Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU


Всего отзывов: 1 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00


Автор: Павел Павлович Захаров, Москва

Школа военного альпинизма и горнолыжного дела
Закавказского фронта (1942-1945)

Грузия. Поселок Бакуриани. Гора Кохта. 2155 м.

Так складывалась ситуация на полях военных сражений Великой Отечественной войны, что германские генералы летом 1942 года уже планировали захват Тбилиси, Сухуми и Батуми. В этих планах особое место занимали горнострелковые части вермахта, которым предстояло стремительно занять перевалы Главного Кавказского хребта, открыв, таким образом, путь к Черноморскому побережью Кавказа.

К этому моменту в боевом расписании воинских подразделений Красной Армии числилось менее 20 горнострелковых и 4 горнокавалерийские дивизий. От обычных стрелковых дивизий их отличало лишь наличие вьючного транспорта – лошадей и ослов. Личный состав не имел горной подготовки. Дивизии не располагали ни специальным снаряжением, ни обмундированием, ни особым рационом питания, чем уже к 1939 году могли похвастаться аналогичные подразделения немецкой и итальянской армий. К началу войны на Кавказе специальное снаряжение советского горного стрелка в основном состояло из летнего комплекта табельной формы, ботинок с обмотками и панамы для защиты от солнца.

К этому следует сделать некоторое уточнение – понятие «горнострелковое» и тем более – «горнокавалерийское» воинское подразделение носило скорее условное, чем конкретное значение. Более того, командование Красной Армии считало маловероятным их применение в боевых операциях в высокогорных районах Кавказа.

«Боевым кредо» руководства Управления горной, лыжной и физической подготовки Рабоче-Крестьянской-Красной Армии в предвоенные годы являлось следующее отношение к войне в горах – «…нам на Эльбрусах не воевать…». Вместе с этим предполагалось в случае «крайней необходимости», использовать формирования уроженцев горных районов Кавказа и Средней Азии. Но ведь и этих формирований не существовало в наличии – их еще предстояло создать. По приказанию Сталина они числились «врагами народа» и предателями. Не смотря ни на что, Представитель Ставки Главнокомандующего Л.П. Берия сумел добиться отмены личного запрета Сталина на призыв в армию сванов, которым «вождь и отец всех народов» не доверял и считал ненадежными людьми. Боевые события показали, что многие из них стали надежными проводниками и разведчиками и сослужили добрую службу своей стране.
После начала Великой Отечественной войны инициативная группа членов Всесоюзной секции альпинизма (Б.Ф.Кудинов и др.) обратились в Генеральный штаб с предложением создать специальную альпинистскую группу для обучения горных частей. Такая группа была сформирована и, альпинисты были направлены в боевые части Закавказского и Северо-Кавказского фронтов, а также в Среднеазиатский военный округ в качестве инструкторов по горной подготовке.

Для удержания оставшихся и освобождения утраченных стратегических позиций на Главном Кавказском хребте и горных перевалах, Красной Армии были необходимы специально подготовленные войска. Но в тот момент на Кавказе находились части лишь одной, 9-й горнострелковой дивизии. Наряду с этой дивизией, всю тяжесть первого этапа битвы за Кавказ летом 1942 года приняли на себя спешно сформированные и наскоро обученные азам горной науки 12 Отдельных горно-стрелковых отрядов (ОГСО). Они были сформированы из курсантов военных училищ и запасных частей, дислоцированных в Закавказье.
Каждый отряд состоял из двух рот автоматчиков по 100 человек в каждой, одной пулеметно-минометной роты, взвода снайперов, саперного взвода, командования, штаба и различных служб (общая численность отряда достигала 350 человек). Каждый ОГСО имел в своем штате инструкторов горной подготовки.

Общая ситуация в регионе осложнялась еще позицией командования Северо-Кавказским фронтом (маршал С.М. Буденный), считавшего, что «…незачем эти мандариновые рощи защищать, надо уходить…». Лишь к концу осени 1941 года Генштаб РККА обратил внимание на это обстоятельство, да и то, после того, как немецкие войска захватили Крым и вышли к Ростову-на-Дону. Воинские части 46-й Армии (командующий в то время генерал-майор В.Сергацков), были сформированы из солдат, которые никогда в своей жизни не видели гор. Именно этой Армии предстояло оборонять перевалы ГКХ. Более того, ряд воинских частей проходивших срочную службу в предгорных районах ГКХ были отведены на равнину и заменены частями, которые в то время служили под Сталинградом. Когда же немцы должны были вот-вот войти в Баксанскую долину, то в качестве сдерживающей силы туда была направлена одна из «горнокавалейрийских» дивизий. Горные условия заставили конников спешиться, побросав своих четвероногих товарищей по несчастью и, отходить вверх в направлении Тырныауза, Верхнего Баксана – в сторону Азау. Затем личный состав этой дивизии при помощи альпинистов был выведен через перевал Донгуз-Орун в Сванетию и далее на равнины Грузии.
Сторонник активного развития горной подготовки войск для боевых действий в горах, Маршал Советского Союза И.С. Конев писал в своих послевоенных мемуарах: «В горах хорошо обученный, организованный батальон со средствами усиления во главе со смелыми и решительными командирами и офицерами может выполнить задачу, поставленную полку, а то и дивизии». И еще: «Горный стрелок, прошедший специальную подготовку и обученный ведению боевых действий в горах, стоит минимум пяти солдат-пехотинцев. Имеется в виду, его превосходство по физической готовности, по умению вести огонь, по ориентированию в оперативной обстановке, которая на горных склонах меняется молниеносно и, конечно - по испытаниям на выживаемость».
В своей программе отбора кандидатов в горнострелковые части американской армии, есть контрольный тест на «коэффициент интеллектуальности». В резюме этой программы говорится: «…что каждый рядовой горный стрелок может рассматриваться как потенциальный офицер».

Для исправления сложнейшей обстановки, в горнострелковые части Закавказского фронта, срочно были направлены группы опытных альпинистов-инструкторов, которые за полгода в авральном порядке, сумели наладить обучение советских бойцов основам техники передвижения по горному рельефу, ведению огневого боя горах, передвижению на лыжах. Среди направленных групп были такие мастера своего дела, как Александр Гусев, Евгений Белецкий, Юрий Губанов, Николай Хромов, Игорь Бадер, Владимир Молоканов, Борис Беркович, Алексей Угаров и многие другие.

Впоследствии, в своих воспоминаниях генерал армии И.В.Тюленев, командующий Закавказским фронтом, вспоминал: «Многие из нас считали, что осенью и, особенно зимой, перевалы Кавказского хребта сами по себе недоступны для противника…», а посему мол, все разговоры об их укреплении и создании линии обороны лишни – горы сами не пропустят врагов.
Конечно, даже после такой подготовки, наши воинские подразделения не могли тягаться с горными стрелками германской армии, имевших колоссальный опыт подобных боевых действий в альпийских горах, и горах Скандинавии. Но на первых порах должно было хватить и этого, чтобы притормозить стремительный натиск противника. Из боевого опыта известно, что солдаты, не имеющие достаточной подготовки к действиям в горах и не оснащенные специальным снаряжением, не могли правильно и безопасно расходовать энергию при передвижении по горному рельефу. Сталкиваясь с горными частями противника, такие части несли значительные потери и, к сожалению, не в прямом огневом столкновении. Попав в горы, они неправильно использовали или вовсе не могли применить то оружие, владеть которым учились на равнине. А в горах даже стрелять из винтовки, чтобы попасть в противника надо знать много особых особенностей прицеливания, с учетом того куда стреляешь – вверх или вниз по склону.
В военном лексиконе имеется определение – «не боевые потери». Это понятие в первую очередь относится к тем смертям и ранениям, которые происходили лишь из-за того, что солдаты и офицеры не зная и не умея, как правильно надо воевать в горах, становились жертвами снежных лавин, камнепадов и попадания в ледниковые трещины. Приведем лишь один пример «не боевых потерь» во время 1-й Мировой войны – так, на одном Австрийском фронте подобные потери только за один год составили более 50000 человек.
Но и этих мер было недостаточно. В адрес Генерального штаба РККА было направлено предложение о срочной мобилизации большого числа альпинистов и инструкторов альпинизма, даже тех, на кого распространялось бронирование от призыва в действующую армию и тех, кто воевал на фронтах ВОВ. Приняв предложение, Генштаб предпринял соответствующие меры и в распоряжение штаба Закавказского фронта незамедлительно отбыли первые 200 альпинистов.

В срочном порядке в боевые подразделения были направлены спортсмены-альпинисты и ведущие инструктора альпинизма, которые к этому времени проходили специальную подготовку в диверсионных группах организованных НКВД на базе спортивного общества «Динамо». На базе этих формирований, состоявших из ведущих и высококвалифицированных спортсменов страны, бойцов интернациональных бригад и специалистов проведения диверсий в тылу врага, вскоре был сформирован ОМСБОН – «Отдельный мотострелковый батальон особого назначения». Среди добровольцев пришедших на столичный стадион «Динамо» (там проходила запись) были спартаковские легкоатлеты братья Серафим и Георгий Знаменские, боксеры Н.Королев и В.Огуренков, штангисты В.Крылов и Н.Шатров. Практически все ведущие альпинисты и инструктора альпинизма встали в строй этого батальона. Занятия по боевым дисциплинам для добровольцев ОМСБОНа проводились на спортбазе в Мытищах. В боевых действиях по защите Москвы в 1941 году на фронт отправился весь штатный состав ОМСБОНА.
Понятие «отправились на фронт», для того времени, было довольно условным. Кого-то забрасывали в тыл вражеских частей или много дальше. Кто-то воевал на передовой линии обороны Москвы. А, к примеру, отец автора этих записок – Захаров Павел Филиппович, садясь, на Пятницкой улице (где жили его родители) на трамвай третьего маршрута, доезжал до его конца, а потом, полчаса добирался пешком до передовой, где дислоцировалась его часть.
Успех фашистской наступательной операции на юге страны вызвал резкое недовольство Верховного Главнокомандующего советскими войсками, по приказу которого на фронт была направлена большая группа генералов и офицеров во главе с представителем ставки Л.П.Берией. Для налаживания горной подготовки в частях Закавказского фронта, вслед за ними вылетели лучшие альпинисты Отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД СССР: Е.Абалаков, Е.Белецкий, Б.Кудинов, М.Ануфриков, П.Родионов, З.Гуревич и другие.
При личном участии Л.П. Берии была создана оперативная группа фронта по обороне перевалов ГКХ. Этой группой командовал генерал Г.Петров. 46-я армия была срочно усилена частями НКВД, а ее командующим, вместо В.Сергацкова, был назначен генерал К.Леселидзе. Вместе с полками НКВД на оборону перевалов были направлены сводные батальоны 1-го и 2-го Тбилисских и Сухумского пехотных училищ и отряды моряков-черноморцев.

В начале боевых действий на Кавказе, находившаяся в поселке Бакуриани Боржомского района Грузинской ССР спортивная база ДСО «Динамо», была перепрофилирована в горнолыжную базу для подготовки частей Закавказского фронта. Затем, в целях организации плановой горной подготовки воинских частей, Бакурианская база была преобразована в «Школу военного альпинизма и горнолыжного дела» (ШВАГЛД). . 28 сентября 1942 г. приказом генерала И. Н. Биязи (Управление формирований Закавказского фронта) был подписан приказ о формировании Школы. Основными задачами Школы являлась горная подготовка воинских подразделений, инструкторов для Отдельных горно-стрелковых отрядов (ОГСО), горных проводников и других горных специалистов.
По эскизам сделанным альпинистами, на фабриках Тбилиси в срочном порядке шили специальную форму для курсантов школы. Офицеры получили куртки напоминавшие так называемые «канадки» - пошитые из качественного плотного сукна, сочного зеленого цвета, с застежками на пуговицах (в потай) по всей длине, вязаный вороник типа «шальки». Брюки (типа «гольф») были пошиты так, чтобы в них было удобно лазать по скалам и спускаться на лыжах. Головным убором зимой являлась шапка-ушанка, пошитая по образцу финских военных ушанок или простая солдатская шапка-ушанка. Обувь – это были удивительной формы американские ботинки с квадратным носом (под горнолыжные крепления) на толстой подошве. Они сразу же получили ироничное название – «студебеккеры». Ботинки были получены от американской стороны по «ленд-лизу». Форма личного состава Школы резко отличалась от обычной солдатской формы и учитывала все те условия, в которых она должна была эксплуатироваться.
Когда на боевые рубежи стали прибывать альпинисты, одетые в новую форму, да к тому же умевшие делать в горах многое такое, чего простые солдаты не умели, то авторитет горных подразделений начал расти, что называется на глазах. А после того, как немецкие егеря прочувствовали ударную силу новых подразделений и их альпинистскую выучку, то немцы стали их именовать «зелеными дьяволами».

Приказом Ставки Главнокомандующего ведущие спортсмены-альпинисты и инструктора альпинизма отзывались с фронтов ВОВ и тыловых предприятий и направлялись сюда, организовывать и проводить подготовку регулярных воинских подразделений для боевых действий в горах.
Первым начальником школы был назначен известный спортсмен и тренер, заслуженный мастер спорта, майор Борис Михайлович Дьячков, которого впоследствии сменил полковник Н.К.Шония.

Начальник Бакурианской Школы
змс, майор Б.М.Дьячков
(Фото 1945 года. Архив ГЦОЛИФКа)

Начальником учебной части стал известный спортсмен, заслуженный мастер спорта В.Андреев (преподаватель ГЦОЛИФКа), а его заместителем по альпинистской подготовке стал мастер спорта, старший инструктор альпинизма И.А.Черепов. Горнолыжное отделение возглавлял чемпион СССР по горным лыжам Петр (Пека) Родионов. Всем необходимым спортивным инвентарем Школу обеспечивал директор Бакурианской лыжной базы Спорткомитета Грузии Леван (Лало) Панджикидзе – чемпион страны по прыжкам на лыжах, он же в Школе был одним из преподавателей лыжных дисциплин.
Через линию фронта будущих преподавателей и командный состав Школы перебрасывали на самолетах военной авиации (американских Дугласах). Среди первых добровольцев были: Е.Абалаков, Е.Белецкий, М.Ануфриков, Я. Аркин, Ш. Асатиани, М. Бобров, А. Веселов, М. Гава, О. Гринфельд, А. Грязнов, Ю. Губанов, Н. Гусак, Нина Думбадзе, Любовь Коротаева, П.Ф. Захаров, Е. Колокольников, В. Коломенский, Валентина Кацан, Л. Кельс, Л. Крымов, В. Космочевский, П. Курилов, В.Лубенец, Ф.Лемстрем, О. Логофет, Ан. Малеинов, В. Маловичко, Н. Микоберидзе, И. Макропуло, Б. Медведев, В. Нилов, Д. Ростовцев (чемпион СССР по горным лыжам), В. Сасоров, С. Смирнов, Н. Стопани (преподаватель офицерских курсов Школы), Г. Фомин, Раиса Александрова, Татьяна Матвеева, Вера Смирнова, Анна Просветова. Все прибывшие в Школу были зачислены на преподавательские должности и им присвоены воинские звания. Будущие преподаватели Школы: Г. Одноблюдов, Б. Грачев (начальник офицерских курсов Школы), Ал. Малеинов, А. Сидоренко, Е. Белецкий прибыли в Школу сразу после выполнения задания по снятию фашистских штандартов с Эльбруса.

Группа офицеров-преподавателей Бакурианской Школы: верхний ряд – первый слева – Захаров П.Ф., четвертый слева – Белецкий Е.А., крайний справа – Абалаков Е.М. Первый ряд – второй слева – Черепов И.А., четвертый слева – Гусев А.М., первый справа – Гусак Н.А. (Фото П.Ф.Захарова)

С воинскими подразделениями проводились занятия по специальной программе, разработанной преподавателями Школы и утвержденной штабом Закавказского фронта. Начальной стадией подготовки была отработка приемов передвижения по различному горному рельефу.

Фото 1. Фото 2. Фото 3.

Занятия по скальной технике в полной боевой выкладке: 1. Траверс по крутым скалам с верхней страховкой. 2. Подъем по крутым скалам с оружием по навесным лестницам. 3. Подъем по вертикальным перилам с передачей оружия.
(Фото из архива Генерала Армии А.В.Тюленева. Автор фото – ПФ.Захаров)

Построение курсантов школы перед выходом на занятия по лыжным дисциплинам. (Фото П.Ф.Захарова)

Приемы маскировки, внезапного занятия доминирующих высот, удержания перевальных точек и многим другим особенностям походной жизни, подразделения Школы отрабатывали в многодневных походах, включая восхождения на близлежащие вершины (гора Кохта 2155 м). В теснинах горных рек отрабатывались приемы организации скрытных переправ. Зимой на склонах Кохты отрабатывались приемы горнолыжной техники и ведения огня в движении на лыжах. В обязательном порядке все подразделения совершали скрытные многодневные походы с отработкой тактико-боевых задач. Большое внимание уделялось отработке приемов альпинистской техники и мерам безопасного передвижения по горному рельефу. Проводились специальные занятия по оказанию помощи и, эвакуации «раненных» силами своей группы. Огневая подготовка проводилась в точном соответствии с особенностями ведения огня в горных условиях. Отличникам обучения, предоставлялась возможность совершения альпинистских восхождений. Так большая группа курсантов со своими преподавателями (более 100 человек) совершила восхождение даже на Казбек

Интересный эпизод в снабжении Школы специальным инвентарем произошел в то время, когда наши войска погнали немцев от Орджоникидзе на запад. В одном из тупиков станции «Минеральные Воды» был захвачен эшелон с лыжами, креплениями, палками. Представители Закавказского фронта, узнав об этом, срочно сообщили в Тбилиси и далее в Бакуриани. Из Школы военного альпинизма в Минводы срочно направили офицера с солдатами. Когда паровозик типа «кукушка», ползший от Боржоми до Бакуриани, доставил в Школу вагоны с большой партией инвентаря, ликованию преподавателей и курсантов не было предела! Как же – запросто получили огромную партию высококачественного горнолыжного инвентаря! Солдаты и офицеры с азартом и удовольствием разгружали вагоны, перетаскивали содержимое на склад, сортировали по размерам, моделям и маркам. Отныне курсанты школы обучались на лучших предвоенных марках лыж.

По мере необходимости, преподаватели Бакурианской школы откомандировывались для проведения занятий в Местийскую Школу горной подготовки офицеров (Сванетия, Ц.Кавказ). В этой Школе проходили экспресс - подготовку офицеры воинских частей, стоявших на перевалах ГКХ. По окончании этих курсов, они получали право организации и проведения горной подготовки в подчиненных им воинских частях. Таким образом, решался вопрос о начальной горной подготовке всего личного состава бойцов расположенных в высокогорной зоне. Специально создававшиеся группы из преподавателей и наиболее подготовленных курсантов (для конкретных заданий) перебрасывались из Бакуриани в районы боевых действий: район Эльбруса, Старый Карачай и даже в Домбайский район Западного Кавказа. Так в начале 1943 г. преподаватели Школы П.Ф. Захаров, Борис Стрекалов, Александр Сидоренко, Валентин Коломенский, Александр Гвалия, Николай Микаберидзе, Леван Панджикидзе обеспечили скрытный проход батальона войск НКВД в тыл врага через многие перевалы (в направлении Восточного Кавказа). Эта операция, не смотря на жесточайшие условия горной зимы, была проведена без потерь и серьезных обморожений. Все преподаватели были награждены правительственными наградами, а старшина Валентин Коломенский получил внеочередное повышение - звание старшего лейтенанта.

Преподавательско-офицерский состав Школы, используя свой альпинистский опыт, активно участвовал в создании учебных пособий по горным дисциплинам. Например, маленькая, карманного формата книжечка – «Памятка бойца-альпиниста», изданная преподавателями Школы в декабре 1942 года, уже была в полевой сумке каждого солдата горнострелковых отрядов Закавказского фронта. Выдержка из наставления: «Изучай горную местность. Различай места в горах, где бывают камнепады, лавины, обвалы. Умей ходить по горам. Страхуйся веревкой на крутых и опасных местах. Преодолевай на лыжах снежные склоны. Для умелого бойца-альпиниста нет непреодолимых препятствий в горах. Умей сражаться в висе на веревке, стоя на лыжах или на «кошках». Стреляй метко, маскируйся умело. Береги оружие и снаряжение. Находи путь в горах. Не оставляй раненого товарища».
Ст. преподаватель Школы по горнолыжным дисциплинам Ал. Малеинов на основе своих конспектов и учебных планов, написал книгу «Лыжные походы в горах», которая была издана в Москве в 1948 году Государственным издательством «Физкультура и спорт». И.А. Черепов написал и издал несколько методических пособий – памятки по обучению бойцов-альпинистов, бойцов-лыжников.

Практически одновременно с Бакурианской Школой началась специальная горная подготовка в республиках Средней Азии – Казахстане и Киргизии. В Восточно-Казахстанской, Алма-Атинской, Джамбульской и Южно-Казахстанской областях, были созданы 26 специальных военно-учебных пунктов (ВУПов) горной подготовки. Их преподавателями стали инструкторы альпинизма из добровольных спортивных обществ Казахстана и строевые командиры САВО, а костяк слушателей составили уже прошедшие по месту жительства 110-часовой курс начальной военной подготовки допризывники (не моложе 16-17 лет), направлявшиеся в ВУПы по путевкам райкомов комсомола и Осоавиахима. Программа учебы в ВУПах включала теоретические и практические занятия на учебных площадках пунктов без отрыва слушателей от производства, а затем краткосрочный практический курс обучения в горах. Во втором полугодии 1941 года курс подготовки в ВУПах Казахстана прошли 2390 будущих горных стрелков, в 1942 году – еще 1067 человек.
8 марта 1943 года Правительство (Совнарком) СССР, приняло постановление о создании в горах Заилийского Алатау Всесоюзной школы инструкторов горнострелковой подготовки. Школа подчинялась Всесоюзному комитету по делам физкультуры и спорта при Совнаркоме СССР и финансировалась из союзного бюджета. Продолжительность общего курса подготовки в школе должна была составлять 2-3 месяца, а каждый набор ее курсантов – 60 человек. Работа школы, учеба и взаимоотношения ее курсантов и командно-инструкторского состава строились на основе воинской дисциплины и уставов Красной Армии. Сразу после получения решения Правительства СССР о создании школы в Казахстане, начались работы по обустройству переданных ей зданий и служб туристской базы «Горельник» в Верхне-Алмаатинском ущелье Заалийского Алатау.
С 1943 по 1945 гг. на базе «Горельник» действовала единственная тогда в СССР - Всесоюзная школа военных инструкторов горнострелковой подготовки (ВШИГСП) и сборов Всеобуча. Начальником Школы был назначен известный альпинист М.Т.Погребецкий. Его заместителем стал известный альпинист Е.М.Колокольников

Погребецкий М.Т. Колокольников Е. М.

(Фото из их личных архивов)

По заданию Народного Комиссариата Обороны СССР в 1942 году, Военный комиссариат Киргизии и Ресспорткомитет создали передвижную Школу по подготовке горных стрелков. За годы ее работы в ней прошли специальную подготовку несколько тысяч человек. Все снаряжение и имущество альпинистских организаций, туристских клубов и Республиканского Дома туристов было передано в фонд Красной Армии для обеспечения работы Республиканской Школы инструкторов и передвижной Школы горных стрелков. Руководили Школой инструктор альпинизма Боривой Рудольфович Маречек и московский ученый Николай Тимофеевич Петрович.

Петрович Н.Т.

(Фото из их личных архивов)

В первом ряду слева - Е.Абалаков, рядом с ним - Н.Гусак. Во втором ряду слева - В.Коломенский, Ю.Одноблюдов, М.Ануфриков, П.Ф. Захаров

Принцип работы Школы был простым и удивительно продуктивным – передвигаясь по горным районам Киргизии, преподаватели школы проводили горную подготовку и обучение местных допризывников, совершая перевальные походы и зачетные восхождения. В программу обучения входили военно-прикладные навыки, обучение обращению с оружием и боевые стрельбы, военно-тактические игры.


Читайте на Mountain.RU:

Выдающиеся семейные пары отечественного альпинизма
Одноблюдов Георгий и Демидова Мина


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 5.00
Сортировать по: дате рейтингу

Война на Кавказе.

С точки зрения стратегии. ни оборона Военно-Грузинской дороги, ни ее последующий захват значения не имел. И советские, и немецкие войска оставляли районы на Кавказе под угрозой окружения, это видно из истории. Мне удалось пообщаться с человеком. который в должности заместителя политрука роты в 1943 году выполнял приказ командования и пошел в атаку на перевал. Почти вся рота там и осталась. Вечером, когда осмелевшие санитары начали искать еще живых на леднике, немцы не стреляли. Около 10 солдат не успели замерзнуть и попали в разные госпитали. Через полгода, когда мой собеседник был выписан, его вернули в то же ущелье, но в атаку там больше не ходили. Когда немцы оставили перевал и ушли, он вместе со своими сослуживцами осмотрел позиции, говорил с пастухами по ту сторону перевала и был мягко говоря удивлен. 12 или 15 немцев менялись через месяц, вывозили гильзы и покупали местную еду в селе. Потерь у них не было, ушли по приказу. А советские разведчики пришли через 2 дня.
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100