Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Тянь-Шань >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Евгений Балин, Тюмень

Мемуары - Арча 2007

Читайте на Mountain.RU:
Почему на неделю раньше, сборы в Ала-Арче - 2003, Макунин Алексей
Зимнее восхождение на Теке-Тор (4441м), Киргизский хр, Ала-Арча
Ала-Арча. Западный Тянь-Шань. Фотообои.
Ала-Арча, Северный Тянь-Шань. Фотоальбом.
Записки потерпевшего. Ала-Арча-2006

Вокзал

Ну, и где этот урод, что бил себя пяткой в грудь и обещал подвезти?

Пять часов, транспорт ещё не ходит, а марш-бросок с двумя рюкзаками грозит вылиться неизвестно во что и в какие сроки. Звонок другу: «Ты чего не спишь в такую рань?» И, не дожидаясь отправки сексуально-пешеходным маршрутом, второй – вдогонку: «Подскажешь телефон такси?»

Яростный мат водителя, которому молодая диспетчер неправильно указала адрес, вторит моему, не менее заковыристому, при взгляде на часы. Как ни странно, прибываю одним из первых. Далее стандартные объятья-поцелуи, пожелания (кто-кого-с кем - и как) и мы уже в электричке, ленивый трёп на свободные темы, робкие попытки в стиле первых пионерских ухаживаний добраться до пива, - и мы уже в Свердловске.

Свердловск

Вояж короток, но насыщен. Визит в "Дискавери" (приятный магазинчик, где нам, именно нам рады, что особенно приятно!) закупки того, что нам не хватает для полного счастья в горах. Торопливый перекус в столовке и в путь. Х…Й! Штанга! (как высказался в своё время один известный спортивный комментатор) Небольшая догрузка снаряжения для доставки в альплагерь. А центнером больше - центнером меньше, - роли уже не играет. В путь!

Поезд

Рассказы об этом поезде, пробуждающие воспоминания о просмотренных в юности "Кошмаре на улице Вязов" и "Зловещих мертвецах", преследовали меня с самых первых обсуждений будущих сборов. После рассказов товарищей, побывавших там, в мыслях возникали картины вагонов, забитых тёмными личностями неопределённой национальной, сексуальной и прочей ориентации. С кровищей и с поножовщиной за свои места, вещи, и честь девушек. С мантами, начиненными кошатиной и боевыми отравляющими веществами, чтобы хранились лучше…

Оказался самый обыкновенный поезд, вполне приличный. Правда, ребята утверждали, что это не тот поезд, что, в общем, подтверждается рассказами альпинистов из других групп. Но, как мне показалось, большим кошмаром для поезда и пассажиров были мы сами.

… Нет, вот то, что он сказал точно не надо воспринимать всерьёз?! Обстановка в вагоне накалялась, новички, не привычные к содержанию и манере бесед тюменских альпинистов - разрядников, и не знакомые с некоторыми их представителями, тихо и громко шалели, прикидывая, сейчас броситься в драку или ещё чуток погодить. Коньячку с горилкой опрокинуто уже было не мало, и слова неслись без проверки смысла и текста. Выйдя за вышедшими покурить Серёгой и Славой, поднимаю проблему: некоторых представителей тюменского альпинизма нужно срочно укладывать по местам во избежание недоразумений.

-Ерунда, Евгений, прикольно же!

Подогретые живительной влагой ребята были настроены весьма оптимистично: справимся! По сути, они оказались правы, и всё обошлось, хотя кое-кому всё-таки пришлось немного помогать.

Граница

Заводы в стране стоят! Одни гитаристы с пограничниками кругом! Примерно такие слова Миши Слинкина доносятся сквозь полудрёму и поиск документов по карманам. Но пограничник, покосившись и сочувственно вздохнув, шлёпает печать и отправляется дальше.

-Это что?

Палец погранца скользит вдоль полок с рюкзаками.

-Спортивное снаряжение!

-Скалолазы?

-Альпинисты!!!!!

На том досмотр заканчивается, ладно хоть открыть не просили.

Дальнейший день проходит в весёлом трёпе со свердловчанами, а конкретно с нашей доброй знакомой Таней, с которой познакомились в Актру, украдкой разглядыванием Ермачека, одной из легенд отечественного альпинизма (вот он какой…) и риторическими вопросами

-Где мы?

-Где, где в Караганде!!!

Киргизия

Необозримые поля маков, восторг в глазах Ирины. Как же она хороша в этот момент, да и в остальные тоже, сердце проваливается в бездонную пропасть. Но… не об этом!

Выскакиваем в Чу. Лихорадочная выброска рюкзаков,- и мы предстаём перед очами Александра Александровича Агафонова, повелителя наших судеб на ближайший месяц. Первые впечатления укладываются в ставшие привычными слова: … истинный ариец, характер нордический, твёрдый, беспощаден к врагам Ре… В общем, сработаемся. Надеюсь, те же мысли были и у него…

Грузимся в транспорт, и пока едем к КПП, сделаю небольшое отступление…

Вадим

Заочное знакомство с ним произошло у меня ещё лет пять назад, когда после восхождения на Белуху, находясь под впечатлением от этой невероятной по красоте горы, искал материалы по маршруту "Бутылка", сложнейшему и очень опасному для прохождения маршруту. Километр ледовой вертикали, мощнейшие ледовые карнизы готовые обвалиться в любую минуту, вид этого маршрута оставляет сильный след в душе. В своих поисках по Интернету я наткнулся на рассказ Вадима Некрасова о восхождении по этому маршруту о трагедии, произошедшей там, о мужестве и стойкости людей до конца боровшихся за свою жизнь и жизнь своих товарищей. В общем "Человек легенда" только без кавычек. А в поезде довелось услышать неотредактированную версию событий из уст участника. Удивительная встреча! Позднее оказалось, что первое впечатление от рассказа и личной встречи оказалось верным. Надёжный и преданный товарищ, с которым можно идти на любую гору.

Ала-Арча

Позади Бишкек, "Максим Шоро", облизывание губ при виде банок с клубникой. Мы в лагере! Королевский ужин, краткое, но эмоциональное знакомство с инструкторами, и вот мы на скальных занятиях. Всё вроде просто, логично, понятно, но как же трудно уложить это в головах и руках эти простые, но необходимые навыки работы в горах. Что думал наш инструктор Виталий Акимов одному ему только и известно, но к его чести дальше головы эти мысли не уходили. К концу первого дня у меня оставались только робкий вопрос: "за что мне только присвоили третий разряд?", хотя жена Виталия по возвращении нас в лагерь спросила, почему у меня такой счастливый вид? Не знаю почему, но настроение было, в общем, не ахти какое. Второй день прошел под привычный аккомпанемент элементарных ошибок, хотя вроде их было чуть меньше, по сравнению с предыдущим, и потихоньку закончился подготовкой к следующей главе заброске на приют Рацека.

Приют Рацека

Утро прошло в быстрых, но неторопливых сборах. Решили, что забрасываться будем в два этапа, это позволило в последствии не перегружать рюкзаки и не выматываться на подъёмах. Хотя Слава, по-моему, взял максимум, который мог поднять, и не позволил взять у него ни грамма. "Кремень парень" допёр всё сам, хотя груз сильно замедлял его подъём. Короче: мы на тропе, а впереди целый километр почти непрерывного подъёма. Постукивание сердца на особо крутых взлётах, солёный пот, заливающий глаза, яркое солнце, комментарии Ирины, и невероятно красивые пейзажи кругом скрашивают четыре часа затяжного подъёма. Физухи хватает, хотя, как обычно, не помешает добавить, но это на будущее, теперь будем работать тем, что есть. Последний крутой взлёт, и сквозь наплывшие облака проступают контуры хижины. Пройдено! Бог ты мой, какие красавицы сидят внутри! Оказалось из Новой Зеландии, Элейн и Энн. От Элейн так и вовсе глаз не оторвать. Но, увы, пришлось, в тот же день они спустились вниз, и хотя мы вскоре тоже слиняли в базовый лагерь, поговорить не удалось. Ну, не судьба видимо, впрочем, даже сознание того, что на свете есть такие девушки, вдохновляет на жизнь, подвиги и ускоряет акклиматизацию. Удивительное ощущение испытываешь, посещая фирменное сооружение приюта, туалет "Орлиное гнездо", экстремальное справление нужды, в перекошенном бездверном сооружении, зависшем над пропастью, вентилируемом потоком ледяного воздуха, с видами на величественный аксайский ледник хоть акклиматизацию и не ускоряет, но вселяет ощущение величия и облагораживает собственно процесс. В один из вечеров нас отлавливает киргизское телевидение и требует рассказов о чёрном альпинисте и прочей мути. Почему-то прицепляются ко мне, ребята подначивают и, видя, что уже не отвертеться, начинаю рассказывать о восхождении на пик УПИ, и опять мой рассказ превращается из стандартной и в общем обыкновенной истории в дикую смесь "Звёздных войн" и хроники битвы за Сталинград. Привет тебе, Вася Энтин! Хотя до него мне далеко. Ну почему я не могу рассказать как все? Просто перечислить количество верёвок и категории сложности участков. Почему мои истории это помесь боевика и ненаучной фантастики? Далее всё идет по накатанной, кто-то рассказывает ещё что-то, потом песни и …. хорошо посидели одним словом

Бокс

Рассвет, подъём по морене в обход ледопада, и мы в верховьях аксайского ледника. Отсюда начинаются маршруты восхождений на большинство вершин аксайской подковы, в том числе и наш. Надеваем системы, связываемся, последние уточнения, и мы на маршруте. Иду первым, начинаю тропить, и на первых же шагах попадаю в снежное болото, (ну надо же, с утра ведь всё подмёрзнуть должно!) но как есть, так есть. Сообщаю об этом и остальным, кажется, удаётся обойти участок без потерь. Стараюсь идти равномерно, не форсирую шаг, но ребята просят ускорить движение, и начинаю передвигать ногами быстрее. Впереди возникает препятствие, в виде "кара" с небольшим озером на дне, начинаю забирать вправо, Миша как наиболее опытный участник группы и лучше всех изучивший маршрут, громогласно требует следовать описанию и продолжать движение прямо. Объясняю причину изменения направления движения и через полминуты "кар" становится виден всем. Вскоре подходим под перевал, Михаил категорически требует сменить меня, как несоответствующего его требованиям к направляющему группы, ну что поделать не Месснер я. Вперёд выходит Ирина, и начинается нудная тропёжка по крутому склону перевала. Много снега, лавиноопасно. Через некоторое время, периодически сменяя друг друга, достигаем гребня Теке-Тор – Бокс. Подходит время первого сеанса связи с базой. Базу по каким-то причинам вызвать не удаётся, но зато откликается группа Тимура с "Коронской хижины" и сообщает, что наблюдает за нами (как же приятно вас слышать ребята!). Передаём информацию и начинаем движение. Первый жандарм, в утреннем свете его припорошенный снегом склон кажется неприступным, но постепенно, словно на фотографии проступает ниточка маршрута. Слава идёт первым, я страхую. Слава, хоть и уверяет, что чувствует себя неважно, прёт как танк, потом сменяю его. Вскоре достигаем ключа маршрута, небольшого, но заковыристого участка в виде вертикальной стенки высотой 5- 6 метров с минимумом зацепок и щелью до вершины. Небольшая заминка, каждому хочется попробовать первым, но Слава перед восхождением уговорил меня подарить ключ Ирине. Ну, почему бы и не сделать подарок нашей любимой и единственной девушке?! Правда Мишу мы о подарке не предупредили, и он просится вперёд. Начинает неплохо, но на второй точке срывается, оставив, увы, связку френдов в щели. Делаем наш подарок Ирине и она, приложив массу усилий и проявив незаурядную ловкость и мастерство, проходит ключ. Ура! Следующим иду я на жумаре, вынимая френды и спрямляя перила. Задачка тоже не простая, френды сидят глубоко в щели, причём её конфигурация такова, что хвост френда с силой поджимает к стенке, и ухватить его, зависнув на верёвке, очень трудно. Но справляюсь. Итак, ключ пройден, перила готовы, спрямлены, аплодисменты занавес. Пока Ирина принимает остальных, начинаю движение дальше, заснеженная плита под ногой, горизонт ложится набок, скольжение, удар, финиш с тупой болью в груди. Сгоряча кажется пустяком, но это потом скажется в последствии. А пока жандарм за жандармом, страхуешь ты, страхуют тебя, рутина, в общем. Так тянется довольно долго, и вот уже вроде последний жандарм и, кажется, уже вершина! Облом, ещё пилилова неизвестно на сколько, настроение резко на полшестого. Прошу сменить, и вперёд выходит Михаил. Ещё один жандарм, минут пятнадцать сыпухи, и вот действительно вершина! Фотографирование, сникерсы, и, самое главное и необычное, ЗВОНОК ДРУГУ с вершины Бокса! Пытаемся звонить Косте Куроченко, но он, почему-то, не берёт трубку, Миша звонит ещё кому-то, и мы начинаем спуск. Спуск по заснеженной сыпухе, тропилово ледника в обратную сторону, "Привет восходителям!" в лагере. И можно, вытянув ноги, спокойно прихлёбывать чай - восхождение закончено.

Теке-Тор
(эпизод первый, или хождение под мухой)

Резкий разворот на бок, блок локтем, резкий наклон корпуса, зубовный скрежет. Всё вроде поднялся. Ольга таблетки есть? И вот так начиналось каждое утро после Бокса, а как ещё, если трещина в ребре? Но всё же иду, обезболивающее действует, и жизнь уже не кажется такой противной. Погода - ж..па: резкий ветер, облачность метель. С морены, решаем сменить маршрут и идти на Корону. Короткий отдых в «отеле Корона», и начинаем подъём на коронский ледник. Через пятьдесят метров подъёма становится ясно, что погода не ж..па, а полная ж..па. Перед нами встаёт непроницаемая стена облаков, насыщенная снежной крупой. В общем, сходили. Спускаемся вниз. Вроде всё. Нет ещё не всё! Наши новички прошли Бокс по двойке и новичками собственно перестают быть, выхода нет, надо посвящать в альпинисты. С Тимуром и другими делаем этапы. Забегаю в хижину и вижу, как Серёга лопает что-то из миски, присоединяюсь к нему, закинув пару ложек в рот. Появляется Катя и отчитывает нас за поедание каши для новичков, которую она портила всеми силами, и которую мы чуть с аппетитом не слопали. Избавиться от нас, она смогла, лишь насыпав в кашу сырой крупы. Наконец, подходят новички, (единственная группа вышедшая в тот день на маршрут!) и начинается бег с препятствиями. Ну, а потом клятва Царю Горы и его Царице, то есть Кате с Михаилом. Клятва в основном помнится сквозь душащий смех и слёзы, читайте лучше мемуары других участников. Помню только впечатляющие булки царицы и э…, так скажем ПРЕДМЕТ-посвятитель, между ног Михаила. После посвящения ЭТИМ можешь считать себя альПЕНИСтом до конца своей жизни. Такой вот день, однако…..

Изыскатель

"Почему всё не так, вроде всё как всегда, то же небо опять голубое…"

Короче нет настроения, нет и всё! Непростой разговор ночью, кому идти на, а кому нет. Вроде решено: идут Слава и Михаил, мы с Ириной остаёмся. Потом, глубоко за полночь, как снег на голову: идём все. Утром в результате лихорадочные сборы. Нет, блин, ну не ходится так гора, не ходится! Если мысли где угодно, только не на горе, иди обратно, и для тебя безопаснее, и для тех, кто идёт с тобой. С этими мыслями разворачиваюсь почти из-под вершины морены и решительно шагаю вниз. На спуске встречаюсь с Виталием.

- Я не готов к восхождению, Виталий.

-Здоровье? - спрашивает он, пытливо вглядываясь в моё лицо.

-Нет, просто не готов, идите без меня.

-Хорошо, спускайся.

В лагере тихо и спокойно. Кружка чая в руках и рассветные горы перед глазами…..

Постепенно лагерь просыпается, и воздух наполняется смехом и трёпом на свободные темы. Ирина, (которая не маялась комплексами, а, сразу оценив ситуацию, даже просыпаться не стала) и другие девчата готовят еду, в меру сил и способностей помогаю им. После полудня приходит сообщение: наши не зашли на Изыскатель, подвели некачественные буры, у которых отрывались проушины. В общем, потерял не много, но всё равно грустно. Грустно ещё и от того, что подходит к концу первый этап наших сборов. Уезжает отделение новичков и кое-кто из разрядников. Последние рукопожатия, и они уходят вниз. Удачи вам ребята!

Изыскатель
(вторая серия)

Коронский ледник пройден, мы под бергшрундом. От аттракционов в стиле "Вертикального беспредела" спасает снег, который образует мостик и позволяет просто пройти через трещину. Маршрут красив. Триста метров пятидесятиградусного льда, и строгая вертикальная линия. Позднее, просматривая снимки, сделанные на стене, ловишь себя на мысли, что на фото маршрут выглядит куда грознее, чем в реальности, где ощущаешь лишь спокойное желание нормально, без ошибок, отработать. Дух захватывает лишь от открывшихся видов. Связываемся, Слава идёт первым, я страхую. Сверху, из-под его молотков и кошек, сыплется град ледяных осколков, временами чувствительно щёлкавших по нам. Виталий советует идти немного зигзагом и поток осколков уменьшается. Перед восхождением договариваемся, что меняться будем через верёвку, но Слава несколько неуверенно пройдя первую верёвку, разогнался, и, в итоге, прошёл три, при том, что человек первый раз работает на таком рельефе! Что ж, видимо, его стихия. Прошу его дать мне поработать первым, ведь осталось всего две верёвки, и Слава великодушно разрешает, хотя явно не отказался бы дойти до конца. Ирина расстраивается, что ей не удастся поработать первой, как оказалось - напрасно, но обо всём по порядку. Вешаю на себя ледобуры и пробую в руках молотки. Звучит команда Славы: "Страховка готова! И я выхожу вперёд. С первых же метров выявляется неприятная вещь: ноги, которые, казалось, сидели в ботинках как влитые, при движении на передних зубьях просто вылезают из ботинок, из-за этого не удаётся их правильно поставить, в результате быстро теряются силы. Сказывается и недостаток опыта прохождения льда. Пройдя полверёвки, понимаю, что у меня может просто не хватить сил сделать станцию на льду, (большая их часть ушла на борьбу с ботиками), и либо мне необходимо смениться, либо пилить без промежуточных точек ещё около двадцати метров с непредсказуемыми последствиями в случае срыва. Делаю станцию и прошу сменить меня. Вперёд выходит Ирина, опять она! Даже не подозревал, что в ней столько бойцовского духа! А я опять страхую, что ж, дело нужное. Ирина уходит вверх и через какое-то время звучит: "Перила готовы!" И мы на жумарах выбираемся на гребень. Прошу выпустить меня вперёд, на скалах у меня всё же дела получше. "Як дитятко!"- вздыхает Слава, но налаживает страховку, и я ухожу вперёд. Метров сорок по скальному гребню и, наконец, вершина. Тура с запиской не находим, несмотря на все усилия. Поздравляем друг друга, фотографируемся, и наступает самое сложное - спуск. Первым вниз уходит Слава, видимо, как наиболее хорошо зарекомендовавший себя на льду, затем Ирина и я. Последним уходит Виталий на самовывертах, видимо, не доверяя ещё нам до конца, в принципе вполне обосновано. Мы с Ириной на страховке. Так и пошло далее. Сколько длился этот спуск по ощущениям, словами не передать… С ноги слетает кошка, и попытка надеть её на скользкой наклонной поверхности, не пнув ею соседа, превращается в акробатический трюк. Виталий пытается выкрутить очередной самовыверт, но верёвку где-то клинит. Усилие, - и репшнур с хлопком рвётся, а бур, да ещё к тому же и не наш, остаётся на стене. Всего семь дюльферов, но сколько сил и нервных клеток….

Наконец ледник, чувствую себя выжатым лимоном, остальные, наверное, тоже, но всё-таки пройдено! Возвращение в лагерь, посиделки с друзьями под чаёк в компании мышки, обитающей там на ПМЖ, причём Тимур умудряется даже её гладить!

Корона, 1-я башня

Лимоном чувствую себя ещё до выхода, с чего бы это? Вроде не работал первым на Изыскателе, где же успел так надорваться? Или горняшка таки догнала, наконец? Ох, и жёсток Тянь-Шань, очень много времени уходит на восстановление после каждой горы, на Алтае всё же проще было. Идти приходится буквально через силу. Нет, ну в чём дело-то? Так мечтал об этой горе восхищенный её красотой ещё в Тюмени, когда разглядывал снимки. И вот теперь я иду на неё, а сил идти нет. На крутых взлётах сердце даже не в горле колотится, а непосредственно во рту. Пот льёт так, будто я нахожусь не в ледниках, да ещё в пасмурную и ветреную погоду, а посреди Сахары в самый солнцепек. Спасибо ребятам, видя моё состояние, они не подгоняют меня, стараются придерживаться моего темпа, подбадривают. После Изыскателя маршрут кажется почти пешеходным, но требующим внимательности и аккуратности. Есть огромное желание поработать, но выдыхаюсь через каждые пять-десять шагов. Фактически балласт, который наше отделение тащит на себе. Будто у них своего груза мало. Ладно, хватит неврастении, начинаем работать. Перед нами узкий кулуар, залитый тридцатиградусным льдом. Несложно, но перила требуются, иначе, поскользнувшись, будешь лететь все двести метров, пока не доедешь до берга. Ирина и Слава работают поочерёдно, я и Виталий идём по перилам. Проходим до скал. Станция, самостраховка. Ирина уже наверху, вешает последнюю верёвку. Выбираемся наверх, последний небольшой взлёт и вершина, 4860м, самая высокая вершина на которой довелось быть! Спуск был несложным, правда, разок получили втык от Виталия: напортачили немного с перилами. Но, в общем и целом, почти нечего вспомнить. Ну, значит всё нормально. Добавить к этому нечего.

Корона (Траверс)

Завтра снова Корона, мой первый траверс, да и у ребят, по-моему, тоже. Хотя нет, Ирина, кажется, ходила "траверс любви" с Учителя на Байчечикей. Несколько тревожно: буду ли готов, по сердцу пришлась это гора, сильно запала в душу и очень не хочется плестись по ней мешком с опилками. На удивление всё идёт гладко. Погода на удивление, сердце стучит ровно, не норовя выпрыгнуть из груди, и есть, черт возьми, желание работать! Есть! Смеюсь над вчерашними сомнениями идти или нет, спасибо друзьям, которые не дали совершить опрометчивый шаг, а заставили лучше подготовиться к восхождению. Вспоминается, как они уходили обрабатывать маршрут для завершающего аккорда нашей смены, восхождению на Свободную Корею. С ними уходит и Слава, да не просто уходит, проходит лидером целую верёвку на ПЯТЁРОЧНОМ МАРШРУТЕ! Вот так и среди младших разрядников появился первый отличник :). А я остаюсь в лагере подгонять снаряжение. Ирина совершила очередной подвиг, подняла продукты и курево с Рацека. Все джентльменские попытки сопроводить её (опасно одной, Ира!) пропадают втуне, видимо хочется побыть одной. Ладно, отвлеклись…..

Обходим берг, всё мы на маршруте. Вообще-то ещё на подходе, но всё начинается отсюда. Прошу выпустить меня первым и начинаю провешивать ледовый участок до второй башни, всё проходит нормально и вот мы у подножия, вот здесь и находится истинное начало маршрута. Навешиваю на себя скальное снаряжение, и, так как предстоит скальная работа, оставляю ледоруб, как я после жалел об этом! Надо было его просто закинуть в штурмовой рюкзак, но что сделано, то сделано…

Маршрут представляет собой узкую скальную расщелину с множеством выступов и довольно извилистую. Приходится порой буквально протискиваться в ней, а верёвку постоянно подклинивает в щелях и на перегибах, из-за этого работа начинает напоминать перетягивание каната, вытягиваешь себе слабину и идёшь. Сюрпрайз, блин, расщелина расширяется, но легче от этого не становится, начинается залитый льдом участок, зацепки есть, но очень далеко, а пока мне надо пройти около семи метров практически на цыпочках. Последняя точка страховки довольно далеко, а пройти на передних зубьях кошек без опоры для рук, имея под собой почти десяток метров для свободного полёта удовольствие сомнительное. В очередной раз, покрыв себя матом за оставленный внизу ледоруб, пытаюсь организовать точку страховки. Идеальным вариантом кажется закрутить ледобур, но там, где лёд подходящей толщины, он отходит от скального основания и при нагрузке просто обломится, там, где он лежит на скале плотно, он слишком тонкий. Пытаюсь крутить туда, входит он хорошо, но, ввернувшись примерно наполовину, издаёт мерзкий хруст – скала, вот …ять! Делать нечего, организую точку на скале, уронив при этом один френд. Выбираю необходимые метры, и, в распорку, по заглаженным скалам, цепляясь за какие-то мизера кошками (хорошо, хоть их не снял!), а потом на цыпочках по льду до первых скальных выступов. Выбирать верёвку становится совсем невмоготу, прошёл довольно много и возникает опасение, сколько осталось верёвки, до ребят докричаться не могу - перегибы и ветер глушат слова. Делаю станцию на скальном выступе и начинаю принимать товарищей. Один за другим подходят Слава, Ирина и Виталий. Ирина как новогодняя ёлка - обвешена железом, снятым с промежуточных точек, а так же не использованным избытком. Можно идти дальше, очень хочется продолжить начатое, ведь до вершины башни всего ничего, но альпинизм это не только твои личные амбиции, а в первую очередь командная работа и тактическая целесообразность, а она диктует, что стоит для экономии времени выпустить наиболее готового участника группы. Ирина, с надетым на неё и готовым к использованию железом является идеальным кандидатом. Проще перестегнуть узел связочной верёвки и страховать Ирину, благо участок простой, чем снимать снарягу и развешивать её на себе, и муторно перестёгиваться на станции, выбираясь на маршрут. Начинаю страховать, и Ирина быстро достигает вершины и начинает провешивать веревку по направлению к третьей башне. Начало маршрута на третью башню представляет собой снежный наддув, с некоторой тревогой жду, пока Ира преодолеет его, её не видно из-за поворота, стараюсь страховать тщательнее. Сменить бы её! Мне или Славе но, видя вдохновенное лицо Иры, понимаешь, что, потребовав выпустить меня вперёд, лишу её кусочка счастья. Слава, кажется, придерживается того же мнения, в общем, продолжаю страховать. Скальная часть башни особой сложности, вроде, не представляет, но надо быть внимательным на узкой скальной полке с сыпухой. Говорю обычные мужские глупости: будь осторожнее на сыпухе, пройди лучше здесь и т.д., Ира улыбается загадочной улыбкой Джоконды и я, умолкнув, начинаю страховать. Томительные минуты ожидания и, наконец, перила готовы. Метры противной сыпухи, протискивание через частокол каменных перьев, и, наконец, вершина! Подходят Слава и Виталий, вполголоса поздравляем друг друга, впереди ещё спуск, потом порадуемся в полный голос. Выходим на связь со Свободной Корей» ребята мочат девятую верёвку, молодцы! До вершины немного! Интересуюсь у Виталия, не бьют ли они рекорд по скорости прохождения? Нет, вроде не бьют, но, по-моему, всё равно очень быстро, молодцы. Спуск, в общем, как обычно, буры, станции и т.д., Ирина всё делает сама, видимо решив доказать, что она на самом деле не Ирина Малмыгина, а "солдат Джейн". Не позволила помочь даже чуть-чуть, и в кого она такая упрямая?! Потом встреча героев с Кореи, рапорт, поздравления, шутки, тосты. Короче, УРА!!!!

Учитель "Все мужики козлы" Екатерина Вильмонт
Проза 21 века

А на Теке-Тор так никто и не пошёл. Видимо у каждого была своя причина, не знаю, но что-то занозой сидело в душе и не пускало туда. Что - не знаю, но не шлось, не пёрло и вообще никак. Согласен был на любую другую вершину, был же выбор, но… В общем, утром так никто и не встал, только Ира пыталась, отчаянно пиная нас, выгнать-таки на маршрут. Встали, начав нехотя собираться. Виталий, видя настроение группы, прямо спрашивает каждого, хотим ли идти? Прямо говорю, что нет, Слава говорит то же самое и Виталий, с вздохом облегчения, говорит, что не хочет идти тоже. Состояние Ирины трудно описать, похоже, это её просто ошарашило. Всю дорогу вниз она пыталась выяснить у меня, почему же мы отказались идти. А что тут скажешь, если это словами не выражается. Что называется на душе просто не спокойно. В общем, до слёз, кажется, довели девчонку. Чувствую себя последним подонком. Правильно ли мы поступили? Кто знает? Но ведь время ещё есть, и в памяти почему-то всплывает Учитель, и, словно услышав меня, Ирина спрашивает, может, на Учитель сходим? Конечно, Ирина, давай! Короткий разговор с Виталием, переговоры с Серёгой насчёт рации и часов, и мы на маршруте. Темп отработанный: сорок минут ходьбы, десять минут перекур. Достигаем перевала, Ирина, не останавливаясь, продолжает движение, я следую за ней, и вскоре жалею об этом. Сбившись с привычного ритма срываю дыхание и начинаю терять темп, надо было всё же перекурить. К своему стыду серьёзно отстаю от Иры, подходит время связи, а что сказать? Что Ира чуть ли не на вершине, а у меня не у шубы рукав? Короче, сообщаю наше место положение, что всё в порядке и, назначив новое время связи, продолжаю движение. Через тридцать минут достигаю вершины. Ирина уже ждёт меня там. Недолго любуемся видом окружающих гор и начинаем спускаться. Начинаем спускаться вместе, но на перевале Ирина включает "третью космическую" и исчезает с такой скоростью, что я безнадёжно махнув рукой, присёл на камешек отхлебнуть воды из термоска, философски размышляя о судьбах мира. Спустился, однако, вовремя, не нарушив контрольного времени. Доложил Виталию о времени достижения вершины и прочих сопутствующих деталях и пошёл собирать вещи.

Всё, Альпсмена закончилась!

P.S. Потом был спуск в Арчу, который оказался тяжелее, чем все заброски наверх, баня и ночные забеги по Бишкеку. Было много интересного и весёлого, но главное осталось в глубине души. Сила и величие гор Тянь-Шаня, те уроки, которые они преподали нам, хочется верить, что мы их выучим, и эта школа была не зря.

Занавес.

Альпсмена-то закончилась!

P.P.S..Приношу свою особую благодарность Яблонских Ольге, без медицинской помощи которой эти восхождения, а равно и воспоминания о них были бы невозможны.

www.tyumen-alp.ru


Написание отзыва требует предварительной регистрации в Клубе Mountain.RU
Для зарегистрированных пользователей

Логин (ID):
Пароль:

Если Вы забыли пароль, то в следующей форме введите адрес электронной почты, который Вы указывали при регистрации в Клубе Mountain.RU, и на Ваш E-mail будет выслано письмо с паролем.

E-mail:

Если у Вас по-прежнему проблемы со входом в Клуб Mountain.RU, пожалуйста, напишите нам.
Для новых пользователей

Логин (ID):
Имя:
Фамилия:
Пароль:
Ещё раз пароль:
E-mail:

Все поля обязательны для заполнения!

Дополнительную информацию о себе Вы можете добавить на странице клуба в разделе Моя запись

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100