Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Люди >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Подготовил: Олег Маликов, Алма-Ата

Дмитрий Александрович Соболев.
Из цикла Книга Памяти ушедших друзей

Дмитрий Александрович Соболев, 1961 года рождения - погиб 25.12.1997года, п.Анапурна, Гималаи.

Дмитрий Александрович Соболев (11 декабря 1961, Фергана, Узбекская ССР — 25 декабря 1997, Аннапурна, Гималаи, Непал) - советский и казахстанский высотный альпинист и кинооператор. Ещё в детстве переехал жить в Алма-Ату и с 16-ти лет занимался альпинизмом. Работал гидом на Тянь-Шане и Памире. Совершил восхождения на почти все семитысячники СССР и разные вершины Гималаев: Манаслу (1995), Эверест (1997). Также работал высотным кинооператором в разных альпинистских экспедициях. Погиб под лавиной при восхождении на Аннапурну со своим другом Анатолием Букреевым. В этой же экспедиции участвовал итальянский альпинист Симоне Моро, чудом оставшийся в живых. Материал, снятый Соболевым в этой экспедиции, использовал режиссёр Владимир Тюлькин в фильме об Анатолии Букрееве «Непокорённая вершина» (2002).


Олег Белялов:

"25 декабря 2017 г., была круглая дата.

20 лет назад в лавине при восхождении на Аннапурну погиб Дмитрий Соболев.
Это событие широко известно в мире альпинизма, поскольку Дима оказался в той ситуации не один – Гималаи забрали Анатолия Букреева и пощадили Симоне Моро. Поскольку Букреев на тот момент был одним из самых известных альпинистов, этому событию за прошедшие годы было уделено немало внимания - о той экспедиции много написано и в нескольких фильмах подробно показано. В общем всё понятно.

Единственное, что мне всегда в этих материалах было не по душе, так это то, что про Диму в лучшем случае говорилось, как то в скользь, в связи – что кроме альпиниста Букреева погиб ещё и высотный оператор Соболев. Во всяком случае мне это всегда представлялось несправедливым, поскольку смерть уровняла их заслуги и достижения, показав, в очередной раз, что горы лишены некой логики в выборе жертв. Я не берусь обсуждать степень риска, на которую шли трое опытных восходителей, один из которых на тот момент, был в самом деле одним из лучших в мире. Это их выбор.

Дальше мои воспоминания…

Димку я знал с детства. Мы были дружны с его старшим братом Володей – в начале 70-х нас объединил интерес к животным и мы были юннатами кружка Алматинского зоопарка. Как часто бывает, младшие братья тянутся за старшими (или старшие их тянут за собой), но с какого то момента ходил в кружок и Дима. Мы часто бывали друг у друга в гостях. Мне запомнилась их квартира – в обычной микровской панелке, в общем ничем не примечательная, за исключением большого количества книг. Братья росли в интеллигентной семье, что чувствовалось не только в деталях быта, но и в манерах общения.


1994 год. Лето. ТОО МАЛ "Kan-Tengri".
Восхождение на п. Хан-Тенгри с Севера. Снежная пещера на перемычке, 5800м. Ольга Ступина, Александр Скорняков, гостья из Японии, Junko Tabei, Дмитрий Соболев, Василий Пузырев.
Фото Олега Белялова

Теперь не вспомню как уж это случилось, но следующим этапом, который опять объединил нас, стал альпинизм, а точнее секция «Спартак». У меня путь в этом направлении был предрешён – отец ходил в горы, и когда пришла пора, я побывал на своих первых вершинах – в 1974 на пике Алматинском, в 1975 – на Советах и в 1976 – на Школьнике. Конечно, я с восторгом рассказывал об этом своим друзьям. На время горы заслонили даже моё главное увлечение – орнитологию. Не знаю, это ли стало отправной точкой или другие обстоятельства, да и не помню уже теперь, но в альпинизм мы пришли с Димой примерно в одно время. После окончания школы отец определил меня к своему другу – Борису Андреевичу Студенину, и братья Соболевы, и ещё один наш друг по юннатству – Костя Всеволодов, как-то логично оказались здесь же, опять рядом.

Первым с кем довелось познакомиться в секции из «бывалых» альпинистов, был Oлег Маликов, такой же как мы «щегол» по возрасту, но уже с достаточно большим опытом занятий в горах. На первые горы мы ходили вместе. Мне запомнился один из первых «серьёзных» маршрутов, на котором мы были вместе с Димой – на пик Чкалова. В общем что-то там пошло не так и вместо запланированного, мы оказались на более сложном маршруте. И тогда я впервые ощутил реальную высоту, когда под тобой пропасть, и жизнь зависит уже только от страховки. Это было первым осознанием, что альпинизм это не только выносливость при ходьбе по пусть и крутой, но всё же не отвесной поверхности, и что созерцанию прекрасных панорам с вершин, предшествует порой очень рискованные действия. На вершине почему-то не было сладостного ощущения победы, а думалось только об одном – а как же отсюда теперь слезть. Зато Димка ликовал, и самое главное что было ему важно, так это то, что мы прошли более сложным маршрутом, чем задумывалось. Адреналин кипел в нём и это явно ему нравилось.

Потом я ушел в Армию, а вернувшись, застал своих друзей уже совсем в другом качестве. За эти два года они находили много маршрутов, побывали на различных сборах, получили разряды. Мне уже было за ними не угнаться, я сходил несколько гор, и не с ними. И решил для себя, что альпинизм требует полной отдачи всего себя, к чему я был не готов. А они меня звали и тянули в горы, не понимая как я могу жить иначе. И Дима как раз был одним из самых настойчивых. Начало 80-х было счастливым временем в альпинизме, свершались по настоящему большие дела, и было понятно, что это уже практически профессия. А для многих так это и было.


1997 год. Весна. Казахстанская экспедиция на п.Эверест.
Дмитрий Соболев на акклиматизационом выходе по пути в базовый лагерь.
Фото Олега Маликова

Наступило время своеобразного соревнования, выигрышем в котором было участие в серьёзных экспедициях, участия в сложнейших восхождениях для участия в чемпионатах Союза, и первых экспедициях на гималайские восьмитысячники. Димка как-то не попал в заветную обойму этих счастливчиков, не знаю уж по каким качествам. Для меня он оставался другом, действия которого не обсуждаются. Очевидно было одно – Горы для него самая главное в жизни. Он не распылялся в своих увлечениях – все разговоры только горах, и если о чём-то другом, то только в связи с горами.

Как и большинство людей, чем-то сильно увлечённых, альпинисты всегда старались найти себе какое-то применение в горах. Заниматься чем-то, пусть и не связанным в прямую с горовосхождениями, но чтобы вершины были рядом, и их можно было всегда созерцать. Это такая особая порода людей – Люди Гор. Таких ведь всегда было большинство при разных должностях на любых работах в горах. Другие там на долго не задерживались. Димка работал в радиорубке Чимбулака. Он закончил Алматинский кинотехникум и его профессиональная квалификация была конечно куда выше, нежели та, которая нужна для того чтобы делать объявления по громкоговорителям для лыжников и отдыхающих. Рядом, на снеголавинке, работал наш друг Олег Маликов. Горы были вокруг и это было главным. Димка много ходил, но именно тогда он пережил и огромную трагедию – когда у него на глазах сорвался близкий друг Дима Нагорный. И он не раз возвращался к этой трагедии, рассказывая мне, как видел последний взгляд друга, ускользающего навсегда за перегиб скальной полки. Это оставило в его душе огромный рубец, после он уже не был таким открытым, ушёл в себя. Но зов гор взял своё и он опять стал ходить.

Следующим этапом, который вновь сблизил нас, стало увлечение Димы фотографией. К тому времени я много лет отработал на киностудии, ушёл на «свободные хлеба», а фотография уже стала моей профессией. Меня поразила целеустремлённость друга в новом увлечении. Он и до этого фотографировал, как почти все, кто ходит в горы, в этом есть какая-то сцепленность генов. Но он решил делать это профессионально. Мне было в радость делиться с ним уже накопленным опытом, мало кто из взявшихся за это ремесло выслушивают советы, особенно касающиеся технических составляющих. Димке было интересно и важно решительно всё. Апофеозом для меня стало то, что он, далеко не очень хорошо приспособленный к зарабатыванию денег (не знаю уж как, к этой затее тогда отнеслась его жена Тамара – это был видимо очень серьёзный ущерб семейному бюджету), но нашёл возможность и приобрёл две камеры Pentacon six с несколькими объективами. Кто в теме, знают насколько это были тяжеленные монстры. Но Димка взял специально две хлопушки, чтобы снимать и слайд и черно-белый негатив. Снимать он намеревался естественно красоты гор, вдохновлённый прекрасными альбомами японца Шира Ширахаты.


1978 год, сентябрь. Братья — Дмитрий и Владимир Соболевы. На вершине пика Чкалова 3892 м., 1-Б к.т., ск., с запада, С. Тянь-Шань.
Фото Олега Белялова

В одну из очередных встреч, он пришёл ко мне с обугленным солнцем и ветрами высокогорья лицом и сообщил, что затащил на Хан обе камеры и снял оттуда всю панораму. Он был счастлив, что попал на вершину в прекрасную погоду, ни облачка, и сказал, что всё было открыто и видно даже край озера Мерцбахера. Я проявил несколько роликов широкого слайда, и когда вынул плёнки из бачка, опешил – чистые белые квадраты в подсвеченном обрамлении. Я хорошо знал Pentacon six, и всё сразу понял – матерчатый затвор замёрз. Тот же результат был и на негативе, только он был чёрным. Какое то время Дима ещё пытался бороться со своенравной техникой, но потом как-то угомонился.

В 1989 г. начал работать Международный альпинистский лагерь «Хан- Тенгри», организованный трудами Бориса Андреевича Студенина. Позже руководителем стал Казбек Шакимович Валиев. В судьбе Димы настал новый период, его умение и опыт пригодилось – он стал высокогорным гидом. Это давало возможность ходить в горы, и как он говорил – «да ещё и получать за это деньги». Наш друг Олег Маликов перешёл на работу в МАЛ, и как водится начал «подтягивать своих». В общем, наметилось развитие нового направления в туристической деятельности, наблюдение за птицами – бёрдвочинг и Олег предложил руководству мою кандидатуру. По ходу выяснилось что фирме нужна разнообразная реклама. В общем посоветовались и решили – делаем. Бёрдвочинг по сей день является одним из направлений деятельности фирмы, но сейчас, как говорит Маликов – «Дело не в тем». Речь о рекламе. Что надо было для этого – ходить трекинги, снимать красивые виды гор, альпинистов на маршрутах. И участвовали в этом больше других, мои друзья юности – Маликов и Соболев.

Изучив иностранные иллюстрированные проспекты, мы прикинули наши возможности. Помню как ходили на Богдановича. Собрали лучший снаряж, оделись поярче, взяли палатку "фирменную". Отработать надо было побольше сюжетов – восходители, лыжники. Димка и Олег шли с лыжами. Был кураж. Старались. У меня была плёнка, аж 400 ISO и мы снимали светящуюся палатку на фоне вершин в вечерней синеве, изображали «альпинистов смотрящих вдаль». В общем было интересно – пока не сожгли фальшфеерами фирменные рукавицы Казбека Шакимовича, память о каком-то из восхождений на восьмитысячник.

Начался сезон и мы все занялись своими делами. Ребята полетели в Базовые лагеря под Победу и Хана, а я ходил и снимал трекинги. Довелось даже Южный Иныльчек пройти. Я очень любил снимать с вертолёта, это всегда было сложно в Советское время, кстати нужен был специальный допуск, и это не всегда удавалось даже когда работал на Казахфильме. Но уже было другое время. И главное, что знаменитый пилот – Пётр Данилович Шкурат как-то благоволил ко мне, и делал даже специальные пролёты по моей просьбе. В то время появились миниатюрные камеры формата Hi 8, которые писали на касcеты Mini DV. Видео техника наконец стала доступна, цены уже были не такими заоблачными, но главное камеры стали компактными и давали приличную картинку. Я часто показывал сырой материал прямо подключив камеру к телевизору, и надо сказать, что эти просмотры пользовались непременным успехом. Димка был одним из главных ценителей, и не скрывал своего восхищения тем обстоятельством, что теперь это стало так доступно. Понятно было что у него созрел новый план.

Осенью, вскоре после того, как мы вернулись в город, он стал очень сильно интересоваться разными моделями компактных видеокамер, мы обсуждали эту тему обстоятельно и подробно, и конечно настал момент, когда он пришёл с новой камерой в красивой упаковке. С тех пор я стал первым, кто видел снятые Димкой видеоматериалы, мы обсуждали сюжеты, разные хитрости операторской работы. Он всё схватывал на лету.


1997 год. Весна. Дмитрий Соболев на вершине пика Эверест 8848 м.
Фото из архива Дмитрия Соболева

В сезон 1994 мы опять все вместе были под Ханом. В это год Валиев задумал сделать качественные съёмки стен Хан-Тенгри, которые смотрят в нашу, казахстанскую сторону. Фотографий с Северного Иныльчека хватало, но все, кто знаком с фотографией знает, что съёмка с нижней точки принижает гору, широкоугольник «укладывает» вершину и она смотрится приземлённой. Обсуждали эту тему с Валиевым – понятно что лучше всего Хан смотрится с вершин Сарыджазского хребта. Конечно можно было сделать кадры с борта пролетающего вертолёта, как, кстати, делал в Гималаях упоминавшийся уже Шира Ширахата, но мы не искали лёгких путей. Казбек Шакимович что-то долго изучал на схемах, высчитывал, смотрел разные съёмки и объявил – «Полетишь вначале на Семенова, потом на Казахстан. С тобой Дима Соболев. Если вертолёт не сможет вас забрать, спуститесь сами». Это и теперь одно из самых увлекательных приключений в моей не самой скудной на приключения жизни. Но я как-то особо и не сомневался в успехе этой авантюры – ведь Димка был со мной.

Снарядились мы по полной. Обвязка, верёвки, ледорубы, Димка железа разного набрал. У меня фотоаппараты и видеокамера. Взлетели из Каркары. Долго летели над горами и когда зашли над куполом пика, я вдруг осознал всю сюрреалистичность этой затеи. Зависли в клубах снежной пыли. Когда выпрыгнул, поразило что глубоко воткнулся в снег. Вертушка ушла, и когда рокот двигателей затих, я ощутил свою ничтожность среди этих гигантов. Димка встегнул мне карабин страховочной верёвки в грудную обвязку, вогнал поглубже ледоруб, организовав точку страховки, и пропустив верёвку через восьмёрку, сказал, что я могу выходить на край карниза. Было страшно и завораживающе красиво. А потом я начал снимать на разные фотоаппараты, и технические проблемы съёмок на морозе отвлекли меня от мыслей о возможном крушении подо мной снежного наноса и перспективы зависнуть над пропастью с прекрасным видом на ленту Северного Иныльчека. Видимо работал я на автомате, и гипоксия действовала, и адреналин. Помню, что когда подлетел и завис вертолёт, а я в него запрыгивал, меня так ударило током, что было по ощущению не меньше удара фазы, что я имел удовольствие испытать в армии. Десантирование и возвращение с вершины Казахстан уже не оставило ярких впечатлений – отработали быстрее, а запомнились больше Шатры, стоящие совсем рядом. Много позже, когда я внимательно изучил съёмки с разных вершин, я сильно сожалел что мы не залетели на Мраморную.

В тот год Димка был гидом у нескольких клиентов, но самой интересной в тот сезон в МАЛе была команда японских альпинисток под командованием Юнко Табэй. Из легендарных имён зарубежных восходителей, это имя запомнилось на ряду с Тенсингом, Хиллари, Месснером… первая женщина на Эвересте. Я ходил снимать Юнко вначале с Севера до первого лагеря, после – с Юга, до пещеры на перемычке. И оба раза мы были с Димкой. Мне запомнилось, как я сидя возле пещеры почти на 6000, смотрел на уходящую ввысь громаду Хана и мысленно думал, как же они там лезут в этом хаосе скал и расщелин, а Димка подошёл и сказал – «Я заведу тебя туда, ты сможешь. Давай спустимся, и потом со второго раза пойдём. Снимешь на видео весь маршрут». Но я решил что не смогу…

Больше я туда уже не попал. А Димка всё больше стремился в выси и вот в 1995 г. он попал в экспедицию на восьмитысячник Манаслу, наконец преодолев 8000 рубеж. Я помню какой счастливый он пришёл ко мне после восхождения. И больше он рассказывал даже не про Гору и восхождение, а про Гималаи, людей, монастыри. Гималаи его очаровали и с тех пор он жил только мыслями о них. Как он хотел, чтобы всё это увидел и я, предлагал пойти хоть бы в треккинг. Но тогда мне ещё казалось это какой-то несбыточной мечтой. А через два года был Эверест – и опять мы смотрели его видеоматериалы и вновь были рассказы про монастыри, яков, уларов, приходящих к палаткам в лагере.

В последние годы Дима сильно увлёкся чтением разнообразной литературы о восхождениях, а у меня уже тогда была собрана хорошая коллекция, почти все переведённые книги о первовосхождениях в Гималаях, многие сборники «Побеждённые вершины». Некоторые книги он подолгу задерживал у себя, явно очень тщательно изучал. И вот осенью 1997 года он вдруг позвонил и приехал с пачкой книг. Возвратил все. Сказал, что уезжает на Аннапурну вместе с Букреевым, будет снимать фильм о восхождении. Потом пришла страшная весть, а позже Андрей Старков передал мне открытку с видом Аннапурны и сообщением Димы о том, что постоянно идёт снег".

Анатолий Букреев Непокоренная вершина


Олег Белялов:

"По большому счёту надо сказать и о другом - он работал на Чимбулаке для того, чтобы быть поближе к горам. Не только он, но и многие находили хоть какую-то возможность работать в горах - уж для чего, чтобы кататься на лыжах или ходить на вершины, это другой вопрос. В любом случае это особая порода людей - людей гор. Таких ведь большинство при разных должностях было на любых работах в горах. Про Диму в лучшем случае пишут, что он был высотным оператором. Есть в этом какая-то специальная идея. А про Аннапурну, обычно в конце, как-бы чтобы была достоверность - не только кумир погиб, но вот ещё и случайный оказался рядом - оператор. Да, Дима снимал, и хорошо, кстати. А это очень важно для тех, кто хочет увидеть ради чего собственно всё это происходит, не имея возможности сам туда попасть. Возможно есть настолько самодостаточные восходители, что им важно просто ходить - не слава не нужна, не признание спортивных достижений. Но как оказывается это не самое дешевое занятие - альпинизм, и чтобы восторгаться потрясающими маршрутами и героями, их нужно показать зрителям и болельщикам. И это очень важно, что такие, как Димка, показывали и показывают нам, что происходит там, наверху. Операторов много, да не всем дано залезть не то что на 8000, но и на 2000. Но ведь Дима и альпинистом был - почему об этом почти не говорится. Имел десятки восхождений, разряды, 7000 не раз. Понятно что не был таким выдающимся, как Букреев и ещё несколько самых известных казахстанцев. Но на пару восьмитысячников сходил, худо-бедно, причём один из которых Эверест, если что. А Аннапурна не сделала выбор - забрала и всё... Я ни в коем случае не хочу как-то принизить величину достижений Букреева - он Личность, он оставил ярчайший след. Но то, что Соболев был рядом с ним на Аннапурне, говорит о том, что Букреев доверял ему - уверен, что в такую ответственную экспедицию, он не взял бы случайного человека".

"В районе нашего маршрута лавина падает стеной. Нам остается лишь минута, чтоб попрощаться, друг, с тобой". - Денис Урубко.


Рекламный ролик ТОО МАЛ "Kan-Tengri" 1994 год.

На этой фотографии я со своими друзьями Олегом Беляловым и Димой Соболевым в палатке на ночевке. Ледник Богдановича у подножия пика Комсомола. С этой съемки началась наша работа, по сбору материала для рекламного ролика ТОО МАЛ «Kan-Tengri».

После многолетнего сотрудничества с первыми международными альпинистскими лагерями в Казахстане, в качестве временного обслуживающего персонала, которыми руководил и организовывал пионер активного международного туризма в Казахстане Борис Андреевич Студенин. Я был принят в постоянный штат, ТОО МАЛ «Kan-Tengri» под руководством уже Казбека Шакимовича Валиева осенью 1992 года. И начал работать над составлением и разработкой различных программ в качестве ведущего специалиста по организации и проведению зимних и летних мероприятий. Я понимал, что кроме альпинизма надо развивать и другие направления. И хотел кроме восхождений организовать - треккинги, хайкинги, хели-ски, ски-тур, рафтинг и много что ещё. Как то зашёл разговор и о бёрдвочинге - наблюдениями за птицами. И я сказал Казбеку, что есть у меня друг Олег Белялов - он с детства увлекается орнитологией.

Встретились и обсудили. Кроме групп бёрдвочеров, которые мы начали принимать с весны 1993 года, Олег сгодился ещё и как фотограф и оператор. Фото и видео материалов для рекламы тогда не хватало, и мы делали первые серьёзные буклеты в чем принимал активное участие дизайнер Талгат Ашимов. Так же организовывали специальные съёмки.

Весной 1993 года специально ходили на ледник Богдановича с ночевкой, где снимали для буклета постановочные кадры на леднике и ГСБ «Чимбулак». Мы с Димой Соболевым были фотомоделями, а Олег снимал. На память сфотографировались в палатке на сэлфтаймере.

Олег Белялов в конце 70-х занимался с нами в секции ДСО "Спартак" тренер Б.А.Студенин, и имел начальный опыт в альпинизме. Это и пригодилось ему теперь. Ещё один спартаковец, альпинист Дима Соболев тоже увлекался съёмками в горах.

Так мы и смогли собрать материал для ролика, который Олег Белялов смонтировал в 1994 году. Мне очень близок этот ролик, потому что весь монтаж проходил у меня на глазах, и мы вместе обсуждали все сюжеты, сидя в монтажной Алматинского телецентра. Поскольку договоренность была об одной смене в монтажной, работать надо было быстро. Поэтому мы пришли уже с полностью расписанным по сюжетам материалом и успели собрать получасовой ролик.

Музыку выбрали сами из тех мелодий, которые нам нравились. Дикторский текст не предусматривался, так как его пришлось бы переводить на несколько языков. Мы полагали, что сюжеты не требуют комментариев, потому что картинки и так показывали все в деталях.

Я снимал летнее хели-ски с японцами на Ц. Тянь-Шане, работая гидом. Совмещать два занятия было сложно, но получилось - этот материал смонтирован в ролике отдельной темой, съемки велись грамоздкой видеокамерой VHS формата.

Дима снимал восхождение на пик Хан-Тенгри с Юнко Табэй, при этом выполняя обязанности старшего в группе гидов. А Олег за два года, что только не снимал - и треккинги, и рафтинг, и чабанов и жизнь лагерей. Поднимался до перемычки п.Хан - Тенгри с Димой и группой японских альпинисток. Олега и Диму Пётр Данилович Шкурат на вертолете даже на вершины пиков Семёнова и Казахстан забрасывал для проведения съемок.

Для меня увлечение горными лыжами со спуском по неподготовленным трассам стало хобби. Получился, не плохой, «сплав». Спортивная квалификация в альпинизме, стаж работы на снеголавинной станции «Чимбулак», инструкторская работа и наработки с первыми в нашем горном районе группами по лыжным программам, ски-тур, ски-альпинизм, хели-ски не вызывали у иностранных гостей и экспертов сомнений в моем профессионализме и компетенции. Так родилась идея и ноу-хау – «летнее хели–ски».

Мое участие в высотных восхождениях в летний и зимний период давали свои результаты о наблюдении за снежным покровом в высотных эшелонах наших гор. Предложив Казбеку, обсудить и предложить нашим партнерам и туроператорам эту идею получил поддержку. Вопрос с вертолетом. Спросив у пилота Петра Даниловича Шкурат, с которым делал первые программы хели-ски на С. Тянь-Шане, услышал его ответ: «Ух,ты! Скажите, что надо? Чего хотите? А мы сделаем, что от нас требуется».

Первыми откликнулись старые и надежные друзья из Японии. Отдельное спасибо моему другу Hiroyuki Kuraoka, который поверил и собрал экспертную группу и приехал. Они стали первыми в нашей истории сделавшими программу «Летнее Хели-Ски на Ц. Тянь-Шане» в августе 1993 года.

Олег Маликов.
Опубликовано 12.10.2019 года.

Смотрим ролик:


Манаслу 1995 год


Другие материалы цикла:

Юрий Михайлович Калабаев

Анатолий Иванович Полумисков

Владимир Николаевич Печканов

Александр Борисович Чечулин, Андрей Сергеевич Корнеев и Мурат Матаевич Отепбаев

Сапаржан Махмутович Уралов

Борис Степанович Соломатов

Виталий Васильевич Диваков

Станислав Петрович Бергман

Артур Радионович Шегай

Михаил Эдуардович Грудзинский

Дмитрий Дмитриевич Нагорный

Олег Семенович Космачёв

Иван Сергеевич Тютюнников

Олег Александрович Ионов

Вячеслав Алиевич Белялов

Рамазан Газизович Агишев

Светлана Игоревна Сапронова

Вера Ивановна Степанова

Виктор Кузьмич Маханов

Вадим Анатольевич Смирнов

Виктор Матвеевич Зимин

Мурат Рахимович Умбетпаев

Иван Никитович Гроза

Сергей Анатольевич Гурьев

Евгений Сергеевич Козлов

Тимофеев Сергей Владимирович

Петр Данилович Шкурат

Бабир Шакирович Мансуров

Мурат Матаевич Отепбаев

Юрий Владимирович Бородкин

Евгений Иосифович Динерштейн

Андрей Олегович Барбашинов

Георгий Леонидович Гульнев

Евгений Михайлович Колокольников

Владимир Сергеевич Балыбердин

Игорь Васильевич Кондрашов

Сарым Кудерин

Алексей Алексеевич Вододохов

Георгий Алексеевич Грачев

Алексей Дмитриевич Топорков

Глеб Ахметович Айгистов

Николай Валентинович Пагануцци

Анвар Хасанович Бекметов

Олег Дмитриевич Аристов

Григорий Иванович Белоглазов

Владимир Дмитриевич Чумаков

Николай Борисович Морев

Виктор Павлович Егоров

Сергей Германович Пряников

Геннадий Геннадиевич Бендицкий


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2022 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100