалобы на удушье. Нередко возникает тошнота и рвота, начинаются боли в области живота. Возбужденное состояние сменяется упадком настроения, развивается апатия, безразличие к окружающей среде, меланхоличность. Ярко выраженные признаки заболевания обычно проявляются не сразу, а в течение некоторого времени пребывания на этих высотах.
5000-7000 Ощущается общая слабость, тяжесть во всем теле, сильная усталость. Боль в висках. При резких движениях - головокружение. Губы синеют, повышается температура, часто из носа и легких выделяется кровь, а иногда начинается и желудочное кровотечение. Возникают галлюцинации.

Наиболее эффективным средством предупреждения горной болезни является предварительная акклиматизация, употребление в пищу витаминов и углеводов. Важное условие - полный отказ от алкогольных напитков и никотина. Первая помощь: уменьшить мышечную нагрузку, в случае обморока - искусственное дыхание, отдых. Профилактика: с появлением первых признаков горной болезни сделать привал, пока организм не приспособится к новым условиям. В очень тяжелых случаях рекомендуется спуститься вниз, где горная болезнь сама пройдет. Профилактическими средствами являются кофеин - 0,1 г, пирамидон - 0,3 г, усиленное питание, витаминизированная пища, глюкоза с витамином С.

Проще говоря, для высот от 3000 нужна серьезная акклиматизация. Это: проведение времени на высотах чуть ниже требуемой, физ. нагрузки, работа с дыханием. Для более серьезных высот акклиматизация должна проходить в несколько ступеней, и, соответственно, многих дней. Для восхождения на пик Ленина (7100 м) люди готовятся недели две. Горная болезнь, причиной которой является гипоксия - недостаток кислорода - при неправильной, слишком кратковременной акклиматизации может развиться в пневмонию, и далее - в отек легких. Развивается очень быстро - за считанные часы. Если не предпринять быстро мер, можно потерять человека. Что характерно, после спуска в "зеленую зону" - ниже 2500 - состояние человека, как правило, резко улучшается.

В общем, выглядело это примерно так. На автобусе из Бишкека нас привезли в лагерь "Ала-Арча" (далее - нижний лагерь), что находится на высоте 2100 метров.Туда ведет нормальная дорога, там есть специально построенные домики для туристов, метеорологов, служб МЧС и прочее. Имеется баня. Выезжая из города, мы затарились едой на 3 недели, и в качестве бонуса захватили еще штук 30 арбузов. А, кстати! Немаловажную роль играет правильно продуманная организация питания на сборах, ибо в далеком ущелье на предстоящих 3300 м супермаркетов, к сожалению, не построили. А посему наши инструктора перед поездкой провели мучительные часы в подсчетах продуктов и сумм так, чтобы всем всего хватило, все правильно питались, и чтобы лишнего ничего не осталось. Этой сложной арифметики я не удостоен чести знать, так что выходным результатом этих продовольственных подсчетов явилась сумма в 3100 руб, которую должен был внести каждый участник. Согласитесь, для 3 недель пребывания в горах это совсем немного… Дорога туда-назад, например, отняла тыщ 16, если не ошибаюсь.


Фото: Лисовцов Руслан, г. Норильск

Да, так вот. Сгрузили мы, значится, наше барахло в кухню одного из домика. Пока несли арбузы с рюкзаками, уже определенно больше захотелось дышать. Глубже, я бы сказал. И чаще. Голова еще не болела, но уже определенная тенденция к тому обозначилась. Нам предстояло провести на этой высоте три дня. За это время инструктора должны были провести с новичками скальные занятия, а также мы всей толпой - сходить на "акклиматизационную" вершину категории "1б" сложности (всего категорий - 1а, 1б, 2а, 2б… 6а, 6б). Это была гора высотой 4140, называется "Комсомолец". Ну да, надо быть действительно полным патриотом, чтобы допереть туда с высоты 2100…

На скальных занятиях всем новичкам рассказывали об узлах, о способах страховки и передвижения по скальным участкам.

Показали много разновидностей всякого "железа", используемого в восхождениях. По ходу еще пришлось через одну маленькую, но бурную речку перебираться со страховкой, ибо, по словам местного заведующего - Шамиля - одного человека в ней в этом году уже потеряли.

На третий день мы восходили на "Комсомольца". Подобные походы, когда маршрут не представляет собой технической сложности, а просто состоит из до-о-о-олгого пешего пути наверх (8 часов, кажись, топали) в составе толпы из 35 человек, называются "китайский поход". Ухххх, как же тяжело было топать! А я вообще никогда выносливостью не отличался… Пот лил градом, привалы хотелось организовывать несколько чаще, чем хотели этого наши инструкторы, то есть каждый час по 10 минут. Дыхание - только в полную грудь. И часто. Уверен, с того времени объем легких у меня увеличился раза в полтора. И, забегая вперед, добавлю: а вес - уменьшился на 11 килограммов.

У каждого свой темп хода, а именно это очень важно в длительных походах. Побежишь быстро - через час "сдохнешь". Пойдешь слишком медленно - просто устанешь из-за долгого кол-ва времени. Да и засветло рискуешь не дойти… Как говорят тренеры, они нас вели с такой скоростью, с какой "можно загнать наверх корову задним ходом". Из меня, кажись, даже корова вполне хреновая…

Мы спустились вниз. Первая гора! Не могу сказать, что, когда мы были на вершине, переполняло чувство какой-то гордости, или чего-то такого - да ни хрена подобного, вот только усталость, и желание дышать, много дышать… По идее, за первое восхождение полагается значок "Альпинист России". Значкистами мы, короче, стали. И посвящают в альпинисты, как правило, именно после этого события. Но в нашем клубе другие законы - только после 3 разряда! Так что мы спустились вниз, и каждый новичок тихо праздновал маленькую победу наедине с своими мыслями. Для остальных же эта гора была обычной "открывашкой", т.е. с чего человек открывает сезон. Ну и хорошая акклимуха, конечно!

К нам в лагерь пришел мужик, один из местных инструкторов, и объявил, что в нескольких километрах ниже лагеря сошел большой сель. Погибло 18 человек, 3 моста было снесено, и наглухо накрыта пара километров дороги. Местная речка изменила русло. Вот это да-а-а, подумали мы. В связи с чем этот человек предложил записать ему наши телефоны в Норильске, либо e-mail-адреса, дабы сообщить нашим родственникам, что нас это бедствие не затронуло. Он как раз собирался спускаться в Бишкек. Он сказал, что наверняка это будут показывать по ТВ. Видел я этот сель… Фотографировать то ли не было возможности, то ли не хотелось… Мрачно там, когда понимаешь, что где-то здесь под камнями, и кусками земли погребены люди :-(


Фото: Лисовцов Руслан, г. Норильск

На следующий день нам предстояло подняться на высоту 3300 в лагерь "стоянка Рацека" (далее - верхний лагерь), в котором мы и проведем значительное время сборов. Как я уже говорил, у нас с собой была куча барахла, а иенно - свое собственное снаряжение (килограммов по 20-30); т.н. "клубное" снаряжение (еще кг по 15 где-то), включающее веревки, "железо", палатки и т.п.; много-много продуктов, газовые баллоны (5 шт. по 25 кг), и еще куча всяких необходимых прибамбасов. Поэтому о том, чтобы занести весь этот скарб за одну "ходку", не могло быть и речи.

Даже когда ты просто идешь в гору на высоте - тяжеловато. Но когда на тебе рюкзак 35 кг, все намного хуже. А я именно такой баул и нагрузил… и очень, ОЧЕНЬ о том потом пожалел. Геройство, млля… Когда дошел до Рацека (за 8 часов!), рухнул где стоял. Выпил много-много чая. Выкурил много-много сигарет (ниче подобного, там так и курили все, кто внизу курил!). Рюкзак я возненавидел. И поклялся никогда не таскать ничего более 25 кг за один раз.

Ну ладно, опустим подробности. Важно, что так долго ожидаемое время хороших нагрузок наконец-то настало! Я был счастлив. Килограммы уходили не по дням а по часам.

Стоянка Рацека - это такая удивительно красивая зеленая поляна среди скалистых гор, ледников и каменных гряд, по всей длине (метров 500) которой течет бурный кристально-чистый и очень холодный ручеек. Там и останавливаются множество восходителей из разных городов. Кстати, за эти 2-3 недели там побывали команды почти из всех городов Сибири.

Изыскатель

Это такое название горы высотой 4400. Плоская такая, похожая на лопату. С двух сторон склоны уходят вниз на сотни метров под углами градусов 50-..70. Чтобы до нее добраться, нужно пройти через два ледника, в общей сложности - несколько часов пути.

 На первом леднике я одной ногой проваливаюсь в трещину. То есть, она была закрыта снежной пробкой вровень с остальной поверхностью, но поначалу я никак не различал, где лед, а где - уже пустота под ногами. Только цветовая граница снега указывает о том, что почва под ногами сменилась… Я аккуратно вытащил ногу, откатился, и, лежа на животе посмотрел в глубь. Что я там ожидал увидеть? Пустота. Темная бесконечность. После этого мы уже пошли связавшись веревкой (наконец-то!).

Мы подошли к маршруту. Перед нами была эта "лопата", и сначала предстояло пролезть около 2-х веревок (каждая веревка - 50 м) льда уклоном градусов 60. Света Чалова, наша личный инструктор, пошла наверх первой…На второй веревке пути ее "кошки" срываются со льда, и она летит вниз, прямо на нас. Мы еле успели спрятать наши головы за камень… Как уж там сумели уместиться втроем - ума не приложу, но жить захочешь - не так раскорячишься. В общем гора та была в чем-то стремной, для меня по крайней мере. Я уж избегаю описания своих чувств, когда мы переходили траверсом под самой вершиной по снежному склону градусов 70, и маленькие комочки снега улетали из под ног далеко вниз. Страховка ледорубом, воткнутым в такую поверхность, была скорее иллюзорной. Я доложил о своих чувствах инструктору, прямо признавшись, что чувствую себя как-то… неуверенно :) Ну да ладно дошли мы таки до верху. Одно желание - вернуться засветло, и вообще - побыстрее. Как показало время, реальные чувства догоняют уже потом, внизу. И как!

С горой, как известно, поздравляют на спуске, ибо это есть не менее опасная часть восхождения, чем подъем. Ты приходишь в лагерь, и только тогда уже издалека слышишь крики поздравления в свой адрес. "С горой вас!". "Поздравляем! С горой!". Вот тогда уже можно окончательно расслабиться, скинуть рюкзак и снарягу, и срочно затребовать у повара чего-нибудь вкусненького.


Фото: Лисовцов Руслан, г. Норильск

После "горы", как правило, следует день отдыха. Ну чтоб совсем не расслаблялся, можешь слетать в нижний лагерь за остатками продуктов. Но вообще-то мало кто развлекается подобным образом…

Другие группы совершают другие восхождения. Кому-то для закрытия разряда нужна "пятерка", кому-то еще две "тройки"… В этом районе десятки маршрутов разных категорий, и у всех есть возможность закрыть себе разряд. И каждый день, пока есть погода, разные группы просыпаются в 4 (а иногда и 2) утра, чтобы через час выйти из лагеря. Одни подходы занимают час, другие - четыре, а то и больше. Те, кто ходил на г. Двурогую, провели в пути 22 часа - с 2 ночи до 12 следующей ночи. Это очень большая нагрузка! Ленка Порохина, когда ввалилась в лагерь, сказала: - Вот чего мне сегодня ни разу не было, так это тепло! - Это уж точно.

Погода

Вообще, погода - вещь определяющая там, и очень изменчивая. Скажем, загорал ты, раздевшись до плавок, и ни о чем плохом не думал. И вдруг прилетает снизу облако. И через 5 минут ты уже сидишь в теплой куртке и стучишь зубами. Или, например, снег выпадет. Вчера ты загорал, а сегодня утром проснулся, расстегнул палатку - ба-а-а! Мы даже как-то снеговика слепили…

Быт

Поляна. Ручей градуса +2. Палатки. Вот и все! Хочешь постирать шмотки - набираешь воду в котелок черного цвета, и на пару часов ставишь на солнце. После этого вода уже становится терпимой, т.е. градусов 7, например. Ей же можно и принять душ. Понятное дело, что после таких закаливаний вода в озере, что в нижнем лагере на 2100, показалась нам парным молоком. А у нее температура где-то +10, между прочим.

 Газ, который мы имели, расходовался очень экономно. Ну кому захочется лишний раз тащиться вниз за очередным 25-килограммовым баллоном?! Поэтому только девушкам изредка позволялось нагреть воды, чтобы помыть голову.

Женщины-инструкторы

Женщина-инструктор - не женщина. Они сами так сказали.

Посвящение в альпинисты

Вас когда-нибудь кормили с ложечки смесью из горчицы, перца, кетчупа, какао и еще черт знает чего? Впрочем, по порядку.

Возвращаемся с четвертой горы, последней для третьего разряда. Метров за 100 до лагеря нам завязывают глаза, заставляют пристегнуться к "перилам" (грубо говоря, натянутая веревка), и вслепую двигаться по ней как можно быстрее, успевая перестегиваться при прохождении очередной точки крепления. В это время толпа злодеев, гордо именующих себя инструкторами, вооруженных туго набитыми спальными мешками, изо всех сил подгоняют тебя, пиная этим дивайсом наотмашь. На очередной "станции" наши главные тренеры - Павельевы, ласково причитая, запихивают ложечкой тебе в рот упомянутую смесь, и приговаривают о тяжкой судьбе новичков. Через какое-то время ты буквально доползаешь до последней точки. Полость рта просто горит. Стакан воды не помогает. Ты сидишь с завязанными глазами в окружении таких же товарищей по несчастью. Наконец повязки снимают…

 Перед нами толпа всех этих извергов во всей своей красе - они всем видом изображают всякую горную нечисть: на головах каски с привязанными зубьями вверх "кошками" (рога, типа), раскрашенные морды, ужасные оскалы, всякие веревочки-железочки висят. Нам зачитывают Клятву Альпиниста. "Я, вступая в ряды…". Смысл ее сводится к беспрекословному уважению и подчинению инструкторам, и ваще, мол, даже любимой женщиной поделись с ним :) Обряд заканчивается целованием ледоруба. И позы "стоя на коленях". Как мы все это пережили, я не знаю…

Эпилог

Знаете, какой прикол в альпинизме? Вот когда ты стоишь на пике - какие чувства? Победа? Дошел? Покорил? Ощущения победы, гордости? Хрен там. Просто большая усталость, и желание как можно быстрее двинуться вниз. А ЧУВСТВО догоняет уже потом. И такое, что его ни с чем не сравнить. 90% времени на сборах ты убиваешь себя, изматываешь, борешься, чтобы сделать следующий шаг, и в это время - никакой констатации победы над собой, да о чем речь, сделать бы, мля, следующий шаг, не отстать от группы, не подвести... Низменные желания. Простые и понятные. Какая уж нахрен романтика.... А потом ты получаешь нечто такое большое, что оно еще долго радует тебя по-настоящему, более чем все вместе взятые "городские" увеселения - тусовки с друзьями и т.п.

Я не прирожденный альпинист, и не покоритель вообще. Эта поездка - одна из ряда мероприятий, связанных с познанием мира и себя. Наибольшее, наверное, впечатление дают такие вещи, как: очень сильная концентрация всего себя на поставленной цели. Собираешься в маленький и жесткий клубок - так приходится поневоле, поскольку напряг там достаточно сильный, и нет возможности тратиться на что-то еще.


Фото: Лисовцов Руслан, г. Норильск

Ложишься рано спать. Все время думаешь о следующей горе. А после восхождения этот комок снова как бы раскрывается, и ты обнаруживаешь, что в тебе прибавилось силы (всякой!), выносливости (опять же всякой, не только физической). Ты понимаешь, что стал способен на гораздо большее, чем думал - и теперь это ТОЧНО знаешь, проверил, а не только в мыслях. Вторая вещь - это изменения. Ты изменяешься, меняется характер, больше собой управляешь, и воооон та гора на горизонте не кажется такой далекой, надо лишь правильно думать. Не думать "черт, ну скоро мы дойдем или нет?!", а просто идти. Ноги делают свое дело - ты проходишь ахххрененные расстояния. И все это проецируется не только на твою физиологию, но также и в душе - ты способен на большее. Ты сильнее, увереннее. Спокоен как танк. Куча мелких неприятностей вызовет лишь снисходительную улыбку, а не заморочки.

Ну и, конечно, люди, которые окружают. После нескольких походов ты их знаешь как родных. Я жил в палатке с 2-мя девушками, и никаких "левых" мыслей у меня не было. Это четвертое - у тебя полное осознание как и что ты делаешь, и главное - уверенность, как есть правильно, и как - неправильно.

 


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100