Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: П.П. Захаров, г. Москва

Несколько рассуждений советского альпиниста о стиле восхождений - "соло"

Предмет, о котором пойдет разговор, лет 15 тому назад вообще не подвергался обсуждению, более того, он был просто запрещен и само понятие "соло"- восхождения подвергалось жесточайшей критике и гонению. Хотя и в те времена были свои подпольщики.

Но так сложно сложена жизнь, что порой приходиться разводить руками непоследовательности событий этой самой жизни. Ветры перестройки в стране, которые полностью сдули отлаженную систему профсоюзного альпинизма (т.н. лагерного альпинизма, учебного альпинизма), очень быстро внесли в остатки альпинизма многое новое и в первую очередь, пожалуй - свободу в выборе того, чем хочет и чем может заниматься человек в альпинизме.

Вершины, на которые
были совершены соло-восхождения


Шхара (5068 м), Александр Шейнов, 1988 г.

Матерхорн (4478 м.), Вальтер Бонатти, 1965 г.


Лхоцзе (8510 м), Т. Чессен, 1990 г. (???)


Кантега (6799 м), Валерий Бабанов, 2000 г..

Именно так произошло с направлением "соло" восхождений. Сейчас, по сути дела, никому нет дела, как ты ходишь в горах - в составе своей, давно "схоженной" группы или, каждый раз из базового лагеря твоя фигура в одиночку уходит к горе.

Конечно, нам, представителям старшего (уже!) альпинистского поколения, рассуждать на столь животрепещущую тему не очень-то с руки. Мало кто из нас в годы своего спортивного расцвета пробовал, что это такое "соло"- восхождение. Но тем не менее, общий опыт и те знания, которые накопились за многие десятилетия отработанные в горах, дают некоторую смелость поговорить и об этом явлении.

Кто идет в горы в одиночку?

Сразу определимся - ни о каких-то экстремальных одиночках, типа Кассина, ушедшего на п.Коммунизма и пропавшего не знамо где при этом ни о фанатичном довоенном Зельгейме, который прямо говорил, что не ждет своего возвращения с любого очередного восхождения - разговора не будет, ибо у этих людей все-таки что-то было не так в главном.

Похоже, что в стиле "соло" задерживаются (или приходят в него) люди с серьезными индивидуалистическими чертами характера. Вместе с этим, эти люди должны (обязаны!) быть весьма сильны духом. Ведь порой им приходиться многие часы (а то и сутки) висеть в гордом одиночестве над бездной, где и поговорить-то не с кем, разве, что с постоянным напарником - "гри-гри" (шутка!). При этом требуется постоянство в контроле, за самым мельчайшим собственным действом, направленном на обеспечение собственной безопасности, а по сути дела - сохранения своей жизни. Случись с "солистом" не то, что серьезное, но остановившее его движение на какое-то время, что делать одному? - не говоря уже о НС. Значит, должно быть, понимание меры ответственности за столь необычное направление в своей жизни. Значит, необходимо себя приготовить к этому. Значит, обязательно понимание во имя чего затевается столь рискованное дело.

Корона 1-башня (4810м), Александр Ручкин, 1999 г.


СвободнаКорея (4740 м),
Г. Барбер, 1976 г.


Эверест (8848м), Рейнхольд Месснер, 1980 г.


Замок, Крым, Юрий Лишаёв (Фантик).

Итак - во имя чего?

Не являясь специалистом в области психологии, могу твердо сказать, что ответ на этот вопрос, лежит в очередной диссертационной работе и ждет своего автора. Тем не менее - цели есть, есть направление для их реализации, есть то, что называется психологической устойчивостью личности. Значит - личность!? Да и, прежде всего - личность. Середнячку здесь делать нечего, да и результата он никогда не добьется соответствующего. Но все- таки - во имя чего? Однозначного ответа и тем более ответа лежащего на виду нет, и не может быть. В первую очередь этот должен быть человек твердо уверенный в своем избрании. Он знает ради чего идет на постоянный риск. Рекорды? - может быть, но не только. Известность? - да. Утверждение чего-то такого, чего у нас смертных нет и в помине? - обязательно. Здесь сильная личность, пожалуй, ищет сильных приложений своего характера, ищет сильных эмоциональных воплощений и главное - ищет далеко не рядовой путь для своего самовыражения. Для чего? Опыт сильнейших и ведущих "соло"- альпинистов мира показывает, что все они достаточно быстро выбирают этот стиль горовосхождений для профессионального приложения своих возможностей, и может быть обуздания (удовлетворения?) спрятанных в глубине души страстей. Скорее всего, именно профессиональная деятельность подводит черту под вопросом - во имя чего? Любительство, как правило, в таком архи-сложном деле долго жить не может. В прямом и переносном смысле этого понятия. Опыт лучших и сильнейших к сожалению подтверждает и этот вывод. Профессионализм высокой марки постоянно требует открытия новых граней. Одна из таких граней у альпинистского профессионала, конечно "соло"-восхождения. После этого - имя, затем успех, накопление авторитета и популярность (а значит и высокие материальные стимулы) среди будущих клиентов.

Не стоит обольщаться - путь к вершинам стиля "соло" тяжел и опасен. Альпинистский мир, в свое время сразу принял все то, что создавалось Рейнхольдом Месснером. Этот мир, внимательно и, с уважением следит за его последователями, которые, применяя принципы Месснера, развивают их и применительно к своим возможностям улучшают, добиваясь превосходных результатов. И в этом случае венцом мастерства остается "соло" - альпинизм. Заметьте - последователями, а не учениками. Мы об этом еще поговорим. Особенно долго самыми выдающимися достижениями будут считаться "соло" на вершины превышающие 7 и 8 тыс. метров. Все, что в этом направлении сделано тем же самым Р.Месснером, на долгие годы останется непревзойденным эталоном.

Подражение, обучение, свой путь!?


Дхаулагири
(8167 м), Томас Хумар, 1999 г.

Вспоминается один вечерний разговор, состоявшийся давно-давно на КСС Судака. Мы пили прекрасное Крымское шампанское, ели чудесный виноград, слушали тихий шелест волн и обсуждали пожалуй самую трудную проблему отечественного альпинизма (тех лет) - проблему восходителей исповедующих стиль "соло". Главным "разговорщиком" был, конечно, знаменитый "Фантик" - Юра Лишаев. К этому времени Лишаев был автором столь серьезных крымских "соло"-восхождений, что лично я, где-то по хорошему завидовал ему и задавался вопросом - "Ну, как же это ему удается?". Юре искренне хотелось узнать отношение к обозначенной проблеме, человека представлявшего "правильный альпинизм", к тому же по его словам - "обремененного опытом многих десятилетий работы начальником учебной части "Узункола". Его серьезно волновали запретительные меры. Он просто не понимал, почему стиль восхождения, присущий его внутреннему миру, вдруг кем-то со стороны запрещается. Ему очень хотелось узнать (даже гипотетически) - будет-ли такое время, когда запреты все-таки рухнут и все, кто захочет попробовать силы в столь необычном, не умещающемся в рамках общепринятого альпинизме, не будет изгоем тогоже альпинистского общества.

Надо прямо сказать - Юрий Лишаев долгие годы был именно таким изгоем. Его боялись брать в команду, а вдруг наверху не так поймут, что-то тогда будет:Ему хотелось узнать, если произойдет так, что он вдруг приедет в наш "Узункол" и попросится в альпинизм обычный, его возьмут? Постановка вопроса была чрезвычайно необычна. То, что Ю.Лишаев твердый в своих целях индивидуалист - вне всякого сомнения. Альпинизм же обычный (наш, советский) - коллективистское "от" и "до" явление. Но зная,что Юра является сильной личностью, то и ответ был безо всяких экивоков - да можешь, но переборов себя. И в чем-то, наступив на собственное "я". И что на первых порах не лезть вперед, показывая это самое "я" - смотри и учись новому для тебя делу. Ответ удовлетворил Юрия. "Думаю, что и я смогу чем-то быть полезным своим новым товарищам" - произнес он.

Гестола (4860 м),
А. Шульц, 1903 г. первовосхождение.

Как-то быстро пришло понимание, что мы находим общие точки соприкосновения. Меня же интересовал профессиональный вопрос - есть у Лишаева ученики, как он их собирает, как учит, чему учит. - "Нет, учеников у меня нет. Подражатели есть, но они сами по себе. Спросят о чем-то - отвечу". Подумав, дополнил - "Учеников в "соло" не может и не должно быть. В "соло"- восхождениях подражание не допустимо. Со стороны не должно быть советчиков и подсказчиков. А тренер, учитель, наставник - он без советов и подсказок не мыслим. Значит будет создаваться не личностное отношение к такому серьезному делу, а копирование мнения тренера, наставника, учителя..."

Согласитесь - трудно не согласится с таким мнением.

"Это дело настолько индивидуально, что, только проговорив сам с собой не один вечер, ты можешь принять решение или отказаться от его принятия. Ты должен решить все сам и за себя" - так он закончил наш затянувшийся допоздна разговор. (выделено автором).

Вместо вопроса - небольшое отступление.

Уважаемый читатель, на какой бы ступени альпинистского мастерства вы не находились, не лукавя, дайте ответ - вам, никогда не хотелось испробовать подобных эмоций?


Пти-Дрю, Альпы
Jean-Christophe Lafaille,
февраль 2001г.
первопрохождение,
маршрут A5.

Про себя отвечу - да, хотелось. Помнится, как однажды в одиночку я пошел на Узункольскую вершину Чат-баши. Зачем? - чтобы переночевав около тура и встретив первые лучи восходящего солнца, успеть сделать один единственный снимок в сторону Эльбруса. Рано утром там бывает (не каждый день!) удивительное явление, когда восходящее солнце, как бы садится на плечо Кюкюртлю и брызжет во все стороны первыми лучами. Только на спуске пришло осознание того, что со мной могло бы быть, если случилось бы непоправимое - просто случайный камень или вывернутая лодыжка... Были "в тихую" и другие уходы в горы - то спуски на лыжах по каким-то кулуарам, то с Гвандры, то с перевала Буревестник, что между Фильтром и Замком. Но все это было ради одноразового удовольствия и не являлось чем-то большим и серьезным. Да и пощекотать себе нервы - ну как-же, ведь сам начуч - нарушитель всех Правил.

Но как это мало похоже на то, что называется "соло"-восхождение. Вот однажды пришлось идти по стене Кирпича с французом Оливье Пинаром в двойке, но без связывающей веревки. Если честно говорить, то Оливье дважды организовал связку, а так мы шли сами по себе. Это был его стиль. Он был наш гость, к тому-же шеф-гидов Шамони. У него было хобби - в любом горном районе пройти "премьеру" с хозяином района. Я был хозяин района и у меня когда-то было первопрохождение по стене Кирпича через "бутылку". Честно говоря ни до ни после переживать таких эмоций и волнений мне никогда и ни в какой ситуации не приходилось. Очень быстро я понял - нельзя смотреть вниз! Но не в этом дело - впервые соприкоснувшись с абсолютно свободным лазанием по крутым скалам, имея под ногами все увеличивающуюся глубину, не ощущая столь привычной связочной веревки - скажу вам, здесь не до шуток. Если нет внутреннего позыва, если нет твердого убеждения, что это дело - твое! - не зачем пробовать и искушать судьбу. Вот что является главным.

Как быть, если вдруг, что-то случилось...

Даже когда альпинисты идут в двойке на самое сложное восхождение, у них в запасе сильный психологический фактор - "напарник всегда мне поможет, если со мной вдруг..." Следующий сильный фактор - связывающая их веревка. Веревка уходящая от тебя к напарнику всегда вселяет уверенность, всегда напоминает о том, что ты не один, даже, если долгими часами не видишь партнера. Безопасность в "соло" главный и даже - главнейший вопрос. Если в обычном альпинизме необходимо соблюдение определенной последовательности, то здесь как нигде в альпинизме требуется соблюдение принципа - ни в коем случае не перегибать палку!

Здесь человек (по собственной воле) полностью предоставлен сам себе и сам должен беспокоиться о собственной безопасности - никто ему не поможет.

Можно спросить, а спасатели!? Вот в этом сочетании знаков - восклицания и вопроса кроется проблема. Вспомните, что даже в благополучные времена профсоюзного альпинизма, наша спасательная служба далеко не каждый раз оказывалась на высоте. Ну, а сейчас, когда и той службы нет, что остается "солисту"? Только постоянное и предельно трезвое понимание того, что все находится в твоих руках. А если так, то все, что делаешь, должно делаться с расчетом на многократный запас прочности и надежности, работать так, чтобы в исключительной ситуации никакая неожиданность не подвела тебя. Что это может значить? Только одно - если, к примеру, идешь по навесам, где велика опасность срыва, в результате которого тебя обязательно отбросит от скал и может быть так далеко, что к ним уже не дотянуться - значит ты должен знать, как не сорваться до такой меры и как ты сам сможешь выбраться из этого пикового положения. Значит запас прочности должен быть таким, что любая ситуация не должна вырываться из твоих рук и не выходить за пределы твоих возможностей.

Альпинисты, совершающие "соло"- восхождения, об этой проблеме говорят интересные вещи - мол, сам стиль восхождений, как бы защищает восходителя от случайностей. Ведь начинающему просто не придет в голову лезть в одиночку попросту по "сумасшедшей" стене, да без веревки и прочее и прочее. Значит природа (внешний вид стены) оберегает человека: она не подпустит его к тому, к чему он еще не готов, к тому, чего не выдержит его психика.

Неожиданный поворот, неожиданный вывод, неожиданное мнение, которое явно содержит в себе зерно рациональности.

Вопрос очередной и может быть последний.

Когда и в чем будет конец изысканиям в горовосхождениях? Будущим поколениям альпинистов не достанется непройденных стен (новые-то горы растут очень медленно), изыски в технике вряд-ли будут столь стремительны, как в последние 20-30 лет. Наверное главенствующим, будет принцип - не стоять на месте. Человек, однажды занявшийся каким-то делом (а особенно - любимым), не успокоится до тех пор, пока его не перестанут носить ноги и, голова не перестанет изобретать, стараяс перешагнуть за линию горизонта. Но линия горизонта, лишь условная линия. Вот и человек двигаясь, все время к этой линии, никак не может ее достичь (догнать). Он будет изобретать новые способы, как себя пододвинуть поближе к этой черте, а там, глядишь, чем черт не шутит, ухвачу-ка ее руками, но:

Так и у альпинистов. Давайте вспомним основоположника прохождения Кавказских проблемных стен (тогда не было слова "экстрем") - Льва Мышляева. Даже он, совершив ряд выдающихся восхождений на Кавказе, уже примерялся к южной стене пика Коммунизма (хотя "проблемных" стен было еще более, чем в достатке).

Со временем наверное будут меняться скорости прохождения маршрутов, появятся новые стили, улучшаться меры безопасности, изменяться тактико-технические нормы (в т.ч. и по набору и количеству снаряжения). Скорее всего могут даже меняться представления о собственно понятии - альпинизм. Изменится психология, как самих восходителей, так и лиц со стороны. Измениться еще что-нибудь, но остановки не будет, ибо всегда найдуться люди которым интересно знать, "а что там находится наверху" или, "за линией горизонта!?" Обязательно будут люди, которым всегда будет интересно ходить в горы с определенной компанией таких-же любознательных и одержимых вечным поиском людей.

Нет, остановки не будет... Люди всегда придумывают для себя очередные сложности...

P.S. Прочтение статей ведущих альпинистов России, проповедующих стиль "соло" восхождений, к сожалению не дает ответа - "как и что делается у них во время этих сложных восхождений". Много рассуждений о том, как им тяжело "воевать" с тяжелым баулом и о "разговорах с милягой гри-гри", но советов о собственно многотрудном деле, тонкости профессии "соло"- альпиниста, предостережений молодым, рассуждений о путях совершенствования и много другого из чего складывается не только мнение о самом "солисте", но в первую очередь о его желании поделиться практикой - этого нет.

Конечно путевые заметки нужны, нужны эмоции и впечатления, но равно также нужно все то, о чем сказано чуть выше. Особенно сейчас, когда нет стройной системы альплагерей с наработанными методиками работы и обучения, когда ушли в прошлое альпинистские конференции и специализированные сборы по технике безопасности и многое другое, что в свое время не так часто как хотелось бы, но позволяло иметь эпизодическую трибуну обмена опытом.

Появление журналов с альпинистской тематикой - это дань сегодняшнему дню нового Российского альпинизма. И так получается, что постоянная и надежная трибуна в виде журнала никоим образом не используется для учебно-методической работы и обмена опытом. Жаль, что сами спортсмены, равно, как и редакторы журналов не задумываются об этом, ибо именно публикации на такие темы не только придадут вес печатному органу, а в первую очередь могут серьезно помочь расширению круга читателей, повышению рейтинга журнала и в конце концов - повышения его тиражности, а главное - начнут работать на самую главную составляющую альпинизма - безопасность.


Написание отзыва требует предварительной регистрации в Клубе Mountain.RU
Для зарегистрированных пользователей

Логин (ID):
Пароль:

Если Вы забыли пароль, то в следующей форме введите адрес электронной почты, который Вы указывали при регистрации в Клубе Mountain.RU, и на Ваш E-mail будет выслано письмо с паролем.

E-mail:

Если у Вас по-прежнему проблемы со входом в Клуб Mountain.RU, пожалуйста, напишите нам.
Для новых пользователей

Логин (ID):
Имя:
Фамилия:
Пароль:
Ещё раз пароль:
E-mail:

Все поля обязательны для заполнения!

Дополнительную информацию о себе Вы можете добавить на странице клуба в разделе Моя запись

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100