Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Кавказ >


Всего отзывов: 7 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.43


Автор: Евгений Король, Москва

Геометрия ромба или Невозможное - возможно.

Ссылки по теме:

Высшая категория зимой. Команда А.Мошникова: первое зимнее прохождение в феврале 1984 г. маршрута Мышляева (1959 г, 6А) на С.стене Чатына.

Зимняя попытка на Чатын, тройка из Москвы: Шепачков-Елизаров-Резницкий, 1998 г.

Зима 2006. Чатын. Попытка тройки из Москвы: Володин-Нилов-Казаков.

Летнее восхождение по маршруту Мышляева по С.стене Чатына. Команда г.Рязани, лето 1998 г.

О Льве Мышляеве.




Экспедиция на Чатын в 4 частях.

В этом году исполняется 23 года -23.02 - со дня первого зимнего восхождения на Чатын и, как ни странно, все участники живы:

1. Мошников Анатолий Иванович
2. Барулин Борис Александрович
3. Калмыков Сергей Георгиевич
4. Сазанов Виктор Васильевич

По истории зимних восхождений по С.стене Чатына:
1994-ростовская команда прошла зимой по Мышляеву.
1998-московская 3-ка пыталась, но удалось только подойти под маршрут
2001-питерцы-3 чел, не прорвались...
2002-питерская двойка до половины.

P.S. Первые технические -5Б маршруты зимой начали делать с 1978 года (к сожалению, за рубежом к 1958 году пройдены почти все известные маршруты зимой в Альпах, правда, иногда в марте, да и зима там помягче, как показало наше восхождение на Эйгер зимой 1997 года), пик Труд -5Б, Мошников, Барулин, Башмаков, Глушковский, раньше мы не нашли официальных сведений, хотя некоторые альпинисты говорили, что это имело место....

Анатолий Мошников


Часть первая.

Сейчас уже никто не может вспомнить кто в Москве предложил сходить Чатын по легендарной северной стене (по ромбу), да ещё и зимой, но!...

В феврале 2006 года собралась Экспедиция с очень сильным, но немногочисленным составом: Андрей Казаков, Сергей Нилов, и руководитель Виктор Володин. Героически протоптав траншею по пояс, ребята всё-таки подошли под стену и, несмотря на жуткую непогоду, начали восхождение. Но погода внесла свои коррективы и ребята вынуждены были спуститься, оставив на стене платформу и железо. Еле ноги унесли, по словам Володина

Часть вторая

Просто так Демченки не сдаются, и в марте того же года группа в том же составе предпринимает вторую попытку. Опять пробивают тропу к стене и залезают в платформу. Но на этот раз, погода испортилась не на шутку. Со слов Серёги Нилова: мороз - градусов десять, обильный снегопад, и ветер около сорока метров в секунду, прилепляющий снег на стену. Красота! И ещё платформа, которая пыталась улететь вместе с нами. По ночам себя успокаивали «всё нормально, мы на яхте», а днём мёрзли и лезли. На третий день сломалась платформа и приняли единственно возможное решение: прекратить восхождение и срочно начинать спуск. Оставив часть верёвок, и баул висящими на стене, группа за два дня с трудом спустилась в лагерь.

И казалось, - на этом всё…

Нет не всё!!!


Часть третья

Спокойствие, упорство и работоспособность Серёги Нилова сравнимы разве что с карьерным бульдозером! правда ест много и без еды не хочет работать, но это детали.

Как только он приехал в Москву, тут же начал продумывать особенности новой экспедиции. Первое условие - она должна быть зимняя, второе - хорошо подготовленная, третье - сильная команда из четырёх человек.

Определился состав команды, в которой кроме Нилова были Серёга Михайлов, Митяй Головченко, Сергей Кутькин, и тренерский состав: Виктор Володин, Сергей Кутькин. С начала осени ребята начали готовить снаряжение к экспедиции. Принялись делать платформу. На помощь пришли, что называется, всем миром и, через месяц прочная и удобная платформа на четверых была готова.

Приехали на Кавказ в конце декабря перед самым новым годом. Поселились в УМЦ «Эльбрус» (он уже стал, как дом родной). Нач.Уч. Галина Константиновна встретила ребят тоже по-родному, поселив в самые уютные номера.

Погода отнеслась к восходителям тоже радушно: мороз и солнце (кстати, мороз был сильный, в альплагере -17, -20 а в номере +18) .

На следующий день после приезда потащили заброску наверх в уже знакомом направлении. И тут относительно повезло, снега оказалось в полтора раза меньше, чем в прошлые экспедиции. Но даже в этой ситуации назвать подход «халявным» язык не поворачивается. Ведь по описанию летом он занимает 12 ходовых часов, ну а зимой всё это время можно смело умножать на два!



Подъём на перевал

Дорога от перевала к пещере

Пять дней понадобилось команде, чтобы затащить снаряжение с продуктами под маршрут. Как сказал Митяй: «Ни хрена себе, гору запрятали!» Палатку решили не брать (сэкономить на весе) - 3 кг всё таки! Поэтому по пути вырыли пещеру, в которой несколько раз ночевали. Она же служила перевалочным пунктом, ибо барахла всё же оказалось так много, что пришлось несколько раз оставлять заброски как в пещере, так и на перевале. Под стеной с трудом, чуть не сломав лопату, вырыли вторую. Весело, с шутками и прибаутками под стену затащили ни много ни мало около двухсот килограммов барахла (всяких продуктов, газовых баллонов, верёвок импортных и великое множество металлических штуковин, называющихся снаряжением.)

Из переговоров участников друг с другом:

- Это чтобы в суровых буднях, ни в чём себе не отказывать (особенно в еде).

- М-дааа, вот теперь со всем этим мы попытаемся куда-нибудь залезть, (если получится).

Дорога от лагеря до горы серьёзно вымотала участников экспедиции. Пришлось оставить часть барахла в пещере и лезть, что называется, налегке.


Пещера под стеной

Наверху был адский холод! Термометра не было, но спальники покрывались инеем изнутри. Ночью засыпали под хоровое клацанье челюстей, просыпались и тоже клацали, только ещё громче. Всё время в голове крутилась дебильная реклама: (АЙЗ!!!??? НЕТ, НЕ АЙЗ!!!) .


Внутри платформы

К концу второго дня, заболел Сергей Михайлов (постоянный кашель, ночью не мог уснуть дыханье тяжёлое, постоянные хрипы). И опять команде пришлось свернуть экспедицию.

Спустили всё вниз, сбросили верёвки, оставили всё под стеной рядом с пещерой. Взяв с собой незначительную часть вещей, команда ушла в альплагерь. В лагере стали думать, что делать дальше: либо спускать всё обратно, либо лезть наверх. Второй вариант отпал по срокам, так как у всех, кроме Нилова, заканчивались отпуска. А это значило, что все усилия, что называется, «коту под хвост». Нилов впал в тяжёлые раздумья, и тут ребятам пришла новая идея: надо срочно организовать новую экспедицию, состав которой можно собрать прямо здесь на Кавказе.


Нилов

Задача, конечно, не из лёгких (не так много амбициозных суровых мужиков, которые бы согласились на это дело) но вполне решаемая. Три дня Серёга бегал по ущелью, выспрашивая и вызванивая всех, кто только может, и, наконец, нашёл. Это были двое: Евгений Король, который собирался на следующий день уезжать в Москву, и Сергей Доронин, который вообще приехал на лыжах покататься и тоже собирался уезжать. .

Вечером все собрались и всё обмозговали. Решили, что на такой маршрут нужен четвёртый участник. Два дня искали претендента, но нормальные люди не соглашались, а ненормальных так и не нашли. Ещё раз подумали и решили идти втроём, что называется, в облегчённом варианте. Ведь уже почти как месяц стояла хорошая погода и когда-нибудь она должна была испортиться. Все, кто узнавал о наших планах, крутили пальцем у виска. От всего этого мне становилось не по себе.

Часть четвёртая (заключительная).


Подход утром

Взяв личное снаряжение и немного продуктов, 17 января в пять часов утра мы стартовали из УМЦ Эльбрус. Было ясно и холодно. Тропа осталась в прекрасном состоянии и поэтому шлось легко и быстро. Через 14 часов мы уже были под стеной. Прокопали вход в пещеру, а затем стали одновременно готовить еду и снаряжение. Сытно поев, упаковали рюкзаки и в 10 вечера легли спать. Сон был недолгим, в 5 утра зазвенел будильник… Дальше стандартная процедура, выполняемая трясущимися от холода руками и, практически, в спящем состоянии: включаем горелку, ставим кастрюлю со снегом, щёткой сметаем снег со спальников, достаём из-за пазухи согретые телом, но ещё сырые перчатки и тут же их одеваем (чтоб не заледенели), добавляем снег в котелок, вылезаем из спальных мешков, из них же достаём внутренние ботинки с носками и одеваем, замёрзшими руками убираем спальники в чехлы, завариваем чай, и разливаем его по кружкам. О горячие кружки греем руки, пьём чай с шоколадкой и размораживаемся. Вот такой чайной церемонией каждое утро мы спасались от холода. Затем плотный завтрак и вперёд! В 7 утра вылезаем из пещеры на ветер и адский холод! Вся одежда сразу встала колом. Вспомнили старый анекдот, как чукча купил в тундру холодильник (в тундра минус пятьдесят, в холодильнике минус пять! Чукча греться будет!). Грандиозный пейзаж открывается перед нами. Прямо над нашими головами нависает и упирается в небо легендарный и роковой бастион, тот самый ромб ставший камнем преткновения и унесший жизни многих. 600 метров гранита над нами! Все испытывают смешанные чувства: вот оно, величие природы, и страх перед неизвестностью. Останавливаемся, глядим друг на друга, Серёга Нилов закрутил ледобур и со свойственным ему спокойствием произнёс: "Страхуйте, что ли…" И полез. Этой фразой он пересёк своеобразный Рубикон. Все мысленно отрубили дорогу назад…


Перила после льда

Ромб

Пройдя лёд, полезли в скальном камине наткнулись на обрывки старых верёвок, побитых камнепадами (часть из них болталась, просто запутавшись за какой-нибудь откол или застряв в одной из расщелин), множество дюльферных петель, висящих по всему камину (некоторые из них состояли из одного крюка, вбитого наполовину, и тонкой тесёмки от рюкзака, ввязанной в проушину). В голове вертелись вечные вопросы альпиниста: Куда мы лезем? и Зачем это нужно?..


Ретро в камине

Старые дюльфера

Рельеф был почти без снега, но его сложность не давала ни малейшей надежды на свободное лазание. Серёга, стоя на льду в кошках, достал якорный крюк и забил на сантиметр в залитую льдом трещину. Встегнул самостраховку, нагрузил крюк. Держит! Встегнул лесенку, аккуратно встал на первую ступеньку, вторую, третью, выпрямился забил ещё один крюк. Повторил операцию и дотянулся до ржавого шлямбура, встегнул лесенку, нагрузил. Под Серёгиным весом с поверхности проушины посыпались куски ржавчины и она начала медленно вытягиваться. Лидер оставался спокоен, как удав, и продолжал рубиться вверх. Солнце кружило вокруг горы. Но не зря наша стена называлась «северная»: почувствовать тепло его лучей нам, увы, было не суждено. Когда начало темнеть, стали искать место для ночёвки. За весь день прошли лёд и 2 верёвки скал, повесили платформу уже в темноте, абы как. Всю ночь её шатало и било ветром об стену, но все очень устали и, плотно поужинав, сразу вырубились. Столько барахла я за собой ещё не вытягивал! На мне висели два рюкзака и 4 верёвки. И это только начало! Спасибо спелеологам! Научили жумарить с большим грузом!

19 утром проснулись от китайского будильника, который вдруг стал орать противным женским голосом, доносящимся из недр моего спальника: пять утра, пора вставать! Доронин спросонья пробормотал: "Король какую-то бабу к себе в спальник положил! Пусть её заткнёт, а то спать мешает!" Я начал шарить по спальнику в поисках этой «бабы». Вот так и проснулись… Позавтракав, осматриваем место нашей ночёвки: нам оно совсем не нравится. Платформа висит на отколе правее камина, и на неё каким-то образом долетают падающие сверху камни. Платформу решили перевесить повыше, туда, где безопасно. Первым работал Нилов. Он шел как машина и был спокоен, бил крюк и молча лез дальше. Я шёл вторым, страхуя Серёгу и вытягивая за собой около сорока килограммов нужных тряпок и железок. Но героем дня был, безусловно, Доронин. Он героически тянул за собой наше жилище в собранном состоянии (только без тента) и был похож на бейс джампера, который случайно зацепился за нашу верёвку и не может лететь дальше. Но дело с Дорониным приняло серьёзный оборот, ветер усилился и его начало бить о скалы вместе с платформой. Появилась опасность потерять и жильё и напарника. Серёгу порывами ветра отрывало от стены, подбрасывало и с силой возвращало назад. Он еле зажумарил на станцию, где мы с Ниловым его поймали. Разобрав и уложив в чехол платформу, прекратили это безобразие. Перевели дух, съели по шоколадке и полезли дальше. Рельеф был сложным с большим количеством нависаний. Но одновременно встречались то там то тут много шлямбуров и крючьев, что нам одновременно и помогало и мешало. С одной стороны, можно ими воспользоваться, а с другой, непонятно где проходит нитка маршрута и насколько эти крючья надёжны.
Двигались медленно, но без проишествий. К вечеру сверху сквозь вой ветра донёсся голос Нилова: -«Перила готовы! Вижу контрольный тур!». Когда мы с Дорониным поднялись, было уже темно, как у негра в ухе, но даже в темноте было видно, что лучше места для установки платформы нам не найти. И опять развлекуха! В минус тридцать с ветром в темноте собирать конструктор «Сделай сам» и, не дай бог, уронить какую-нибудь детальку! Тут хочу выразить отдельную благодарность всем тем, кто делал эту платформу, потому что она легко собиралась, разбиралась, была прочной и просторной при весьма небольшом весе- 14 кг . С задачей мы справились успешно, но устали просто неимоверно! Расположившись на скорую руку, быстро варим ужин и валимся спать. Ночка выдалась холодная и очень ветреная. У меня часы с термометром, снимаю с руки и кладу их в спальник. Сами ложимся, не раздеваясь, и жмёмся к друг другу. У Нилова с Дорониным спальники пуховые и они медленно, но верно, изо дня в день, смерзаясь, превращаются в тоненькую тряпочку. Спалось плохо, было очень холодно.. Утром всё тот же будильник, та же процедура подъёма, только стало ещё холоднее. Достаю свой градусник, в спальнике он намерил +2 градуса (лучше бы не мерил), надеваю часы на руку. За завтраком обсуждаем тактику дальнейших действий. Вес у нас очень большой, платформа 14 кг , на троих весьма тяжёлая ноша, снаряжения много, да и верёвок пять штук. Сверяемся с описанием, приходим к выводу, что надо провешивать из платформы наверх, пока не кончатся верёвки, и перила спрямлять, как только можно, опять же в целях экономии верёвок (платформу перетаскивать лишний раз никому не хочется).


Платформа снаружи

Выходим с Ниловым на провеску, Серёга уходит траверсом вправо в поисках дальнейших путей прохождения, находит нитку маршрута и продолжает работать как трактор. Доронин в это время поменял записку в туре и сейчас, наверно, спит в платформе. Дальше пошла серия каминов, по которым неслись пылевые лавины. Через час мы стали похожи на снеговиков. Ветер усилился почти до ураганного, продувалось всё насквозь, руки еле разгибались. Снежной пылью забивалось снаряжение, обмерзали муфты карабинов, верёвки, зажимы стали проскальзывать вниз. Чтобы развинтить муфту на карабине, приходилось снимать перчатку и голой рукой её отогревать до тех пор, пока она не начинала вращаться. С зажимов ножом снимать наледь, чтоб они хоть как-то работали. Висеть целый день на страховке в такую погоду - отдельная песня!


Нилов в непогоду

2 КТР

Работали до темноты. К вечеру Серега долез до второго тура. Вынули записку, оставили железо наверху и быстро спустились в «дом родной», то есть в платформу.

На следующий день, 21 числа погода испортилась окончательно, запросили по связи прогноз. Нам ответили, что внизу погода хорошая и прогноз на ближайшую неделю тоже. Нилов задумался: «Если такая «хорошая» погода будет целую неделю, то нам не поздоровится!». Нам с ним было трудно не согласится. Тем более у Доронина могли закончиться сигареты, а для курящего человека это начало великой депрессии.

Нилов выдвинул предложение: - «Пока не закончатся газ и продукты, нужно работать, а там посмотрим… Конечно, главное - это газ! Без него ни растопить снег ни приготовить что-нибудь, его надо беречь!... Да! Вспомнил! У нас тут левее платформы должен висеть баул с газом и продуктами, но до него ещё надо долезть. Мы его в прошлом году здесь оставили, когда платформу сломали».

Решили: мы с Ниловым лезем провешивать дальше, а Доронин с верхней станции делает маятник до баула. Вылезли из камина, стена немного легла. Серёга практически всю верёвку пролез лазанием на фифах. Потом ещё одна веревка и мы упёрлись в огромный карниз. . Под карнизом, нашли ещё одну банку с запиской. – "Ага! Значит, это третий тур, и по описанию от него надо делать маятник в камин, который является ключевым участком маршрута." Но видимости 5 метров и мы решаем спуститься в платформу. Внизу нас уже ждал Доронин и ужин. Спрашиваем друг у друга, как прошёл день. Выяснилось, что до баула нам не добраться: он слишком далеко в стороне. Мы рассказываем о себе, достаём записку, смотрим: это 30.07.01г, группа штурм из Питера , (4 человека): Никифоров, Шмаков, Клёнов, Кириченко.

22 утром погода без изменений. Снег, ветер, холод… От накопленной усталости и апатии ко всему появляется желание нажраться водки и никуда не лезть, и только чудесный бальзам, названный в честь его изобретателей «запор» (Зайцев-Порхня), спасает ситуацию. Правда, после такой терапии до 9 утра приходили в себя. Следующим подвигом было начать работу. Нилов с Дорониным полезли наверх, а я ещё раз попытался достать баул. Он был виден из платформы и своим содержимым манил и притягивал к себе. В нём топливо и продукты, а это для нас сейчас самые дорогие материальные ценности на свете. До 12 утра пытался закачнуться маятником на стометровой верёвке к бонусу, но бесполезно. До него, как до Китая! Плюнул на это дело, залез обратно на станцию, собрал верёвки и затащил к ребятам наверх. Нилов в это время делал маятник в камин. Он поступил хитро, вместо одного большого, два маленьких. Один к параллельной с камином щели, пролез 5метров по нависанию вверх, и ещё один в камин. Кто-то сравнил альпинизм с шахматами, вот это тот самый случай! Я спустился готовить еду, а ребята успели провесить ещё одну верёвку.


Вид на ключевой камин.
До его начала две верёвки

23 числа погода так себе, облака вроде бы раздуло, но ветер такой же сильный. Утром Доронин произнёс: «Продуктов осталось не так много, если экономить, то растянем на неделю, а так дня на четыре». Нилову слово «растянем» не понравилось: «Сколько можно! Я уже тут поселился! Четвёртая попытка. А жить мне здесь совсем не нравится!» Усталость чувствуется во всех конечностях. Вялость, апатия, сонливость, заторможенность и ХОЛОД - с этим всем приходилось бороться каждый день, и с каждым днём всё труднее и труднее. Глотнув чаю, стиснув зубы, обвешиваемся железом, берём оставшиеся две верёвки, жумарим на верхнюю станцию.

Смотрим друг на друга, и лезем. Первым, как всегда, Серёга. Работает чётко и быстро, как будто и не уставал. Пройдя верёвку, видим банку, висящую на крюке. Четвёртый тур! Но по описанию их только три…

- Может, не туда лезем?

–А куда ещё? Лезть больше некуда, мы в камине.

Достаём записку, разворачиваем, текст размытый, читаем: грузинская команда Альпиндустрия от 8 сентября 199_ (затёртого) года, четыре человека, идут маршрут Мышляева. Остальное неразборчиво.


Тур

Всё верно, нам наверх! Пишем свою, кладём в тур. Дальше камин выполаживается, появляется чувство, что вот сейчас вылезем на верхушку бастиона. Разматываем последнюю верёвку. Так и есть! Вот она! Крыша!!!! Это наша первая победа! Смотрим наверх, нам виден ледовый склон, засыпанный снегом, скальный пояс, и выше залитый льдом камин. Спустились «домой» в темноте. После ужина допиваем остатки супер бальзама «ЗАПОР», держим совет.

Нилов: "Как будем перевешивать платформу? В 84 году Мошников ставил палатку на крыше, у нас нет палатки."

Доронин : "Да, и у нас нет столько верёвок, чтобы провесить всю крышу."

Король: "На «переезд» уйдёт день, а у нас газ на исходе и продуктов чуть- чуть."

Доронин: "Есть идея! Лезьте на вершину в двойке, в альпийском стиле. За день сходите и вернётесь!"

Нилов: " Да, по-«ковбойски» получается. Но идея хорошая."

Король: "Мне кажется, это единственно правильное решение." Все согласились.


В пору рабочью пашут и ночью

24 - день отдыха – отсыпаемся.

25 - в час ночи стартовали из платформы. Небо затянуто, но видимость отличная. Через три часа вылезли на крышу. Нас встретили темнота и ураганный ветер. Выдернув за собой одну из верёвок, мы полезли наверх. Верёвки развивались горизонтально, в лицо било снежной крошкой, дышать было практически невозможно, нас продувало насквозь. Чтобы не замёрзнуть, работали очень быстро. Рельеф позволял нам практически бежать, и мы бежали, не останавливаясь, верёвку за верёвкой. С рассветом вылезли в камин, залитым прозрачным и твёрдым, как бутылочное стекло, льдом. Шли так быстро, насколько позволяло здоровье. Верёвка за верёвкой, и нам казалось, что это никогда не закончится, что остального мира не существует и что мы всю жизнь лезем на эту гору и будем лезть на неё вечно. Но вот камин заканчивается и мы вылезаем на гребень… Вот она!!! Вершина!!! Мы её увидели, и нас от неё отделяло 40 метров крутого гребня, со снежными карнизами по обе стороны. Преодолеваем этот гребень по очереди: сначала Серёга, потом я…


Вершина

Вершина

25 января 2007 года в 11 часов 00 минут, есть ВЕРШИНА!!!! Нам отрывается грандиозный вид на Главный Кавказский хребет. Прямо перед нами, отражаясь в золотых лучах восходящего солнца, пробивающихся сквозь тучи, возвышаются отвесные стены красавицы Ушбы и южный массив строптивой Шхельды, которая выглядит отсюда как старинный замок с отвесными стенами и неприступными бастионами и в котором навечно поселились снег и холод. На нашей вершине места мало, и вдвоём мы еле разместились. . Откапываем из снега тур, достаём записку, читаем: «Записка от 29. 06.03г. (три года здесь никого не было!) Пятигорск, клуб «Валькирия», группа в составе 3-х человек поднялись по маршруту 3а к. тр.

Чтобы сфотографировать друг друга, фотографу приходиться осторожно вылезти на гребень. Отщёлкав пол плёнки, кладём в тур нашу записку, жуём шоколадку с чаем из термоса, и быстрее вниз! Перед спуском Нилов произнёс: «Если спустимся живыми, будет нам респект и уважуха!...»

80 процентов несчастных случаев происходит именно на спуске! Поэтому спускались быстро, но аккуратно и осторожно. На льду работали с самовывертом. До конца крыши у нас получилось 9 верёвок дюльфера. Дальше спуск по перилам, которыми провесили бастион. Несмотря на усталость, решили снять всю навеску (чтобы ещё раз не возвращаться). С поставленной задачей справились блестяще, сняв всё железо и верёвки, в пол пятого вечера благополучно спустились в платформу. Доронин сообщил новости с большой Земли, что со дня на день ожидается циклон, и нам настоятельно рекомендуют срочно спускаться.

26 января. Не понос, так золотуха! Ветер стих, но зато повалил снег. Утром завтрак, руки в ноги, и быстро вниз, под стену. К 6 вечера, сломав лопату, откопали вход в пещеру, она практически не просела, поэтому отпала необходимость в её расширении. Затащив в пещеру всё барахло, стали варить ужин и переупаковывать снаряжение для переноски на своих мозолистых горбах через перевал. Вес у рюкзаков получился просто неподъёмный! И мы решили погрузить в один из баулов самое тяжёлое железо и тащить через перевал волоком.

27 января. Проснулись от того, что тяжело дышать.

Доронин: «Нас засыпало. Копайте вход!»

Берём лопаты, откапываемся, выглядываем наружу. Темно, видимость 5 метров . Снег падает большими хлопьями, заслоняя своей пеленой всё вокруг и поглощая все звуки вместе с нами.

"Вот один из вариантов ада! Куда идти! И что делать?" - пронеслось в моей голове.

Лавинная опасность возросла до предела. На перевал идти – практически самоубийство. Но теоретически пещеру тоже может накрыть лавиной, да и продуктов у нас очень мало. Ждать нельзя, ведь снег может валить и два дня и неделю и две… И тогда лавины пойдут отовсюду! Надо вылезать из этой могилки, а то даже тел не найдут! В семь утра вышли из пещеры, У Нилова оказался GPS с промаркированным путём спуска (ещё с прошлого года). Видимость ноль, идём по приборам, лишь бы батареек хватило! Спустились на плато, прошли минут двадцать и начался подъём. Идём в снегоступах, проваливаемся по колено, сменяя друг друга, тянем волокушу, на подъёме снегоступы утопают в снегу и скользят вниз по склону. Дальше нужно пройти траверсом, а значит, подрезать перегруженный снегом склон. Выпускаем Нилова первым, к нему привязываем верёвку. Серёга исчезает в снежной мгле, верёвка кончается, надвязываем вторую, третью, пятую… Наконец, еле еле расслышали крик: перила!!! Готовы!!! Сначала Доронин, потом я подходим к Серёге. Вытягиваем баул, валимся от усталости. Повторяем процедуру, первым иду я. Ничего не видно, я иду вверх. По мере продвижения ветер усиливается. Проваливаюсь по пояс в трещину, вылезаю и иду дальше. Верёвка выбирается всё туже и туже, идти практически невозможно. Сквозь мглу показалась верхушка перевала. Ветер валит с ног. Приходят ребята, вытягиваем баул и тут-же кидаем его в Шхельдинское ущелье. Быстро готовим спусковые верёвки и валим вниз. Но внизу ветер только усиливыется и просто валит с ног. При его порывах приходится ложиться на склон, чтобы не сдуло. Склон оказался покрытым плотной коркой фирна, на которой лежал пятисантиметровый налёт из снежной пыли. Снегоступы скользили вниз как лыжи! Мне вспомнились слова одного путешественника: "Надо сделать новый олимпийский вид спорта «слалом гигант с тяжёлой волокушей за спиной»… Баул то застревал в застругах так, что не выдернешь, то, набирая скорсть, влетал мне в ноги и я с ним катился вниз по склону. И так два часа, пока не докатился до немецких ночёвок. Свой супер ветрозащитный костюм порвал в нескольких местах! (Покупал в магазине за 300 баксов!) Оставив часть вещей на ночёвках, за пять часов спустились альплагерь…


Доронин после восхождения

Король после восхождения

Нилов после восхождения

P.S.
Погодные условия были настолько сложны, что у нас замёрз, а потом сломался фотоаппарат, и об этом мы узнали только в Москве. Практически все фото с двух отснятых плёнок, оказались засвеченными. (САМИМ ОБИДНО)

От всей команды Большое человеческое спасибо!

Всем, всем кто нам помогал в изготовлении платформы, обеспечивал снаряжением и всячески помогал:

Лично Сергею Веденину за подстраховку с большой земли, прогнозы погоды, и стабильную радиосвязь!!!

Спонсорам "БАСК" и "КАНТ"

Евгений Король является проклаймбером фирмы - Mountek (Мармот-БД)


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.43
Сортировать по: дате рейтингу

Однако

Классно, сильно. Молодцы. И всё же, на мой взгляд, риск излишне завышен - всё было на грани.
 
Мы за вас болели...

Читала отчет Мошникова - сейчас нет такой возможности посадить на недели вспомогателей и наблюдателей под маршрут, и так все чем могли помогали. Спасибо огромное Сереге Веденину за осуществление связи с большой землей. Женя! Отличный опус написал! Серега Нилов -просто супер, добить до конца такую идею! И ребята тоже, за то,что поддержали, "подхватили знамя", а дальше можно много говорить-"дорогу осилит идущий", "победителей не судят", "смелость города берет"... Молодцы ! А фотография с вершины есть, но очень плохого качества.
 
внушает, убеждает, радует

Очень интересная, колоссальная статья о колоссальном прохождении. Внушает, убеждает, радует. И учит - ненавязчиво так, без менторства. Спасибо участникам, спасибо автору! Спортивных и творческих удач в будущем! И - ради Бога! - пусть не подводит фототехника. Ведь хочется посмотреть. Я так сложно не хожу, но тоже нахожу возможность порадоваться горным красотам и порадовать других. По иронии, моя статья непосредственно следует за вашей. Еще раз, удачи!
 
О невозможном...

Сразу хочу внести ясность, что автор статьи - Евгений Король. Что касается, самой статьи, то описательная часть заслонила людей, их эмоции и чувства. В духе времени выглядит и подготовка к восхождению-отсутствие проработанности маршрута (а туда ли мы лезем...), хотя в Инете была публикация, да и в КСС сохранился отчет и т.д. Очень ругать не хочется, ребята сделали хорошее восхождение, почти в том же графике, что и 23 года назад... Но, жалко, когда вокруг стоят непройденные маршруты и можно проложить свою линию, открывая тем самым неведомое для себя и реально делая невозможное...
 
Со своей колокольни

Эпиграф, навеянный восхождением: "А вам приходилось ходить на сложные горы зимой, где из четырех участников - трое Серёги, а из шести веревок - четыре красные и две синие" :))) Трудно спорить и вступать в полемикус Мэтрами российского альпинизма?! Мы и сами думали, что фиговенькая у нас проработка получается, особенно читая отчет первого зимнего восхождения: сидим в платформе и понимаем, что спасать нас не будут из-за, (а) некому и не успеют добежать и (б) вертолеты нынче в Грузию не летают. Груз никто не помогал заносить, даже времени на нормальную акклиматизацию нет, потому что отпуск заканчивается, хочется кушать и надо ехать домой, зарабатывать денежки. Каждая из четырех попыток - с листа: заехали, немного забросились и вперед до победного. Также состав команды отнюдь не мастера и по правде говоря страшно было зимой делать первопроход, когда самая высокая квалификация - это КМС (говорю про третью попытку в которой участвовал сам). А Чатын есть Чатын!!! Тут уж не поспоришь :)). Всё равно молодцы, "Респект и уважуха". Хотя бы за настырность и несломляемость духа. Нилов - Мужчина )) P.S. А новые линии мы еще проложим :)))
 
О статье...

Отличный маршрут, отличная работа! Женёк - молодец, хорошую статью написал! Качественно разбавил описательную часть юмором. Вот жаль только фоток с вершины не сохрагилось... Моя оценка - всем отлично!
 
О статье

Прикольно написано! Приятно читается! Молодцы!
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2019 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100