Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Люди >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Виктор Жак, СПб

Об игре камней, снега и льда

Описываемые события не выдуманы. Совпадения имен участников с реальностью – абсолютное

Пролог

Эта глава особенная. Она, пожалуй, точно отражает суть подзаголовка в названии книги «горовосхождения, как они есть», хотя самих восхождений в ней нет. Я попытался показать, ЧТО иногда, к счастью иногда, сопровождает их. Здесь нет описания крутых стен, ловкости крутых парней, которые их преодолевают и прочих подобных вполне замечательных историй. Зато здесь в избытке самоуверенность и недооценка человеком всемогущества гор. Надеюсь, что рассказ об этом поможет будущим восходителям в понимании простой истины – не пытайся победить гору, пытайся победить себя.

Эпизод 3 (1988, стена южная, пик Коммунизма)

13 августа, 18-30. Мы под стеной. Палатка поставлена, возимся на улице. До бергшрунда метров 300. Валера и Боря пошли провешивать веревку на завтра, уже копошатся у трещины. Все вокруг молчит. Слышны только шипение примуса, позвякивание железа и наши – «Каша скоро? Бл..ть. опять запасные носки не взял.» - и прочая ерунда с суетой…

Три месяца назад

Ленгорспорткомитет на Халтурина. Сижу у Кости Клецко (Константин Борисович Клецко), получаю консультацию по южной стене Коммунизма. В конце разговора Костя делает «пустячное» замечание – «не вздумайте ночевать под стеной, сыпет, лед камни со стены и с вершинного гребня на маршруте Кузьмина. Были случаи…». А я уже в дверях, кричу – спасибо, разберемся, сами с усами.

Днем раньше

С утра налегке сходили под стену. Посмотрели начало - камни есть, но слева от нашей дороги в кулуаре. Ледник ровный, слегка понижается в сторону ребра Кузьмина, с вершинного гребня свисают здоровенные ледопады, срезы метров по 30-50. Над ними снежные поля. Если что-то и упадет, то в яму в основании гребня, и далековато, почти километр. Будем ночевать под горой. Выходим завтра вечером, час сэкономим, и бергшрунд успеем провесить, а Костин совет – помним, но на месте же виднее.

https://instrument-tsentr.com.ua/g6619570-kompressory-avtomobilnye

13 августа, 18-35…и вот в этой ерунде и суете раздался окрик Коли Иванова – Хватайте фотоаппараты! Такие кадры пропУстите ! И широким жестом, как Ленин, указал на гребень, ведущий к вершине Коммунизма. Компрессоры автомобильные

В абсолютной тишине, даже в надвигающихся сумерках, отчетливо было видно, как от нижней части ледовых сбросов медленно, как в кино про полет пули, откалывается огромный кусок льда размером с дом. Мне показалось, с пятиэтажный. В абсолютной тишине! Мы, действительно, не слышали не звука. Эта глыба плавно, не теряя формы, отделилась от склона и начала медленно сползать вниз. Завораживающее зрелище, не каждый день такое увидишь.

Но благодушие улетучилось за секунды, когда, выше среза висячего ледника, ровно посередине огромного снежного склона, справа-налево пробежала черная трещина, и все, что было ниже нее с треском оторвалось от склона и поехало вниз. На нас! Это уже был целый микрорайон! Я думаю, что в этот момент у каждого из нас сработала альпинистская (некоторые ее называют солдатской) смекалка. Пиз…ц! смекнули мы все.

Сваливаем – заорал я, - по команде ложимся и закрываем лицо! И мы побежали. Не к горе, наверх, а ровно по будущему пути этой лавины, как зайцы в свете фар. Ну, а с какой скоростью можно бегать на высоте 5200, вы, наверное, представляете. Уже потом Валера и Боря рассказали, как они с ужасом смотрели на эти тараканьи бега. Их смекалка работала так же. Но они были на галерке, а мы то, на сцене, в массовке.

Бегу и ежесекундно оглядываюсь. Только бы не шарахнуло, в спину. Со страху никого и ничего вокруг не вижу, одна главная мысль – не задохнуться, когда накроет. И вот оно, появилось из ямы под гребнем, закрывая весь мир, огромное, почему-то серое, клубящееся, нависающее надо мной. Пора! Ору –ложимся! падаю на лед и натягиваю шапку на лицо, только бы не задохнуться!

Через мгновение меня, как пушинку, отрывает от земли и несет по воздуху в какой-то грязно серой массе – я умею летать! Кувыркает, бьет больно чем-то по ребрам, мыслей никаких, работает только зрение, мозг, видимо, летит отдельно от тела. Выскочил со страху из башки.

Миг, и меня припечатывает ко льду на живот. Цел! Поднимаю голову, и, тут вторая волна бьет по затылку, раздувает парусом расстегнутую куртку, не сорвало! И пытается тащить дальше. Вгрызаюсь в лед руками ногами. Врешь, не возьмешь! (Запомните, не расслабляйтесь, будет вторая волна).

И, вдруг, все… тишина. Мозг возвращается на место. Встаю, легко встаю, ничего не болит, кроме ребер, шапка и куртка на месте, только ботинки расшнурованы. Оглядываюсь, ищу ребят, начинаю считать – один…два…три Сука! Одного нет! Кого? Внутри стало пусто... Все перекрикиваются. Понимаю и ору – где Андрюха !? …20…30 секунд…его нет. Давай, давай! Шевелись! Опа. Да вот же он, ниже нас метров на 200 - его зашвырнуло вниз по леднику в сторону базы.

Собираемся в кучку. Валера и Боря уже спустились и, используя исключительно ненормативную лексику, рассказывают нам про нас. Андрюха ковыляет снизу. Целы все, мелкие ушибы не в счет. У Леши и Андрея ушибы посерьезней, но состояние нормальное, могут ходить, иногда охают от боли. Переломов нет, сильные ушибы. Но в целом картина печальная. Все наше барахло, все! Разбросано по леднику, чей-то спальник аж под началом маршрута Некрасова. Часть просто уничтожена. Ледник усеян овсянкой с орехами, конфетами и колбасой. Удивительно, но снега на льду немного, сантиметров 10. Видимо, лавина была в большей степени пылевой с обломками льда. Думаю, что с гребня упал в основном лед и, пролетев около километра, разбился в пыль о ледник и к нам.
До сегодняшнего дня не могу понять, как мы целыми то остались. Эта штука легко зашвырнула нас метров на 300-400. Выйдите на улицу, посмотрите на 300 метров вперед – вот туда мы и прилетели! Вместе с нами летели камни, куски льда, связки карабинов, крючья, ледорубы. Кстати, о ледорубах – вариант приготовления заготовок для шашлыка не исключался. Но все закончилось так, как закончилось. Удивительно.
Радиостанция цела! Связываемся с базой, они с самого начала этой беды на постоянной связи. Изумлены, что мы живы. Еще бы! У них в базе, во-первых, грохнуло жутко, а во-вторых выпало несколько сантиметров снега. А это минут 40 бега вниз от нас. По связи узнали – к нам уже бегут, первым Юра Федотов с фотоаппаратом и аптечкой. На полном серьезе Джибраев дал ему указание – Федотов, срочно наверх фотографировать трупы, если найдешь. Успей до темноты. Ждем Федотова, вяло собираем вещи. Потери – палатка, пару веревок, примус, немного личных вещей и, практически, все продукты. Ставим восходительскую палатку. Спускаться будем завтра, утром же закончим поиски. Уже в темноте увидели фонарик Федотова. Аукаемся. Он у нас, и в полном изумлении (он же не был на связи – бежал) – это вы? Все? А где бездыханные тела? Не дождетесь! Затаскиваем Юру в палатку, отнимаем термос с чаем. Он бежит вниз. Будет утром. Вот, собственно говоря, и все приключение. Утром спустились в базу. Через полтора дня, собрав новые продукты пошли на гору. Ночевали перед горой там же. Леша и Андрей остались лечиться из-за ушибов. Ну а, сама гора – 9 дней.

Эпизод 2 (1987, Восточный Памир, Музкол, траверс 6074-6230)

Опять в Музколе. В прошлом году забрались на Бит-Каю (6074). Хорошо получилось. Сейчас заявили на Союз траверс от Бит-Каи до п. Советских Офицеров. Заморочистый, мама не горюй. Погода дрянь -внизу в первой базе на 2600 дождь, в верхней на 4300 снег. Снега много. По радио узнаем, так везде в этом году.

Побрели потихоньку. Начали с Бит-Каи по простенькому контрфорсу справа от стены. Все в снегу, позавчера выпал очередной. Стоим на вершине, все знакомо и незнакомо. Еле-еле откопали свой же тур и заменили свою же записку. Дальше на перевал, там ночуем и продолжим. В прошлом году спустились на перевал, считай пешком по плитам и лбам. Сейчас все в снегу и, наверное, со льдом, скользко. Решили, будем спускаться параллельно гребню чуть ниже, чтобы потом по дуге выйти на перевал, так кажется проще. Крутовато, но всего-то три веревки.

Минут 10 ищем, за что зацепиться для спуска. Наконец, чуть ниже вершины, под небольшой плитой докапываемся до льда. Ледобур заходит до половины, но плотно – хватит, кошки есть, начали. Шура Жуков будет последним, я перед ним. Ребята втроем пошли, уже спустились метров на 60 и в конце первой двадцатки сумели забить крюк, уже лучше, потому что они выскочили на крутой лед, все на одном крюке и пытаются начать траверс в сторону перевала.

Я пошел. Стою у конца первой двадцатки, у крюка и жду, когда парни внизу разгрузят веревку, крюк-то так себе, но держит нормально. Кричу Жукову – давай ко мне! Он делает первый шаг, и в это время не под ним! А чуть выше меня, на 5-6 метров, трещит склон и идет трещина. Все, что ниже нее падает на меня. Ерунда – снег легкий, забился везде, успеваю крикнуть вниз – внимание, снег! И тут же, из-под ног Шуры отрывается доска, я думаю, размером 15 на 15 и едет на меня! Вижу ее срез – полметра, и она не рассыпается, крепкая. Ору – доска! Вжимаюсь в склон, жду. И как она умудрилась набрать скорость на этих 5 метрах? Бабах! Сбивает, подбрасывает, крутит, крюк вылетает, меня с размаху бьет о склон.

Все закончилось быстро. Нахожусь в здравом уме и при памяти. В целом болит все, пока не понимаю, где больнее. Жуков сверху орет – ледобур согнулся! Я и сам вижу это. А Шура вцепился в веревку и пытается один (ха-ха) удержать на ней четверых.

Картинка замечательная – один суетится наверху, другой, это я, вяло барахтается ниже, а три «перца», которых сбило в одну кучу кусками доски (все- таки рассыпалась), с небольшой амплитудой делают вверх-вниз на ледовом сбросе. И все это на 7 сантиметрах согнутого ледобура. Кричу Жукову – Шура, если хорошо стоишь, отцепись от веревки, нам нужен живой свидетель! Шутка, но что-то в этом роде. Это была последняя адекватная моя фраза в этот момент. Первый шок прошел, и я понял, что мешает мне жить – правая рука, точнее пальцы попали между двумя карабинами, которые сощелкивали веревки, а снизу на них поддавливал вес трех человек. Как говорят мои армянские друзья, а такие есть – Мамой клянусь! Пальцы в средних суставах переломало на 90 градусов в плоскости ладони, картина, обалдеть, вы ее представьте – ну как?

Боль, сука, неимоверная, что я визжал в это время не помню, но точно, рыдая просил ребят ослабить веревку, пальцы оторвет к черту!

Что было дальше, является классическим, и ключевым эпизодом из романтической драмы про альпинистов. Вы наверняка такое видели. Вот все тоже самое, только без Шопена.

Не помню, кто Шура Глушков или Коля Иванов, достал нож и обрезал веревку выше всей тройки! Парни «с песнями» дружно брякнулись в мягкий снег ниже ледового лба, на котором висели. Летели и скользили метров 30.

Боль ушла, кое-как вытащил пальцы из карабинов – чуть выпрямились, но не работают, ребро как-то искривилось и что-то с правой ногой в коленке – согнуть – разогнуть, есть проблема. У ребят все в порядке, все целы, только синяки. Кричу им – поднимайтесь на перевал, я выберусь сам, Жуков поможет.

Собираемся на перевале, по радио рассказываем базе о приключении, помощь не нужна. Принимаю решение – пострадавший один, это я, переломов, вроде нет, а вдруг к утру все пройдет, так бывает. Испугаешься – все болит, приходишь в себя – здоровее стал. Ночуем, а утром посмотрим.

Утром особо лучше не стало, из пальцев работает мизинец, чувствительность отсутствует полностью, на ногу кое-как могу наступать. В общем, не орел. Предложил ребятам – я свалю с перевала сам, а вы продолжите. Тем более, несмотря на наш отказ от помощи, Александр Иванович Тюкавин, наш доктор уже под перевалом. Пока занимались лирикой, как же так… так не правильно и пр. пришел приказ от Джибраева – все вниз. Вот и второе приключение закончилось, и сезон, для меня, тоже.

Впереди, по тексту, не по жизни, еще одно приключение. Кувыркаемся дальше в эпизоде 1.

Эпизод 1 (1980, Памиро-Алай, п.Ахун 5244м)

В Главной главе опуса я уже упоминал это восхождение. Постараюсь не повторяться, а рассказать о приключении на Ахуне, как-бы изнутри, о том, что я видел и чувствовал, без утайки (насколько сам себе смогу позволить).

…. 300 метров по провешенным перилам проскочили довольно быстро. Я у конца веревок, хорошая полка, метра три, с уклоном в сторону ледника. Уступ с поднутрением - что-то вроде пещерки для мышки, прикроет от камней, если что. Слава с Юрой ниже веревки на две. Карабкаются. На горе тихо, ни камешка с утра. На леднике внизу вижу лагерь, парни собираются к нам. Солнышко греет, хорошо. Можно закурить и расслабиться.

И вот эту благостную тишину расколол жуткий грохот, гора затряслась, где-то выше меня грохнуло еще раз, резко потемнело вокруг. Не понимаю, что произошло, но мгновенно забиваюсь в норку, упираясь лицом прямо в крючья.

И началось! Вой камней, грохот, глухие шлепки по полке. Оглянулся – война! Серо-грязная пелена снежной пыли, сквозь которую со скоростью снарядов летят булыжники и куски льда, с жуткой силой впивающиеся в мою! Понимаете – в мою полку! В полуметре от меня! И с каждой секундой все ближе и ближе ко мне (мне казалось именно так)! А сверху с уступа рекой течет снег с грязью, камнями и на рюкзак (хорошо не снял). Эта грязь и камни своим весом вытаскивают меня из моей норки под навесом, который уже не кажется надежным. В голове одна мысль – надо рыть пещеру внутрь горы, хоть до Америки, только бы подальше от этого ужаса. Страх, страх на грани животного – только бы удержаться, только бы не в меня !!! Когда в полуметре от тебя на полку шлепаются булыжники размером…огромных размеров, и эти булыжники разбиваются на кусочки с искрами и брызгами грязи, да еще, гады, делают так – фрррр-буух («буух» - читать угрожающе приглушенно), то других мыслей в голову не приходит. Никогда в жизни не боялся так, как в эти 30-40 секунд.

Все прекратилось также внезапно, как и началось. Стало светло, где-то слева, и справа в кулуарах еще катились отдельные камни, с уступа на меня лились ручейки из смеси воды, снега и грязи. Осторожно отлепляюсь от уступа. Боюсь, но выглядываю из-него вверх. Ясно, грохнулась вершинная ледовая шапка. Вроде цел, даже невредим. Внизу на леднике паника, бегут в сторону стены, что-то кричат. Не отвечаю, зашевелюсь поймут сами.

С веревками полный швах, от перильной осталось метра три и все. Рабочие веревки у Юры и Славы, рация, кстати, тоже у них. Кричу им, тишина, Ору истошно – ответа нет. Думаю, на полном серьезе – снесло парней со стены.

Надо выбираться, руки ноги целы значит могу. Осторожно подбираюсь на край полки, ниже метрах в семи есть еще одна, узенькая, но на ней вижу крюк с ошметками веревки. Похоже приличный кусок, уж точно больше десятки. Надо к ней, там что-нибудь придумаю. На крики снизу не реагирую, все равно ничего не разобрать. Спущусь пониже, если смогу, там поговорим. Получилось, добираюсь до полочки с крюком и веревкой. И вдруг, слышу Федотова! Обалдеть! Уже не один!

Он ниже меня метров на 15. Узнаю, что живы все, но вот целы не все. Юра в порядке, а у Славы что-то с лопаткой, и рука не работает, а из правого бедра сильно идет кровь, сама нога в отключке. Он ниже Юры на 10-12 метров. Слава молодец, страдает, но в сознании. Ему повезло исключительно, он единственный из нас в эту войну оказался на открытом месте - середина ровной 70-градусной плиты. Как не перебило веревку, как его самого не смело !?

На обрывке веревки, которую нашел, спускаюсь к Федотову. На веревку не «сажусь» просто на руках. Пару минут тратим на переговоры с ледником. Наше решение – ждать нельзя, пока Слава в сознании будем спускать сами. К нам подниматься не надо – убьем камнями. Как говорится, ляжем все.

Спусковая дорога видна. Метров 80 ниже Славы все чисто, ни крючьев, ни веревок, только метровые кусочки разбросаны по уступам. А вот дальше, похоже, веревки остались, состояние не определяется, но они есть. Будем спускаться. До ледника метров 250.

Только сейчас замечаем, что веревка, на которой Слава, все-таки перебита. Охреневаем и заводимся по полной. Быстро делаем новую станцию и Федотов спускается на вспомогательной восьмерке, ее всего 15 метров. Должно хватить до широкой полки под Славой.

Юра делает главное – пересаживает Славу на свою веревку. Уфф, отпустило. Тут же на весу укол, жгут, снять со Славы рюкзак. Начали спускаться.

Сука! Метра не хватило до широкой полки! Надо быстро к ним, как-то помогать. Садиться третьим на вспомогательную не стал, да и для крючьев многовато веса будет. Слева в паре метров на полке вижу кусок веревки, все разлохмачена, где-то без оплетки, но до ребят хватит. А на саму полку ведет удобный камин. Все классно. Забиваю крюк. Перебираю всю веревку, с повреждениями, но пойдет. Ребята болтаются, Слава стонет, это подгоняет по-сумашедшему. Узлов в перебитых местах не вяжу, надо быстрее! Разберусь по ходу, я же в здравом уме, все под контролем.
На самом-то деле психологический шок и эйфория, только я об этом не знаю.
Начинаю спускаться, прощупываю веревку ниже себя, помню о перебитых местах. Камин дает возможность не очень нагружать веревку. Но не везде.

Нагрузил. Чпок! Порвалась, сука! Вижу небо, свои руки с куском веревки и быстро удаляющийся крюк, на котором я только-что висел! Время есть, еще 250 метров, можно о чем-то подумать. Шутка, конечно, ни черта я не думал, была одна мыслишка – а веревка то говно оказалась. Я даже испугаться не успел, только два момента в памяти – жуткий крик Федотова и боль в ноге от падения на пробку в камине. И все! Заклинило! Только десяток метров было позволено пролететь. Видать нужен я еще кому-то. А Федотов все удивлялся – я – говорит – думал все, отлетался Витя.

Цел, все вроде шевелится, только ногу обо что-то распорол. До сих пор шрам есть. Дальше до ребят придется самому, без веревки. Добрался, помог. Поехали дальше вниз.

К вечеру были на леднике. Слава супер, терпел до ледника, был в сознании, только на снегу отключился.

Утром была вертушка. А дальше на Главную главу, там все есть.

Эпилог

Я умышленно рассказал об этих приключениях в обратной хронологии. Дело в том, что от первого к третьему эпизоду менялось мое восприятие произошедшего и реакция на него. Если в первом эпизоде я испугался до животного страха, то третий воспринял, как досадное недоразумение, которое, всего лишь, немного сбило наши планы. Наверное, это от того, что между ними было огромное расстояние, почти жизнь – 8 лет.

Конечно, были и другие эпизоды, когда не все заканчивалось, хотя бы на троечку. Но это, пожалуй, слишком личное.

Всем, кто выбрал эту дорогу, удачи. Берегите себя, а значит и своих близких.

P.S.
Надеюсь, что тем, кто прочитает эту главу, она напомнит о том, что горы не наш мир, они живут по своим законам, и нам их не поменять. И не они под нас, а мы под них должны приспосабливаться.


Читайте на Mountain.RU:

Ягноб
или история о том, как влияет программа «Время» на подсознание человека

1981
Чудовище и красавица
(попробуй повтори)

Рассказ о том, как Месснер ездил на Алтай.
Предисловие о том, как Месснер ездил на Северный Полюс

СКА 5. Первопроходы

БИЧи. (Малоизвестные страницы Советского альпинизма)

Бит-Кая, 1989 г


Написание отзыва требует предварительной регистрации в Клубе Mountain.RU
Для зарегистрированных пользователей

Логин (ID):
Пароль:

Если Вы забыли пароль, то в следующей форме введите адрес электронной почты, который Вы указывали при регистрации в Клубе Mountain.RU, и на Ваш E-mail будет выслано письмо с паролем.

E-mail:

Если у Вас по-прежнему проблемы со входом в Клуб Mountain.RU, пожалуйста, напишите нам.
Для новых пользователей

Логин (ID):
Имя:
Фамилия:
Пароль:
Ещё раз пароль:
E-mail:

Все поля обязательны для заполнения!

Дополнительную информацию о себе Вы можете добавить на странице клуба в разделе Моя запись

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2018 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100