Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Полезное > Снаряжение >


Всего отзывов: 3 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.00


Автор: Владимир Марков, г. Владивосток

Эволюция туристического и альпинистского снаряжения с конца 70-ых годов и до нашего времени не от Чарльза Дарвина, а от Владимира Маркова. Часть 10

Эволюция туристического и альпинистского снаряжения с конца 70-ых годов до нашего времени не от Чарльза Дарвина, а от Владимира Маркова.
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9

Авторская страница Владимира Маркова

Радиостанции.

Тема не для  спецов и тех, кто серьезно ходит в горы. В 70-ых годах она была очень актуальна и интересна. Информация для всех Российских Маркони! Не пытайтесь в моей статье найти серьезный разговор по радиопередатчикам. Вы очень разочаруетесь. И не думайте, что я в своей статье что-то очерняю или говорю: вот все плохо. Нет! Я просто повествую о том, как это виделось в мое время глазами подрастающего школяра, который готовился в Большую Жизнь. Расскажу вам, как это видел и слышал Я.

    Даже не знаю с чего начать, чтобы Вы меня правильно поняли. 70-ые годы. Владивосток процветает. На набережной постоянно толпы людей. Дружные компании. Праздники отмечают все вместе. В общем, жизнь одной большой семьей в Закрытом городе. Почему закрытом? Потому что, попадая на территорию южнее города Уссурийска в Приморье человек, не проживающий во Владивостоке, должен был иметь пропуск. Короче – база Тихоокеанского флота Советского Союза. ТОФ вносил, и по сей день, вносит свой колорит в наш город. Поэтому все частные стационарные радиолюбители были на крючке. Особый отдел работал четко. 


Туристы бродяги в начале 80-ых годов
на привале. Приморский край.

Поход 2-ой категории сложности на
гору Облачная в начале 80-ых
годов. Приморский край

Семинар по лыжной подготовки
Поход 2-ой категории сложности
в Приморском крае

   Чтобы у людей были частные носимые радиопередатчики в 70-80 годы? Не смешите меня. Даже милицию у нас, по-моему, снабдили переносными радиопередатчиками только в 90-х годах. Хотя не буду врать, точно не помню. На постах конечно связь была. Вот в такой жесткой системе начинал я карьеру туриста. Какие были рации в туристских группах, которые выходили на север Приморья в поход 4-5 категории сложности? Сейчас расскажу. Система была простая. Любой турист – руководитель, при выходе в тайгу на маршрут, становился на учет в КСС. (Контрольно-Спасательную службу при Приморском Краевом Совете по туризму и экскурсиям). Ему давали контрольный срок в три дня после окончания маршрута. (К тюремному сроку этот термин никакого отношения не имеет). Пока не имеет. Если туристы в этот срок не укладываются, поднимают общественный спасотряд (спелеологи, альпинисты, водники). Вертолет летит искать эту группу. Вы думаете, - этого не было? Ошибаетесь. Туристы с запада думали, что наша тайга – это так себе. Какая там категория? Прогуляемся, ягоды поедим и домой. Видел я такие группы. В соплях, полураздетые, ошалелые, голодные. Они выходили в неизвестный населенный пункт. Конечно, не по своему маршруту. Спрашивали первого встречного: «Где мы»? Потом бежали в магазин. Пожевать и покурить - ну ОЧЕНЬ хотелось. Вот такие у нас рации и были в туризме. Но это еще не все. Заканчивается экспедиция у всех групп, кто выходит в населенный пункт. Нужно, как-то сообщить о том, что у тебя все нормально и снять контрольный срок. Туристы выходят в поселок и топают на  Почту. Там их встречает любопытная девушка и говорит: «Радиограмму мы отправить не сможем, проблемы с аппаратом. Все в шоке. Руководитель: «А как нам о себе дать знать?» - «Все просто», отвечает барышня. Она садится за коммутатор и втыкает штекер в определенный паз: «Маша! Тут у нас туристы голодные на почте стоят. Прими от них текст телеграммы. Ну, прямо как из революционного фильма: «Барышня! Барышня! Это Смольный. Соедини меня с Феликсом Зигмундовичем»! Вы думаете, коммутаторы убрали? Фиг! Они и до сих пор служат в деревнях Приморья и на Камчатке. 


Спасатели общественники в начале 80-ых годов. В верху с лева: Эйдус С., Шлемченко С., Кольцов А., Конищев В. В низу с лева Немецкий С., Рогалевич А, Троянов Т.

Зимний поход на Камчатку с лева на право: Кольцов А., Немецкий С., Троянов Т., Эйдус С., Шлемченко С.

    Я довольна часто встречался в практике туризма со стационарными радиостанциями в тайге. Все просто. На туристической карте обозначен домик – метеостанция. На ней обязательно дежурит метеоролог. У него регулярная связь с базой. «Точка-тире» и его сведения, взятые с приборов метеостанции, летят в центр. Там все суммируют и выдают сводку погоды. Время идет. Штат метеорологический держать стало дорого. На метеостанциях поставили автоматические передатчики информации. Их я видел в верховьях нашей реки Кема. Прикольная вещь. Заходишь в помещение. Стоит на столе закрытый ящик и тихо гудит. А рядом мешок с сахаром лежит. Это вертолетчики забрасывают его на случай консервации брусники. На севере Приморья ее завались. С одной стороны, автомат хорошо. А вот если, что случится с группой? Конечно, раньше метеостанция была у нас как прикрытие. Ну и это еще не все. Что есть переносные радиостанции я знал. По молодости, постоянно попадал в какой-нибудь переплет. Лез всегда туда, куда не надо. А там засада. Выскакивают три Бровкина. Один с полевой рацией, в виде ранца на плечах и длинной черной антенной. Его сопровождают два красноармейца с автоматами, на случай того, чтобы эту рацию не перехватил неприятель. Шифр связи стоил знамени полка. 

 

Комбинированная радиостанция
Р-142НЭ на основе автомашины ГАЗ 66
   Однажды мы возвращались с вершины горы Пидан в поселок Новонежино. Вышли из тайги. Впереди колхозные поля. Тут всю нашу группу такой вот отряд из трех человек и перехватил. Они еще лежали в маскхалатах. Это сетка, обшитая лоскутиками. Этих лоскутиков так много, что под ней не понятно кто находится? То ли Бровкин, то ли Йети. Нас сцапали и повели под конвоем не понять куда.    Оказывается, мы вторглись в район Штабных учений связистов. В нашей группе - одни парни. А за нами шла группа из трех девчонок с ДВГУ. Биологи. Мы их не очень знали и поэтому быстренько от них удрали. Дабы не превратить наше серьезное мероприятие в несерьезный треккинг. И тут нас берут. Ведут к какому-то холму на поляне. Что вы думаете? - Это не холм, а машина Газ-66 с будкой. В ней находится КОМБИНИРОВАННАЯ РАДИОСТАНЦИЯ Р-142НЭ, покрытая такой же сеткой с лоскутиками. Это я уже потом узнал. По традиции обратимся к справочнику, что бы не злить Маркони своим интеллектом: «Комбинированная радиостанция Р-142НЭ предназначена для организации связи в оперативно-тактическом звене управления. В движении и на стоянке, как автономно, так и в составе узла связи в условиях среднепересеченной местности в любое время суток и года. На частотах в диапазонах от 1,5 до 79,975 МГц. Аппаратура КРС (комбинированная радиостанция) устанавливается в металлическом отапливаемом кузове на транспортной базе автомобиля ГАЗ-66 и обеспечивает ведение радиосвязи при температуре окружающей среды от минус 40°С до плюс 50°С и относительной влажности окружающего воздуха 98% при температуре 40°С».    В общем, все по взрослому. Дежурный офицер. Вокруг еще несколько таких же замаскированных холмиков разных размеров. Ходит часовой с автоматом. Родной Калашников радует своими формами. Нас подвели и сдали по полной программе сурового штабного учения. Офицер задал нам какие-то непонятные для нас вопросы. В это время я попытался сунуть свой нос прямо в дверь будки, где все трещало и светилось. Кто-то переговаривался, то есть, работала радиосвязь. С будки выглянул молодой связист в наушниках и произнес дежурную фразу: «Любопытной Варваре нос оторвали»! Я быстро повернулся и увидел уже знакомое лицо офицера. Что вы думаете, он держал в руке? Маленькую саперную лопатку. Он показал мне это снаряжение и сказал, что у него очень любопытные люди этой лопаткой роют окопы. Если надо, то глубиной более 2-х метров. Я все понял. Родители меня научили понимать все сразу. Подержав нас, для приличия, минут 15-20 отпустили. Офицер с первых минут понял, что со мной будут большие хлопоты. Кормить нас не собирались. А каши очень хотелось. Раньше солдат кормили настоящей кашей. Перевозная кухня. Свежий хлеб, чистое поле… Наваристая каша с мясом и с запахом свежего сена. Вот времена были!     Часовой отвел нас на край поляны, к дороге, и там оставил. Присели мы отдохнуть, - перенервничали после конвоирования. Если честно, то было страшно. А вдруг расстреляли бы? Тут я решил как-то подбодрить людей после потрясения: «Представляете! А ведь за нами три девчонки гарных чапают прямо в руки Бровкиным. Те их сцапают, как пить дать сцапают». Кто-то из группы произнес: «Уведут к офицеру»! «Вот еще!», сказал я. «Будут они делиться пушниной с офицером!». «А что они сделают?». «Да, как обычно! Лягут все вместе. Замаскируются. Будут продолжать проводить тактические учения». «С девчонками?». «Конечно! А куда их денешь? Не отпускать же так просто! Все серьезно. Штабные учения». «А что будут делать в группе девчонки?» «Они возьмут в руки полевые бинокли. Внимательно будут рассматривать своих защитников Родины». «И почему у нас в группе теток нет?». «Потому! В моем перечне группового туристского снаряжения нет полевых биноклей!», раздраженно, ответил я. «Все! По коням! До электрона час остался. Нужно торопиться. Дашь вам только расслабиться! Разговор все об одном и том же! О тетках! Что за жизнь? Говорят, у инопланетян метод размножения давно заменен на метод почкования. Везет же иноземным людям!». Слушайте! О чем это я? Нужно посмотреть по заглавию, какая тема? Ага! Радиостанции! Погнали дальше. 


Семинар по подготовки спасателей общественников. Конец 80-ых годов. Турбаза Лазурный берег, Приморский край

После окончания семинара зачетный поход пятой категории сложности в Хабаровском крае.

Поход 5-ой категории сложности в Хабаровском крае закончен. Все живы.

    В  жизни радиостанция на основе автомобиля Газ-66 преследовала меня долго. Когда я работал в МЧС и руководил регионом, то «дружественное» звено ГО (Подразделение частей Гражданской Обороны, которая со всем своим … также вошло в состав МЧС), удружила Приморской ПСС эту машину. Представляете. Полный штат спасателей ПСС был 15 человек. При этом все разделены на 3 смены. Людей свободных, практически, нет. Мы разворачиваем эту передвижную рацию при поиске в тайге человека. Разворачиваем целый день, что бы сообщить этому … ГО, что поиски еще не начались - рацию готовим к работе. Заблудившийся в тайге человек сидит где-нибудь на пне и думает: «Меня никто не ищет, что ли? Наверное, спасатели готовят к работе рацию Р-142НЭ. Устанавливают ее антенны. Подожду! Завтра искать начнут!». Представили такую ситуацию? А я не могу, поэтому машина три года стояла у нас в ангаре. Что потом с ней стало? Наверное, ГО забрало назад, то, что в ней осталось, после трехлетнего ничегонеделания.  


Команда Паши Кулебина перед стартом на соревнованиях спасателей туристов-общественников.

Марков В как всегда проверяет, Кулебин Паша отдувается.

Этап соревнований подъем пострадавшего. Как всегда Коломеец Сергей главный пострадавший.

Когда мы начали создавать службу во Владивостоке, тема радиостанции продвигалась очень скверно. На службе в ПСС были ребята, которые не один год имели практику по радиосвязи. Был прикольный случай. Миша Суркин однажды на собрании выпалил: «Поставим ГО на уши! Они быстро решат проблему по переносным радиостанциям!». Я его загнал в стул, как гвоздь, по самую шляпу. При этом предупредил, что если он при «полковниках ГО» поднимет эту тему, то потом всю жизнь будет по тайге с ранцем бегать. Так как никаких других аналогов связи в ГО не было, и быть не должно было. – Не положено! Вот так мы жили в Приморье в начале 90-х годов. Между прочим, классно жили. Проблемы были. Работа была бурная. Начало пути. Было интересно. Не могу так просто закончить тему по стационарным радиостанциям, на основе машины ГАЗ-66. И перейти дальше к теме «Радиостанции переносные». Поэтому, как всегда байка или анекдот. Как хотите, так и трактуйте то, о чем я вам расскажу.  


Этап Переноска пострадавшева. Сергей Коломеец на этом этапе лидер

Построение туристов спасателей общественников. В страю Семенюк и Кулебин.

Зиваки, кто не участвуют в соревнованиях как всегда мерзнут и своеобразно греются.

    Идет время. Наступает оттепель, все страны решают разоружаться (в смысле ядерного оружия). Россия не отстает. Решает уничтожить шахты ракет дальнего действия. Ракеты, естественно, тоже. В Сибирь приезжают представители блока НАТО (полковники, надо же убедиться, что все происходит на самом деле). Приехало две группы, так как шахты в этом районе две штуки. Все работают. Саперы в напряжении. Натовцы разделяются. Работа пошла.    Взрыв назначили в одном районе на 12:00 местного времени. На часах 11:30. Полковник НАТО расслабленный прохаживается по травке и рассматривает природу Сибири. И тут, как рванет. Всех положило. Ну, естественно, оглушило. Наши ребята вскочили и сразу бегом к американцам. Те лежат, руками головы прикрыв. Не понимают, что произошло. У амерокоса-полковника даже пилотку с головы сдуло на три метра. Пилотку подняли, полковника подняли, землю с его рта выковыряли. Первый вопрос от америкоса: «Что случилось?». «Понимаете! На двадцать минут раньше рванули!». «Почему?». «Все просто. В 12:00 у нас обед, вот саперы и поторопились». Полковник обращается к своему офицеру: «Где наша связь?». «На другой точке, Сэр!». «Как мы с Вашингтоном свяжемся?».    «Русские помогут». Полковник обращается к нашим связистам и просит предоставить ему связь с Вашингтоном. Но наших - голыми руками не возьмешь: «Ради бога, «щас» все будет. Пройдемте к месту связи». Натовца подводят к нашей любимой машине, ГАЗ-66. «Это такая радиостанция?»,- недоумевает полковник. «Да! Такая радиостанция», - гордо отвечает наш офицер. «На лампах, не какая ядерная угроза не страшна. Работает даже в эпицентре ядерного взрыва». Полковник с трудом залезает в будку. В ней все трещит и пищит. Наладили связь со штабом (с Вашингтоном напрямую – такого в практике еще не было). Передают полковнику НАТО трубку. Тот прикладывает ее к уху. Естественно треск, шумы и прочее. Полковник поворачивается к офицерам с удивлением на лице. Те ему показывают, что нужно дунуть. «Сюда дунуть?», - недоумение у полковника не сходит с лица. Полковник дунул. Что вы думаете? В трубке моментально прозвучало: «Дежурный по штабу …, слушает!». Полковник на английском языке говорит, что ему нужно. В трубке временная тишина и дежурный просит повторить информацию. Полковник не понимает, что происходит, но инстинктивно догадывается, что его не поняли. Повторяет свою просьбу. И тут происходит то, что по уставу и должно было произойти у наших связистов.     На удачу полковника НАТО в разговор вступает «особист», который зорко прослушивал эфир: «Это кто, мать вашу, на этом канале по-иностранному говорит? Русский язык забыли! Я Вам напомню. Пять суток ареста!».     Полковник НАТО понимает, что не туда попал, и вежливо отдает трубку дежурному Бровкину и с улыбкой на лице покидает боевой пост связистов. Чуть не выпрыгнул из будки. Что такое КГБ, он знал. Информирован. Изучал у себя на родине. Что судьбу смешить? Наши офицеры догадались, что произошло.     Полковник, не переставая улыбаться, подошел к своим ребятам: «Когда наши со второй точки вернуться?». Те отвечают: «Вечером!». Но, к сожалении, господа американцы не в Америке. И давать такой прогноз в России-матушке дело неблагодарное. Пунктуальность! Это что за штука такая? В это время на базу въезжает наш «Козлик». С него выпрыгивают офицеры НАТО, второй группы. Тоже чумазые. Видно и у них саперы поторопились на обед. Две группы объединились. Улыбаются. Счастливые. ЖИВЫЕ. Полковнику первой группы дают в руки спутниковую связь. Тот, за считанные минуты, связывается со своим штабом и докладывает о ходе завершения успешной операции. Любопытству наших офицеров нет предела, - что за хрень у америкоса в руках? Наш молоденький связист, который свободно читает на английском языке зарубежную фантастику, слышит весь разговор полковника. Затем поворачивается к нашим офицерам и произносит: «Мужики! Он с Вашингтоном говорит!». «По этой «бздюльке»? Как это?». «Не переживайте!», - продолжает молодой офицер. «Вечером у нас банька! Нальем ему полстакана нашей водки, он и расколется». Вот и весь анекдот. Спросите меня: «А при чем тут альпинизм и связь в горах? А при том? «В каждой шутке, есть доля правды!» Чтобы начать разговор о наших переносных радиостанциях, нужно понять сначала «наше» время. А начиналось оно именно с рации Р-142НЭ, которая базировалась на основе автомобиля «ГАЗ 66».  


Первая моя портативная
носимая радиостанция
Карат М
    Войдем с ушами в нашу суровую действительность начала 80-ых годов. Прийдя на работу в Приморскую КСС, я вплотную столкнулся со спецификой этой конторы. Вернее с работой со складом спасательного фонда и, естественно, с огромным сейфом Начальника КСС края, Коли Рязанова. И что же лежало в сейфе? О! Рации «Карат М». Они! Родимые! Обратимся к справочнику: «Карат(-М)». Переносная КВ радиостанция, применяемая для радиотелефонной связи в сельском хозяйстве. Дальность связи: 80-100 км. Питание радиостанции осуществляется от блока батарей, состоящей из восьми элементов типа R20, соединенных последовательно. В радиостанции Карат-М, в отличие от радиостанции Карат, каскады приемника, за исключением выходного каскада УНЧ, выполнены на микросхемах. Переключение радиостанции с приема на передачу производится переключателем, расположенным на манипуляторе. ОСНОВНЫЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ: Модель Карат-М (61РТ-0.5-2-ОМ) диапазон частот 1.6-2.85 MHz число фиксированных частот выходная пиковая мощность передатчика 0.5 Вт приемник - чувствительность не хуже 3 мкВ КНИ - не более 7 % номинальная выходная мощность - не менее 100 МВт потребляемая мощность прием: 0.55 Вт передача: 2.5 Вт. Радиостанция «Карат» состоит из приемопередатчика, манипулятора и блока питания. Корпус имеет съемную заднюю крышку. На корпусе расположены органы управления: выключатель питания («Вкл»), ручка настройки антенны («Настройка»), ручка регулятора усиления («Громкость»), ручка подстройки частоты («Тембр»), кнопка тона («Тон»). В верхней части корпуса гнездо «Ан» для подключения антенны, а на боковых поверхностях гнездо «П» для подключения противовеса и разъем для подключения манипулятора к приемопередатчику. 


Парка радиостанций Карат М.
 В манипуляторе смонтирован динамик, который при передаче работает как микрофон. Корпус манипулятора из ударопрочного полистирола. На нем расположены: тангента микропереключателя для включения радиостанции на передачу, гнездо «П» и гнездо «Г2» — «Земля». При замера чувствительности приемника к этим гнездам подключается милливольтметр. Подготовку радиостанции к работе проводить за несколько минут до сеанса связи в следующем порядке: расстегнуть крышку сумки и извлечь манипулятор соединить отдельные колена антенны и вставить ее в гнездо, ввинчивая по часовой стрелке до легкого упора перевести выключатель питания в положение «Вкл» произвести настройку антенной цепи: нажать кнопку «Тон», ручку «Настройка» повернуть по часовой стрелке до упора, затем, вращая эту же ручку против часовой стрелки до загорания неоповой лампочки, произвести настройку но максимальной яркости свечения. При удалении корреспондента на расстояние до 30 км следует развернуть антенное устройство: вставить антенну в антенное гнездо аналогично штыревой подсоединить противовес к корпусу станции в гнездо «П» подвесить второй конец антенны на высоту около 8 м направить противовес в сторону корреспондента на высоте 0,5—1,0 м от земли и далее следовать вышеизложенным правилам включения и настройки антенны. Настройка Карат М: питание радиостанции «Карат» осуществляется от 8 элементов типа «373», соединенных последовательной помещенных в блок питания. В стационарном варианте — от любого источника постоянного тока напряжением 12 в. Радиостанция предназначена для длительной эксплуатации в полевых условиях и может обслуживаться неквалифицированным персоналом. Следует помнить, что срок службы элементов ограничен и поэтому блок питания включать только на период работы станции. Суммарное время прерывистой работы станции от одного комплекта элементов «373» при соотношении времени прием-передача 3:1 не менее 30 час. При этом непрерывное время передачи должно быть не более 15 мин.     Радиостанция сохраняет работоспособность в следующих условиях: при температуре 10—50° после воздействия температур 40—60° при относительной влажности воздуха 80% и температуре 20°. Вес комплекта станции не более 3,6 кг. Максимальные размеры сумки: 295��x105 мм. Характерные неисправности и методы их устранения в условиях высокогорных походов и восхождений: радиостанция не работает ни на прием, ни на передачу. (Блок питания батареями, не соблюдена полярность, разряжены батареи, неправильно подключены наконечники шланга питания к клеммам блока питания.) Зачистить контактирующие поверхности, проверить правильность подключения батарей, разряженные батареи сменить, проверить полярность проводов шланга питания шумы в динамике есть, но станция не работает ни на прием, ни на передачу. (Нарушение антенной системы). Проверить антенную систему передатчик станции работает, но не горит индикаторная лампа. (Батареи разряжены ниже 10,5 в.) Заменить батареи, укоротить антенну (максимум 12 м) или произвести ее настройку по максимуму шума на приеме при нажатии кнопки «Тон» станция работает на передачу, а при нажатии кнопки на манипуляторе не работает. (Обрыв провода в шнуре манипулятора.) В походных условиях ремонт невозможен сильное искажение речи корреспондента. (Частоты радиостанций, между которыми ведется связь, не совпадают.) Ручками «Тембр» обеих станций добиться хорошей разборчивости принимаемой речи команды на манипулирование ручками подает тот корреспондент, который лучше слышит напарника. 


В первом ряду на первомайском туристском слете Марков В Пясецкий А и Белякевич О. Начало 80-ых годов.

Туристская команда завода Изумруд перед стартом. Бородач Андрей Канашкин спокоен как танк на стоянке. 80-ые годы.

    И для чего же нам были нужны эти переносные радиостанции? Конечно для работы. Они использовались при обеспечении безопасности на туристических слетах. Так как штатных работников было всего трое, а раций было аж пять, КСС создала общественные спасательные отряды во всех больших городах Приморского края. Костяк был сформирован из рядов опытных туристов. Как вспомню подразделение во Владивостоке Вовки Сивакова. Чистой воды – водники. Старые времена. Старые раны. Память добрая. Интересная семья туристов спасателей была и у Владивостокского клуба спелеологов. Всегда впереди Андрюха Яценко (Яцик). Альпинисты были всегда отщепенцы. Выезжали только на серьезные дела. Типа, когда искали в окрестностях горы Пидан военный вертолет, который потерпел крушение в этом месте. Нашли и после этого все его узлы стаскивали на гору в открытое место. А так как альпинисты и спелеологи тесно переплелись в своей жизни, то можно ли было их вообще разделять на группы.  


Наша машина УАЗ всегда
готова к выезду.

Штатные и общественные члены
КСС в едином строю.

Столик и паки Личное дело главная
атрибутика при проведение
безопасности на слете

    Общественникам перепадало снаряжение со спасфондов. Рации им выдавали только на мероприятия, под чутким надзором самого Коли Рязанова. Коля приезжал на соревнования заранее. Проходил по всей дистанции полосу препятствий вместе со старшими представителями общественного ПСС. Отмечали самые слабые места по безопасности и ставили туда людей с радиостанциями. Те, в свою очередь, весь день соревнований отслеживали порядок прохождения соревнующихся туристских групп. Мероприятие начиналось только после того, когда все подразделения обеспечения были в полной готовности. Врач и машина КСС, медицинский УАЗ в полной боевой готовности. Бензина в баке под «жвак». Водитель автомашины УАЗ, Леха Кузнецов, совершенно трезв. Все пучком. 


Первый профессиональный отряд спасателей в Приморье на семинаре по психологии

Первая работа. Из перекореженной кабины автомобиля пытаемся вытащить водителя

Вытащили - ЖИВ. И это правильно

    Группам дан старт. Все, в порядке живой очереди, ломятся по тайге, сметая на своем пути любую преграду. Бегут к своей заветной цели, - пройти всю дистанцию без штрафов и всех вздрючить. У спасателей, в местах их контрольного пункта на дистанции, горел небольшой костер и стоял маленький котелочек чая на 12 литров. Трещали рации, щелкали тумблеры. Неслась знакомая речь Марконий: «База, я 4-ый. Нахожусь на этапе «Переправа». Прошла команда «Политех». Порядковый номер прохождения команды, шестой. Как поняли меня? Прием». На базе обычно гасился Коля Рязанов, он брал в руки микрофон и серьезно, как всегда немного бубнил в нос: «Слышу тебя хорошо. Смотри там за командами внимательней. Сейчас выпустят молодых». Рядом был доктор и водитель Леха Кузнецов, совершенно трезвый. Штаб КСС находился недалеко от общего руководства Слетом. Тут хороводил Николай Смирнов. Первый наш Мастер спорта по водному туризму в Приморском Крае. Говорят, что мастера он сделал на очень сложной, по тем временам, речушке в Хабаровском крае, Акишма. Злые языки, завидовали, Коле. На самом же деле руководство слетом проходило под четким контролем «Папы» - Николаем Васильевичем Дульцевым. Еще бы! Он представлял на слете нашу Партию. Шутки в сторону. А так как слет был приурочен ко Дню Победы – 9-му маю, то и шутить было некогда. Все были на полосе препятствий.     Совет по Туризму и Экскурсиям, которым руководил Папа Дульцев, не жалел средств на подарки за призовые места. Покупал на тот момент самые передовые образцы брезентовых палаток.

    Так вот, все проходит гладко, мирно. И, вдруг, с одного из КП на этапе передают по радиосвязи: «Прошла команда 10, к этапу подошла команда 12». У Коли гримаса на лице и вопрос к общественнику-спасателю КСО: «А где в настоящий момент находится 11-ая команда?». «Не имею понятия!». «Как не имеете?». Начинается «шухер» по этапам. Выясняют последнюю точку, где видели эту злосчастную команду. Сразу, параллельно, пробивают опыт команды и через короткий промежуток времени следует резюме. Кратко: «…, …, сволочи ушли из района соревнований». Главный вопрос: «Куда убежали?». Лехин УАЗ заводится, правда не с первого раза. Леху бендекс уже окончательно достал. Врач волнуется. Там ведь дети. Выезжают на поиски в полном составе. То есть: Коля, врач, водитель и свободный спасатель. 


ПСС на соревнованиях главные и это Закон.

Скальный массив Екатериновка. Наша Катька

 Ездят по всем проселочным дорогам. Система поиска отработана до мелочей, техника у потерявшихся одна - побегают по лесу, выйдут на дорогу и будут идти по дороге. Что, в конечном счете, и происходит. Все виновные вместе с руководителем смотрят на серьезное лицо Коли Рязанова. Тот читает им краткое наставление, как себя вести правильно в такой ситуации. Всех привозят на территорию соревнований. Коля скромно рапортует высшему начальству: «Все нормально, травм нет, просто неопытные, просто зеленые. Наказывать не будем». Партия успокаивается. Коля приступает к завершению мероприятия. Свернуты посты общественников КСО. Сданы рации.    Коля четко проверяет сумки, где они находятся. Пересчитывает звенья у антенн. Все едут по домам, а Коля едет к себе, в до боли родной кабинет. Там стоит огромный сейф. Достает золотой ключище от сейфа, как у Буратино. Открывает сейф. Проверяет зрительно, все ли на месте? Прячет туда рации. У него в руках специальная круглая печатка из латуни. Пластилин на стенки сейфа. Он закрывает сейф и опечатывает его печатью. И так каждый день. Особое предписание по хранению переносных радиостанций «Карат М». И никуда нам не деться от этого.

    Годы идут. Наступает перестройка. Происходит смена в рядах КСС. Коля уходит в бизнес и организовывает свое предприятие, кооператив  «Восточные приключения». Я становлюсь на его место. Он сдает мне свои печати. Думаете, я делал как Коля? Время уже было не то. Рации пришли давно в негодность. Сто раз отремонтированные. Сгрузил я весь этот хлам на машину и увез в склад КСС. Там их оставил в углу. До хороших времен. Пользоваться ими, при работе в тайге, было уже невозможно. Времена пошли смутные. Порядок поддерживался двумя режимами: который был, уже доживал свои последние дни, а который пришел ему на смену, не понимал еще, как править. Новых радиостанций я не ждал, как манну небесную. Работали, как могли, и весь сказ. Как вы понимаете, тема по радиостанциям еще не закончена. Было много работы с радиостанциями в альпинистских лагерях. Разновидностей радиостанций было достаточно, чтобы написать по ним еще одну часть своего рассказа. Самое интересное еще впереди! А если присмотреться и сзади тоже ничего.

    До встречи.


Написание отзыва требует предварительной регистрации в Клубе Mountain.RU
Для зарегистрированных пользователей

Логин (ID):
Пароль:

Если Вы забыли пароль, то в следующей форме введите адрес электронной почты, который Вы указывали при регистрации в Клубе Mountain.RU, и на Ваш E-mail будет выслано письмо с паролем.

E-mail:

Если у Вас по-прежнему проблемы со входом в Клуб Mountain.RU, пожалуйста, напишите нам.
Для новых пользователей

Логин (ID):
Имя:
Фамилия:
Пароль:
Ещё раз пароль:
E-mail:

Все поля обязательны для заполнения!

Дополнительную информацию о себе Вы можете добавить на странице клуба в разделе Моя запись

Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.00
Сортировать по: дате рейтингу

Отзыв

Очень нужная и полезная информация. Читаю первый раз. Буду знакомится постоянно.
 
Скучно

На сей раз скучновато Интересно, наверное, ветеранам туризма Дальнего востока. Не обчественная статья.
 
Скучно

На сей раз скучновато Интересно, наверное, ветеранам туризма Дальнего востока. Не обчественная статья.
 
Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100