Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Е.В.Буянов >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Евгений Буянов, СПб

Тайна гибели группы Дятлова.
Документальное расследование (издание шестое).
Посвящается светлой памяти группы Дятлова

Глава VI

  • Глава I. Вводные данные
  • Глава II. Трагические находки и вопросы без ответов
  • Глава III. Рождение легенды
  • Глава IV. Разгадка тайны «огненных шаров»
  • Глава V. Разгадка тайны радиации
  • Уничтожение непроверенных фактов и заблуждений
    Почему и как запутались «следы трагедии»

    Помимо загадки «огненных шаров» и радиации, имелся еще целый ряд «фактов», на которых строились обоснования событий «техногенной трагедии» или «криминальных версий» и попыток их объединения. Всем этим непроверенным фактам надо было дать правильное объяснение, чтобы исключить их использование для спекуляций на тему трагедии. Объяснение этих фактов приводило к разрушению оснований для фантазий и спекуляций, - для разрушения «версий-фантазий», конспиралогическая» («заговорческая») суть которых сводилась к «зачистке», - уничтожении дятловцев, как свидетелей то ли «секретных испытаний», то ли какого-то «преступления». И для разрушения версий об «имитации», которые сводились к подтасовке улик и запутывание следов с целью сокрытия следов преступления (перемещение погибших, их снаряжения и предметов, в частности, перемещение палатки).

    «Зачисткой и «имитацией» пытались обосновать отсутствие улик, связанных с «техногенной» аварией или преступлением, поскольку местность была от них «зачищена». Но отсутствие улики не является доказательством того, что произошло нечто «конкретное». Отсутствие улики лишь доказывает, что её нет, и что говорить не о чем. Так же, как и отсутствие «оружия» и следов его применения говорит о том, что оружия не было (а не о том, что оно, якобы, «было», но его и следы скрыли).

    Ряд фактов пытались использовать для обоснования утверждения, что якобы на месте аварии присутствовали «посторонние люди». И на этом «основании» пытались подтвердить и «зачистку» и «имитацию». Тем, кто приводил эти «факты» казалось, что они увидели больше, чем следователи.

    Таков факт наличия следа ботинка среди следов дятловцев, поскольку ни на одном из них не было ботинок. Но по акту обследования Золотарёва на нем были «черные стеганые бурки», - мягкие сапоги из фетра на кожаной подошве. Наличие бурок объясняет появление «следов ботинка» на склоне, оставленных Золотарёвым. Этот факт не смогли объяснить сразу, - ведь следы видели в марте, а Золотарёва с бурками нашли только в мае.

    Поисковики по указанию следователей искали тот крупный нож, которым резали палатку и которым срезали пихты в лесу. Подозревали, что и ножны, найденные в мае на месте палатки, тоже принадлежат «посторонним» лицам. Подозрения оказались ложными. Найденный в палатке нож Колеватова финского типа с кожаными ножнами подарили сестре Колеватова Римме. Второй нож нашли у последней четверки погибших: «…Около трупов обнаружен нож Кривонищенко, которым срезались у костра молодые пихты…», - из постановления о закрытии дела, лист 38 тома 2 дела (ножи финского типа обнаружены в карманах одежды Тибо и Кривонищенко по л. 42-43 тома 2 дела). Перочинные ножи тоже были, и их нашли.

    В пользу присутствия «посторонних» приводят еще такой «факт»: якобы на снимках настила видны следы сруба топором, которого у дятловцев внизу, в лесу, не было. Ведь все три их топора остались у палатки. Но никто из поисковиков не видел следов сруба топором, - этот факт никто в протоколах дела не зафиксировал. Определить по фотографии, что на ней: сруб или слом ствола, практически невозможно. А стволы настила могли быть «срублены», когда при откапывании рубили плотный снег лопатами.

    Нашли на настиле некую «обмотку шинельного сукна» длиной около 1 м с коричневой тесьмой по краю и «матерчатый пояс темного цвета» с темляками (10 на 80 см), лежавший у кедра (по протоколу Слобцова, лист 299). Личную принадлежность этих «обмоток» не смогли определить. Вообще по ГОСТ 2046-43 солдатские хлопчатобумажные обмотки для ног имели длину 215 cм при ширине 10 или 9 cм, - по этим параметрам они никак не соответствовали найденным. Ранее эту обмотку из сукна мы считали «обрезком одеяла». Но сейчас мнение изменилось. На листе 208 дела в позиции 8 списка личного снаряжения дятловцев указано: «ватник с поясом». Эти две вещи, видимо, - те самые «пояса» от ватников для утепления поясницы и ног (бедер, ягодиц во время ночлегов). По длине около 1 м обмотка соответствует как раз «поясу», а не обмотке для ноги. Кроме того, в позиции 21 (лист 208) указан «шарф теплый». А в списке найденных вещей значится только 4 шарфа. Так что эти пояса для ватников могли использоваться и в качестве «шарфов», учитывая пришитую по её краю тесьму из шёлка, чтобы край не натирал шею. Такие «шарфики» под штормовками видны на некоторых снимках дятловцев. В те годы широко использовали свитера без высокого ворота, защищавшего шею и верх груди от холода. Потому и приходилось дополнительно утеплять это место шарфом. Да, это «обмотка», но не «солдатская», а «туристская». Это пояс и шарф одновременно. Эту «обмотку» ни Иванов, ни Ортюков в ходе следствия не признали за какую-то «улику» в пользу присутствия посторонних лиц.

    Там много нашли обрывков одежды, и придавать значение без проверки принадлежности им не стоит. Понятно, что следствие не стало терзать родственников погибших, выясняя принадлежность каждой тряпки. Да и родственники могли не запомнить все детали одежды, которые пришивали сами туристы. И Юдин однозначно не запомнил все вещи, которые были на других участниках группы Дятлова, потому и не смог некоторые вещи опознать. Все подобные вещи без четкой идентификации могут стать уликами только после тщательной проверки. Проверки нет, - нет и улики. Среди найденных вещей по показаниям поисковиков не было найдено ни одной посторонней вещи. Имелось около 15 позиций мелких вещей (маски, носки, портянки, подшлемники, мешки, рукавицы, тапки, зубные щетки), и отдельные мелкие вещи (ножницы, топорик, футляр, ковбойка), личную принадлежность которых не установили. Но принадлежность их группе Дятлова не вызывает сомнений.

    Еще утверждают, будто настил невозможно было соорудить силами дятловцев. Утверждение неверное. Сломать руками и ногами 14 стволов надрезанных ножом молодых пихт для пяти здоровых парней – задача несложная.

    Присутствует еще какой-то «кусок» сломанной лыжи, найденный в 20 м от палатки и упомянутый в радиограмме Масленникова от 07.03.59. Но к 7 марта этот «кусок» кто-то из поисковиков там мог потерять, а нашел его кто-то другой, ничего не знавший о поломке лыжи. Там уже много народа и было, и сменилось. Могли этот кусок лыжи там потерять и раньше, еще задолго до аварии Дятлова.

    Вытаскивали и такой слабый факт, как лишние ботинки и «лишняя пара лыж» (более «вялый» аргумент). Но нет ничего необычного в наличии запасной пары лыж, поскольку авария с ними, - это вещь серьезная, она может привести к срыву похода. Имелась в лабазе запасная пара лыж (две «манюни», которые тащили за собой на верёвке), - это Юдин подтвердил, а лыжных ботинок у них было 9 пар.

    Юдин, собиравший очень скудную и примитивную по современным понятиям аптечку для похода, утверждал, что группа Дятлова не взяла с собой спирт. Но в палатке нашли фляжку со спиртом. Это значит, что о ней Юдин просто не знал (или забыл), - видимо, спирт достал кто-то из дятловцев перед самым выездом. Но это не значит, что фляга эта принадлежала каким-то «посторонним» людям. Спирт достал кто-то из участников группы или у себя на предприятии (четверо работали, а остальные могли попросить об этом родителей), или в каких-то медицинских учреждениях (например, Золотарёв мог достать в медчасти Коуровской или какой-то другой турбазы). Спирт тогда невозможно было купить, но вот внутри предприятий и между предприятиями командированными сотрудниками он использовался в качестве своеобразной «валюты»). Для оплаты каких-то мелких услуг, - что-то достать в обмен, что-то «подписать», с кем-то «наладить контакты».

    «Кинопленка», найденная у палатки, - факт от Юдина, - о ней, якобы, говорилось в одной из радиограмм от 27.02. Но ни в одной радиограмме ничего нет о «кинопленке». О «рулоне кинопленки, который выкатился из палатки» упоминает в протоколе Атманаки действительно в событиях от 27.02. Ответ на вопрос, откуда эта кинопленка с учетом того, что киноаппарата у дятловцев не было, нашелся в протоколе осмотра места происшествия от 27.02.59 (лист 6 дела). Там в позиции 15 упоминается «банка герметичная», а в ней 10 фотопленок, рулон кинопленки и деньги в рулоне 700 руб. Стало понятно, что эту старую кинопленку (если это вообще была «кинопленка», а не «фотопленка» для фотоаппаратов с основой из целлулоида) дятловцы хранили в герметичной упаковке и использовали, как трут для зажигания костра и печки. Ведь целлулоид горел на воздухе почти как порох. Поэтому «кинопленка» не является признаком присутствия «посторонних».

    Ложные страхи связаны и с «участием КГБ» в деле расследования. При этом приводят свидетельство спасателей Якименко и Аксельрода о присутствии среди поисковиков агентов «сил безопасности» в черных бушлатах, черных телогрейках и с пистолетами. Да, в поисках участвовали офицеры и курсанты школы сержантов Ивдельлага (из внутренних войск МВД) с табельным оружием, - мы их видим на снимке около палатки поисковиков в белых и черных полушубках из овчины и в черных телогрейках. Но причём здесь «КГБ»?

    Высказывались ложные подозрения, будто среди поисковиков имелись «секретные сотрудники» («сексоты»), - осведомители КГБ. Сочинители подобных «баек» не понимали, что нет никакой необходимости в таких «сотрудниках». Просто потому, что среди поисковиков было немало штатных сотрудников МВД, которые информировали органы правопорядка просто «по долгу службы». В группе Слобцова штатным сотрудником МВД был капитан Чеглаков, - он ходил и фотографировал, где хотел. Ему, видимо, поручили «пронаблюдать и доложить», и при случае защитить этих «юнцов» от диких зверей и уголовников, - оружие капитан Чеглаков наверняка имел. Группа Чернышова вся состояла из сотрудников МВД – охотников и следопытов, специально обученных вылавливать беглых зеков в тайге, - они, по всем признакам, не раз этим занимались.

    Ряд спекуляций был связан с датой на обложке дела, - якобы дело было возбуждено 06.02.59 г., т.е. еще до того, как нашли палатку дятловцев. И что поэтому, якобы, власти знали о гибели группы, но скрыли это и выполнили «имитацию» улик на месте происшествия. Однако постановление Темпалова о возбуждении предварительного расследования по факту гибели туристов на листе 1 дела датировано 26.02.59 г. Причем сам факт гибели туристов Темпалов удостоверяет лично на месте происшествия, - без ссылок на какие-то улики или свидетельства. Сам Темпалов действительно прибыл на место происшествия 27.02, а палатку и погибших осмотрел 28.02. Обнаружение улик Темпалов по факту датировал, как 26.02. Может, по этой причине, эта дата и была ошибочно записана на обложке дела, а потом первая цифра стерлась. Или там была записана буква «в» перед обозначением месяца. На новых обложках дела неверно указана дата 06.02.59 г., - из всех остальных материалов дела (включая и постановления о продлении срока и постановление о закрытии дела) ошибочность этой даты совершенно очевидна. Такую же ошибку мы нашли и на листе 47 дела в протоколе допроса Свидетеля Попова, - там неверно указана дата 6 февраля вместо 6 марта. Мы по этим двум датам послали запрос в прокуратуру Свердловской области с указанием на ошибочность этих дат, и нам ответили, что наши замечания обоснованы и будут учтены. А из архива нам ответили, что дата 6.02.59 появилась по дате самого раннего документа в деле согласно правилам датирования архивных документов. Поэтому эта явная ошибка в протоколе перешла и на обложку дела, - это не две, а одна ошибка, причём на новой обложке дела.

    Писатель Олег Архипов (из Тюмени) нашёл записку Темпалова с указанием даты 16.02.1959, с упоминанием о поисковых работах группы Дятлова и о «деле Рееба». Проверка этого факта, якобы, о «знании прокуратурой о гибели группы Дятлова ещё до начала спасательных работ», показала, что действия Темпалова по «делу Рееба» относятся к середине апреля 1959 года, а дата от февраля является просто ошибкой (опиской) в указании месяца.

    Понятно появление в документах даты 12.02.59 г., - даты контрольного срока возвращения группы Дятлова. Нет ничего необычного в том, что она указана в отдельных документах, как дата исчезновения группы или её участников.

    Ссылки на «Свидетельство Солтер» о, якобы, 11-ти погибших дятловцах и каких-то таинственных «вскрытиях» в Ивделе, например, в статье В.Черноброва, содержат много неточностей. Мы нашли Пелагею (Марию) Ивановну Солтер, и расспросили её и её мужа, - ветерана войны Виктора Константиновича, который сам работал в «п/я Н-240» старшим инженером по сбыту древесины и тоже запомнил события аварии группы Дятлова (В.К.Солтер ушел из жизни 16.05.2009 г., а Пелагея Ивановна – 13.03.2012 г., а похоронены они на Кузьминском кладбище города Пушкин под С-Пб). А П.И.Солтер работала операционной сестрой в медицинской клинике этого учреждения. В.К.Солтер нам сказал, что Пелагея Ивановна плохо помнит события, но он чётко запомнил, что погибших дятловцев было именно 9, но никак не 11. Изменение имени на «Мария» в биографии Пелагеи Ивановны и её переезд с Украины на Урал были связаны с незаконными репрессиями её родителей в 30-е годы (она была одной из семи детей в семье – по словам её дочери Л,В.Афердянн).

    Солтер в рассказах всегда имела в виду 10 дятловцев (включая Юдина), которых она видела в Ивделе в начале похода. «Лишней» здесь по всем признакам оказалась погибшая девушка не из группы Дятлова, которая поступила на санитарную обработку вместе с Колмогоровой в самой первой партии из 3-х погибших. В двух мартовских партиях было 6 погибших (3+3), а обнаруженных тогда погибших дятловцев было только 5. По словам Солтер среди первых трех доставленных было 2 девушки, а среди первых 5 погибших дятловцев была только одна девушка, - З.Колмогорова. Поэтому вторая «девушка» среди шести погибших была явно не из группы Дятлова (ходили там слухи о какой-то погибшей девушке с «поломанными руками», которую, якобы, Дятлов тащил к лесу, но ни у кого из дятловцев руки не поломаны). Вот эта девушка и плюс 10 дятловцев, включая Юдина, и дают эту непонятную цифру «11». Но теперь эта цифра понятна. А вот вскрытия в Ивделе, по словам супругов Солтер, не проводились. Проводился лишь осмотр и санитарная обработка погибших перед отправкой в Свердловск. При осмотре хирург Прудков внутренние травмы не обнаружил. Если вскрытие в Ивделе и проводилось (как следует из актов судебной экспертизы), то без участия Солтер и Прудкова. Вообще, медперсонал этой медчасти был весьма квалифицированным. Поскольку среди «ссыльных» врачей (Торопов, Цацкин, Прудков) были даже врачи из «кремлёвской» больницы.


    Операционная сестра Пелагея
    Ивановна Солтер

    Доктор Прудков Иосиф Давыдович с сотрудницами медчасти п/я Н-240
    (слева внизу: Солтер П.И.)

    «Свидетельства» летчика Г.Патрушева и штурмана Георгия Александровича Карпушина во многом являются неверными «пересказами». Так, утверждение В.Черноброва (статья «Древние боги требуют жертв»):
    «…Первым два тела заметил с воздуха летчик Г.Патрушев, на ЯК-18 посланный искать пропавших туристов. Он и передал координаты на землю поисково-спасательным группам…»
    является неверным: в материалах дела нигде не говорится, что погибших первыми нашли летчики. Те же неверные утверждения приводятся, например, в статье А.Архипова «Высота 1097».

    Пелагея Ивановна и Виктор Константинович Солтер, 21.11.2007 г.

    Из докладной записки гл. механика Северной геологической экспедиции Титова (лист 135 дела) от 26.02.59 ясно, что он вылетал на самолете Як-12 24.02.59 и 25.02.59 на самолете Ан-2 в район поиска и доложил Сульману о том, где он наблюдал лыжные следы (на реках Пурме и Ауспии). Он сообщил, какие группы видел, где группы находятся, и кому сбросил вымпел (группе Слобцова, - из 11 человек). Время его полетов 5 часов 45 минут. В этой записке ничего не сказано ни об «аварийной палатке», ни о каких-то «погибших» рядом с ней. И совершенно ясно, что, если бы палатку обнаружили с воздуха, эта информация никак не смогла бы пройти мимо штаба поиска. 25 февраля там находились многие спасатели: Ортюков, группы Аксельрода и Чернышова, на исходе дня подъехала и группа Карелина. Ясно, что летчики 25 и 26-го февраля видели палатку группы Гребенника на границе леса в районе горы Ойко-Чакур. А группу Аксельрода 26-го забросили вертолетом примерно в ту же точку, что и группу Слобцова тремя днями ранее. Если бы авиаторы обнаружили аварийную палатку с воздуха 25 февраля, то к ней в тот же или на следующий день сразу бы забросили одну из поисковых групп, находившихся в штабе. Но ничего этого не случилось, - не обнаружили палатку дятловцев с воздуха. Здесь ложный тезис основан на неверно переданной информации о наблюдении авиаторами палатки группы Гребенника, которая тоже была «двойной» и стояла на открытой части горы, как и у дятловцев.

    Для сигнализации самолету о ходе поисков поисковики ложились на снег, изображая условные фигуры. Например, буква "П" обозначала сигнал: "Поиск продолжаем. Все нормально". По всем признакам с самолета видели лежащих на снегу туристов, а не погибших дятловцев. Ведь никто из погибших дятловцев не лежал около палатки дятловцев даже когда их эвакуировали, - это известно определенно. А "длинные" волосы, якобы лежащей на снегу женщины, - это были свисающие "уши" шапки-ушанки. Ведь ясно, что из кабины самолета практически не видно, что прямо внизу на земле, да и летчику там не до "наблюдений", особенно при полете в горах. А ложный тезис об «одиннадцати погибших» мог пойти и в виде слуха от неверного пересказа донесения Титова о том, что он видел на Ауспии поисковый отряд Слобцова («Вижайский отряд») из 11 человек.

    На всех этих ложных утверждениях, основанных на неверных пересказах отрывочных наблюдений пилотов, строятся ошибочные фантазии о том, что до обнаружения поисковиками погибших куда-то «переместили», чтобы скрыть следы преступления. Нет, все эти утверждения насчет обнаружения палатки пилотами, - это просто неверно воспринятая и неверно переданная информация, которая опровергается хронологией событий. Общая картина полетов по материалам дела ясна. 21-го Дряхлых летал на самолете с Блиновым, а 22-го с Гордо на вертолете. 23-го высаживали на вертолетах отряд Слобцова. 24-25.02 летал на разведку Титов (по его докладной записке Сульману) на самолетах, а на вертолетах 25-го высаживали отряды Гребенника и Чернышова. 26 февраля Атманаки и Скутин летали на самолете на разведку в район Отортена, а на вертолете туда высадили отряд Аксельрода. А с 27-го стали снимать отряды (бросая им с самолетов вымпелы) и перебрасывать их к горе Холатчахль на вертолетах.

    Преувеличены и утверждения о том, что пилот Патрушев серьезно опасался за свою жизнь в связи с «этой историей», якобы, со слов его жены Гаматиной. Работа пилота – всегда опасная, и его жена опасалась за него всегда. Понятно, что к этим опасениям примешивались и опасения, вызванные и непонятными фактами аварии Дятлова, и наблюдениями Патрушевым НЛО во время отдельных полетов (но не в период поисков дятловцев). Сообщения же о каких-то «крушениях вертолетов» во время спасательных работ с группой Дятлова (в одном из ранних фильмов РЕН-ТВ) являются ложными. Фильм РЕН-ТВ «Громкое дело. Гора мертвецов» Юлии Фотченко дает в целом достоверную картину трагедии (хотя он и не свободен от мелких ошибок в трактовке отдельных событий и фактов).

    Факт гибели Патрушева в авиакатастрофе у горы мертвецов Холатчахль, - недостоверный. Патрушев погиб южнее, - примерно в 65 км от горы Холатчахль.

    По сути, ничем не обоснованы подозрения, что в неких отсутствующих «документах» содержится, якобы, разгадка тайн этой истории. Среди таких документов называются отдельные листы из дела («секретный пакет» с изъятыми листами), «дневник Колеватова», «дневник Масленникова», «архив Ярового» и, конечно, «дело КГБ», содержание которого никому неизвестно. Пока содержание и само существование отдельных «документов» неизвестно, делать любые «выводы» на их основе неправомочно. «Основы» здесь нет, - любые такие выводы являются фантазиями и спекуляциями. При расследовании нам удалось установить содержание ряда документов.

    К примеру, «дневник Колеватова» упоминается в «Блокноты Григорьева Г.К.», Областная Газета. 01.02.2001 г. в связи с переписью вещей погибших:

    «…В одном рюкзаке записная книжка с надписью: "Сашеньке Колеватову для дневника". Но он чист, ни одного слова в нем. Нашли и портмоне с документами, письмами, деньгами. Несколько дневников еще там, на месте гибели, забрал прокурор Темпалов...»

    Так что «дневник Колеватова» найден, - в нем ничего не было. Можно заметить, что условия похода не располагают к ведению «дневников», - на это нет ни времени, ни элементарных удобств в лесу на морозе. Поэтому дятловцы вели только общий дневник, причём писали его поочерёдно разные туристы по мере возможностей и по заданию руководителя.

    Известно, что дневник Масленникова хранится у Карелина В.Г., содержание дневника мы изучили. В нем технические записи по организации поиска. Рисунок из дневника был приведен выше (схема поиска).

    Известна и повесть Ярового, - если он знал что-то интересное, почему ничего не сообщил другим? Сюжет его повести явно основан на первых версиях гибели дятловцев, возникших у Темпалова, поисковиков и местных жителей. По этой версии кто-то из дятловцев вышел ночью из палатки, его сдуло ветром вниз, он закричал. А остальные бросились ему на помощь и тоже были сброшены ветром вниз, спустились с горы в лес и там замерзли. Именно так строились первые версии гибели дятловцев. В повести Ярового Неля Васенина выходит из палатки, теряет ориентировку, пугается, падает со скал и криком зовет товарищей. А те устремляются на помощь, режут и рвут палатку, а ураганный ветер сбрасывает всех вниз и гонит до леса. В этой версии соединились и правдивые, и ложные представления о возникшей ситуации. В части воздействия холода и ветра представления были правильны. А вот в части причин разрушения палатки и получения травм события аварии оказались куда более тяжелыми и трагичными.

    Представление, что кто-то из дятловцев вышел ночью из палатки, и подал сигнал тревоги остальным для бегства от опасности, является ложным (часть причин была изложена выше). Его опровергает и тот факт, что по всем признакам палатка была закрыта, когда возникла необходимость её покинуть, - палатку пришлось резать. Если бы кто-то находился снаружи, - палатка наверняка бы была открыта, и все устремились из неё через вход, а не через крышу. Резать крышу и ставить всю группу в явно аварийную ситуацию с повреждённой палаткой в таких случаях никому бы и в голову не пришло.

    Что было в «секретном пакете» материалов дела, нам удалось установить при разговоре с адвокатом Геннадием Петровым. В ходе обсуждения он предположил, что в этот пакет выделили материалы радиологической экспертизы на листах 370-377 дела, что следовало из справки в материалах дела. А весь этот «пакет» вернули в дело, т.е. он сохранился в деле, и мы видим эти материалы экспертизы. При проверке установили, что лист под номером 370, - действительно постановление о проведении радиологической экспертизы, что следует из описи дела. «Дополнительные вопросы эксперту», - это лист 375, номер просматривается четко. При изучении дела в архиве наши предположения подтвердились, - листы с этими номерами – это акт радиологической экспертизы.

    Содержание «секретного пакета» установлено. По документам дела мы с Петровым проследили его путь. Он возник после возврата «дела» из Москвы 11.07.59 и после проверки, когда по указанию Клинова дело засекретили, а указанные страницы выделили в сов.секретный пакет. Позже при «перетряске» сов.секретных фондов этот пакет вернули в дело, а все дело передали из секретного архива в обычный.

    Стало ясно и происхождение «второго тома» дела. По описи второго тома дела выяснили, что туда попали отдельные документы, которые не были нужны в первом томе: копии отдельных листов и черновики. «Сбросили» во второй том дела и документы, поступившие уже после его официального закрытия. Работник архива, принимавший их, не мог по закону их ввести в дело без следователя. А следователь работу с этим делом к моменту поступления документов прекратил. Вот так и появился второй том с документами, «выпавшими в осадок». Сюда попали черновики отдельных документов, 35 фотографий и 10 листов подписей к фотографиям, «расписки о неразглашении сведений», переписка прокуратуры по делу, отдельные акты экспертиз, заметки, переписка и расписки о приеме вещей дятловцев родственниками и друзьями погибших. «Секретов» там нет, - все содержание тома 2 сохранилось, и мы его изучили в феврале 2010 г. То, что во втором томе, якобы, находились документы «надзорного дела» прокуратуры – по всем признакам неверно потому, что признаков уголовного преступления не обнаружено. В «надзорном деле» следователь отбирает важнейшие документы для прокурора и выступления того в качестве обвинителя на суде. Читать все документы прокурору обычно просто не хватает времени, - поэтому ему и отбирают все самое важное и главное. Здесь дело до суда и обвинений не дошло, - поэтому и обвинительных документов, и надзорного дела не было.

    Геннадий Валентинович Петров

    У «дела» дятловцев отсутствовал официальный номер, - это было связано с практикой расследования в то время. Если прокуратура сомневалась в том, что имелось уголовное преступление, и что дело будет передано в суд, она не присваивала номер. В случае присвоения номера приходилось официально дело «закрывать», а эти сложные дополнительные манипуляции делать не хотелось. Архивные номера дела, как «единиц хранения» в архиве Свердловской обрасти - № 659 (том 1 дела) и № 660 (том 2 дела) в фонде № Р-2259 архива ГАСО (Екатеринбург, ул. Вайнера, 17).
    Какие еще были сомнительные предположения?
    Все рассуждения о наличии большого количества «валежника» у костра дятловцев сильно преувеличены. Во-первых, валежник находился под слоем снега. А промерзшие и мокрые от снега ветки горели очень плохо при столь низкой температуре. И костер, и печка хорошо горят только при достижении достаточно высокой температуры, что в тех условиях обеспечить было трудно. Дятловцам не удалось разжечь большой костер по двум причинам: и из-за отсутствия дров и из-за мороза и ветра. Надо учитывать и то, что разная древесина горит по-разному. Хорошо горят ветки кедра и сосны, - дятловцы это знали (кедр – это сибирская сосна). А вот ветки и стволы пихт и ёлок разжечь очень трудно, и горят они плохо (особенно в намокшем от снега состоянии). Потому дятловцы и жгли ветки кедра, а не пихты. И поэтому все утверждения о том, что «для костра было достаточно валежника» - лишены основания.

    Из факта, что «на палатке не обнаружили следов крови» еще не следует вывод, что травмы дятловцы получили вне палатки: кровь капала не на дно палатки, а на вещи, расстеленные на дне. И не на палатку снаружи, а на снег на ней и рядом с ней. Да и не было у дятловцев сильных наружных кровотечений. Следы кровотечений остаются у одетых людей, прежде всего, на их одежде, которую кровь смачивает и на которую она капает. Но на одежде дятловцев не обнаружили следы сильных кровотечений.

    Кедр был спилен, – «факт» неверный и неверно, будто спиливали кедр для сокрытия «места преступления». Утверждения выдуманы теми, кто не смог обнаружить кедр, - найти его действительно непросто. И Шаравин в 2001 году, и мы в экспедиции 2008 года обнаружили кедр целым. Можно убедиться на следующих снимках, - от 2008 и 1959 года.

    Вот он, кедр, вот три ствола рядом на заднем плане и остатки дерева, которое видно на снимке 1959 года спереди слева. А второй кедр, который на современном снимке виден слева, мы тоже на других снимках 1959 г. обнаружили, - этот кедр находится всего в 4,5 м от коры «дятловского» кедра.

    «Два Юры» - Кунцевич и Юдин у дятловского кедра и раскопа костра (слева внизу). На заднем плане видны ствол второго кедра (слева), Саша Кунцевич, Вова Шикобонга, а за ним – «тройное дерево» (фото Буянова, 06.08.2008 г.)

    Ложными выдумками были и предположения о том, что «костёр у кедра был сигнальный» и что «на кедре было сделано окно для наблюдений». Очень недалеко ночью в метель можно было увидеть такой небольшой костёр. И тем более невозможно там что-то было наблюдать с высоты до 5 м. Мы были на вершине кедра – даже днём с верхушки при хорошей видимости людей и палатку на склоне можно бы было разглядеть только в сильный бинокль (у дятловцев его не было, но и он ночью был бесполезен).

    Снимок 1959 г. остатков костра дятловцев у кедра

    Как рождаются ложные слухи можно проследить на факте с «булавками». Поисковик Лебедев действительно при разборе палатки увидел, что разрыв палатки был подколот булавкой. И написал в протоколе. И вот уже фантазеры выдумали какую-то «гирлянду» из булавок, как «доказательство» присутствия «спецназа» на месте аварии. «Гирлянда» булавок появилась на палатке в комнате эксперта-криминалиста, изучавшего её порывы.

    Следователь Иванов писал, что «человек замерзает в позе «эмбриона» (свернувшись «калачиком»). Этот тезис и возникшие фантазии о том, что дятловцы, якобы, погибли не от замерзания, являются неверными. Человек обычно замерзает в позе «спящего», - не обязательно в позе «эмбриона». В известных нам случаях гибели от замерзания на Эльбрусе поза «эмбриона» не встречалась, - погибшие замерзли в разных позах.

    Снимок 1959 г. двух кедров (большой кедр слева) и «тряпка» – предположительно сожженные брюки Кривонищенко, найденные «юго-западнее кедра вблизи от рубленного ельника» (в 15 м от настила)

    Откровенным заблуждением являются и утверждения - «ужастики», что в случае, если бы кто-то из возможных участников похода (Юдин, Аксельрод, Бартоломей, Биенко) оказался в группе Дятлова, то он бы непременно погиб вместе с ними. Подобные вещи могут утверждать люди, слабо знакомые со спецификой спортивных походов или плохо продумавшие ситуацию. А специфика похода состоит, например, и в том, что участник группы, - её активная сила, а не пассивный «пассажир». Поэтому даже при замене или, тем более, при добавлении всего одного участника все события похода смещаются очень неоднозначно. А вся ситуация, и её возможные исходы возвращаются к «начальной неопределенности». Если бы Юдин пошел с группой, события развивались бы не так. И совершенно неизвестно, погибла бы группа вместе с Юдиным, или нет. Можно сказать, что смещение палатки при установке всего на несколько метров, могло в корне изменить ситуацию, - обвал в другом месте мог на палатку не сойти. А мог сойти с другими последствиями. Потому все рассуждения о том, что, если бы кто-то пошел в поход, то тоже бы погиб вместе с группой Дятлова, - все эти утверждения не обоснованы.

    Имелись также фантазии и спекуляции, связанные с якобы каким-то «уголовным прошлым» Золотарёва ввиду наличия у него татуировки с непонятной символикой и непонятной надписью:

    «… на тыле правого предплечья в средней трети татуировка с изображением свеклы и буква +С, на тыле левого предплечья татуировка с изображением «Г.С «ДАЕРММУАЗУАЯ», пятиконечной звезды и буквы С, букв «Г+С+П=Д» и цифры 1921 год».

    Здесь наиболее убедительно объяснение адвоката Геннадия Петрова. По всем признакам надпись была считана не совсем правильно с поврежденной кожи (начавшей разрушаться), причем для татуировки применили крылатое «армейское» выражение бойцов подразделения, в котором служил Золотарёв. Такой фразой могла быть фраза «Даешь Муазунд» (или «Даешь Моозунд»). 1921 – год рождения Золотарёва, а «Г+С+П=Д» - символ дружбы (Д) трех солдат, в число которых входил и «С» - Семен Золотарёв (как и «С» в других местах). Пятиконечная звезда – это символ армейской дружбы и службы. «Свекла», - это не свекла, а сердце с изображением «фонтана любви» или изогнутой «стрелки», направленной в сердце. А вот «Г.С.» могло быть символом не обязательно «именным» (Гена-Семен), это могло быть сокращением «крылатого выражения» (например, «герои-солдаты», «героическая служба», и т.п.). Понятно, что «тыл левого предплечья – это то, что «ближе всего к сердцу», предмет сердечной привязанности. А «тыл правого предплечья» с изображением знака любви на правой руке – это символ верности этой любви. Таково объяснение Г.Петрова.

    Определенные крылатые выражения легко прививаются в небольших коллективах. Особенно, если люди их начинают часто использовать со скрытой иронией, ради повышения настроения (вспомним фразы из известных кинокомедий или из популярных анекдотов: «Муля, - не нервируй!.. Жить хорошо!.. Птичку жалко!..»). В практике малых коллективов и туристских групп это обычное явление.

    Ряд фактов, обнаруженных во время исследования дела и других архивных документов, свидетельствует, что Золотарёв был человеком культурным и образованным. Он окончил минский институт физкультуры и университет марксизма-ленинизма, был членом КПСС, участвовал во многих походах. Золотарёв прошел всю войну и имел четыре правительственные награды: орден «Красная Звезда» и три медали. У него были две сестры и брат, который погиб на войне в 1943 году. И ясно, что никаким уголовником или «сексотом» Золотарёв не был, как пытались представить некоторые фантазеры. Золотарёв был человеком честным, и он достойно разделил судьбу с остальными дятловцами. Ясно, что в походе группы Дятлова он хотел повысить свою спортивную квалификацию. Перед походом он ходил на несколько тренировок в течение месяца с группой Согрина. Но потом отпросился в группу Дятлова в менее длительный поход, который ему больше подходил по срокам (он хотел в течение отпуска съездить к маме на Ставрополье). Золотарёв погиб в свой день рождения. Документы личного дела Золотарёва удалось найти активистам поиска Галиной Никишиной (Москва), Майе Пискарёвой (Испания) и Алексею Коськину (Екатерибург).

    Галина Никишина нашла и наградной лист Золотарёвва Семена Алексеевича (1921 г.р.), - представление для награждения орденом Красной Звезды за восстановление понтонного моста при переправе 21-22 апреля 1945 г. (видимо, через реку Одер). Из него следует, что Золотарёв воевал в составе 13-го моторизованного понтонно-мостового ордена Александра Невского полка ТМП (подполковника Щукина) 3 гвардейского Гродненского кавалерийского корпуса 70-й армии 2-го Белорусского фронта. В описанном в наградном листе боевом эпизоде, Золотарёв по пояс в воде вместе с бойцом Корнеевым своего отделения из 9 человек (командиром которого был Золотарёв) пригнал с 300 м разрушенную снарядом верхнюю часть прогонов секции моста из заболоченного участка реки к разрушенным секциям моста. Он вместе со своим отделением восстановил разрушенные прогоны 50-титонного моста и движение по нему грузов и танков. Всё это было сделано под интенсивным артиллерийско-миномётным и пулемётным огнём противника, причём один из бойцов отделения был ранен, и Золотарёв занял его место. Золотарёв имел еще медали «За оборону Сталинграда», «За взятие Кёнигсберга» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне». В действующую армию Золотарёв был призван после окончания средней школы 18 октября 1941 года, а в боях участвовал с 10 мая 1942 года до победы, - т. е. в течение 3-х лет войны. Он не имел ранений на войне. Описанный в наградном листе поступок Золотарёва хорошо характеризует его, как человека, который в трудной и опасной ситуации сумел быстро, качественно справиться с задачей и как рядовой боец, и как командир отделения. За что и был представлен к награде. Ясно, что он был у командования полка «на хорошем счету» и за прошлые заслуги, иначе такое представление и награда вряд ли бы появились.

    Конспирологи трагедии пытаются сделать Золотарёва каким-то «злодеем» потому, что на месте преступления не нашли никаких следов посторонних людей. Вот и пытаются найти «преступника» внутри самой группы Дятлова. Но это – недостойная игра с попытками очернения биографии честного человека и его светлой памяти.

    Недостоверными фактами (фантазиями и спекуляциями на их основе) являются и ссылки на «свидетельства» виртуальных личностей в Интернете. Например, «свидетельство доктора Деева» (якобы, погибшего в автокатастрофе) или «свидетельства Лорелайн» (на форуме ТАУ «Загадка Дятловцев, она же «Настя», она же «Магдалена» в статье журнала ЭКС «Секретные материалы горы мертвецов», № 39, 2005, с.44), В этих, ничем и никем не подтвержденных, «свидетельствах» анонимов или нет никаких новых фактов, или приводятся ложные факты. «Виртуальные анонимы только утверждают, что они что-то знают, а вот новые достоверные факты привести не могут. Верные факты они приводят вперемешку с явными заблуждениями, фантазиями и ляпсусами. Такими же нелепостями полны и всякие предсказания о причинах Трагедии «экстрасенсов», «астрологов» и «ясновидящих» на телевидении, которые вслепую рассуждают о том, чего сами не знают и не понимают. В этих предсказаниях они ничего нового и важного не сообщили.

    Спекулянты обычно отвечают на вопрос так, что ответ является новым и более сложным вопросом, еще более запутывающим ситуацию (например, вопрос об «инопланетянах» и их наличии является куда более сложным вопросом, чем объяснение «воздействием инопланетян» какого-то отдельного явления).. Они ничего не доводят до конца, - они не могут построить обоснованную картину событий, проверить факты на достоверность. Они ничего не утверждают и не доказывают конкретно, - а истина всегда конкретна!

    Спекулируют на неполной информации, на недоработках следствия и неполноте показаний свидетелей. К примеру, одна из спекуляций сводилась к тому, что найденный у палатки ледоруб не принадлежал группе Дятлова (хотя на фотографиях этот ледоруб виден в рюкзаке Золотарёва). При этом ссылались на Юдина, который «не опознал» ледоруб. Юдин действительно «не опознал», но не ледоруб, - он не опознал, кому ледоруб принадлежал. Ледоруб этот сдали на склад, как собственность спортклуба.

    Спекулируют на фактах, которые невозможно проверить. Действительно, можно ли проверить «достоверность свидетельства», которого нет? Таково, к примеру, «свидетельство» об «огненных шарах» от 1 и 2 февраля. Никто «шары» в эти числа не видел, а само «свидетельство» является лишь слухом.

    Или можно ли проверить «достоверность» явления, которое нигде и никем не наблюдалось? Например, достоверность «инфразвука»(по предположению МС В.А.Борзенкова), который, якобы, мог вызвать паническое бегство из палатки? Нет, пока какое-то явление в природе не зафиксировано, - оно в принципе «недостоверное». А всякие рассуждения о явлениях, которые нельзя наблюдать и нельзя воспроизвести в природных условиях, - это «схоластика» типа спора о «чёрто-вместимости» конца булавочной головки. Возможность же наблюдения какого-то явления в лаборатории еще не доказывает наличие этого явления в природе. В первозданной природе нет ни лучей лазера, ни взрывов тротила. Надо видеть разницу проявлений естественной и искусственной среды (техники, созданной людьми).

    Мотивы убийства, выдвигаемые спекулянтами для обоснования «криминала» - совершенно недостоверны. Предположений здесь много и насчет «криминального прошлого» Золотарёва, и насчет попыток «замести следы» преступления или «убрать свидетелей» какого-то испытания. Но вот никаких доказательств этих предположений нет. А о каких-то «криминальных» версиях можно говорить только тогда, когда ясно видны следы и мотив преступления, и когда они - документально доказанные факты. Нет никаких оснований и улик для подозрений, что кому-то была «выгодна» смерть группы туристов, да и следов преступления никто не обнаружил. А если нет следов «криминала», - значит и все «версии» с криминалом – несостоятельны. А если нет следов «техногена», - значит, и все «версии» с участием техногенных причин – несостоятельны.

    Ложны построения «доказательств» на основе отсутствующих фактов и свидетельств. На основе отсутствующих «фактов» можно утверждать все, что угодно. Так, на основе отсутствия оружия и следов применения оружия можно утверждать, что оружие «было», но оно было использовано только для "устрашения", для "выгона на мороз" для убийства путем "вымораживания". Такая «версия» тоже выдвигалась. Глупость это, - из того, что что-то «не обнаружено» вовсе не следует, что «это было» на самом деле. Надо понимать, что такие «версии» придумывают параноики на основе своих внутренних «страхов» и болячек. И втягивают в эту паранойю нормальных людей. На основе отсутствия фактов можно утверждать лишь, что отсутствуют все признаки связей и самих «подозрительных» явлений на основе этих «фактов». К примеру, факт отсутствия каких-то серьезных пропаж вещей дятловцев прямо свидетельствует и против криминальной версии аварии, и против какого-то присутствия посторонних лиц на месте аварии.

    Есть еще и спекуляции-обвинения властей в том, что партийные и советские власти «что-то скрывали». Эти обвинения в данном случае во многом не обоснованы. В данном случае власти немало сделали для раскрытия причин и хода аварии, организовав длительные спасательные работы с привлечением практически всех доступных средств и большого количества людей, имевших подготовку для жизни в походных условиях. Прокурор Иванов неправильно выдвигает обвинения против советских и партийных органов и руководителей в статье «Тайна огненных шаров». В данном случае власти не раскрыли причин аварии не потому, что знали о них, - они не раскрыли причин аварии потому, что о них не знали. Местные власти располагали лишь реальной информацией в объеме материалов следствия, известные Иванову. А об испытаниях ракетного оружия на космодроме в районе Тюратама и о ядерных испытаниях на Новой Земле центральные власти в Москве информировали только тех, кто непосредственно с этими испытаниями связан по работе. Власти в Свердловске этой информацией по всем признакам не располагали.

    Ну, а в том, что следствие не пришло к правильным выводам, - в этом есть и недоработки самого Иванова. М.А.Аксельрод отмечал, что Иванов не слишком прислушивался к мнению опытных туристов, и не информировал поисковиков о ходе следствия по соображениям сохранения тайны следствия и по указанию своего начальника Клинова. Понятно, что «молчание» Иванова в части материалов расследования объяснялось вполне понятными причинами сохранения служебных секретов и соблюдения служебной дисциплины. Такое поведение у всех профессиональных следователей «в крови». Но, думается, если бы Иванов более тесно и более доверительно работал с туристами в части поиска и анализа улик, он бы смог выйти на верный путь. В частности, и версия Аксельрода о лавине могла бы появиться раньше, а не после официального закрытия следствия. Выводы Иванова о причинах радиации и о связи аварии Дятлова с полетами «огненных шаров» были неправильными, - это сейчас ясно. Эти выводы тоже стали источником заблуждений, фантазий и спекуляций.

    Неверным является утверждение, будто следователи у поисковиков брали расписки о «неразглашении» сведений. Такие расписки следствие взяло только у наиболее информированных участников спасательных работ, - у Масленникова и Ярового (эти расписки подшиты в томе 2 дела, листы 4 и 5). Подписка Ярового, - корреспондента областной газеты, - возможно, преследовала цель не допустить широкой огласки материалов в прессе. Причём подписки эти взяли у них, только в мае, когда следствие зашло в тупик и стало ясно, что материалы расследования придётся засекретить. А у остальных поисковиков, даже руководителей групп, например, у Слобцова, никаких подписок прокуратура не брала.

    Также не обоснованы и спекуляции на ограничениях передвижения поисковиков в районе аварии группы Дятлова. Ограничение передвижения производилось не из-за желания властей что-то «скрыть», а по соображениям безопасности, соблюдения дисциплины и требованиям следствия, чтобы не запутать следы и улики.

    Неверными являются утверждения, будто на место аварии не допускали «журналистов». На место аварии летали корреспонденты газеты «На Смену!» Юрий Яровой и собкор газеты «Уральский рабочий» Григорьев Г.К. По словам поисковика Синюкаева, к ним во второй половине марта прилетал и корреспондент газеты «Красная Звезда». Конечно, не допускали туда всяких зевак, - недешевое это «удовольствие», и небезопасное. Спасательные работы – это не «экскурсия». Ведь в глухой тайге жить и работать подготовлен далеко не каждый. Направляли туда тех, кто имел подготовку, и кто мог выполнить полезную работу. В частности, Ю.Яровой помогал следственной группе на месте аварии, как фотограф. Григорьев в письме главному редактору газеты «Уральский рабочий», которая опубликовала книгу А.Гущина «Цена гостайны – 9 жизней», резко возражает Гущину и утверждает, - реально книга Гущина не даёт ответ на причины и события трагедии группы Дятлова. И особенно резко возражает насчёт какого-то участия «военных» в убийстве дятловцев или сокрытии следов преступления из-за какой-то «техногенной аварии». Григорьев Г.К. сообщает, что он совместно с Продановым – «первым секретарём Ивдельского горкома партии» (реально – «райкома партии», поскольку Ивдель является райцентром, а не областным центром Свердловской области) два часа исследовал окрестности места трагедии и не обнаружил там никаких следов «техногенной катастрофы». Причём по характеру следов на месте трагедии ясно, что за время от трагедии до прихода групп поиска никаких сильных снегопадов там не было, - поэтому снег не мог занести следы какой-то крупной катастрофы. В отдельным местах сдутый ветром снег с горы (от низовой метели) мог занести только отдельные углубления склона. А на основной открытой части горы, где стояла палатка, гора была покрыта слоем снега, уплотнённым ветром, - на этом слое и отпечатались следы группы Дятлова. Упоминаемые Григорьевым какие-то «ледяные наросты» на камнях высотой более 1 м и углубления в снегу, - скорее всего, были плотно занесённые снегом отдельные деревья и снежные углубления, образовавшиеся в ветровой тени этих выступов. Поскольку в летнее время мы не обнаружили на курумниках (каменных осыпях) склона горы никаких крупных камней с выступами более полуметра, а вот отдельные невысокие деревья на склоне есть, - особенно, на границе леса. На уровне, где стояла палатка, склон имеет бугры и впадины, но в зимнее время снег скрывает эти неровности, из-за которых толщина снега в разных местах горы – разная.

    И ясно, что закрытие района аварии до 1963 года объяснялось не столько желанием властей что-то «скрыть», сколько желанием обезопасить себя от новых неприятностей в случае, если в районе произойдет новая авария с туристской группой. Новая авария после аварии Дятлова вызвала бы серьезные дисциплинарные наказания для местных партийных и советских функционеров со стороны Москвы. Достаточно «вольные» похождения разных туристских групп и отрядов поисковиков вокруг места аварии указывают на то, что никаких секретных «полигонов» или закрытых «зон» там не было, а «закрытие» района было чисто формальным –по «постановлению», а вот кордоны не выставлялись даже на дорогах (не говоря уже о каких-то «оцеплениях» района войсками). И понимали местные власти,что из-загибели группы Дятлова врайоне горы 1079 могли существовать какие-то опасные явления, которые следствие понятьне смогло.

    Выдвигались также обвинения в адрес следствия и в адрес поисковиков в том, что следствие произведено не очень тщательно. Что имелись ошибки в документах, что были нарушены улики, и что не сохранили в целости место аварии. Но, надо реально представлять условия, в которых велись поиск и следствие. Главной задачей поисковиков явилось найти и спасти живых. При этом не очень задумывались о сохранности улик и следов. И следственная группа работала в нелегких условиях, - на ветру, на морозе, в тайге. Не сразу следователи оказались на месте аварии, не всегда поспевали за поиском. Легко ли делать записи на ветру, в мороз? Потому не случайно были допущены отдельные ошибки и неточности в написанных по памяти в палатке протоколах. И с самого начала следователи не знали, насколько сложным и «громким» станет это дело, - с самого начала оно не казалось ни трудным, ни запутанным. Ведь разные аварии с туристскими группами по естественным причинам случались и ранее, и позже этого случая.

    Ходили слухи и о «похудение» официального дела о расследовании аварии Дятлова. Есть свидетели, которые видели дело раньше, когда оно по объему было заметно больше. При изучении нами дела в октябре 2009 г. и феврале 2010 г. выяснилось, что подлинники тома 1 и тома 2 дела сохранились полностью (на руки в архиве дают обычно только их копии). В копии тома 1 отсутствовало лишь несколько листов схем. А в копию тома 2 выделили 70 листов из 120, причем из него были изъяты разные черновые и второстепенные документы, содержимое которых нам известно из подлинника тома 2. Копия «Дела», которую давали для изучения в архиве (чтобы «пощадить» его подлинник), действительно была несколько тоньше подлинника «дела», - возможно, поэтому посчитали, что «дело похудело».

    Никаких «улик» в пользу «техногенной аварии или криминального преступления все экспедиции в район горы Холатчахль на месте происшествия за 50 лет не обнаружили. В ходе экспедиции-2008 поиск с металлоискателями привел к обнаружению многих следов поисковых работ: нашли лавинные зонды, совковые лопаты, лыжные крепления, наконечник лыжной палки, старые консервные банки, остатки гильз от ракетницы и от малокалиберной винтовки. Экспедиция-2009 обнаружила у кедра триконь (металлическую подковку от альпинистских ботинок) и гильзы от карабина. Все эти предметы имелись у поисковиков.

    А вот какая-то «причастность» к аварии металлического кольца, найденного где-то поблизости от перевала, пока не установлена. Кольцо это похоже на обломок двигателя зенитной ракеты. Но ясно, что тогда, в 1959 г., зенитная ракета в район горы Холатчахль залететь не могла даже из окрестностей Ивделя. Она могла залететь туда позже, - из района горы Чистоп, где в 1972-1986 г. базировалась РЛС дальнего обнаружения. Либо этот «артефакт» был занесен в район перевала какими-то шутниками.

    В 2013-2015 годах на разных расстояниях от перевала Дятлова нашли и другие обломки ракет и другие предметы, - о них выше было сказано.

    По показаниям В.И.Коротаева о «купании в бочке со спиртом» после обследования погибших дятловцев тоже ходило много слухов, - якобы, о том, что «дятловцы были отравлены». Но последняя четвёрка дятловцев была не «отравлена», а найдена в состоянии «разложения», поэтому и были применены повышенные меры обеззараживания. Рассказ Коротаева кажется выдумкой, но косвенно он подтверждается наличием в Ивделе «Гидролизного завода», который выпускал технический спирт в больших количествах. И потому выдать бочку со спиртом помогавшей ему медсанчасти мог запросто. А также подтверждается словами самого Коротаева о том, что вся группа прокуратуры там «хорошо выпила» после работы с погибшими и, ясное дело, покинула Ивдель «чисто отмытой» спиртом и внутри, и снаружи. А после выпивки и обтирания спиртом в бане членам комиссии могло и присниться и запомниться «купание в бочке со спиртом». В общем, понятно, - откуда идут «сладкие воспоминания» о «бочках со спиртом» в памяти следователя спустя много лет…

    Из бывших студенток УПИ, которые помогали в организации поиска, мне наиболее активно возражала Галина Кузьминична Баталова. У неё, тогда ещё молодой студентки, двое мужчин «в штатском» в УПИ отобрали тетрадку с записью переговоров о проведении поисковых работ. Из воспоминаний Баталовой:

    «…Вернувшись через неделю в город, уже в общежитии узнала, что группа Дятлова не вернулась, ведутся поиски, нашли лабаз. Все ребята уехали на поиски, а девчата дежурят в профкоме. После занятий зашла в профком. Там в маленькой комнате лежала тетрадь, в которую мне надо было записаться на дежурство. Открыла, прочитала последнюю запись, которую не забыла до сих пор: «Нашли палатку, людей нет. Скат палатки разрезан ножом, нож лежит рядом. В палатке аккуратно постелено: снизу лыжи, затем рюкзаки, телогрейки и сверху одеяла. Несколько одеял лежат стопкой в углу, в другом углу стоит развязанный полный мешок сухарей, прямо под разрезом окорок, надрезанный ножом. На месте документы, деньги». Стало очень жутко, до этого казалось, что они живы, где-то подзаблудились, ну что-то случилось с кем-нибудь, не могут быстро идти, а теперь…без лыж, без телогрейки зимой?...Вечером узнали, что нашли двух человек мертвыми в 1,5 км от палатки у костра, один сидит, другой лежит лицом вниз, нога в костре обгорела. Через один или два дня пришло сообщение, что нашли еще одного человека (Игоря Дятлова). Потом еще через день утром перед занятиями узнала что нашли Зину. Она была ближе всех к палатке, ползла из последних сил в сторону палатки, снег около рта был подтаявший и коричневатый. После занятий идем в профком, чтобы посмотреть последнюю запись. Я беру тетрадь, открываю, и…не успела прочесть, как у меня её кто-то мягко но настойчиво отбирает. И только тогда я увидела в профкоме незнакомых мужчин в темных строгих костюмах, очень вежливых и серьезных. Они нас быстро выдворяют в коридор. Я хотела прихватить с собой тетрадь, но её не дали: «потом девочки зайдете!». Дверь захлопнулась перед носом, дежурства прекратились, попасть в профком мы больше не могли. После этого вся информация из Ивделя прекратилась, все жили только слухами. Только теперь я понимаю, что в это время были готовы химические анализы первых найденных 3-х человек, что-то было обнаружено секретное, что нужно было скрыть и поэтому всю информацию засекретили. Через несколько дней (четыре или пять) с помощью щупов находят тело Рустика Слободина…».

    Баталова утверждала, что описание палатки группы Дятлова в этой тетрадке, якобы, совершенно не совпадало с тем описанием, которое было приведено в материалах дела. Но по факту изъятия этой тетрадки в дни 3-5 марта 1959 года (что следует из всей записи воспоминания Баталовой об изъятия тетрадки в дни между обнаружением лабаза 02.03 и обнаружением Р.Слободина 05.03), нам совершенно ясно, что никаким точным описанием аварийной палатки находящиеся в Свердловске студенты располагать в те дни не могли. Они могли располагать какими-то первыми неточными и очень краткими данными из радиограмм от группы Слобцова и от группы Карелина, которые первыми осмотрели палатку 26 и 27 февраля. А следственная группа осмотрела и описала её еще позже – 28 февраля. И никакого точного описания палатки в этой «тетрадке», изъятой до 3-4 марта, быть не могло. Подробное описание не могло дойти в коротких строках радиограмм, а протоколы свидетелей и рукописное описание места трагедии еще не дошло до Свердловска. А вот какие-то отрывочные данные из радиограмм не могли составить достоверную картину улик. Какой там была палатка и что в ней и у нее нашли, - это ясно из показаний поисковиков в деле. Ясно, что ни Баталова, ни её товарищи-студенты в дни до 4.03 этой подробной информацией не располагали. Поэтому ничего не могло быть в этой «тетрадке», которую у нее отобрали эти «оперы». Ничего, кроме отрывочного содержания данных тех радиограмм, которые сейчас известны или каких-то недостоверных данных и слухов. Мы проанализировали эти радиограммы и поняли, что описание палатки было в ней крайне неполным и неточным. Отсюда и возникли разночтения в представлениях Баталовой и тем, что участники поиска сообщили ей позже.

    Сам факт «изъятия тетрадки» был использован позже в защиту тезиса о том, что «власти что-то скрывали». Но ведь ясно, что при ведении каждого расследования его материалы скрываются для того, чтобы его ход не был известен преступникам в случае наличия преступления. Поэтому и изъяли тетрадку, - «на всякий случай» для конфиденциальности расследования. И, быть может, посчитали, что она как-то может помочь следствию. Для этого, скорее всего, и была изъята эта тетрадка. Скорее всего, один (или оба) эти «особиста» были представителями прокуратуры (в том числе и Иванов, и Лукин могли быть в их числе), или функционеры партии и профкома. В их действиях прослеживается соображение насчёт «пресечения слухов». Возможно, тетрадку не стали приобщать к делу потому, что не увидели в ней никаких новых данных, интересных для следствия. В дело также не попали и самые первые радиограммы поисковиков группы Слобцова об обнаружении палатки (но их содержание тоже известно). Видимо, по каким-то причинам они просто не дошли до следователей. Здесь могло сыграть роль то обстоятельство, что Темпалов передавал дела Иванову, и в момент передачи дел, они какие-то документы и моменты событий могли не зафиксировать в полной мере.

    Таким образом, все перечисленные так называемые «факты», приводимые в пользу «техногенных» и «криминальных» причин аварии группы Дятлова, - это хлам заблуждений. Все эти «факты» не выдерживают проверки, - они должны быть отброшены, как несостоятельные. Доказательная база «техногенных» и «криминальных» версий аварии пуста. Все их фантазии ни на чем не основаны. Но вот запутали ситуацию, и «навели тумана» они немало. Надо понять, что критика «криминальных» и техногенных версий здесь не нужна, - они несостоятельны просто из-за отсутствия фактов, их подтверждающих. Вот такие заблуждения мешают видеть события аварии тем, кто слепо поверил в «криминальные» и техногенные причины аварии Дятлова.

    Являются заблуждениями и поиски каких-то мистических аналогий в этой истории. Например, Людмиле Дубининой приписывают пророческую запись в дневнике: «Я – ручей», после чего её нашли погибшей в ручье. Запись эта была сделана не только Дубининой, но и Колмогоровой, - обе записывали значение мансийских слов. А по мансийски «Я» и означает «ручей», или «небольшая речка». На поверку нет ничего мистического и в цифре «9». В практике туризма и альпинизма случались трагедии с гибелью целых групп с разным количеством участников. Нет ничего мистического в случайных совпадениях дат рождения дятловцев. Золотарёв погиб в свой день рождения 2-го февраля. Слободин, Колмогорова и Дятлова имели дни рождения подряд 11, 12 и 13 января. Но это – «простое совпадение» дат, из которого ничего не следует.

    Ходил слух, будто в районе горы Холатчахль погибла ещё какая-то группа из 9 туристов Ленинграда. Петербуржец Сергей Фролов установил контакт с Воронковым О.К. - автором статьи в журнале ЭКС № 41 "К вопросу о судьбе группы туристов УПИ (в 1959 г.)". Сергей выяснил, что Воронков участвовал в походе 1959 г. по Приполярному Уралу в феврале-марте 1959 г. Причём этот поход был очень длительный - на 33 дня, а прошли они около 600 км. Когда они вернулись, до Ленинграда уже докатился слух о какой-то группе туристов, пропавшей на Сев. Урале, и некоторые люди подумали, что речь шла об их группе из Ленинграда. Видимо, отсюда и пошёл слух о другой пропавшей в тех местах группе туристов из Ленинграда. Воронков был членом областной маршрутной комиссии, и он в своей статье пишет, что никаких таких пропавших групп из Ленинграда в те годы не было. Так что видны теперь и корни этого "слушка", - спасибо Фролову. На стыке 50-60-х годов туристов погибло много, и потому ходило много разных слухов о причинах аварий (ниже объясняется, почему аварийность была аномальной).

    В фильмах и публикациях об аварии Дятлова приводится и ложный факт, будто название гора «Отортен» переводится с языка манси, как: «Не ходи туда!». Этот тезис идёт из статьи И.Соболева «Легенды Северного Урала» в № 11 журнала «Техника молодёжи» от 2003 г. Это неправда и только «легенда», поскольку манси вообще не называют эту гору «Отортен». Они её называют «Лунт-Хусап» или «Лунт-Хусап-Сяхыл», что в переводе: «Гусиное гнездо» или «Гора гусиного гнезда». Поскольку склон Отортена круто обрывается на юго-восток к озеру Лунт-Хусап-Тур, - «Озеру гусиного гнезда». А вот название «Отортен» по мнению профессора А.К.Матвеева возникло в результате ошибки от названия горы От-Тархан-Сяхыл (или Вот-Тархан-Сяхль), - горы более низкой, в 5 километрах северо-восточнее Отортена (см. книгу А.Матвеевой «Перевал Дятлова», с. 108). По-мансийски От-Тартан-Сяхыл - "Гора, пускающая ветер", "Гора, с которой дует ветер", «Ветродуй-гора» (вот - "ветер", тартан - причастие настоящего времени от глагола тартангкве - "пускать", сяхыл - "гора"). Манси подчеркивают, что ветры очень часто дуют именно со стороны этой горы. Так что, нет в названии горы Отортен никакого зловещего или мистического смысла. Название Отортен фигурирует уже в работах геолога Е.С. Федорова, относящихся к концу ХIX столетия, однако по картам в этих работах, оно относилось именно к горе От-Тархан-Сяхыл, будучи искаженным вариантом мансийского названия. А кто и как внёс после путаницу с названиями гор, - неизвестно.

    21-й внеочередной съезд КПСС проходил в Москве с 27 января по 5 февраля 1959 года и был посвящён принятию 7-летнего плана развития народного хозяйства. В момент выхода группы Дятлова на маршрут он еще не начался. К моменту начала спасработ по поиску группы Дятлова он уже закончился. И уж конечно, во время проведения съезда всему партийному начальству (и местному, и московскому) совсем не было дел до какой-то туристской группы, совершавшей поход где-то на Урале. А то, что эта группа погибла в дни проведения съезда, еще никому и нигде не стало известно, - это стало известно только через 3 недели после окончания съезда. Кроме совпадения дат нет никаких других признаков наличия какой-то связи между событиями съезда и трагедией группы Дятлова. Можно только «достоверно предполагать», что высшие партийные функционеры Свердловской области (и города) находились в день трагедии в Москве на съезде, а не в Свердловске.

    В отдельных статьях имеются ссылки на какие-то «неясные» свидетельства отдельных людей, которые являются «мёртвыми душами», - или людьми неизвестными, или умершими, или имевшими весьма отдалённое отношение к событиям трагедии. Есть и откровенно безответственные заявления типа «мы знаем, но не скажем». Ясно, что, если честный человек что-то «знает», но не хочет об этом говорить, - он просто скромно будет молчать. А вот вруны и фантазёры – они много обещают, но сообщить что-то конкретно не могут. Истина – всегда конкретна, и если кто-то, манипулируя информацией, - не может сделать конкретных выводов, - это значит, что этот человек в ситуации не разобрался и пытается что-то доказать другим, когда сам ничего не понял. Таким людям верить нельзя, - нельзя принимать во внимание неопределённые заключения и «туманные намёки».

    Сейчас в Интернете появились «новые», достаточно «объемные» сочинения Архипова, Кизилова, Ракитина, Ярославцева, Самарина, где приводится немало достоверных фактов событий аварии Дятлова, которые были извлечены из книг и других публикаций в Интернете. Но эти факты перемешаны с откровенными ошибками и выдумками. И главные выводы этих авторов основаны не на достоверных фактах, а на их собственных фантазиях. Поэтому их «версии» ни на чем не основаны. Эти публикации являются спекуляциями на тему аварии Дятлова. Книга Архипова О.Н. «Смерть под грифом «секретно» и его вторая книга с добавкой в названии «Мёртвый узел» вначале рассказывают о дятловцах по воспоминаниям их друзей и близких и о следователях, судмедэкспертах и других людях, которые имели отношения к дятловской трагедии. Но затем обе эти книги повторяют необоснованные подозрения Гущина о каком-то «криминале властей» в отношении группы туристов. «Версия» Кизилова – это перебор известных версий с критикой, «сомнениями» без чётких выводов о причинах трагедии с упором на неверно истолкованные показания пилотов о, якобы, виденной ими 25 февраля палатке группы Дятлова. Версия Ракитина (и его книга «Перевал Дятлова»), - это спекуляция на тему «нападения американского спецназа» на группу Дятлова (очень надо было «высаживать в тайгу десант» с самолёта и снимать его оттуда для передачи ему какой-то радиоактивной тряпки, - таковы вкратце «выводы» этого «исследователя», явно страдающего «шпиономанией»). «Версия» Ярославцева, - это попытки объяснить ход трагедии воздействием «НЛО» (вот только описанные в книге многочисленные «НЛО» никакого отношения к событиям трагедии не имеют, и доказательств наличия этой связи нет). И уж совершенно оторваны от событий Трагедии фантастическое содержание книги Алана Бейкер «Перевал Дятлова» и фильма «Тайна перевала Дятлова» режиссёра Ронни Харлина, Которые выдержаны в духе достаточно примитивных и политизированных представлений о «советской действительности» на счёт событий тех лет. В книге Андрея Самарина «Трагедия группы Дятлова» делается вывод о нападении на группу Дятлова какого-то неизвестного существа (типа «снежного человека), никаких следов которого никто не обнаружил. Писатель Сергей Фадеев в своих сочинениях подходит близко к пониманию событий трагедии, но ошибается в трактовке некоторых фактов и в понимании улик. А потому в его книге [20] выводы о «вихре-смерче и большой лавине» являются неточными. Сейчас он пытается связать события трагедии с аварийным полётом бомбардировщика М-50 конструкции Мясищева (на 57-й годовщине событий трагедии). Вот только никаких подтверждающих фактов в пользу такого предположения и даже какого-то достоверного упоминания об испытательных полётах этого самолёта в районе трагедии у него нет. В книге «Уральская Голгофа» Анны Русских (Охрименко) делается бездоказательное обвинение первого секретаря Свердловского обкома Кириленко в организации убийства группы Дятлова.

    А в книге В.А. Шарко «Поход в чужой мир» — предположение о нападении группы «остяков» (хантов), никаких следов присутствия которых не обнаружили и о которых никто никогда ничего не знал. Такого рода «предположения» со слов свидетеля Горбушина А.В. (лист 228 дела) следствие проверило и отбросило в самом начале расследования, т.к. другие свидетели-манси это предположение не подтвердили и решительно опровергали.

    Появились книги «Как люди падали с горы» Е.Киселёвой и «Обращённые в камень. Е.Морозовой - «художественные» и «вольные» сочинения, которые нельзя считать серьёзными и глубокими исследованиями по данной теме. В них авторам история группы Дятлова понадобилась только для построения сюжета их произведений. Большинство вышедших книг по теме в чём-то повторяют сочинение Анны Матвеевой «Перевал Дятлова» с перебором «версий» без конкретного вывода о причинах и ходе трагедии с опорой на достоверные факты. В большинстве этих книг – множество очевидных ошибок по фактам катастрофы, заблуждений и просто выдумок, которые не позволяют авторам встать на достоверные позиции для понимания причин и событий трагедии.

    Трёхтомник Нагаева В.М. «Период полураспада группа Хибина» - объёмная графомания «обо всём понемногу вокруг да около», - мешанина из мусора представлений автора о вещах, в которых он глубоко не разобрался. Никаких чётких выводов не содержат книги «Тайна перевала Дятлова» и «Кто скрывает тайну гибели группы Дятлова», написанные по материалам корреспондентов «Комсомольской правды» (КП) Натальи и Николая Варсеговых, - также, как и в 70-ти их статей в КП. Сами Варсеговы расходяся в представлениях о том, что произошло, а глава холдинга КП Сунгоркин заявляет, что «никакой связной версии событий» у них нет. Что они пытаются в КП и на телепередачах пытаются объяснить другим, если сами ни в чём не разобрались?

    Странный эффект «слепой веры» авторов недостоверных сочинений состоит в том, что реальные следы событий люди не видят, а придумывают «вещи» и улики, которых на самом деле нет, - которые не выдерживают проверки на достоверность (и в части «наличия» явлений в данное время и в данном месте и в части взаимосвязи предполагаемого явления с событиями трагедии группы Дятлова).

    Ложные представления о «техногенно-криминальной трагедии» и вся «конспирология» с заговорами для «зачистки и «имитации» места преступления оказались настолько стойкими, что их не удается вытравить из сознания даже сейчас, когда практически все обнаруженные и наблюдавшиеся факты, события и улики, прямые и косвенные, получили объяснение. Когда события трагедии обрели законченное описание.

    Нам ясно, что «конспирология» с поисками «заговора» и «преступления» служит и для политической спекуляцией на фактах Трагедии. С целью дискредитации и «Советской власти», и определённого периода нашей Истории. А для СМИ, к сожалению, - поиски конспирологических причин были ложными поисками интересной для зрителей и читателей «сенсации» на основе событий трагедии. Интереснейшие выводы насчёт причин и хода трагедии мы здесь действительно обнаружили, но на пути расследования естественно-природной катастрофы, имеющей и глубинные аномальные причины.

    К сожалению, прямые и «скрытые» конспирологи и сторонники «техногенной» катастрофы утвердились и в общественном фонде «Памяти группы Дятлова», который тесно связан с УРФУ (в прошлом - УПИ-УГТУ). Так, предметом многочисленных выступлений председателя этого фонда Юрия Кунцевича в прессе и предметом его и его сторонников поиска явились такие «фантомные» сущности, как «секретный полигон» и «ракетные шахты», якобы существовавшие на месте трагедии или поблизости от него. А также несуществующее «параллельное дело» и какие-то «засекреченные» материалы в архивах, несуществующие «ракетные пуски». Перечисленные выше обломки ракет пытаются использовать, как «доказательства» техногенной катастрофы. А через «техногенную» катастрофу пытаются «протащить» и тезис о «зачистке и имитации» улик на месте трагедии. В последнее время откровенная «одиозность» конспирологии заставила Кунцевича и его сторонников в фонде «Памяти группы Дятлова» открыто «отступить» на позицию «техногенной» катастрофы. На позицию, которой придерживается ряд участников поиска, – весьма авторитетных в УРФУ учёных и инженеров – Бартоломея, Будрина, Карелина, Якименко и других, которые являются и опытными туристами-мастерами. Для обоснования «техногенной» катастрофы сейчас пытаются найти доказательства в последних явно дефектных кадрах на плёнках дятловцев и в приписывании отдельных предметов погибшей группы посторонним людям (например, фляжки со спиртом). И ссылаются на факт «засекречивания» дела, хотя ведь ясно: в те советские годы засекречивалось очень многое и из-за напряжённой политической обстановки «холодной войны», и просто для успокоения общественного мнения. Сведения о крупных катастрофах подлежали засекречиванию и замалчиванию в СМИ, чтобы даже тень вины за них не могла упасть на «советскую власть и политику партии», которые тогда в СССР «отвечали за всё». Но, - понятно, - хотели отвечать только за «всё хорошее», а «неудобные» для властей факты скрыть. И, тем более, в эти годы засекречивалась вся информация, связанная с теми авариями, в причинах которых власти разобраться не могли, и потому неясные результаты таких аварий ставили вопросы о дееспособности государственных и партийных органов. Поэтому аргумент, будто с «засекречиванием дела» связаны какие-то неведомые «секреты» дела является неверным. А сейчас дело не засекречено, и все его факты известны.

    Ряд ветеранов поиска разделяют «техногенную» позицию очень авторитетного в УРФУ профессора Бартоломея П.И., придающего значимость факту «засекречивания» дела. Такая позиция содержит в себе скрытую «конспирологию» и обвинения в адрес властей. И такую же необоснованную конспирологию содержат предположения о том, что имеются какие-то неизвестные «засекреченные документы» в «секретных архивах», скрываемых властями. Конечно, ссылки на любые неведомые документы и свидетельства являются необоснованными. Так что подобные представления о «техногенной трагедии» с элементами конспирологии фактически являются замаскированными предположениями (которые необоснованно называют «версиями») о «криминально-техногенной» трагедии в условиях, когда нет подтверждения ни «криминальных», ни «техногенных» её причин. Т.е. попытками подтвердить «одно другим», когда ни «то», ни «другое» не подтверждено доказательствами и фактами.

    Фонд «Памяти группы Дятлова» не ведёт финансовой деятельности, - он только выступает в роли организатора разных общественных мероприятий, - походов, годовщин трагедии, сборов артефактов, свидетельств и документов и т.п. Фонд «Памяти…» оказал нам реальную помощь в издании более ранней редакции книги «Тайна гибели группы Дятлова» в августе 2011 г. путём сбора общественных пожертвований и средств от УРФУ для издания книги. За эту реальную работу мы очень благодарны фонду, - и конкретно Бартоломею П.И., Кунцевичу Ю.К, Коськину А.А., а также ректору УРФУ Матерну и, безусловно, - издателю книги Николаю Антоновичу Рундквисту. Но поддерживать выводы нашей книги представители фонда «Памяти...» после её издания ввиду сохранения своих личных взглядов не стали. А распространение фондом «Памяти группы Дятлова» насквозь лживой книги Ракитина является, на наш взгляд, действием вредным и для освящения сути событий, и для сохранения светлой памяти дятловцев.

    Первые редакции данной нашей книги вызвали очень неоднозначную реакцию общественности. Значительная часть читателей её приняла, но нашлись и люди, которые резко отрицали нам и стали бросать упрёки с надуманными, ложными обвинениями (причём обычно без прочтения книги). Упрекали в частности, и в том, что «книга имеет заказной характер», - т.е. написана по чьему-то «заказу» за плату, как вольное «литературное», а не документальное произведение. Не обошлось без «перехода на личности» и в СМИ, и на памятных мероприятиях в Екатеринбурге. Отдельные люди даже стали «блокировать» наши публикации и выступления на годовщинах события трагедии. Три посланных нами доклада за последние 5 лет вообще не были обнародованы под разными предлогами, а два прозвучали только при нашем личном участии в выступлениях. По крайней мере, не было сделано почти ничего для того, чтобы содержание наших сообщений стало известно. Некоторые люди постарались нашу книгу «тихо похоронить» и для себя, и для других. Нам понятно, что такие «выпады» и действия свойственны тем людям, которые в событиях трагедии группы Дятлова глубоко не разобрались. Не в силах что-то возразить «по существу вопроса», они ищут выход на путях дискредитации оппонента и на пути замалчивания реально достигнутых результатов расследования с построением описания событий трагедии.

    Разную направленность, только затрудняющую понимание событий трагедии читателями, носят и многочисленные статьи в газете «Комсомольская Правда» (КП) корреспондентов Варсеговых - Николая и Натальи (ранее её фамилия была Ко). Приводя отдельные обнаруженные ими факты от людей, которые что-то слышали или имели какое-то отдалённое отношение к дятловской трагедии, эти статьи КП только выдвигают предположения, называя их «версиями», - без конкретных выводов и доказательств. В этих статьях есть и правильные выводы отдельных специалистов, - например, опытного лавинщика Поповнина из МГУ (который верно описывает характер лавины, сошедшей на палатку группы Дятлова). Или судмедэксперта, - доктора медицинских наук Морозова, который правильно определяет причины и механизмы возникновения травм дятловцев. Но эти отдельные статьи просто «тонут» в ворохе других недостоверных предположений, проверить которые Варсеговы не хотят и не могут. Поэтому они, спотыкаясь на каждой своей новой «версии», тут же переходят в новой статье к новому предположению, - не менее надуманному, недостоверному и опять необоснованному. Без конкретных ответов на вопрос о причинах и ходе событий трагедии.

    В этой же нашей книге с конкретными выводами «неявный» конспиролог Кунцевич и корреспонденты Варсеговы видят скрытую угрозу для себя, - угрозу потери темы и «предмета» для своей деятельности, которые приносят им внимание и прессы, и интересующихся этой темой людей. Перед большой аудиторией они выдают себя за людей, которые много знают и многое понимают в теме обсуждения. Только вот ничего конкретного и однозначного по главным вопросам трагедии группы Дятлова они сказать в СМИ пока не смогли. Истина – она всегда конкретна. Она не допускает многозначности реальных событий. А если нет конкретных и обоснованных доказательств и выводов, - тогда нет никакой «истины» в чересполосице разных «версий» на уровне предположений. И «истиной» не являются многозначительные «намёки» и обещания найти какие-то «новые» факты или документы в архивах. Неконкретная многозначность «версий» прямо говорит о том, что все они – недостоверны и не проверены. Поэтому поиск «истины» и Кунцевича, и Варсеговых пока что мало занимает, - реально им в большей мере присущ сам «процесс» поиска и тот «моральный и материальный капитал», который они на этом поиске зарабатывают. И поэтому они стараются, как могут, или игнорировать наши конкретные выводы и наше описание событий трагедии, или «отметать» их короткими общими, недалёкими фразами об «опровержениях лавинной версии» без всяких доказательств на основе их заблуждений. При этом они или не могут, или намеренно не хотят даже правильно сформулировать наше описание событий лавинно-холодной трагедии на 19-м пике солнечной активности, чтобы попытаться его оспорить с достоверных позиций. В результате все подобные их возражения – это удар «по пустому месту». Удар по ими же выдуманной «лавинной версии», - примитивному «обрубку» исходной версии Аксельрода, - версии «лавинно-холодной трагедии».

    Подавляющее большинство «сочинителей» множества «версий» трагедии не утруждали себя тщательным изучение фактов и глубоким их анализом со специалистами. Допуская множество ошибок и явных «недомолвок», они полагают, что эти ошибки, все «нестыковки» и все «доработки» их недостоверных предположений за них выполнят другие. Все эти «версии» на уровне предположений рассыпаются при первых же вопросах о том, каковы в действительности были события на отдельных этапах развития катастрофы. Они не стыкуют отдельные события и факты. Все эти недостоверные «версии» не могут построить картину событий от начала и до конца. Они лишь «вырывают» отдельные фрагменты событий и пытаются объяснить отдельные факты, но в целом ничего не объясняют. А свои «тупики» и недоработки сочинители не видят или не хотят видеть. Слабостью всех этих «сочинителей версий» является то, что они не могут отделить достоверные факты от ложных. И, как результат – отделить реальные события от выдуманных. В результате получается «винегрет», в котором отдельные реальные события и факты перемешаны с явными заблуждениями. И эти «сочинители» не понимают простой вещи: «копание» на уровне «версий» - это всегда лишь самое начало расследования. И если они не могут отделить ложные предположения от верных, а главные, важнейшие факты от второстепенных, - тогда все их «поиски» не приводят к конкретному результату. «Сочинителям» обычно свойственны и все те ошибки, которые допустили и следователи, и участники поиска тогда, в 1959 году, - они не могут понять эти промахи и подняться над ними, чтобы объяснить непонятные факты.

    Объективный же исследователь всегда понимает, что за него никто ничего не объяснит, и никто за него работу по отделению ложных фактов от достоверных, работу по объяснению непонятных фактов и работу по построению всей картины событий не выполнит. Мы эту работу проделали от начала и до конца, и наши выводы и описание событий никаких крупных недоработок не содержат. Конечно, отдельные мелкие фрагменты событий трудно восстановить ввиду отсутствия информации, но общее направление и ход событий нами и в них сейчас поняты.

    Ложным путём расследования обычно являются и всякого рода «обвинения», - и в адрес каких-то не установленных «виновников трагедии», и в адрес исследователей событий трагедии. Не в силах найти и обличить «виновников» трагедии, сторонники «криминала» начинают обвинять оппонентов в каких-то «кознях» против «общественности» и в попытках прикрыть «преступление», беря на себя роль «правозащитников» и «борцов за правду». Вообще, когда "конкретность" вывода с достоверными доказательствами пытаются заменить на "категоричность" вывода, прилагая вместо доказательств огульные обвинения, - тогда такая «категоричность» есть наглая ложь. Например, те, кто говорит: «Лавины там не могло быть в принципе», - они вольно или невольно лгут. Эти же люди обычно и выдвигают против нас явно надуманные и столь же «категоричные» обвинения. Но они неконкретны, т.к. ничем не обоснованы.

    Целью объективного исследователя является построение реальной картины событий, а не обвинения в чей-то адрес. Ну, а когда вся объективная картина событий построена, - тогда уже не составляет труда увидеть, была ли в этих событиях трагедии чья-то «вина» или «ошибки», и в чём они состоят, или нет.

    Многие факты, которые были изложены в данной главе, - являются прямыми и конкретными ответами на те «аргументы», которые стремились и стремятся использовать в СМИ и представители прессы, и активисты фонда «Памяти группы Дятлова», и другие авторы в поисках «криминальных» и «техногенных» причин дятловской трагедии. Мы же старались открыто не конфликтовать с ними, и даже сотрудничать в тех вопросах, в которых находили общий язык и понимание. Но при этом бороться с той дезинформацией и теми неверными предположениями, которые ложно пытаются выдать за «достоверные факты» и за «реальные версии» трагедии. Но не может быть никакой «версией» предположение, которое ничем не подтверждено, которое не опирается на проверенные факты.

    Многочисленные неконкретные и недостоверные сообщения на ТВ и в СМИ без чётких выводов о причинах и ходе трагедии, - только затуманивают сознание людей и обычно вызывают сначала недоумение, а потом и недоверие ко всем источникам информации по данной теме. А наши объяснения причин и хода трагедии нередко носят отрывочный характер ввиду ограниченности времени их подачи, вырезания фрагментов наших сообщений и неточных комментариев ведущих телепрограмм, и пока что «тонут» в ворохе ложной информации. Беда в том, что редакторы телепрограмм обычно разбираются неглубоко в сути дела, и потому не могут отделить достоверные сообщения от завуалировано лживых и недостоверных. Кроме того, не очень верно и адекватно воспринимают достоверную информацию те люди, у которых голова «затуманена» многочисленными слухами и заблуждениями, которые пересказывали много лет, - особенно в части наличия каких-то криминальных или техногенных причин катастрофы. Такая слепая «вера» мешает правильному восприятию верной информации о ходе трагедии. Вот с такими проблемами мы столкнулись, и такие «реакции неприятия», непонимания и даже проявлений враждебности нам приходится преодолевать.

    Комплекс настоящие причин, которые привели к трагедии группы Дятлова, оказался сложнее, чем казалось в начале расследования. Тем не менее, удалось провести подробную детализацию событий с опорой на достоверные известные и новые факты и выводы специалистов. Оказалось, что катастрофа имела не одну, а две главные «стихийные» причины (пластовая лавина и арктический циклон). И имелось ещё несколько причин, которые вызвали к жизни и усилили обе главные причины, из-за чего авария и превратилась в катастрофу с гибелью всей группы. Опасные, очень сильные удары стихии возникли и в результате действий группы туристов, и в результате мощных воздействий факторов внешней среды. Причём, несмотря на наличие нескольких естественных составляющих трагедии, все они понятны, конкретны и логичны. Они укладываются в единую причинно-временную цепочку событий, взаимосвязанную со всеми достоверными фактами, уликами и документами катастрофы.

    Следующие три главы дают понять, где, в чём и как обнаружились главные причины трагедии группы Дятлова, и какие важные составляющие событий увидело и не увидело официальное расследование. Дают ответ на вопрос, как, почему и где группа Дятлова оказалась и в опасной зоне, и в опасной ситуации. Какие стихийные силы и почему на неё обрушились с необычайной силой, в какой отчаянной борьбе, как и почему дятловцы не смогли найти путь к спасению.

    Продолжение следует....


    Поделиться ссылкой

    Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
    © 1999-2021 Mountain.RU
    Пишите нам: info@mountain.ru
    о нас
    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100