Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Тянь-Шань >


Всего отзывов: 2 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Рустем Амиров, Уфа

Семейная сага о Хане.

Ссылки по теме:

Дмитрий Павленко: «Самоучитель альпинизма».

Как сходить на Хан-Тенгри.
Фотографии экспедиции на Хан-Тенгри.
Впечатления о восхождении на Хан-Тенгри.

Берег Иссык-Куля. Палатка на берегу, горелка. Готовим завтрак, переменная облачность, ветерок. Тишина и спокойствие. Наши обгорелые лица, а особенно мои, похожие на подгоревшие котлеты губы, удивляют окружающих.
У нас отходняк после горовосхождения на Хан-Тенгри с севера. После двенадцати дней среди снега, льда и камня, после пребывания в условиях высокогорья, холода и приличных физических нагрузок. Впереди ждет долгая дорога домой и длинное описание произошедшего. В голове еще не уложились мысли, мысленно я еще там, на северном Иныльчеке.


Идея совершить восхождение на Хан-Тенгри с севера родилась после прочтения «Самоучителя альпинизма» Дмитрия Павленко. Созревала и росла в течении года, окончательно сформировавшись к маю 2008г. За это время я из дремучего чайника альпинизма превратился в чайника, который понимал сколь мало он умел и знал. За спиной у меня был и зимний Эльбрус и восхождения на несложные Уральские горы и альпсборы в Ала-Арче под руководством уважаемого мной Д.Павленко, ну и разумеется длительные, регулярные тренировки. Поехать решили вдвоем с моей супругой Галиной. На вершину она не замахивалась, а вот подняться во второй лагерь, на высоту 5 500 и погулять там надеялась.
Долгие поиски в сети, чтение отчетов, анализ предложений на рынке туристических услуг, предлагаемых различными турфирмами, оказывающими свою помощь в оформлении пропусков в погранзону и в заброске вертолетом, позволили обратиться, на мой взгляд, в лучшую фирму на данном рынке: «Тянь-Шань Трэвел». На мой взгляд, лучшее соотношение цены и качества предоставляемых услуг. Можно конечно найти пакеты услуг пожирнее, но во сколько это обойдется?! Понадобилось несколько писем через интернет и мы утрясли вопросы цен, сроков и организации заброски на Северный Иныльчек. Мы решили воспользоваться малым пакетом и не переплачивать за питание в базовом лагере. А разница-то почти в два раза. Сразу скажу, что все продукты везли из России, не захотели бегать, высунув язык на жаре по Бишкеку в поисках нужных продуктов. А так, купили спокойно и расфасовали спокойно, с чувством, с толком, с расстановкой дома, в Уфе. В итоге, наши рюкзаки в сумме вышли аккурат 60 кг. на двоих. К этой цифре мы и стремились. Дело в том, что для малопакетников, летящих вертолетом, бесплатная норма провоза багажа составляет 30 кг. на человека. Все что свыше уже 3 евро/кг. При составлении раскладки опирались на статью известного горного туриста Андрея Лебедева, из турклуба МАИ «Питание в горах» опубликованную на Mountain.RU. Зело полезная статья. Продуктов взяли как раз в точку, питались полноценной пищей, полноценными порциями и не перегрузились. Рассчитывали выезд на 18 дней, оставляли 6 дней в запас на непогоду и отдых на Иссык-Куле, а уложились всего в 16 дней без дороги на поезде.
Почему решили ехать поездом? Во-первых нет прямых авиарейсов не только из нашего родного города, но и из всех ближайших. Во-вторых из экономии денег. Ну и в-третьих, как раз появился прямой поезд Уфа-Бишкек.
Далее рассказ, для ясности и четкости восприятия, пойдет в форме дневника.

23.0 7 .2008г.
Наконец-то мы в поезде. Запарка последних дней перед отъездом подошла к концу. Жара. Первым делом отключил телефон, наслаждаюсь покоем. Вагон заполнен едва на треть, мы с супругой в купе вдвоем, кайф.

24.0 7 .2008г.-25.0 7 .2008г.
Поездка прошла очень благостно, спокойно. Так как это направление движения поезда новое, «зайцы» и «челноки» вяло атакуют состав, да и вагон купейный. Правда, в Казахстане подсадили пару человек в купе, но они не мельтешили. С 25 на 26.08.08г. в час ночи прибыли в Бишкек. Чтобы не искать ночью в городе гостиницу или не шарахаться с рюкзаками по вокзалу, договорились о ночевке в том же вагоне.

26.0 7 .08г.
Подъем в 7.00, выход в город. Из экономии в офис Тян-Шань Трэвел добираемся на маршрутке. Это весело. На двоих у нас два больших рюкзака, с которыми мы полетим на С.Иныльчек, два маленьких с теплыми вещами и горными ботинками, которые мы оденем перед погрузкой в вертолет и авоська с продуктами в дорогу. Перед офисом мы в 8.00, как договаривались. Встречают нас закрытые двери и тишина. Ожидаем. Ожидаем до 9.00. В девять утра офис наполняется жизнью. Появляются офисные работники, появляется взмыленный Владимир Бирюков. Извиняется за опоздание, с 6.00 на ногах. Вчера или позавчера случилось «ЧП». При восхождении на Хан-Тенгри с юга погиб польский альпинист, клиент фирмы. Это само по себе «ЧП», но он еще и оказался сыном кого-то из очень высокопоставленных польских чиновников, кажется даже члена правительства Польши. Это обстоятельство добавило в эту, безусловно, трагическую ситуацию ненужной нервозности. До 12.00 оформляем документы, производим финансовый расчет, закупаем газ. Взяли 4 больших (уже перезаправленных) баллона по 325 грамм по 8 евро/шт. В итоге их хватило с избытком, можно было бы на двоих взять и поменьше, просто при необходимости заправлять их в БЛ на Леднике. Заправка-то стоит 2 евро/шт. Меняем российские рубли на киргизские сомы и отправляемся на автовокзал. На автовокзале пытаемся сесть в маршрутку до Каракола. Не всякий водитель соглашается нас брать, так как наши рюкзаки занимают все багажное отделение автобуса, для остальных не остается места. Для справки: одно пассажирское место до Каракола стоит 300 сом. После долгого торга с водителем, сошлись на том, что мы оплачиваем три места и грузимся на них со всем барахлом, остаток уже в багаж. Итого: 900 сом и через шесть с половиной часов мы в Караколе. Добираемся на такси за 60 сом до дома Надежды Михайловны – представителя фирмы в Караколе, останавливаемся у нее в квартире на ночь (обычно стоит 300 сом с человека, с нас взяли 500 за двоих так как из-за недостатка места мне пришлось лечь на полу). Здесь же в этой же квартире находились члены польской команды, из состава которой и был сорвавшийся польский альпинист. Молодые ребята, вели себя достаточно спокойно, шутили и видимо не испытывали никакого дискомфорта из-за гибели товарища. Что ж, повторю любимой присказку: у каждого свой альпинизм. Здесь же возле квартиры Надежды Михайловны встретились с альпинистами из Калуги с которыми познакомились еще в Бишкеке в офисе фирмы. Далее, вплоть до БЛ «Майда-Адыр» мы довольно тесно с ними общались. Немного лирики: Каракол запомнился отвратительными автодорогами, чистейшим воздухом и вкуснейшей кухней. Я давно не вкушал такие вкусные блюда в обычном кафе. Там же в Караколе я купил местную сим карту и наконец мы позвонили домой, заверили всех, что с нами все в порядке и предупредили, что пропадем надолго. Купили лепешек, сигарет (странно приличного качества сигареты стоят здесь в полтора раза дешевле, чем в России).


27.0 7 .2008г.


Какими мы уезжали в горы
Утром грузимся в ГАЗ-66. Стоит проезд от Каракола до БЛ «Майда-Адыр» 20 евро с человека. Сам путь до БЛ «Майда-Адыр» достаточно увлекателен. Проходит по гористой местности. Зажатая скалами р.Сары-Джаз бурлит молочными водами. Интересно было бы сплавиться по ней. Рай не только для альпинистов, но и для водников. В кунге 66-ого собралась колоритная компания: группа с Украины из Днепропетровска, группа из Ирландии, Калужане и я с супругой – россияне. Чуть не забыл о человеке всю дорогу развлекавшем нас рассказами, как о суровой альпинистской действительности, так и о смешных случаях – Лехе Потоцком – гиде, жителе Киргизии и прекрасном рассказчике.
Первая и единственная остановка за все время пути – перевал Чон –Ашу, расположенный на высоте 3 800 метров над уровнем моря. Перекур, у кого-то фотосессия. Горы встречают хмурой погодой. В Майда-Адыр прибыли в темноте. От лагерной палатки отказываемся из экономии, ставим на территории свою. В Майда-Адыре есть умывальники, туалет со сливом, чистая вода пригодная для питься и возможность пользоваться электричеством. У меня получилось зарядить аккумуляторы фотоаппарата и телефона.

28.0 7 .2008г.

Утром, после завтрака, сходили на акклиматизационный выход на ближайшие склоны хребта Иныльчек-Тоо. Поднялись до высоты около 3 500 метров. Спустились к обеду, как раз к началу дождя. Как мне объяснили, такая погода здесь норма: до обеда ясно, потом налетают облака и идет дождь.



29.0 7 .2008г.

В 8.00 погрузка вертолет.

Надели на себя теплые вещи, альпинистские ботинки, намазались кремом. При взвешивании выяснилось, что рюкзаки в сумме весят 56 килограмм! В вертолет сели довольно плотненько.


Сначала вертолет полетел на Северный Иныльчек, а уже затем на Южный, т.е. нам выходить в первой группе. Я летел в вертолете первый раз, и мне понравилось. Интересно лететь на небольшой высоте, в деталях обозревая окрестности, смену пейзажа и красок с зеленых тонов на черно-белые.
Через 30 – 40 минут мы на леднике Северный Иныльчек возле базового лагеря Тянь-Шань Трэвел, его еще называют киргизским. Вместе с нами из вертолета выгрузилась группа пяти альпинистов из Днепропетровска. Знакомимся с комендантом лагеря Мишой Кузьминым, его помощником Сашей, помощницами при кухне Ирой и Василиной. Выравниваем площадки под две наших палатки. Одну, маленькую - штурмовую, на время нашего акклиматизационного выхода, мы оставим здесь с частью продуктов и снаряжения. В лагере уже стоят палатки десятка англичан, кроме них, клиентов больше нет.
Как только устроились, отправились прогуляться по леднику до казахского лагеря Казбека Валиева, что в паре-тройке километров отсюда. Узнали примерно у Миши дорогу и поскакали. Высота нас особо не давила, но для лучшей акклиматизации необходимо было побольше двигаться. Ледник изрезан каньонами, который прорубила в нем талая вода. Зачастую перейти через эти каньоны достаточно проблематично, чтобы добраться до казахского лагеря или начала маршрута нам следовало получше узнать дорогу по леднику. В итоге, пробегав по увалам часа полтора, мы замерли в трехстах метрах от казахского лагеря, дальше путь был неоднозначен, жена у меня вымоталась, были вынуждены вернуться в БЛ. В лагере Миша, как оказалось внимательно наблюдавший за нашими метаниями в лабиринте, вызвался лично показать мне «тропу». И действительно, через пятнадцать минут движения, пройдя пару ключевых мостов через каньоны мы вырвались на оперативный простор. Далее я продолжил путь в одиночестве. Мое упорство было вызвано тем, что маршрут до первого лагеря начинался аккурат напротив казахского БЛ. Мне необходимо было досконально выучить маршрут по леднику, чтобы назавтра, идя груженными на гору, на акклиматизационный выход, мы не плутали здесь. Была еще одна причина. В казахском лагере в это время мог находиться Д.Павленко – мой инструктор в Ала-Арче, горячо уважаемый мной человек. Хотелось посоветоваться с ним по поводу тактики восхождения, да и просто приятно пообщаться. Прибежав в казахский лагерь, первым делом метнулся в самое популярное место, в столовую. Буквально вбежав в это священное место, замер привыкая к смене освещенности. Скажу честно, полностью опровергая отчеты клиентов фирмы Хан-Тенгри экспедишнс, зрелище моим глаза предстало довольно унылое. Ряды столов, как в советском пионерском лагере, за которыми мрачно, молча, сосредоточенно, поглощали пищу пара десятков человек. И тишина! Казалось, что все предназначение этих людей сейчас находится в тарелках перед ними. Я не хочу никого обидеть, особенно людей, про которых я вышеизложенное написал, просто у меня сложилось именно такое впечатление. Я искренне надеюсь, что оно ошибочное, но уж какое есть. Итак, обозрев помещения и не найдя необходимого мне яркого индивидуума, выбежал на улицу. Бродя по казахскому лагерю и натыкаясь на людей, пытался общаться на русском и английском. Русскоговорящих не было вообще. Английским встреченное население владело еще хуже меня. Наконец встретил русскоговорящую девушку Иру из местного персонала. Она поведала мне грустную новость. Сегодня, в день моего прилета, человек, на советы которого я искренне надеялся, улетел к зеленым травам, теплым озерам и фруктам. Здесь же в казахском лагере встретился еще с двумя посетителями из киргизского лагеря. Альпинистами из Днепропетровска Серегой и Игорем. Вечереет. Решаем вместе возвращаться назад в наш БЛ. По дороге заглянули к началу маршрута до первого лагеря.

30.0 7 .2008г.

Взяв большую палатку, половину продуктов и газа, перешли из базового лагеря в лагерь один на высоте 4 500 метров. Выход грузовой, шли медленно, около 4 часов. Крутизна склона до 40 градусов. В основном 30 градусов. Первая часть подъема несложный лед, затем снег. Наверху, перед самым лагерем, несколько веревок перил. Светит яркое солнце, жарковато. За время подъема чувствую, что неплохо загорел, особенно неприятно чувствуют себя уши и ладони, так как их кремом я намазать не догадался. Поднявшись в первый лагерь, ставлю палатку. Жена отстала. В лагере много палаток, стоят в основном на скальном выходе. Между скалами и снегом днем бежит ручеек, можно набрать воды и не топить снег. Вместе со мной поднялись альпинисты Днепропетровска. Поведали мне грустную историю о Галке, зависшей в ста метрах перил от лагеря, окончательно вымотавшейся и просящей моей помощи в транспортировке ее рюкзака. Вздыхаю, бормоча ругательства под нос, спускаюсь к дражайшей половине, забираю рюкзак. Через 10 минут мы наверху. Галке тяжело, отдыхает у входа в палатку, одна из лямок рюкзака была слишком сильно затянута и у нее отекла одна рука. Осматриваемся, готовим обед фотографируемся. Обращаю внимание на готовящих рядом обед англичан, готовят в большом котелке сразу на всю группу какую-то неаппетитного вида лапшу. Лапша, с бооольшой натяжкой смахивает на лагман, но это явно какой-то новомодный английский сублимат. Процесс приготовления пищи у нас с ним занял примерно одно и то же время. Они разложили свою пищу на порции и разобрали. Глядя на все это действо, я чувствовал себя все неуютнее и неуютнее. Когда же они разобрали порции, мне стало стыдно перед ними. Глядя на их порции и то, что у них в тарелках, сравнивая это со своей полноценной пайкой картошки с семгой, чувствовал себя эксплуататором в толпе бедняков. Одна моя порция равнялась, наверное, пяти английским. Уж не знаю, что у них за раскладка такая, но мне бы на такой было явно неуютно. И это имея в виду, что у нас было 560 гр. на человека в день. Тоже особо не разбежишься. Еще в лагере наличествовали несколько телевизионщиков из Москвы, заняты были съемкой фильма о восхождении на Хан-Тенгри. Держались особняком, занимались съемками и другими непонятными съемочными делами. К обычным людям не лезли, с расспросами не приставали. К вечеру подошел Денис Урубко с группой товарищей. Телевизионщики, узрев знаменитость, тут же атаковали его с микрофоном наперевес и камерой на плечах. Денис показался со стороны, нормальным общительным парнем, без следов звездности, взвешенно отвечающим на расспросы. Как выяснилось из интервью, которое я внимательно прослушал, к нему обратились с просьбой в поисках пропавшего польского альпиниста. Именно такова цель его пребывания на горе, а не покорение вершины.


В первом лагере


Напишу несколько слов о туалете. Для моей супруги, трепетно относящейся к вопросу посещения отхожего места, это была животрепещущая тема. Человек она стеснительный в этом плане, а прочитав множество отчетов, мы ни в одном из них не увидели ни слова на эту тему. Видимо это оттого, что писали их в основном мужчины, а мы относимся к этому вопросу значительно проще женщин. Так вот, в туалет в первом, да и остальных лагерях ходить нисколько не страшно. Вставать на самостраховку, снимая штаны, не нужно. Все путем. Нужно просто чуть спуститься от лагеря вниз и спокойно «фотографировать».

31.0 7 .2008г.

Вышел в 7.00 во второй лагерь. Один. Супруге нужен отдых. Вчерашний подъем и высота ее подкосили. В рюкзак забросил только заброску: продуктов на неделю, газ, вторую горелку, второй котелок, наши пуховки, ни и еще кое-что по мелочи. Спальник не взял, боюсь оставлять жену в таком состоянии одну, спускаться одна в базовый она боится, а мне нужно выполнять программу акклиматизации. Так, что забегу наверх во второй лагерь, погуляю и вниз - в первый. Вот такое изменение в планах.
Иду вместе с группой из Днепропетровска, за прошедшее время успел со всеми перезнакомиться. Приятные в общении четверо парней и девушка не возражают от моего практически постоянно соседства на маршруте. Идется тяжело, рюкзак тяжеловат, наконец, на 5000, начинаю чувствовать высоту. До этого я ее особо не замечал, просто двигался помедленнее, чем внизу, да уставал быстрее. Теперь начинает потихоньку не хватать дыхалки. Участки скал, встречающиеся по пути, проходятся легко, идти по скальному рельефу мне интереснее, соответственно легче, чем тупо топать, пусть и вверх по снежной тропе. Народу на этом участке маршрута в этот день было достаточно много, большинство поднималось, но некоторые и спускались. Задерживало это ненамного, так, что особого внимания на спускающихся я не обращал. Останавливался попить чаю из термоса дважды, перекусами вообще не занимался. Вообще за все время движения по горе перекусывал очень редко, часто пил чай. Последние триста метров маршрута дались особенно тяжело. Так называемый «верблюд» шел долго, часа три. Сил осталось к этому моменту маловато, чай кончился. К концу крутых перил выгреб в очень плохом состоянии. Наверху встретил мужчину, немного смахивающего на Санта Клауса. Такая же седая бородка, только чуть покороче, доброе лицо, глаза с хитринкой участливо глядели на меня. Глядя на мое замученное лицо он участливо спросил - «Что, парень, небось пить хочешь?» Я в ответ согласно кивнул головой и указал себе на горло. Сил говорить не было. Во рту сухость как в пустыне. По горлу как будто прошлись наждаком. Он достал маленький термос, налил мне в крышку грамм сто живительной влаги. Маленькими глотками, по-чучуть в меня влились силы. Он объяснил, что ждет он вообще-то не меня, а своих земляков с Запорожья, идущих где-то ниже. Поблагодарив его за неожиданную помощь, на одном дыхании преодолел последние несколько метров пологого подъема и через пятьдесят метров по плато вышел к палаткам второго лагеря. Пришел я во второй лагерь в 15.20. Шел с первого 8, 5 часов. Плохое время, но это только акклиматизация, да и груза тащил много. Сбросил рюкзак возле самых первых палаток второго лагеря, сел отдыхать. Здесь действительно есть где окопаться, места под палатки навалом, снега тоже. Большинство выкапывает яму на полметра в глубину и в образовавшемся углублении ставит палатку. Народу опять много. Со всех сторон разноязыкая речь. Прямо Шанхай какой-то. Палатка, у которой я сел отдохнуть, оказалась занята алмаатинцами во главе с Денисом Урубко. Именно тогда я с ним и познакомился. Мое первое впечатление о нем оказалось совершенно верным. Человек открыт людям, готов им помочь советом. Никакого снобизма и следов звездной болезни. Выслушав историю о том, в какую ситуацию я попал в связи с недомоганием супруги, посоветовал погулять по второму лагерю, а затем валить вниз, в БЛ, на отдых. Затем совершить еще один акклиматизационный выход с ночевкой на «Петьке» - плече пика Чапаева, после чего опять свалить на отдых в БЛ на пару дней, а уже затем выходить на решающий штурм. Предложенный вариант действий отличался взвешенностью, был предложен одним из величайших альпинистов современности и был принят мой безоговорочно. Это моя первая высота. Нельзя пренебрегать советами опытных людей, более того именно на них и стоит опираться, совершая первое восхождения на такие вершины, да еще и как я - в одиночку. Прогулявшись по второму лагерю до островка украинской цивилизации, поизучав затащенный ими сюда PLAYBOY, покурив, пофотографировавшись, совершив еще кучу ненужных, необязательных дел стал готовиться к обратному пути. Заброску оставил в Украинской палатке. Они назавтра должны были выйти на перемычку, переночевав на ней свалить вниз, завершив, таким образом, свою программу акклиматизации. Как я хотел остаться во втором лагере и рвануть с ними!

второй лагерь

северная стена Хан-Тенгри

тропа на плечо п.Чапаева


Спуск вниз дался очень тяжело. Хотя вниз вроде бы не вверх. За мной вниз валили какие-то иностранцы. Они догоняли меня на участках снежного гребня и надолго застревали на участках скал. У меня все наоборот. Складывалось впечатление, что сил на спуск у них осталось побольше, но участки перил на несложных скалах ставят их в тупик. Я спускался в основном на скользящем карабине или полуспортивном хвате, наматывая веревку на запястье. Восьмеркой пользовался раза три. Следует сказать о том, что на этот выезд я взял два спусковых устройства: восьмерку и решетку (лесенку). Во-первых начитался в отчетах о том как народ теряет здесь спусковухи, а во-вторых начитался о чересчур натянутых перилах и сложностях при вщелкивании восьмерки. С решеткой таких проблем возникать не должно было. Кроме того, при спуске на восьмерке, в случае потери спускающимся сознания (например, получил по голове или какую иную травму) человек почти гарантировано тупо рухнет вниз. При такой же ситуации, но спуске на решетке, потерпевший плавно опуститься вниз с небольшой скоростью. Выбор спусковухи индивидуален, кому как удобнее. Я, например, одинаково пользуюсь обеими спусковухами, но, пользуясь при спуске во второй лагерь восьмеркой, решил на следующий выход взять все-таки решетку. Отвлекся. Спустившись в верхний первый лагерь, находящийся в ста метрах выше нижнего, чувствовал я себя явно неважно. Видимо это было отлично заметно со стороны, потому как два индивидуума со средиземноморской внешностью живо поинтересовались у меня на английском все ли со мной в порядке. Я ответил на языке вопроса, что все в порядке, но я не прочь попить. На что последовал вопрос искренне меня удививший: Водка? Пиво? Мысль была одна. Неужели по мне так заметно, что я из России? Неужели они искренне считают, что спрашивая пить россияне желают принимать внутрь исключительно алкоголь. Я решительно отвергнул их предложение. В ответ один из них скрылся в палатке, достал пакет сока! Получив из рук чашку, я сделал решительный глоток. Это было ошибкой, сок оказался концентрированным. Глаза на лоб, у меня не было сил даже прокашляться, дыхание перехватило. Далее мелкими глотками, очень мелкими, мизерными. Поговорили. В разговоре выяснилось, что гостеприимные хозяева - иранцы. Я знаю, как относятся к иранским альпинистам, не могу сказать ничего плохого и хорошего о них как об альпинистах, на маршрутах я с ними не был, но люди гостеприимные - это факт. Задерживаться у них я не стал, свалил в свой лагерь, благо идти оставалось недалеко. Спускаясь, я ожидал, что встретит меня Галка горячим чаем и вниманием, она ведь осталась отдыхать. К вечеру уже должна была вполне придти в себя. Какого же было мое удивление, когда я застал ее спящей. Мне было обидно. Всех встречают, поят чаем, а меня нет. Я устроил разнос, чуть не поругались. Вот было бы глупо. Следует отдать должное супруге, весь последующий вечер она ухаживала за мной и занималась ужином. Устал я очень, периодически меня сотрясал кашель, чувствовались рвотные позывы. Обратившись за помощью к аптеке, почувствовал себя полегче.

01.08.2008г.

Утром свалили в БЛ. Оставили в первом большую палатку, продукты, часть вещей. В БЛ Миша с Сашей встретили нас как родных. Много, много горячего чая, внимание, расспросы. Плющимся. Моемся, чистим зубы. Вечером доходит до употребления алкоголя. Украинский коньяк, Уфимский бальзам, пиво. Общение. Хорошо посидели.

02.08.2008г.

На утро чувствуем себя отлично, как будто вчера и не пили. Весь день отдыхаем. В 16.00 после плотного обеда, выдвигаемся в лагерь 1. Идем медленно, не спешим, экономим силы, можно сказать прогуливаясь. В 20.00 приходим в первый лагерь. Через пятнадцать минут сверху приходит альпинистка из Болгарии. Очень уставшая. Отпаиваем ее чаем, кормим шоколадом. Она сваливает с горы. У нее здесь палатка. Завтра собирается валить в казахский БЛ и затем улетает домой. Она очень расстроена. Ее напарник из-за зубной боли прекратил несколько дней назад восхождение и улетел на вертолете. Оставил ей палатки, большое количество снаряжения и продуктов. Сама она при штурме вершины выше 6 400 уронила фотоаппарат в пропасть и так расстроилась, что прекратила восхождение. Говорит, что он был ей очень дорог, прямо как друг, сильно расстроена. Я готовлю море чая на завтра, растворяю кисель и переливаю его полуторалитровый баллон из-под минералки. Завтра нам предстоит переход в лагерь 2. Я помню, как мне не хватало жидкости. Волнуюсь за Галку, как ей дастся переход? Настрой у нее, особенно после отдыха в БЛ боевой, но она не знает тяжести этого перехода. Из первого во второй - это совсем не то, что из базового в первый.

03.08.2008г.

Долго провозились, снимая лагерь. Болгарка оставила нам пакет с кое-какой снедью и баллоном газа. Я оставляю его и лопату в первом лагере. Слега придавливаю минизаброску камнями. Вышли в 09.00. Я иду легко, не спеша, сказывается аклиматизированность. Галка пыхтит сзади. Периодически останавливаюсь, жду ее, устраиваю перекуры. Экономлю силы для маршрута выше лагеря 2. В этот раз мне не надо в этот же день валить вниз, спокоен из-за вынужденного невысокого темпа. Чуть позже соединяемся еще с одной подобной группой. Впереди ходко идет парень, а за ним отвоевывая метр за метром мужчина с девушкой. Знакомимся. Парня зовут Саня, он из Алма-Аты, ведет двух клиентов из Москвы Вадима и Мадину. Идем вместе. Выработался своеобразный ритм движения. Я и Саня идем впереди и по мере необходимости останавливаемся, устраивая вынужденные перекуры, ждем остальных. Темп движения подопечных невысокий, до поры до времени отношусь к этому спокойно, но к вечеру начинаю волноваться. К моменту выползания нашей группы к «верблюду» беспокойство мое возрастает многократно. Время 17.00, а я знаю, сколько идется последний участок без акклиматизации.

моей любимой очень тяжело


К 19.00 мы в середине «верблюда», осталось две веревки крутых перил и выполаживание. Договариваюсь с Галкой о том, что пойду наверх, установлю палатку, приготовлю ужин и чай, а уж она здесь потихоньку доползет. Быстро поднимаюсь, устанавливаю палатку, занимаюсь обустройством лагеря, хозяйством. Саня, поднявшийся со мной возвращается встречать клиентов. Через 30 минут двигаю за ним. Навстречу попадается в полном обнулении Мадина, за ней Вадим. Моей дрожайшей половины не видно. Беспокоюсь и быстро сваливаю к крутым перилам. Я удивлен и сражен наповал! За последний час Галка не сдвинулась на мой взгляд ни на метр. Время 20.00, начинает быстро темнеть. Галка в прострации, меня добивает ее крик «Помогите!». Мы с Саней в конце крутых перил. Саня начинает успокаивать Галку, а я быстро сваливаю к ней. Саня уходит, ему ведь надо заниматься своими умаявшимися клиентами. Останавливаю спуск метрах в 10 от Галки. Надо как-то заставить ее двигаться. Рюкзак у нее забирать бесполезно, он легкий до невозможности. Я, зная о тяжелом переходе, максимально разгрузил ее, оставив в нем только спальник, пару теплых вещей, налобник и термос. Итак, как заставить ее двигаться. Уговариваю, объясняю, что скоро станет темно и холодно. Она в каком-то ступоре. Молча хлопает себя по ляжкам, пытаясь согреться, отвечает крайне редко и невпопад. «Пряник» не помог. А совсем стемнело. Начался снег, а затем метель. Далее следует «Пии-пии-пии-пии-пии». Я не буду описывать досконально весь процесс транспортировки пострадавшего вверх, но, забрав у нее рюкзак, и с помощью всего моего небогатого запаса ненормативной лексики к 21.00 мне удалось впихнуть ее в палатку лагеря 2. К этому времени погода испортилась окончательно, ветер швырял нам в лицо горстья снега. Видимость сократилась метров до 30. Тропу замело. Пожалуй, если бы я не знал точно дорогу, палатки в таком кружеве, найти было бы непросто. Далее последовала моя очередь ухаживать за ней. Отпаивать чаем, заниматься обустройством. Галка была вымотана пожалуй так же сильно как и я после грузовой ходки из лагеря 1 в лагерь 2 и обратно. Была похожа на куклу из кукольного театра у которой спутались все веревочки.


пуржит в легкую
04.08.2008г.

В этот день вместо выхода на плечо п.Чапаева вынужденная отсидка в лагере 2. Шарахнула непогода. Отсидка, как я сейчас понимаю, сыгравшая большую роль во всем процессе восхождения. В этот день непогоды я отдохнул от вчерашних вечерних приключений. Причем скорее морально, т.к. физически устал не особо сильно. Топим снег, очень много пьем. У меня аппетит нормальный, а вот у Галки не очень. Заставляю ее кушать. Съедает свою порцию в три приема, с перерывами в минут сорок. Сверху умудряется сваливать народ. В принципе днем рвануть наверх было можно, видимость позволяла, но я не мазохист. Я подожду улучшения. Время еще есть. Вот если бы его было в обрез - рванул бы.

05.08.2008г.

Вышел наверх около 08.00. Взял штурмовую однослойную палатку. Весит она мало, от дождя защищает плохо, но для высокогорья - самое то. Галку предупредил: если будет неважная погода то ночую на плече п.Чапаева и вниз, а если хорошая то до перемычки и на штурм. Погода хорошая. На плечо пика Чапаева выбрался почти без сил. Забыл время, за которое вылез, а ведь смотрел. По пути познакомился еще с одним альпинистом из Алма-Аты - Димой, ведущем клиента. На плече Чапаева активно фотографируемся.

За спиной пик Победы

п.Казахстан

Тянь-Шаньские горы

на плече п.Чапаева 6150м

вот по этому гребню мне наверх

Видимость отличная, только в районе п.Победы бродят несколько облаков. Здесь же нахожу уже готовую площадку под палатку, с восьмидесятисантиметровой снежной стенкой. Услышав о моем намерении остаться ночевать на плече п. Чапаева, Дима высказал мнение, что это не очень хорошая идея. Что здесь очень неуютно, постоянно задувает, а если попасть в непогоду то вообще кошмар. Предложил валить за ним с клиентом на перемычку, а завтра рвануть на штурм. Вариант со штурмом мне понравился. Мечта оказалась так близка. Не надо опять после ночевки спускаться в БЛ. Я живо представил себе картину спуска, затем нового подъема. Выглядело тоскливо. Баста, не пойдет - так это будет второй акклиматизационный выход, а пойдет - так будет штурм. Погода пока благоприятствует, чего еще надо? На перемычку свалили очень быстро. Вниз не вверх. Здесь есть и пещеры, есть и палатки. Палаток мало. На самой перемычке всего одна, почти занесенная NORTH FACE алмаатинцев. Их здесь обнаружилось еще двое человек. Парень и девушка. Кажется Леха и Аня соответственно. Присутствовал также еще один клиент. Свою «комсомольскую» лопату, с деревянной ручкой я оставил еще в первом лагере. Почему-то мне лень ее было тащить, теперь эта недостача сказалась. Подвалил к алмаатинцам, они активно откапываются. Договорился, что потом дадут поюзать лопату. Пока откопал ямку, поставил горелку. И принялся долго и упорно пытаться ее поджечь. Горелка фирмы Primus -мультитопливная, взял я ее на период восхождения у друга. Разгоралась она очень неохотно, но разогревшись работала вполне прилично, только шумела как паровоз. Чуть позже, взяв лопату, выровнял себе площадку и под удивленные взгляды клиентов-иностранцев за минуту поставил свою малютку. Они были удивлены простотой конструкции, скоростью и легкостью установки. Со своей-то они возились минут 30. Показывают большой палец вверх. Я гордо и высокомерно отвечаю: соло! Внутри же меня давит смех. Палатку купил в сети магазинов «Монетка» за 400 рублей. Дешевка китайская. Однослойная, для походов выходного дня, с тонюсенькими фибергласовыми дугами. Я ее, перед выездом в горы, конечно апгредировал. Дуги поставил другие – алюминиевые, кое-где подшил, перешил, подрезал. Получилась весьма приличная, с неплохой ветроустойчивостью палатка. Голь на выдумки хитра. Полноценный ужин и в 20.00 заваливаюсь спать.

06.08.2008г.

Просыпаюсь в 02.00. беру штаны в спальник и минут десять отогреваю их, затем не вылезая из спальника натягиваю, благо что у спальника размер XL. Затем точно также куртку, внутренники от ботинок я засунул еще с вечера. Вся эта возня отнимает много сил и времени. Одеваться в спальнике все-таки не очень удобно, но вылезать вообще не хочется, холодно. В 3.00 раскочегариваю горелку и готовлю завтрак из овсянки и сыра, в качестве питья горячий шоколад. Термос наполнен с вечера. После завтрака просыпаюсь окончательно. Начинается эротический процесс одевания ботинок, «фонариков», сбор рюкзака. Наверх готовлюсь взять, термос, аптечку, фотоаппарат. Пуховку решаю не брать. Пойду в одном тонком термобелье и мембранной горнолыжной куртке. На ноги опять-таки термобелье и самодельные штаны самосбросы с подкладкой из флиса. Слышу снаружи активную возню и английскую речь. Это Дима дает клиентам пять минут на последние сборы. Поторапливаюсь. Выскакиваю на улицу полностью одетый, цепляю кошки, поход «до ветру» и я готов. Смотрю на часы - 4.20 утра. Тройка алмаатинцев с двумя клиентами уже в ста метрах от лагеря. Рванул за ними. Соло конечно это круто, но, на мой взгляд, я еще к нему не слишком то готов. Догоняю и иду следом. Идем по гребню, в темноте сверкают фонарики. Потихоньку обгоняю клиентов и вижу что они привязаны к веревке, которую тянут алмаатинцы. Меня это почему-то рассмешило. Идем довольно плотной группой где-то до 6 200. Буржуи говорят своим гидам, что такой темп их устраивает, просят сохранить его. Их то устраивает, а меня нет. В таком темпе я постепенно замерзаю. Решаю обогнать их. Благо уже начались перила и в сторону свалить достаточно сложно. Постепенно обгоняю почти всю группу. Впереди маячит только алмаатинец Леха. Его, исходя из манеры поведения, я выделил как лидера группы. Догоняю и его. Спрашиваю, не будет ли он против если я побегу впереди. Нет проблем. Поясняю, что замерз, двигаясь в таком темпе. Иду впереди. Скалы не сложные, идутся легко, без задержек. Даже скучновато немного, я ожидал более техничной работы. В районе 6 400 светится лагерь, рассвет уже близко, но на нашу сторону не торопится. Чтобы не замерзнуть приходится шевелиться. В районе 6 200-6 300 нахожу площадку под палатку. Ровная удобная, выровненная, я ее сначала принял за площадку на 6 400, но потом вспомнил, что на 6 400 должны быть таблички памяти погибших, а тут их нет. Вместо этого прямо в центре площадки лежит «нерукотворный памятник», проще говоря - дерьмо. Ругаюсь и лезу дальше. В районе 6 600- 6 700 в пятидесяти метрах от ледового кулуара решил устроить перерыв. Пью чай, перекусываю, чувствую себя отлично. Алмаатинцы метрах в 50-70 ниже. Решаю пропустить их вперед. Я согрелся, психологически одному мне пока в таких горах пока тяжеловато. Жду. Они постепенно обгоняют меня, пристраиваюсь опять в хвосте и понимаю, что силы за время отдыха ушли как вода в песок. Нет, их еще много, но бежать вприпрыжку как раньше я уже не могу. Что-то случилось за время отдыха протяженностью минут 15. Могу идти лишь со скоростью группы. Плетусь последним. В районе 12 проходим нож. Меня пугал этот участок пути. Пожалуй, он был единственным, которого я опасался на всем маршруте от БЛ до вершины. Мне рассказывали, что снежный гребень настолько узкий, что преодолевать его лучше сидя, что с двух сторон крутые кулуары и прочие ужасы. Ничего подобного все проходится ногами и достаточно легко. Последние веревки скал и мы выползаем на «крышу». Пологий подъем ведет куда-то вверх. Сильный ветер и холод. Идем по перилам, хотя они здесь толком то и не нужны, наверное, они просто обозначают дорогу до треноги. Идем так долго, что я подумал, что мы заблудились. Глупость конечно, но тогда мне так не казалось. Высота видимо все-таки сказалась на работе головы. В 14.30 подхожу к треноге. Отстал от алмаатинцев с клиентами минут на 5-10. Честно говоря, долго не шел к ним, так как думал, что они не на вершине стоят, а просто остановились отдохнуть. Ну и я то же отдыхал. Само место, где стоит тренога, особо не впечатлило. На мой взгляд, было и повыше. Быстрое фото. Снимая меня мне говорят, чтобы я хотя бы улыбнулся. Растягивая губы в резиновой улыбке, позирую. Короткий осмотр местности и вниз.

Вершина Хан-Тенгри 7010м.

На вершине был от силы минут пять-десять. Теперь вниз. Почему-то вниз идти тоже тяжело. Накатывает усталость. Устало не что-то конкретно, а как будто все понемногу. Спускаться на спусковухе проще, но неохота терять время. Каждый раз ее вщелкивать лень. Лазаньем быстрее, но нужно напрягать внимание и сильнее включать мозги. На крутоватых участках все же вынужден пользоваться решеткой. Алмаатинцы Леха с Аней учесали вперед, вот, что значит правильное распределение сил. За мной клиенты и видимо сопровождающий их Дима. Я давно заметил за собой, что спуск с горы мне морально и физически дается тяжелее, чем подъем. И это касается любых гор, пусть даже и самых невысоких. На ум приходит спасительная мысль, что каждый шаг вниз приближает меня к уюту БЛ, отдыху на Иссык-Куле и в конечном счете - домашнему уюту. Мысль помогла. Спокойно, аккуратно помня об осторожности, включив автопилот, спускаюсь. Тело само работает, руки и ноги сами совершают необходимые, заученные движения. Голова наблюдает как бы со стороны и осуществляет общее руководство действиями. Связываюсь по рации с Мишой Кузьминым в БЛ, рассказываю о том, что сходил на вершину и прошу, через кого-нибудь передать Галке эту новость, надеюсь она догадается начать собирать вещи во втором лагере. Наблюдаю за тенью, которая приближается к палаткам на перемычке. Не хочется возвращаться в палатку прикрытую тенью. Еще ведь ужин готовить, а на холоде это неприятно. Ускориться не решаюсь, так же спокойно спускаюсь. Меня обгоняет Дима. В пятидесяти метрах от лагеря обгоняет один из клиентов. К своей палатке подошел в 18.18 минут. Сходил с перемычки на вершину и обратно за 14 часов. То, что сходил на гору, воспринимается мной уже как само собой разумеющееся, как будто иначе и быть не могло, а вот временем я недоволен. Хотел сходить в пределах 12 часов. Считаю, что виноват сам. Мои недоработки в тактике как всего восхождения, так и штурмового рывка.
Ужинаю. После ужина разобрав продукты понимаю, что забыл захватить с собой чай и сахар. Сходил к алмаатинцам за заваркой. Сладкого нет. Залез в аптечку, нашел чистую аскорбиновую кислоту. Сойдет. Смесь получилась прикольная. Слега смахивает на аспирин «upsa». Ложусь спать, на этот раз верхние штаны не снимаю, залезаю в спальник прямо в них, лень завтра их опять греть.

07.08.2008г.

Встаю в 7.00. На улице метет, я неплотно закрыл палатку вчера, на мои ноги намело немного снега, в пласты тоже. Ругаюсь. Слышу на улице буржуйскую речь, понимаю, что алмаатинцы с клиентами решили непогоду переждать. Тоскливо оглядываю небо. Готовлю завтрак. В процессе приготовления понимаю, что жратвы практически не осталось. Газ есть, заварку подарили, а жратвы мало. Надо валить. Позавтракав, быстро собираюсь, складываю палатку и вперед на 6 150, на плечо п.Чапаева. Все отлично, но я упустил один момент, мело уже довольно давно и тропу практически замело. То, что приходилось выдергивать веревку из снега это фигня, а вот тропежка это уже совсееем другой способ передвижения. Пройдя две трети подъема на плечо, обрадовано увидел, что распогодилось и мои соседи двинулись по моим следам. Радостно сел на рюкзак и устроил большой перерыв. Пил чай, перекусывал, фотографировал.

третий лагерь

Поравнявшись со мной, преследователи разумно согласились, что тропить лучше коллективно. Пришел во второй лагерь к 12.00. Долго. Некоторое время отдыхаю. Выделил себе на отдых и снятие платки 2 часа. Галке без меня пришлось тяжко. Четыре дня, проведенные ею на высоте 5 500, сказались на ее здоровье. Лицо ее сильно отекло, чувствовала она себя неважно. Встретила она меня очень обрадовано и сразу согласилась сегодня же валить вниз.

скоро домой

В 14.00 начинаем спуск вниз со второго лагеря. Опять супруга тормозит. Приходится ждать ее. Она с ужасом взирает на скальные гребни и спускается очень осторожно на восьмерке. Против осторожности я ничего не имею, но нельзя же так медленно. Подойдя ко мне, она говорит, что удивлена, как она залезла на эти гребни когда поднималась во второй лагерь. На спуске в первый лагерь попадаем в непогоду. Метет так сильно, что видимость падает до 50 метров. Кое-как к 18.00 спускаемся в верхний первый лагерь. Ночуем в нем, Галка совсем выбилась из сил.

Вид с верхнего первого лагеря, внизу
виднеются палатки нижнего первого лагеря

чужая палатка


По радиосвязи Миша Кузьмин просит передать нашу рацию англичанину по имени Доминик, сидящему в первом лагере.

08.08.2008г.

Утром спускаемся в нижний первый лагерь. В нем тусуются корейцы. Почему именно тусуются? Потому, что сидят по палаткам и вверх не идут и вниз не валят, а тупо сидят по палаткам. Чего высиживают непонятно. Забираю заброску, оставленную болгаркой и свою лопату. Начинаю ходить по лагерю и орать: «Anybody here from England?» Наконец в ответ на мои вопли, одна из палаток открывается и я убедившись, что передо мной искомый Доминик, англичанин и клиент фирмы «Тянь-Шань Трэвел» отдаю ему рацию.
Дальше следует корявый спуск в БЛ. Почему корявый? Потому, что тропу замело, снег липнет к нашим, не имеющим антиподлипов кошкам, а рюкзаки тяжелые. Два-три шага, удар ледорубом по кошке, два-три шага и удар по другой. Алгоритм прост и надоедлив до тошноты. Каждый из нас умудрился свалиться на перилах, Галка даже перекувыркнулась и запуталась в веревке. Все обошлось, просто, наверное, вымотались, да и тропы нет.

спуск в базовый

Галка вымоталась

После горы

Спустившись, на ледник увидели Мишу с Сашей. Они увидели нас спускающихся, и пришли встречать. Миша забрал у Галки рюкзак, я свой отдавать отказался. Этого еще не хватало. Я хочу свой путь пройти до конца сам. В БЛ отпоили чаем, отдыхаем.
Сегодня украинцы из Днепропетровска, за которых я болел всей душой, вышли на восхождение. Погода на горе не очень, от всей души надеюсь, чтобы у них все получилось. Вечером застолье.
Не могу не затронуть одну щекотливую ситуацию. Возникла она вечером, с приходом двух ребят из Ярославля. Они пришли из казахского лагеря, с просьбой воспользоваться спутниковым телефоном. Они пешком, через перевал одиннадцати добрались до Северного Иныльчека с намереньем совершить восхождение на Хан-Тенгри. У них был договор, кажется с фирмой «Tour Asia». Им обещали, что в лагере Казбека Валиева их примут, и позволят воспользоваться перилами для восхождения. Но с их слов, в казахском лагере о них никто не слышал и им предложили платить «по всем статьям». Попытка переговоров по телефону ни к чему не привела, что не удивительно, т.к. пришли они уже вечером.

09.08.2008г.

Сушим на моренных камнях вещи, плющимся. Писать особо нечего, так как мы просто наслаждаемся покоем, на завтра обещают вертолет. Днем подошли Ярославцы, их разговоры по спутниковому принесли неутешительный результат, представители фирмы с которой они заключили договор указали им, что придется платить «по всем статьям», на их вопрос, что оговаривалось то, что платить больше не придется, последовал невразумительный ответ. Грустная история, но обойти вниманием просто не мог. Люди попали, причем попали на Северном Иныльчеке, где изменить или поправить что-либо в организационном плане достаточно сложно. Вечером пришли с горы Днепропетровцы, от всей души поздравляем их с горой. Переехали к нам, в киргизский лагерь из казахского Ярославцы, пришли в гости Москвичи. Собралась большая русскоговорящая компания. Можно сказать made in USSR. Далее появилась гитара, алкоголь и множество родственных душ, объединенных любовью к горам, превратили этот уголок северного Иныльчека в очень уютное место, где душа пела и хотелось чтобы замерли эти мгновенья. Спасибо тебе Леха с Ярославля за прекрасные песни, спасибо всем присутствующим там за тепло.


Наша семейная команда

с Мишей Кузьминым - начальником лагеря

солнечная энергия

Базовый лагерь

ХАН

плечо п.Чапаева



10.08.2008г.

Вертолет унес нас в БЛ «Майда-Адыр».
Машина унесла нас в г.Каракол. Такси умчало в п.Тосор - «Тихую бухту». Спасибо тебе, Кузьмин Миша, за совет. Место действительно замечательное.

Тихая бухта

Тихие радости

Праздник живота


11.08.2008г.

Погода на Иссык-Куле нас не баловала. Хмурится небо, прохладный бриз. Вода теплая, но прохладный ветер выдувает тепло из тел так его жаждущих. Вечером мы снимаем палатку, выходим на трассу, и через два часа маршрутное такси мчит нас в Бишкек. Мы завершаем полное кольцо вокруг Иссык-Куля. В г.Каракол мы ехали по северной стороне озера, а возвращаемся по южной.

12.08.2008г.

В 01.00 мы в Бишкеке, сдаем вещи в камеру хранения на вокзале, проходим в зал ожидания и… Нас закрывают внутри вокзала! Местная милиция объясняет это тем, что в данный момент в городе проводится какой-то рейд и попадаться иностранцам им в лапы крайне не желательно. Ночуем на металлических креслах, туалет не работает. Самая поганая новость состоит в том, что именно завтра рейса на Москву на котором мы надеялись добраться, пусть и с пересадкой в Оренбурге, до Уфы завтра не будет. Придется добираться на Екатеринбуржском до Петропавловска и уже там делать пересадку.

13.08.2008г.

Билетов в кассе нет, ехать надо. Мои переговоры с проводниками увенчались переменным успехом. Нас согласны взять без билетов, за оговоренную сумму только со станции Чу. Погуляли по Бишкеку, вкусили очень вкусной местной кухни и вечерком отправились в нужный населенный пункт.

Елка, елка зеленая иголка

В Бишкеке

Станция Чу это уже территория Казахстана и для того чтобы достичь ее, нам пришлось пересечь границу. Пересечение границы и дорога заняли время с 15.00 до 20.00 вечера. Ст.Чу является крупным центром торговли продукцией местного сельского хозяйства, а соответственно и фруктами. Рынок развернут прямо на перроне, и отличается изобилием и очень божескими ценами. Но следует быть настороже. Почему? Читайте, если интересно, в следующей главе.

Глава грустная, к прочтению не обязательная. Добро пожаловать в Казахстан.

По прибытии в Казахстан у вас есть огромный шанс попасть в «дружеские», цепкие, внимательно ощупывающие ваши карманы, объятия местной милиции. Мы этот шанс «использовали» на все 100%. Не прошло и часа после прибытия на ст.Чу как моя персона привлекла внимание блюстителей порядка. В ходе проверки документов выяснилось, что не полностью заполнены необходимые графы иммиграционной карты. В ответ на мои возражения: карта выдана иммиграционной службой, ею проверена и проштампована была продемонстрирована статья административного кодекса Казахстана с перечислением совершенных нами нарушений. Последовало требование уплатить ЗАВТРА штраф, а затем уже двигаться далее. В случае дальнейших споров, а мой диалог с милиционерами проходил на повышенных тонах, существовала угроза загреметь на 15 суток. После поверхностного осмотра нашего скарба в отделении милиции ст.Чу у моей супруги, в отличие от меня, разум сменил гнев. Вспомнив свой опыт общения со мной, когда я сильно не в духе, она с болью в горле и трагизмом на лице поведала печальнейшую историю российских путешественников, в итоге сводящуюся к двум фразам: денег нет вообще и взять с нас нечего. Единственным сердобольным человеком оказался единственный же офицер. Весь сержантский состав удивился, когда им нам были возвращены документы. Нам помогли правильно заполнить иммиграционные карты и оставили в покое. До поры до времени! Перед самым прибытием, горячо ожидаемого поезда я был вновь препровожден в отделение милиции, где царили уже другие сотрудники милиции. Оказывается, дневная смена сменилась на ночную. «Ночным» было плевать на документы, на то, что с ними все в порядке. Мне просто, тупо предложили «отметиться», а до поезда-то несколько минут. Избавил от поборов, случайно еще не ушедший домой сотрудник дневной смены. Несколько фраз из его уст и меня вторично за вечер, отпускают из дежурки восвояси.

Поезд в зад.

Вы когда-нибудь путешествовали в среднеазиатских поездах? А в сезон отпусков? А в сезон сбора урожая фруктов? А если совместить все это? Если нет, то вы никогда не узнаете, как это спать впятером на двух койкоместах, причем в закутке проводников. Нам с супругой довелось испытать это, да и все сопутствующие удовольствия. Обо всем по порядку. В 22.30 на ст.Чу наконец-то подъехал искомый поезд. Отыскиваем нужный вагон, нужных проводников, залезаем и я вижу худший из ожидаемых вариантов – места обещанные нам заняты четыремя лицами неизвестной мне азиатской национальности, ярко выделяющимися огромными баулами, профессии «челнока». Следует отметить, что на ст.Чу все пассажиры поездов сходят с ума. Они радостно выбегают из вагонов и устремляются к торговым рядам. Откуда возвращаются с радостными воплями, увешанные сетками дынь, арбузами, ящиками с персиками и т.д. и т.п. Это происходит с обычными пассажирами, а представьте себе, что происходит с едущими торговцами фруктами? В поезде пытаются заполнить каждую щель свободного места. А тут мы с рюкзаками в проходе!
Обсудив с проводниками сложившуюся ситуацию, я убедил их в том, что «так дела не делаются». В итоге один из них отправился по вагонам искать нам места. Через 20 минут одно место, в таком же закутке проводников, нам отыскали. Правда, в этом же закутке ехало еще трое, но у нас было свое место! Спустя час, становящееся уже традиционным общение с казахской милицией. Мое общение свелось опять к перепалке на повышенных тонах. Ну не могу я почему-то общаться нормально с людьми в форме, которые пытаются относиться к тебе как к бессловесному быдлу. В итоге моего общения, нам с женой было предложено опять собрать вещи и сойти на ближайшей станции. Спасли положение проводники. Меня с ментами развели по разные углы. Проводники о чем-то «договорились» с работниками милиции и нас оставили в покое. На прощанье милиционеры заметили, что я слишком гордый и горячий. Странно, никогда за собой такого не замечал. Просто хотел, чтобы со мной обращались как с человеком и уважали. Может, что-то во мне изменилось в горах? Может сам, незаметно для себя стал другим? Прямее, жестче что ли? Путь до Петропавловска прошел в доброй, тесной в прямом и переносном смысле обстановке. В Петропавловске купили билеты только до Челябинска. При посадке в поезд казахский пограничник забрал у меня иммиграционную карту и мы отправились домой, в Россию. Я даже удивился. И это граница? А где таможня? Где досмотр? Где, в конце концов, российские погранцы? Здесь граница размыта как акварель на детском рисунке. Никаких резких цветов, одни блеклые полутона или вообще белый цвет.

Коротко об использованном снаряжении:

Использовали две горелки: Первая - это газовая KOVEA модель CAMP -1, с пьезоподжигом. Горелка отработала отлично, пьезоподжиг, вопреки заверениям «доброжелателей», ни разу не подвел. Горелка выше 5 500 не поднималась, но мною на личном опыте проверено, что, по крайней мере, до этой высоты включительно, работает она отлично. Все что имеется - работает, везде, где надо - горит.
Вторая горелка - Primus мультитопливная, горелка использовалась вплоть до перемычки. Горелку тяжело зажечь, особенно в условиях высоты и холода. На перемычке, мучился минут по 10-15. Если зажечь все же удалось, то далее проблем нет. Есть еще одно небольшое неудобство. Во время работы эта горелка сильно шумит, как будто сидишь рядом с маленьким реактивным двигателем.

Использовали две различные обвязки. Жена ходила в беседке, а я в полной системе, так как маршрут технической сложности не представляет, то тут каждый выбирает на свой вкус, особой разницы нет. Брали с собой ледобуры – не пригодились, т.к. весь маршрут провешен перилами. Веревку, закладные элементы, крючья не брали по той же причине. Использовали легкие классические ледорубы без выкрутасов. Они были реально нужны, без них иногда было бы тяжеловато. Трекинговые палки не брали, т.к. крутизна склона на маршруте зачастую такая, что палки только мешают. Многие приехавшие с ними альпинисты, оставляли их в базовом лагере. Каски использовали PETZL модель Ecrin rock – необходимая вещь. Иногда идущие выше сыпят на нижних и лед, и камни. При спуске с плеча п.Чапаева во второй лагерь, мне в рюкзак прилетел камень размером с апельсин, попади он по незащищенной каской голове, было бы мне сейчас туговато. Палаток использовали две. Одну всесезонную Husky модель Falkon, палатка – супер!, давненько не ночевал с такими удобствами, в палатке два просторных тамбура позволяющие не только просторно раскидать свое барахло, но и в условиях непогоды готовить внутри. Весит правда не мало - 3 400гр., но в ней свободно могут разместится и три человека. Про вторую палатку уже писал, она результат случки китайской швейной промышленности и российских «очумелых ручек». Детально все снаряжение описывать не считаю нужным, получится слишком уж затянуто.


Глава неблагодарная: советы
В этой главе написал советы, которые не увидел в отчетах и статьях других горовосходителей на Хан-Тенгри. Вообще же их можно надавать великое множество.

1.Если для осуществления восхождения на Хан-Тенгри решили воспользоваться услугами какой-либо фирмы, почитайте отзывы, людей услугами этой фирмы ранее пользовавшихся. Нам повезло, мы попали на отличную фирму, в которой работают хорошие, отзывчивые и, самое главное, верные своему слову люди. А вот альпинистам из Ярославля не повезло, не стоит наступать на те же грабли. Заранее, четко, конкретно оговаривайте все услуги, которые вы получаете за свои кровные. Поверьте, потом на леднике выяснять отношения будет ой как неудобно и многое исправить уже будет нельзя.
2. В случае пересадки в Казахстане вам придется заполнять иммиграционную карту, заполняйте внимательно, все необходимые графы максимально полно, в случае возникновения вопросов не поленитесь и попросите помощи в заполнении у представителя иммиграционной службы. Если все сделаете правильно, то у местной милиции будет одним поводом меньше для опустошения ваших карманов.
3. Будьте предельно внимательны к своим денежным средствам, бумажникам, ценным вещам на автовокзале Бишкека. При нашем отъезде в Каракол, в самом начале нашего путешествия, мы познакомились на бишкекском автовокзале с двумя молоденькими американками. Веселые, общительные они путешествовали уже пару месяцев по средней Азии. Мы ожидали погрузки в автобус в метре друг от друга и вдруг, при посадке выяснилось, что их только что обокрали. Украли деньги, паспорта, телефоны. Для них это был шок. Для нас повод насторожиться. В офисе фирмы нас предупреждали, что надо быть внимательными, но мы не придали этому особого значения. Будьте предельно бдительны!
4. Соберите хорошую аптечку, почитайте отзывы и статьи других восходителей, найдете много интересного на эту тему. До поездки на Хан-Тенгри, я был в фармакологии полный ноль, теперь худо или бедно смогу сам выбрать себе таблеточку. Ваша аптечка, в случае недомогания, может оказаться первым, кто придет вам на помощь.
5. Ваши кошки обязательно должны быть с антиподлипами, если не хватает денег, сделайте сами. В сети на эту тему есть неплохие статьи. Нам, за все время путешествия они могли понадобиться всего один раз (в остальное время было прохладненько, снег особо не лип), но сколько сил мы бы с экономили?!
6. Если едете группой, то постарайтесь, чтобы группа была максимально сбалансирована. Совместные тренировки перед выездом в горы, лучшее средство для этого. Бывает тяжело, когда часть команды гораздо сильнее. Причем тяжело как сильным, так и слабым. Одни вынуждены постоянно ждать, другие постоянно догонять. Это самый неоднозначный из советов. Достичь идеала практически невозможно, но надо попытаться хотя бы максимально приблизиться.
7. Пожалуй, самый важный. Перед выездом на Хан-Тенгри я перелопатил кучу отчетов и статей из Интернета о восхождениях на гору. Начиная от самых последних и заканчивая датированными 2001 г. Довольно активные поиски, прочтение и осмысливание отняли около трех недель. Вроде много, зато я избежал многих ошибок, я почерпнул много полезной информации, получил множество полезных советов, не знай, я которых путешествие вышло бы не таким комфортным. Не поленитесь, изучите отчеты людей ранее ходивших, изучите их опыт, не пренебрегайте советами.


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Извиняюсь

Наверное, просто не успел поближе познакомиться, но все равно чувствую себя неловко.
 
Небольшое уточнение.

Привет. В гости пришли не москвичи, а Питерцы с Новгородцами :).
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100