Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Дмитрий Каганович, Вашингтон, США

Мичиган - экспедиционная гонка на Великих озерах

Читайте другие публикации Дмитрия Кагановича на Mountain.RU

Шенандоа - большие гонки в малых горах
Адирондак - скольжение по плоскости

Начало читайте здесь. Часть 3

"А клещи на севере Мичигана могут сожрать целого медведя, а местных комаров фермеры, просто, отстреливают из берданки," - рассказывал мне старый моряк, избороздивший все великие озера: "Там, на границе с Канадой, где соединяются озера Хурон, Мичиган и Супериор бывают страшные бури, выбрасывающие большие корабли на берег, а магнитные аномалии крутят стрелку компаса во все стороны." Я поставил перед ним очередную бутылку пива, пытаясь понять сколько правды содержится в каждой его легенде. "600 километров - это почти 380 миль, а значит вас может забросить куда угодно вот на этой части Верхнего полуострова" - продолжал он, проводя мокрым пальцем полоску в несколько сантиметров на надувном детском глобусе. Я скептически улыбнулся, прикидывая в уме расстояния и масштабы, но улыбка быстро сошла с моего лица - насчет нескольких сантиметров на глобусе моряк не врал.


Гонщица. Фото MIX

Часть вторая.

356880 секунд из жизни одной команды.

Видео клип 2007 Michigan Expedition Race (MIX)

Двух мужиков на мичиганскую гонку мы нашли через форум гонщиков. Сашка провела большую рекламную компанию, какие мы из себя крутые, и нам даже было из кого выбирать. Мы проверяли, что люди точно представляю себе о чем идет речь, имеют все необходимое снаряжение и достаточную физическую подготовку. По техническим навыкам мы искали сильных гребцов и хотя бы одного навигатора, но все хорошие навигаторы были нарасхват и нам не достались. Мужики были из разных частей страны, между собой не знакомы, и о команде Каллива, разумеется, никогда не слышали. При этом они любезно согласились выступать под нашим флагом, и за две недели до гонки окончательный состав нашей команды был зарегистрирован на сайте гонки: я, Сашка, Джорж и Джейсон.


Скорость. Первый день.Фото MIX

Обычно в команде длинных экстремальных гонок можно выделить следующие должности: капитан, первый навигатор, второй навигатор, человек-тягач, веломеханик-ремонтник. Людей обычно меньше, чем должностей, и, чем больше каждый может, делать тем лучше. Навигатор - ключевая фигура в команде. На него ложится самая большая моральная нагрузка, и его ошибки самые критические. Поэтому в команду необходим второй навигатор, чтобы дать отдохнуть и помочь первому на многодневном маршруте. Человек-тягач просто задает максимальный темп продвижения и помогает тем, кто устал. Ему не надо много думать, но и уставать он не имеет права. Что делает веломеханик-ремонтник понятно и так, а капитан "просто" разрешает все проблемы, конфликты и представляет команду с официальной стороны.

До городка Сант Игнас (Saint Ignace) на Верхнем полуострове (Upper peninsula) штата Мичиган нам с Сашкой нужно было ехать 1300 километров. Идея самолета отпала, как только мы увидели количество груза, которое нам надо было с собой везти. Одна из комнат моего дома по колено была завалена снаряжением, и я никак не мог понять, почему его так много, если на гонке у каждого из нас будет лишь небольшой рюкзак. В воскресенье, 27-го мая, в семь часов утра, взяв недельный отпуск на работе и попрощавшись с семьями, мы с большим трудом утрамбовали все снаряжение в машину и через 12 часов езды прибыли к месту назначения. Еще через час вся наша команда была в сборе: Джордж прилетел из Монтаны, а Джейсон приехал с севера штата Нью-Йорк, по дороге забрав Джорджа из аэропорта в Детройте. Мы стояли в большом зале гостиницы, ожидая начала регистрации и проверки снаряжения и изучали друг друга.


Джордж. Этап каяков, второй день.Фото MIX

Джордж - это человек-скала. Он представился очень просто: "Я из Монтаны. Там живут большие медведи и большие люди. Я могу нести четыре рюкзака и одного из вас," - он ткнул пальцем в меня и Сашку. Двухметровая гора мышц двигалась непредсказуемо плавно и быстро, и само присутствие такого человека в команде придавало нам уверенность. Джейсон был почти полной противоположностью Джорджу: тонкий, сухой, обожженный солнцем, обветренный ветром, он не делал лишних движений и не произносил никаких лишних слов. Его опыт многодневных гребных гонок по океану будет незаменим для нашей команды на великих озерах. После короткого совещания мы решили распределить навигацию: весь велосипед на мне, на трэкинге Сашка и я, а вода целиком на Джейсоне. Джордж обещал протащить нас через любые препятствия на маршруте, и в субботу с утра мы засели за карты и сбор снаряги.


По таким схемам болельщики
следили за гонкой.

Нам выдали семь огромных карт размером метр на полтора, масштабом 1:30750, несколько дополнительных карт размером поменьше и лист с координатами большинства КП. Брифинг был назначен на полдень понедельника, и к этому времени мы успели разлиновать на картах координатные сетки и нанести все известные КП. На брифинге нам выдали координаты оставшихся КП и небольшую книжку с описанием маршрута и расписанием паромной переправы на остров Драммонд (Drummond Island). До старта оставалось еще 18 часов, большую часть которых мы хотели бы потратить на сон, а потратили на сборы и обсуждение стратегии гонки: за 102 часа контрольного времени нам надо было преодолеть 600 километров в режиме нон-стоп. Из них 300 на велосипеде, 150 на трекинге и 150 по воде в каное и каяках. Еще в программе была работа с веревками на закрепленных перилах и этап ориентирования в пещере. Нам разрешались две заброски в двух транзитных зонах, где мы могли оставить спальники, запас еды, воды и сменной одежды. Еще одна большая сумка была упакована на старт всех этапов гребли.


Джейсон. Этап каяков, второй день.
Фото MIX

29-го мая, во вторник, в 6:30 утра 33 смешанных команды по четыре человека в каждой собрались на старте. 132 не самых слабых атлета из 26 штатов Америки и Канады должны были проложить маршрут через 600 километров самой дикой и заброшенной части Верхнего полуострова используя только компас, карты и силу воли. Прямо со старта под эскортом полиции и вертолета операторов мы описали круг почета по еще спящему городку и были выпущены на волю в страну комаров, болот и Великих озер. Толкаясь в толпе велосипедов, следовавших за полицейским эскортом, я понимал, что впереди нас ожидает великое приключение, и что сегодняшний вторник закончится где-то в субботу. Только к субботе он закончится и для наших семей, которые бессоными ночами, с волнением будут следить за нами.

На первом вело-этапе все команды ехали плотной толпой по широкой грунтовой дороге. Никто не хотел перенапрягаться, но и отстающих практически не было, поэтому к лодкам все прибыли почти одновременно. Прыгнув в каное мы вышли в бурные воды озера Хурон, которое встретило нас шквальным, встречным ветром. Здесь все сразу растянулись на несколько километров, и, обогнав несколько команд, мы плотно заняли пятую позицию. Я сидел в лодке с Джорджем, который греб большим веслом не обращая внимания на брызги - они просто не долетали до него, сидящего сзади на высоте своего роста. Меня же окатывало водой с головы до ног каждый раз когда лодку кидало вниз с волны. Взяв 5 КП в лабиринте островов мы причалили к берегу, чтобы снова пересесть на велосипеды. Первые шесть часов гонки прошли без особых проблем.


Я и Джордж на первом этапе каное.
Фото MIX

Подмокшие, но еще вполне свежие мы рванули по прибрежной дороге на восток к деревеньке Де Тоур (De Tour Village) - последнему американскому населенному пункту на большой земле. Тут была одна тонкость: из деревни на остров Драммонд нужно было плыть на пароме. Расписание парома было на обратной стороне карты, которая была закреплена у меня на руле. Но времени перевернуть и посмотреть её у меня совершенно не было, потому что темп гонки все увеличивался. Три команды вырвались вперед, а мы и еще две команды пытались сократить разрыв. Я просто решил, что надо ехать как можно быстрее и не думать о расписании. Через час сумасшедшей гонки мы влетели на пристань паромной переправы и увидели большой корабль посередине пролива между нашим берегом и островом. К сожалению, он плыл не в нашу сторону. Только три команды успели заскочить на него: прошлогодние чемпионы Америки команда EMS, наши старые друзья CheckPointZero и команда TravelCountry.


На этапе ориентирования. Второй
вечер. Фото MIX

Получив 30 минут отдыха, мы перевели дух и перекусили. Только тут, остановившись, я обратил внимание на тучи свирепых комаров, от которых все лениво отмахивались. Так вот кого местные фермеры отстреливают из берданки - я вспомнил байку старого моряка - интересно, какие здесь будут клещи. Еще 5 команд успело к нашему парому, и, расталкивая грузовики, мы выехали на остров Драммонд. Сам остров является зимним курортом. Здесь можно бегать на лыжах и ездить на снегоходах по лабиринтам дорожек, проложенных на замерзших болотах. Летом же здесь совершенно пусто, и только строители чего-то копали на западном берегу. Мы же поехали на восток на границу с Канадой. Прибыв на пустующий курорт, мы оставили велосипеды в ангаре для сноумобилей и вышли на первый круг ориентирования на острове. Первое, что мы поняли на этом этапе, это то что двигаться надо без остановок. При любой попытки встать на нас набрасывались миллионы комаров, на которых не действовали никакие яды. Я бы предпочел иметь дело с медведями, следы которых часто встречались на песке вперемешку со следами команд впереди нас.

По прямой нам надо было преодолеть около 50 километров. Но на всех прямых линиях между контрольными пунктами на карте синели тонкие штрихи болот. Уже через час трэкинга мы поняли, что большая часть болот непроходима и надо искать обходы. Болота были разделены островами лесов на невысоких плоскогорьях, через которые проходили неотмеченые на карте дорожки для сноумобилей. Все дорожки обрывались на границах болот, и вскоре нам стало понятно, что навигация на этой гонке будет очень сложной. Взяв несколько первых КП в центральной части острова, мы стали искать хоть какой-нибудь проход через болота к восточному берегу. Большинство команд ушли на юг и потерялись в системе троп. Нам же повезло, после того как мы наткнулись на сухой проход в самой середине огромного болота. К закату солнца мы вышли на берег.


Сашка на первом этапе каное. Фото MIX

Недалеко от воды, на еще не остывших камнях грелась змея. Я наступил на нее, она извернулась, укусила меня в ногу и тут же скрылась между камней, так что я даже не успел её разглядеть. К счастью, укус прошел через штаны, и кожа была лишь слегка поцарапана. Через 20 минут у меня слегка онемели пальцы на укушенной ноге, но дальше этого дело не пошло - даже если это был яд, его не хватило на то чтоб замедлить нашу команду. Закутанные в противокомариные сетки, мы уходили в нашу первую ночь. Вместо 50 километров по прямой мы намотали не меньше 70 и на рассвете вернулись в ангар к велосипедам. Сочетание топких болот, прибрежного песка и дорожек посыпанных крупным гравием сделало свое дело - ноги были натерты у всех. В ангаре, наклеивая пластыри на мозоли, копошились несколько команд. На этап велоориентирования мы выехали пятыми.


Переход из воды на велосипеды.
Пятое, последнее утро. Фото MIX

Теперь, по крайней мере, было понятно куда ехать, чтобы попасть на следующий КП. Все дороги были отмечены на карте и единственная проблема заключалась в том, что болота, которые эти дороги пересекали не были замерзшими. В некоторых местах наши велосипеды по оси колес уходили в жидкую грязь, а иногда нам приходилось тащить их на себе по колено в воде. Комары доставали все больше. Днем было довольно жарко, и мы старались не одевать ничего лишнего. Но и то что было одето они прокусывали без проблем. Со стороны каждая наша остановка была, наверное, похожа на забавный танец, когда танцоры стараются делать какое-то определенное действие, ненужно двигая при этом всеми остальными частями тела. Жужжание этих кусачих мутантов звучало плотным фоном в тишине летнего леса. Обогнав команду, исполняющую веселый танец "смена проколотой камеры", к обеду мы прибыли на северный берег острова Драммонд на этап ориентирования на океанских каяках. На этот обед мне досталось два сахарных джеля.

Когда мы садились в каяки, команда лидеров как раз выходила из воды. Это означало, что вся гребля не должна была занять дольше 3 часов, если грести по полной, и если не усилится ветер. Грести по полной нам не удалось, потому, что для Джорджа не нашлось достаточно большого каяка и его ноги не помещались в узкой носовой части. А когда мы отплыли от берега к самому дальнему КП, поднялся жуткий встречный ветер, и мы потеряли еще минут 20. Возвращаясь к нашим велосипедам, мы увидели, как еще пара команд отплывала от берега. Мы были четвертыми. Теперь нам надо было возвращаться на большую землю к первой транзитной зоне. На этот раз я посмотрел на расписание парома, который отходил через 50 минут, и, быстро собравшись, мы рванули на запад. На пароме я стал искать на картах первую транзитную зону. Пролистнув три листа, я нашел её в квадрате города Рудиард (Rudyard) в 112 километрах к западу.


Этап трэкинга. Третий день. Фото MIX

Под вечерний аккомпанемент лягушек и кузнечиков мы ехали на велосипедах на запад по прямым мичиганским дорогам. Я посмотрел на часы: от начала гонки прошло 36 часов без остановок и отдыха. Для меня и для Сашки самое длинное предыдущее гоночное время было только 30 часов. Усталость начинала сказываться, и с заходом солнца мы сильно замедлили темп. К концу 112-ти километрового перегона наши командные действия стали менее согласованными, и на транзитную зону к середине ночи мы приехали одновременно с догнавшей нас командой. Следующим этапом был сплав по реке на каное, и мы приняли решение поспать полтора часа, чтобы начать плыть ближе к рассвету. Перекусив консервированных супов из транзитной заброски, мы залезли в спальники и быстро уснули.

Короткий сон не снял накопившуюся усталость и боль. Этапы менялись один за другим, и я сбился со счета, потеряв ориентацию в пространстве и времени. Я только видел карту, помнил, что на следующем повороте нам надо налево, на запад, и что до контрольного времени на следующем КП осталось 8 часов. Мозг стал отключать все не нужные для гонки отделы памяти, заполняя освободившееся мыслительное пространство галлюцинациями. Рюкзаки сильно потяжелели, когда в первой транзитной зоне пришлось засунуть в них все вертикальное снаряжение для этапа веревок. До самих веревок были еще почти сутки пути по воде и по лесу. В лесу, на бесконечно долгом этапе трекинга, мы немного потерялись на неожиданно оборвавшейся тропе. Со всех сторон был непроходимый колючий кустарник, в который очень не хотелось соваться. Нам повезло, что проходящая мимо команда была настроена более решительно, и, пристроившись за ней, через пару часов мы вышли на болота, где нас и застали сумерки.


Этап веревок. Вторая ночь.
Фото MIX

С темнотой галлюцинации усилились. Сашка остановилась у большой березы на краю тропы и стала по-русски спрашивать у неё дорогу на следующий КП. Не понимающий, чего она там бубнит, Джордж приподнял её и поставил обратно на тропу. Уже недалеко от карьера с веревками мне стало казаться, что я в Западной Вирджинии, в очень знакомом лесу и точно знаю куда нам идти. Хорошо, что Сашка вовремя напомнила мне, что мы в Мичигане, и все же иногда мне стоит посматривать в карту. К карьеру мы подошли в середине ночи измотанные до предела. Скалы и веревки требуют полного сосредоточения и внимания. Ошибки тут совершенно недопустимы. Мы одели подвесные системы, встегнулись в веревки и по нескольку раз проверили друг друга. Вроде все в порядке - можно двигать в небо. Длинный спуск в темноте, небольшие перила, и мы на дне карьера, откуда до транзитной зоны уже рукой подать. Я с трудом дополз до спальника - это последний раз, что я его вижу - больше транзитных зон не будет. И сна, похоже, тоже.

Я не помнил как уснул, но буквально через мгновение, после того как я коснулся спальника, чья-то рука стала трясти меня за плечо: "Пора вставать". "Что за нафиг! Не могли эти полтора часа втиснуться в 10 секунд, что я спал," - мозг упорно сопротивляется пробуждению, но я ему уже давно не верю. Напрягаю всю волю, приказываю себе встать... В ответ лишь легкая усмешка. Я пытаюсь пошевелить рукой или ногой, но их у меня нет - мозг отключил все линии связи, передающие боль из поврежденных конечностей. Тогда я начинаю думать про тех толстых, ленивых, ни на что не способных... Хочешь стать таким же? В мозгу что-то вздрагивает, переключается, и тело начинает подчинятся командам. Вместе с контролем приходит и боль. Ты этого хотел - получай. Боль такая неожиданная и резкая, что на глазах наворачиваются слезы. Они растворяют корку едкой соли от пота, смешанной с противокомариным ядом и попадают обратно в глаза. От этого они слезятся еще больше. Я сажусь и смотрю вокруг через мокрую пленку. Скоро рассвет - пора двигать дальше.


Мозоли. Переходная зона
четвертого дня. Фото MIX

От второй транзитной зоны надо ехать километров 40 на велосипеде. Разглядываю ноги - они все в волдырях от мозолей. Многие уже лопнули. Встаю босиком в сухой, глубокий песок и начинаю водить там ногами, чтоб лопнули еще не лопнувшие пузыри. Встряхиваю все, что прилипло, и одеваю велосипедные туфли без носков, на босу ногу. При быстрой езде мозоли высохнут от ветра и не будут так болеть. На великах разгоняемся, разогреваемся, и боль понемногу уходит. Замечаю, что ехать гораздо легче. За трое суток изголодавшийся организм наконец-то перешел на внутренние ресурсы. Кушать почти не хочется. Несмотря на бешеную скорость спокойно дышу через нос. Во время гонки мы тратим от 500 до 1000 калорий в час. Потребляем в среднем по 100 в час, больше организму не усвоить. Дефицит покрывается внутренними резервами, но на их активизацию требуется время. Впереди у нас последний трек на ориентировании, пещера, и долгая дорога к финишу. Последнее слово греет душу. Хорошо, что я не знаю, насколько долгая.

Ориентирование начиналось с Fiborn Quarry - старого, заброшенного карьера. Здесь мы получили новую карту и несколько минут на её изучение. Разработав приблизительную тактику, полезли наверх в заболоченный лес. Когда-то тут росли шикарные хвойные леса и почва была сухой. Но все это спилили под корень и засадили корявыми осинами и березами. Там где пожиже растет колючий кустарник, а болотистые кочки покрыты густой осокой. В полувысохших озерах цветет зеленая вода, а старые дороги, по которым вывозили лес просто засыпаны глубоким песком. Про бежать уже никто и не думает. Идем и то с трудом, опираясь на палки. Если не плутать, то надо пройти километров 35, чтоб взять все 9 КП, но и на это нет необходимости. Достаточно одного, чтоб оставаться в официальной категории гонки. Мы берем четыре и решаем возвращаться - время поджимает, а впереди еще пещера.


В пещере. Четвертый день. Фото MIX

До пещеры еще тоже надо дойти. Но зато попав в подземную прохладу вдыхаем облегченно. Первый раз с начала гонки вокруг нет комаров. Тут я чувствую себя как дома. В пещере надо найти один спрятанный КП, но карты пещеры не дают. Я просто иду по следам, вниз по течению небольшой подземной речки. Холодная вода замораживает ноги, и они перестают болеть - кайф. Потолок все ниже и ниже, и вскоре мы ложимся в воду и ползем. Впереди слышится водопад. Под ним флаг - компостируем и обратно. Теперь к финишу: 50 км велосипеда, 20 км сплав по реке, 13 км - гребли по озеру и меньше часа на велике к финишу. Идти нигде не надо, все кажется так просто, но это только кажется.

Какой идиот придумал эти мичиганские дороги? Прямые как стрела они намотаны на параллели и меридианы. Прямо перед нами встает полный диск гипнотизирующей луны. Против её ужасного усыпляющего действия есть только одно средство - скорость. Мы крутим педали как будто удираем от конца света. Молочное освещение искажает топологию пространства, так что невозможно понять едем мы вверх или вниз. У меня небольшое преимущество перед остальными - карта на руле и компьютер считающий расстояние. Я хоть иногда могу переводить взгляд с застывшего, неменяющегося пейзажа на карту. Бороться со сном становится все труднее и труднее, мы следим друг за другом, и когда кого-то начинает вести в сторону орем, чтоб он проснулся.


Нас не догнать. Фото MIX

Вообще-то я материалист, и то, что произошло дальше, не поддаётся какому-либо объяснению с моей стороны. Это полная загадка для меня, и разрешить я её не могу. В какой-то момент мы съехали с трассы, чтобы по локальной дороге проехать через очередной КП. В принципе до него можно было бы доехать и по трассе, но это на 10 км длиннее. В блеклом лунном освещении, с затуманенными мозгами с трудом различающими реальность и сон, мне стало казаться, что я еду по очень знакомым местам. Вот и название дороги после поворота мне явно было известно и раньше, так же как и этот туман слоями лежащий на асфальте. Не глядя на карту я называю дорогу за следующем поворот - не ошибся. Ну ладно, может я её раньше подсмотрел. Но вот откуда я точно знаю, что за следующим поворотом начнется глубокий песок во всю ширину дороги? Откуда я знаю, что этот песок будет продолжаться все 15 километров до следующего КП и что протащить велосипеды по этому песку займет у нас не менее пяти часов? Мы поворачиваем и тут же вязнем в песке. Все слазят и начинают тащить велики, а я стою ошеломленный, ничего не понимая. Я точно здесь был и у меня точно также болело левое колено, и точно также из болота орали лягушки. Я кричу всем: "Стоп! Сюда мы не поедем. Мы попрём обратно на трассу". Они пытаются возражать, что это лишние 10 км, плюс то, что нам надо возвращаться, а песок скоро кончится. Но я настаиваю утверждая, что бывал здесь раньше. Они смотрят на меня с большим удивлением, но соглашаются, интересуясь по дороге, не поехала ли у меня крыша? Через два часа бешеной борьбы со сном мы добрались до КП, где мужик, регистрирующий команды, с радостью сообщил нам, что мы выбрали правильную дорогу. "Короткий путь" занимает 7 часов по колено в песке и обошелся команде лидеров в две позиции. Весь остаток дороги до реки моя команда пыталась выяснить у меня, когда я здесь был. Ответа на этот вопрос у меня нет до сих пор. Я никогда раньше не бывал на севере Мичигана.


Озеро Хурон. Фото MIX

На лодки мы сели около двух часов ночи. Река с довольно быстрым течением представляла из себя полный сюр с белыми стволами поваленных деревьев и кусками берега, выхваченными из темноты лучом фонарика. Прямо над водой струилась тонкая пленка тумана, закрывая опасные участки, и мы, как молочную пенку, аккуратно разводили её в стороны своими веслами. Всматриваясь в темноту, я ловил себя на том, что периодически засыпаю, не переставая грести, и картинка реки представляется мне рваными кусками. Галлюцинации заполнили почти все поле бокового зрения и реальность слабо выделялась на их фоне качающейся дымкой. Продолжать движение в таких условиях было слишком опасно. Мы решили причалить и поспать хотя бы 10 минут. Как раз в этот момент начал накрапывать дождь. Я достал со дна наш парус-зонтик, накрылся им и тут же заснул.

Через пару минут пришлось проснуться, потому, что нас обгоняла другая команда. Плыть за ними будет гораздо легче, и мы быстро отчалили. Ночью на воде на каждом гонщике, на спасжилете прикреплен химический фонарик. Еще два висят на корме и носу лодки. Эти яркие цветные точки резко выделяются на черно-белом фоне всего остального пейзажа. Теперь дело пошло чуть быстрее, мы немного поспали, а команда впереди пыталась уйти в отрыв. В какой-то момент наша вторая лодка зацепилась бортом за низколежащее дерево и перевернулась. Минут пять мы барахтались в ледяной воде, собирая весла и снаряжение, и выливая воду из каное. Никакой сменной одежды у нас не было, и единственным способом согреться была крупная дрожь и быстрая гребля. Я проклинал эту ночь и думал, что она никогда не кончится.


Парус-зонтик на испытаниях до гонки.
Лодка спонсоров. Фото D.K.

С первым рассветным заревом я почувствовал себя гораздо лучше, а вот сидящий сзади Джордж, наоборот начал засыпать. Я видел это по зигзагам, которые выделывала наша лодка. Я предложил Джорджу причалить и поменяться местами, чтобы у меня была возможность рулить сзади. Джордж пересел вперед и тут же смачно захрапел. Я же оказался сидящим сзади высоко над водой, потому, что Джордж был гораздо тяжелее меня, и груз в лодке был сбалансирован в расчете на тяжелого кормового. Балансируя в воздухе я дал Джорджу минут 10 сна до первого порога, где разбудил его сильно стукнув веслом - на меньшее он не реагировал.

Рассвет застал нас в устье реки, откуда мы выплыли в озеро Хурон. В отличии от первого дня гонки, когда мы прорывались через волны и шквальный ветер, поверхность озера была зеркально чистой. Ни малейшего ветерка, и лишь кусочек солнца выглядывающий из-за горизонта на востоке. Теперь все что нам надо - это прогрести 12 километров по прямой к тому далекому мысу на горизонте. Как только мы встали на курс, вокруг нас материализовался густой туман, скрывший не только берег со всеми его ориентирами, но и вторую лодку в 10 метрах впереди. От отчаяния хотелось плакать: плыть по прямой не получится, придется тащится вдоль берега, чтобы не пропустить точку высадки. А это в полтора раза длиннее. Больше ни о чем не думаем, просто лопатим сквозь белую пену. Туман не рассеивается, и через два часа мы слышим крики с берега. Это они разглядели наши лодки с КП, а иначе бы мы пропустили высадку. Пересаживаемся на велосипеды и выходим на финишную прямую. Через 40 минут мы грязные и побитые въехали в городок, из которого гордо стартовали больше четырех суток назад. 600 километров трассы мы преодолели за 99 часов и 8 минут. Пришли 13-тые из 33-х.


На финише гонки MIX. Team Calleva. Было
очень трудно поверить, что мы это сделали.
Фото MIX

В сумме за гонку наша команда выпила около 200 литров жидкости (включая антикомарин), съела около 40 тысяч калорий всякой энергетической гадости, потеряла больше 16 килограммов веса и около литра крови, который достался мичиганским комарам и клещам. В сумме мы сделали полмиллиона шагов, полмиллиона гребков и четверть миллиона вращений педалями. Три миллиона ударов сердца и миллион вдохов и выдохов на всех четверых. И все это за 356880 секунд мичиганской экспедиционной гонки. На утро после финиша по гостинице ходили сильно хромающие люди и поздравляли друг друга с успешным окончанием гонки. Мы с Сашкой упаковали все снаряжение в машину и, попрощавшись с Джорджем и Джейсоном, отправились домой. Часто меняясь и стараясь не уснуть за рулем, мы за 14 часов доехали до нашего города. На обратном пути я понял, что теперь гонка в 24 часа будет считаться спринтом, и что нам нужно собрать постоянную команду с сильным капитаном. И еще я понял, что чтобы стать сильным капитаном нужно бегать соло.

Продолжение следует...


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2020 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100