Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Люди >


Всего отзывов: 1 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.00


Подготовил: Олег Маликов, Алма-Ата

Игорь Константинович Железняк.
Из цикла Книга Памяти ушедших друзей

Игорь Константинович Железняк, 1953 года рождения – погиб 08.04.2001 года.

Место смерти:
Бухта Маячная, остров Шикотан (возле мыса Непокорного, рядом с мысом Край света), Сахалинская область, Южно-Курильский район.
Причина смерти - декомпрессионная болезнь.


КСП " Шхельда". Фото из архива Игоря Железняк
1971-1977гг поступил и окончил Дальневосточный ордена Трудового Красного Знамени политехнический институт им.В.В. Куйбышева по специальности - автоматизированные системы управления.

Марина Новикова:

"Я знаю, что Игорь любил своих детей!!!!
Ухаживал за младенцем - первенцем Борей, пока жена длительное время находилась в больнице.
Брал Борю в горы с собой.

Безумно любил Анечку, много мне рассказывал о ней, хранил ее рисунки, письма, поделки, вышивку...
Тяжело переживал смерти своих детей...

Мы с ним встретились в этот период его жизни, наверно через 1,5 года после трагедии с Анечкой...
Благодарю Судьбу за эту нашу встречу!!! Меня никто так не любил как Игорь!!! Прошло 20 лет, как Игорь, покинув этот мир, уверена... ушел к детям... он очень тосковал по ним...
И я его Любовь чувствую и по сей день!!!

Игорь был Большим сильным, красивым, мужественным человеком, очень добрым и любящим.
За тех, кого любил, боролся, спасал, не думая о себе...
Собака упала с катера, Игорь мгновенно прыгает в воду спасать ее...

Катер в хорошую волну не мог близко причалить к берегу, Игорь всех женщин, детей перенес на руках на берег ...


1981 год. Расчистка склона Обзорной.
Фото из архива Игоря Железняк

Шли с Игорем, и вдруг на нас несётся огромный пес кавказец.
Я, спрятавшись за него, окаменела от страха. Игорь как будто ничуть не испугался, он как-то резко пнул ногой в грудь этому разъяренному псу, тот от неожиданности оторопел на секунду. Пес с новой злостью в бешенстве бросается опять, и Игорь снова отбивает его ногой в грудь, собака присела, и я видела в растерянных глазах этой псины недоумение, и вдруг пёс встал, не стал больше бросаться, а развернулся и пошел обратно..."



На привале.
Фото из архива Игоря Железняк

Анатолий Черных: "По характеру Игорь был во многих отношениях выдающийся человек.
Сильный лидер и талантливый организатор.
Чрезвычайно волевой настойчивый и принципиальный.


1980-е годы. Игорь с друзьями на морской прогулке.
Фото из архива Игоря Железняк

Был он в действительности щедрый и верный друг, что бы там о нем не думали.
Но было в нем что-то такое комиссарское. То есть, он свои представления о деле и принципах ставил выше личных отношений.
Не мог прощать людям недостатки и косяки.
Не умел он отступать и уступать даже когда в дальнейшем понимал что был не прав".


Владимир Марков:

"Игорь прожил все детство на улице Тигровая. В деревянном частном доме. Сразу расскажу Вам об одной слабости Игоря. То есть о его манере смеяться. Игорь был строгим человеком, и всегда казалось, что он и шутить-то не может. А смеяться – тем более. Нет! Шутил он всегда много, просто знал, где это делать. Смеялся он также много, зная с кем, он может расслабиться. Поэтому строгий человек частенько выдавал себя своим заразительным и неповторимым смехом. Не до него и вот уже много лет без него я так нигде и не слышал ни у кого такой манеры смеяться. Железняк во время смеха был простым, обычным жизнерадостным РЕБЕНКОМ.

А что еще можно написать?
Город у моря, спортивный. Куча спортивных залов, манежей, бассейнов, стадионов. Море. Катера, яхты. Акваланги. Понимаете, куда клоню? Всем этим мы и жили в молодости.

Знакомство Игоря с альпинизмом произошло, когда он стал учиться в ДВПИ. Если конкретнее, то в середине 70-х годов. В конце 70-х он уже ездил на Кавказ, став маститым альпинистом. Закончил школу по подготовке Инструкторов по альпинизму, затем стажировался. Прошел подготовку на спасжетон. Бредил пиком Щуровского, двухглавой Ушбой. Стремился быть на вершинах этих легендарных пиков. Его уважали и доверяли. Иначе бы он не работал нач. спасом в АУСБ «Шхельда» в начале 80-х.

Как ни крути, когда первая волна альпинизма в Приморье начала активно действовать, Игорь вошел в нее не как простой участник событий, а вторгся в эту волну как личность. То есть он подхватил знамя альпинизма и понес его дальше.
В середине 60-х годов основная база туризма была создана студентами в Дальневосточном Политехническом институте им. Куйбышева (ДВПИ).

Итак, об Игоре.
Пройдемся по фактам, что я знаю о нем, как об альпинисте.
В середине 70-х выезды на Камчатку принесли ему начальную альпинистскую подготовку. Соревнования, которые проходили на скалах Владивостока, закрепляли навыки работы на сложном скальном рельефе. Общение с альпинистской командой Анатолия Скригитиля дало Игорю понятие, что такое альпинизм в больших горах.

Еще один факт из жизни Игоря Железняка. У Татьяны Миргородской я видел статью из газеты «Красное Знамя». Игорь Железняк с командой ДВПИ выезжал на соревнования по спелеологии в город Красноярск.
Затем все принимают участие в семинаре по горной подготовке.
По возвращению с семинара вся группа Владивостокцев случайно попадает на спасработы. Дома, а именно в деканате ДВПИ, всем была объявлена БЛАГОДАРНОСТЬ за этот поступок.

Время бежит. Виктор Шкарбан уезжает в Алма-Ату. Там служит в вооруженных силах СССР и работает в команде САВО. Игорь понимает, что Камчатка – это не то что нужно для большого альпинизма. Учится в ДВПИ, не мешкая, каждое лето уезжает в Большие горы. Любимая его тема – Кавказ. Есть возможность, едет в горы Тянь-Шаня. Делает это постоянно в районе двух-трех месяцев в году. А больше не может – учеба. Какую именно школу он прошел в 70-х годах по 1982 год, вам рассказывать не буду.
Повторяю, я просто расскажу об этом человеке, как о человеке!

Кавказ – это его ПЕСНЯ. Там он окончил Школу инструкторов.
После очередной учебы получил жетон «Спасательный отряд».
Наконец, к 80-м годам получил звание КМС по альпинизму.

Я Игоря видел и в конце 70-х годов, и в начале 80-х. Соратников по этому виду спорта у него еще не было. Он набирал мощь как личность и хотел начать работать в Приморье самостоятельно, не прибегая ни к каким уловкам, к которым прибегали его приемники. Команды альпинистов во Владивостоке не было. Находка работала самостоятельно на своем уровне и не очень хотела светиться. Наверное, так им было интереснее.

Игорь пришел в клуб Владивостокских спелеологов с чистыми намерениями. Не подкопаешься! Авторитет его безусловен. «Наш человек!» - постановили спелеки. Игорь огляделся. Классный, сухой, огромный подвал, классные ребята. Да еще и приняли. Нужно начинать делать «добрые дела». Вот он за эти «дела» и взялся. Работа пошла. Все закипело, забурлило. Спелеки довольны. Игореня по натуре лидер, он тем временем уже заболел горами. Знали ли спелеки, что их ждет? Сто пудов, нет. Он быстро развил свою бурную деятельность. Это он может сделать. Когда в клубе начался ПИК его трудовой деятельности, Игорь уже как полноправный хозяин клуба спелеологии на сходке публично объявил: «Пора приступать к более серьезной и ответственной работе, то есть на территории нашего клуба организуется рабочее звено – АЛЬПИНИЗМ!»

Кто мог подумать, что Игореня готовил клубу спелеологов такой «добряк». Сначала в помещении среди людей была маленькая пауза и гробовое затишье. В исконном помещение спелеологов у всех за столом наступила общая контузия.

Если бы на месте Игоря сидел другой человек, его бы сразу разорвали и съели. Косточки, аккуратно обглоданные, прикопали в соседнем помещении подвала «на черный день». Но за столом сидел Игорь Константинович. Как-то все и укусить его боялись, не то, что съесть.

А Игорь навсегда останется БОЛЬШИМ и надежным ДРУГОМ в костяке спелеологии. Да и жизнь свою закончит именно среди них. Игорь продолжал работать во Владивостоке и искал помещение для занятий альпинизмом. Шлемченко Сергей каким-то образом выбил комнату во «Дворце Молодежи». Дворец находился в районе Второй Речки.
Шлем автоматом затащил туда Эйдуса Сергея.

Игорь Железняк без промедления проявил себя в этом помещении как ЛИДЕР. Работа у Сергея Эйдуса с Игорем не пошла. Именно с этого момента пошла крылатая фраза Игорени «Два медведя в одной берлоге не живут». Сергей Эйдус отходит в сторону и продолжает работать самостоятельно. Игорь Железняк поступает работать на завод «Дальприбор». Завод в те времена нес функции «почтового ящика».

Естественно, богатый профсоюз. Естественно, у завода функционирует богатое общество ДСО «Зенит». Игорь понимает и представляет всю кухню по выбиванию финансирования на спорт. А точнее – АЛЬПИНИЗМ.

Именно в ДСО «Зенит» Игорь регистрирует первую действующую альпинистскую ячейку, секцию государственного масштаба. В этом ДСО выбивает деньги на альпинистские выезды в горы. И это еще не все.

Есть еще один факт. Как вы думаете, где приморцы добывали путевки в альпинистские лагеря в 70-80-е годы? Нигде! ТИНРО добывала. Это богатый институт рыбного хозяйства. Они могли выбить. А остальные? Игорь в начале своей деятельности в этом ДСО «Зенит» вынужден был брать наличные деньги и везти их на Кавказ. Там оплачивал налом наше пребывание в АУСБ «Шхельда». Причем для всей команды. Так Игорь стал первым в Истории альпинизма Приморья, кто за средства ДСО вывозил сборную по альпинизму на Кавказ. Это факт. Этот почин потом подхватил я. Но уже в команде Эйдуса Сергея.

Игорь выбивал деньги на альпинизм, а не на туризм, как это делали мы. Опыт уже в то время был у него по организации клубов огромный.
Стресс со спелеологами он уже поимел. Расформирование клуба в ДВПИП тоже. Игорь в начале 80-х был «стреляным воробьем» по этим вопросам. Делал все фундаментально и правильно.

Альпинизм развивался. У нас в стране к этому времени была сильнейшая на то время сборная по альпинизму в мире.
Состоялось восхождение Советской сборной по альпинизму на пик Эверест в Гималаях. Сам факт, что Виктор Шкарбан был в этой сборной кандидатом на поездку на Эверест, вообще давал Игорене КРЫЛЬЯ. А то, что с Виктором сделали перед самым отлетом в Катманду, уже на борту самолета, говорило о том, что нужно иметь клыки в альпинизме. Иначе тебя просто сожрут.

Эту Школу прошел Игорь также, прежде чем стать личностью, как организатор альпинизма в своем Приморском крае. Я думаю, тогда он четко понимал, что значит сформировать команду по альпинизму у себя дома. Подготовить ее в таком плане, чтобы выйти на «большую арену» и не только заявить о себе, а раздвинуть место среди зубров в альпинизме, сказав при этом громко: «Мы есть!»

Итак, Игорь в действующей ячейке альпинизма ДСО «Зенит». Вы меня извините, это не документально. Это мое последовательное повествования с моей «колокольни». Я тогда был заядлый турист. И все, что сейчас говорю, слагаю по памяти: со слов своих друзей, соратников. Наконец, напарников по связке. Это не документ. Это мое личное повествование, в дань памяти Игорю! Ведь ему сейчас должно было стукнуть 60 лет. От винта!

Он разворачивает крылья и начинает осматриваться! Что ему нужно в этот момент? Самое простое – ЛЮДИ! ЛИЧНОСТИ! Он собирает во Владивостоке свою молодую гвардию. Вырывает из рядов горного туризма ДВПИ перспективную молодежь. Ставит их «под ружье». Выбивая из них дурь туризма.

Так к нему попадает Кольцов Александр (Кольцуха). Рядом всегда дипломатичный, очень ранимый и добродушный Шлем (Шлемченко Сергей).

Игорь по старой памяти орла-стервятника, берется за другой, уже действующий клуб «Аргут». Тут намного сложнее. Первое – это очень сильные люди. Туристы-водники! (Рязанов Николай, Сидоров звучат по стране, как ПЛОТОВИКИ). Тут не очень разгонишься. У Игоря с этим клубом тесные дружеские отношения. Клуб прописан на заводе «Дальприбор». Все единое. Не развернешься. Но Игорь и в Африке Игорь! Вероломно упер с секции на глазах у водников несчастного Куценко (Витольдича). Ветольдич переходит из разряда туризма в альпинизм. Это и коню понятно. А у него был выбор? Они останутся до конца рядом друг с другом. Витольдич и Кольцуха (Кольцов Александр) экстренно, без всякой подготовки, начинают осваивать школу альпинизма на Кавказе.
В начале 80-х годов у них уже 1-й разряд по альпинизму. Вот тут-то и начинается самое главное. Игорь почувствовал запах «большой охоты». Он понимает, что есть интересная работа, причем непочатый край.

Нельзя пропустить тот факт из биографии клубов, что Игорь вообще остался без помещения. Это произошло где-то в 1983 году. Думаю, в это время он уже не мог себе позволить работать на заводе «Дальприбор» и уволился с этого предприятия. Именно в это время начала появляться первая работа в промальп - индустрии. Но об этом позже. Сейчас о наших клубах. Все мы собирались у него дома. Там же, в подвале, у него хранилось все снаряжение. Он жил в каком-то длинном бараке. Рядом, через проулок, стоял «Дворец Ленина». Представляете курьез. Его барак вплотную подходил к Дворцу. Прикольно мы жили так во Владивостоке. Хорошо, что еще не в землянке, как наш Лазо. Супруга Игоря терпела нас молча. Я ни разу не чувствовал себя в этом доме чужим. Итак, альпинизм в СССР развивается. Приморье не остается в стороне от этого. Даже пытается догнать современный альпинизм в СССР.

Через некоторое время Вити Шкарбана не стало. Он погиб в горах. Игорь Железняк был очень подавлен. Времени прошло мало. Что он мог сделать, чтобы не произошло этой трагедии? Да ничего. Сделал все, что мог. Официально это ребро на Екатериновском массиве получило имя «Ребро Виктора Шкарбана». А на стенах этого района регулярно стали проводить в честь памяти Виктора Шкарбана Кубок по скалолазанию на естественном рельефе. Ребро Виктора ожило. И не просто ожило. Сколько прошло его альпинистов и скалолазов в те годы? А именно 80-90-е, ума не приложу. Это был самый излюбленный маршрут для спортсменов тех времен. Если у меня правильная информация, то скалолазы и альпинисты города Находка облагородили этот маршрут, пробив его шлямбурными станциями. Набили шлямбурные крючья в самых опасных местах".


Фото с комментариями Владимира Маркова:

Конец 70х годов. Игорь Железняк учится в ДВПИ. Занимается спелеологией, водным туризмом и, естественно, пытается понять альпинизм. В это время Татьяна Миргородская в ДВПИ (Политехнический институт) ведет секцию Горного туризма в ДСО Буревестник и подпольно, негласно, ведет секцию альпинизма. Почему подпольно? После смерти Володи Берсеньева на Ключевской сопке в 1970 году Деканат этого института на веки веков аннулировал альпинизм, как вид спорта.
Естественно, в СССР попозировали соревнования по всем видам спорта. Татьяна Миргородская на бухте Тихой во Владивостоке проводила соревнования по Скалолазанию. На фотографии Игорь Железняк надевает скальные туфли (Азиатские колоши), чтобы выйти на старт. Татьяна Миргородская на фотографии, как постоянный организатор всех мероприятий, следит за проведением соревнований. В это же время Игорь Железняк серьезно смотрит на альпинизм и готов выезжать на Кавказ.

Игорь Железняк (Константиныч) на соревнованиях по скалолазанию в районе Бухты Тихая, Владивосток, 70е годы. Он, пока, спелеолог, турист водник. Скалолазание для него становиться путевкой в большой спорт – Альпинизм. Все помысли в 70е годы обращены на Кавказ. Именно внедриться в Школу альпинизма СССР, пройти эту Школу у Мастеров и завоевать, по праву, звание КМС по альпинизму, закончить Школу Инструкторов по альпинизму на Кавказе. Стал Инструктором по альпинизму в конце 70х годов. Работал инструктором в Больших горах. И больше. Он работал Нач. спасом в 1983 году в АУСБ Шхельда. В 1982 году организовал в Приморском крае, на Базе ДСО Зенит, первую Правильную секцию альпинизма в Приморском Крае в 1982 году. Затем первый Краевой клуб альпинизма в районе улицы Крыгина. На Базе этого клуба родилась Федерация альпинизма и скалолазания Приморского края. Он вернул знамя Скалолазания в Приморском крае. Вернул на круги свои работу Алексея Марьяшева в 70 годах и Миши Ситника в 1976 году. То есть Игорь Железняк, по своей работоспособности организовал мероприятия, на которые приезжали Мастера спорта с других Краев и Областей нашей Родины. Как лидер и постоянный организатор всех мероприятий, он ревностно относился к альпинизму, что привело его в начале 90х к полному устранению от этого вида спорта. Игорь просто встал и ушел в горнолыжный спорт.

1983 год. Владивосток. Витя Шкарбан, уже матерый альпинист, давно в команде САВО Казахстана, семикратный призер СССР в альпинизме, (данные не проверенные). В 1982 году при отборе в Сборную команду на Эверест его списывают с состава команды. Версий много. У него была травма на обеих ногах он отморозил пальцы. Ему их ампутировали. По непроверенным данным это произошло на одном из пяти 7000ков СССР. По сути, его семья живет в городе Уссурийске в Приморском крае супруга и дочка, а он не вылезает с гор Тянь-Шаня. В свободное от спорта время он приезжает в Приморье и помогает Игорю Железняку организовать правильный Альпинизм в нашем Крае, как когда-то в 1970 году Алексей Марьяшев со своими ребятами с Алма-Аты организовал в нашем Приморье Правильное Скалолазание. Позже их место займет Влад Смирнов.
1983 год. Вы видите, как Игорь Железняк, он вверху на снимке, в составе своей Первой Сборной команды по альпинизму города Владивостока участвует в соревнованиях на Карьере 2-ая Речка. По центру снимка Витя Шкарбан, он главный судья соревнований и объясняет Игорю правила игры в спорте. Для Игоря и для нас всех он был как Бог. При этом мы не стремились с ним сделать Сэлфи. Мы стремились быть в семье альпинистов, «а не казаться…. Как трудно Быть». Сейчас такого близко нет на Дальнем Востоке. Даже, не пахнет.
Внизу сидит Кольцуха (Кольцов Александр). Он был в Сборной команде Игоря. Лидером в связке. То есть, в Горах Александр уверенно решал все поставленные задачи на маршрутах 5 категории сложности, в чем я свидетель.

1982 год. Я в команде Игоря Железняка. А это значить спим как получиться, едим что есть. Только тренировки. Разделились на две команды. Основная Сборная. Там, естественно, Игорь Железняк, Кольцов Александр, Куценко (Витольдич), Толя Черных. Затем молодежная Сборная. Естественно, я, Матыцин Андрей, Безмен Лена (Безмениха), Комаревцева Татьяна (Комарик). К нам, если нужно, на тренировки Железняк засылал на подмогу Кольцуху (Кольцова Александра). Если честно, Кольцуха с нами был круглосуточно. Но, на соревнованиях Кольцов уходил в основную сборную, а я был Капитаном в молодежной команде. В результате в 1983 году мы отобрали пальму первенства у Находки. Именно после 1983 года Находка занимала на соревнованиях второе место. Первое было у Железняка, второе у нас в молодежной сборной.
На этой фотографии вы видите Промальпинизм. В поселке Рязановка мы с ноля строили завод по разведению Лососевых Рыб. Это время я вспоминаю с содроганием. Часто было очень неуютно на высотной работе, которую мы проводи без всякой страховки на солидной высоте. Слава Богу, что мы спали по 4 часа. Если бы мне приснились эти сваи ночью, то я бы орал на всю округу. При этом я спас Константиныча от такого Штрафа. Мало не покажется. Заработали только бы на Хлеб. Железняк рулеткой все сделал для постановки фундаментных ферм сам. Он такое намерил, что, когда я прошел и увидел несоответствие просто глазами, был в Шоке. Пришел к Игорю и попросил его все перемерить. После устранения ошибки я стал Руководителем Стройки, а на высоте работали Младшие научные сотрудники: Толя Батожок, Андрей Матыцин, Куценко Витольдич. Константиныч был у меня на подхвате. Кстати, так как он ездил на своем мотоцикле Урал с коляской, то и моим личным водителем.

1982-1983 год. Зарождение правильного альпинизма в Приморском крае. Игорь Железняк стоит к нам спиной. Он уже КМС по альпинизму, инструктор по альпинизму. Уже организовал при ДСО Зенит секцию альпинизма во Владивостоке. К чему я это говорю. Сейчас вы видите соревнования на Екатерининском массиве под городом Находка. Именно Константиныч остановил победное шествие в соревнованиях по скалолазанию и альпинизму у находкинцев. Затем это стало нормой. При этом с 1983 года Находка достойно выступала на всех соревнованиях, но отнять первое место у Владивостока уже не могла.
Какой был уровень соревнований. Участие при прохождении маршрутов 5-6 категории сложности в Больших горах. Сколько команд выступало на соревнованиях? Как минимум семь. Большое подспорье в соревнованиях приносили спелеологи Владивостока и Уссурийска.
А теперь о главном. Какое снаряжение принимало участие в соревнованиях по альпинизму. Два пояса Абалакова. На верхнем поясе нашивали плечики с брезента. Плечики защищали участника от травмы, обжигала, при скоростном спуске, дюльфирная веревка. Для спуска и подъема использовали обычный рыбацкий фал 10 мм. Меняли его на водку у Тралмастеров. А где было купить? Рабочие верхонки. На стройки брали пачку, пар десять и нам хватало, делились у кого протерлись. Верхонки сгорали при скоростном спуске, а руки оставались без ожогов. Прикрепляли строительные верхонки к верхнему поясу Абалакова обычной резинкой. Где брали? Да хоть с трусов вытаскивали. У нас Промышленность выпускала один вид резинки на все случаи жизни. На нижнем поясе висел треугольный стальной карабин с муфтой. Его мы сами делали на заводах. Карабин и был спусковым устройством, а плечики регулировали гашение скорости при спуске. Поэтому вы видите какие дырки на плечиках у Константиныча.
Каска. Каска у Константиныча была на все случаи в жизни. Он ее купил в магазине за 16 рублей, как мотоциклетный шлем. В нем гонял на мотоцикле с коляской Урал, работал в промальпе и ходил по маршрутам 6 категории сложности в горах Кавказа. На шее у него весит рабочий реп, 6 мм. (Два репа). Служили как схватывающие элементы на основной веревки. Связал узлом Грэпвайн, концы репа небрежно оплавил зажигалкой. Реп покупали в хозяйственных магазинах мотком 20 метров. Женщины его использовали, как бельевую веревку.
На теле футболка ХБ с эмблемой Спартака. Верхняя часть одежды шерстяная мастерка синего цвета. Вот, вроде все. Мы не знали, что такое Пециль, Кэмп, Гривель. При этом оставили после себя тысяча маршрутов, которые сейчас хрен пройдут. А зачем? В спортивном зале навесят эти Яйцеголовые веревки и будут спокойно выполнять нормативы на звание Мастер Спорта России. Слушайте, чуть не забыл очень маленькую деталь в одежде. На ногах у нас уже была скальная обувь – Азиатские колоши. Надев их мы ни сколько не отличались от жителей Востока.

На фото — снаряжение Жедезняка, я не отразил его скальные туфли. С удовольствием вам демонстрирую эту супер обувь нашего времени. Что бы азиатские колоши не слетали с ноги Игорь надевал их на шерстяные носки, а в задней части колоши прокалывал дырки и вдевал туда шнурок. Шнурок железно держал колошу на ноге. На скалах в те времена это было круто.

Память человеку, наш Константиныч, Игорь Железняк. Что бы закончить тему снаряжения, грудная обвязка Плечики, предоставлю вам еще одну фотографию. Этим страховочным снаряжением такого типа мы пользовались до середины 80х годов. Потом мода изменилась и Мир Альпинизма стал переходить на надежную страховочную систему, «Низ». То есть, появились спусковые виды снаряжения: рогатка, лепесток, восьмёрка, шайба Штихта, букашка Кошевникова. Мы стали и в горах, и на тренировках, соревнованиях дома спускаться по дюльферной веревки не на одном карабине, Классическим способом, а в этот спусковой карабин встегивать приспособление для спуска. Нижнюю часть страховочного снаряжения мы стали шить из строп. Пояс Абалакова перестал быть актуален. При этом Верхняя часть страховочной системы еще работала у нас. В чем есть подтверждение в фотографиях.
Дома, возвращаясь с гор мы вспоминали наши молодые годы, где мы только начинали или пытались понять, что такое веревочная техника, спускались в пещеры. На фотографии вы видите меня после прохождения пещеры Великан в Приморском крае. Игорь Железняк на корточках собирает свое снаряжение и, как руководитель прохождения пещеры Великан, как обычно, подкалывает меня. А мне, «как с Гуся вода». Константиныч, по рангу, для нас был Мастеров в альпинизме. А для меня, мы ведь были, практически одногодки с ним. Выросли в одном районе города Владивостоке, учились в одной Школе. Поэтому я мог Игорене ответить так, что другие только пучили глаза. При этом я был воспитанным человекам и делал это аккуратно.

Золотое время альпинизма в Приморском Крае. Избранные, считанные люди, рванули в Большие Горы. Конец 70х и начало 80х годов. Главный обвиняемы, по-прежнему, Константиныч. Благодаря Мише Фейгину, соратника в альпинизме по Кавказу Игоря Железняка, я дам Вам фотографии того времени и, постараюсь, на фоне этого фотоматериала, рассказать вам об Игоре.
Игорь в горах Кавказа в те времена пользовался для защиты глаз от солнца обычными очками газорезчиков. Где мы их брали? Заходишь к сварщикам и говоришь – «Мужики! Выручайте, я еду в горы. Нужны очки, которыми вы пользуетесь в работе. Те с разворота – «Открой сам рундук и на верхней полке в коробочке они лежат – Муха не сидела». Приносили очки домой, брали полтора рубля и шли в магазин Оптика.
Отдавали очки специалисту, приговаривая – «Поставьте мне вместо этих синих фильтров, через которые было ни хрена не видно, обычные задымленные стекла без диоптрии, «Хамелеон». Через день забирали готовые очки и уезжали в горы. Все через них было видно и глаза были надежно защищены от ультрафиолета. Полтора рубля. За один рубль можно было везде покушать. Сейчас горные очки стоят до 18 000 рублей. Пенсия у людей 12 000 руб. Нормально? Ничего не перепутал?
Раньше я показал вам фотографию, как на себе Игорь носит Репы на соревнованиях. Это веревка 6 мм. для технического прохождения в горах. И на этой фотографии этот репшнур на шее у Игоря. Надет он в обычную клетчатую рубашку на все случаи жизни и шерстяной свитер. Там мы ходили. Вы скажете, мы были бедные? Президент Боливии всю жизнь пробычил, ставил свою Страну на ноги. Пришло время, он ушел в Мир иной. Его хотели достойно похоронить. Женщины его помыли и попросили тех, кто был рядом с ним, сменную рубашку. А те не нашли и ответили – А у него ее нет. Бабы сняли с покойного не свежую рубашку, постирали, и надели на него. Достойно его похоронили. Люди любили своего президента и назвали свою Страну его именем – Боливия. Я могу ошибиться по данным, но ни когда я не ошибусь по жизни, которую прожили Мы.

Продолжаю тему об Игоре Желязняке. Если Сергея Шлемченко, чисто, по-человечески, стали забывать в Приморском крае. Только друзья, только по работе и семья помнят его и вспоминают на праздниках. То, по Константинычу, дело шкурное. У Игоря характер матроса Железняка. Он трудоболик. За что-то взялся, то идет до конца. Так и в альпинизме. Шел, делал все круто, все по-мужски. Нашла коса на камень. Пленум федерации альпинизма, все пошло не так, как он хотел, о чем думал, куда шел, встал по окончанию пленума и больше в рядах альпинизма его не видели. Что бы не вскрывать эти шкурные дела федерации альпинизма в Приморском крае, я не хочу делать это. Я никогда не был в составе этих БЕЗДЕЛЬНИКОВ. По характеру и по своей работоспособности у меня свои тараканы в голове и зачем мне это нужно, работать на эту посредственность в составе Федерации потом встать и уйти. А ху ху не хо хо.
Сегодня я публикую еще одну фотографию Игоря с архива его напарника Миши Фейгина по Кавказу и что мы на ней видим? Мы видим, как альпинисты были одеты в 70-80 годы. Уточню. До 1986 года. Именно в этих годах мы окончательно перешли на капрон и каландр. При этом в горах больше встречались с иностранцами и в Приморский край попали первые альпинистские каски Касида. Обувь - Кофлак. В них ходили и Шлемченко Сергей и Кольцов Александр.
На это фото Каска для водителей мотоциклов, очки для газорезчиков. Я сейчас об одежде. То, что он в шерстяной мастерки, обговорили этот вопрос. Теперь он в капроновой ветрозащитной анораке. Думаю, самоделка - технический капрон. Так как он белый, его сами красили дома. А теперь важно. Игорь в утепленной куртке. Пуховка - подушка. Я так это изделие называл. ВЦСПС в городе Фрунзе, сейчас это город Бишкек, на пухо-перовой фабрики, где шили подушки и одеяла. Заказывала это изделие на все АУСБ. Все гениальное просто. Мы все были похожи на подушки и радовались этому. Они теплые. Холодная ночевка и ты знал, проблем не будет. Буду сидеть и спать, то есть дремать.

Продолжаем по нашему времени и по фотоматериалу Миши Фейгина, напарника Игоря. Где-то конец 70х начало 80 годов. Наше снаряжение в горах желало лучшего. Ижевская фабрика по изготовлению ковриков для ванной комнаты еще не выпустила свое изделие. Первоначально это изделие подхватили туристы и оно стало первым туристическим ковриком. Это позже, а пока Игорь Железняк готовиться для выхода в горы и упаковывает свой самодельный коврик под спальник. Этот рулончик готов, что бы Константиныч засунул его в рюкзак. По рюкзаку все проще. Это Штурмовой рюкзак. Думаю, и уверен, его Игорь сшил его сам. Капрон есть, швейная машинка есть, проблем нет. На Зеленой поляне, где находиться Штурмовой лагерь хаотично разбросаны кружки, чашки из стали. Все это спокойно продавалось в магазине. За Игорем один участник восхождения упаковывает алюминиевый чехол от Примуса Шмель. Это и есть штурмовой котелок. Перекусывали просто. Банку сгущённого молока пробил чем попало под руки. По очереди сгущенку засосали во внутрь. Пойдет, пойдет, как в спорте говорят.

Продолжаем работу по фотоматериалу уже Миши Фейгина, напарника Игоря Железняка. Он сейчас живет в Австралии и прислал мне свой фотоматериал. Рассказывая о Константиныче я с удовольствием опубликую фотографии и расскажу вам о снаряжении этого времени. На этой фотографии Игорь Железняк в горах Кавказа.70-80 годы. Что он держит в руке. Вы скажете, что стальную проволоку большого диаметра в белой оплетке. Нет! Это альпинистская веревка. Скорей всего – это рыбацкий фал 10 мм. Вы знаете, а это не мешало альпинистам нашего времени делать УМНЫЕ вещи в горах. Во всех Больших городах было, как минимум, по одной команде, которые достойно несли Знамя альпинизма СССР в Мире. Я не говорю, что сейчас у всех веревки Мармот Виаль Момут,а в горы ни кто не ходит. Нет. Недавно девчонки Сибири и Урала всех дернули на Чемпионате России. Прошли первопроход в горном районе Каравшин. От ФАР вошли в историю альпинизма России. НО, это звездочки. Они всегда были. В команде Константиныча копоти выдавали Лена Безмен и Татьяна Комаревцева. А где мужики сейчас во всех Больших городах? Много вопросов и нет на них ответа.

Интересный снимок Миши Фейгина. Время 80е годы. Кавказ, господствующая вершина Кавказа. Снимок интересен тем, что Игорь Железняк и его напарник стоят на фоне легендарной Ушбы. Игорь один из первых, кто отважился спуститься с Эльбруса на горных лыжах. Как это у него происходило может рассказать только тот, кто спускался с ним. А я скажу, что помню от его диалога – методом проскальзывания. Что это такое, я не знаю.

Информация от Владимира Туголева. В сборах САВО приняли участие Виктор Шкарбан и Игорь Железняк, пик Ленина, июль 1984 года.
1984 год. Команда альпинистов САВО. (Среднеазиатского военного округа). Обычное явление в альпинизме Казахстана.
Традиционное начало сезона, - восхождение на пик Ленина. Точнее, массовое восхождение, в группе было человек 60, не менее. САВО "мелко" не ходило. Как говаривал мой товарищ: - "ходить, так "по-большому...". Так сложилось что я вместе с Игорем Железняком и ещё несколькими друзьями - товарищами оказался в одном отделении под руководством Виктора Шкарбана. О том времени, о том восхождении остались яркие, прекрасные воспоминания, точнее, - слайды на "ОРВО-хроме". Я их отсканировал и хочу поделиться.
И так, июль 1984 года. Наша группа во время восхождения на пик Ленина, через вершину Раздельная. (Акклиматизационный выход) на гребне под вершиной Раздельная. (~ 5700 м ) . Красные штаны, малиновая анорака, на лице маска из армейского (шинельного) сукна, - Витя Шкарбан, в красном свитере, - Игорь Железняк. В желтых бахилах, черной шапочке, - боец спорт роты Валёк Винокуров, в штормовке и армейской панаме, - Коля Жуков.
От Маркова: Мне пришла информация, зарегистрированная в Федерации альпинизма СССР. На пике Ленина стояли 20 альпинистов.

Интересный снимок Миши Фейгина. Время 70-80е годы. Кавказ. Миша не очень разговорчивый и я не могу вам передать то, что он и Константинычем (Игорем Железняком) чувствовал, когда стояли на одной из башен красавицы Шхельды. Я тогда был очень молодой. Нас строили в АУСБ Шхельда Мастера своего дела, а Константиныч, работая в этом лагере Нач. Спасом, зорко отслеживал и отделял город Владивосток и город Арсеньев от остальных альпинистов. И доработался. Мы отработали свое положенное и хотели остаться на вторую смену. Не получилось. Почему? Город Арсеньев отчебучил такое, что такие поступки в альпинизме СССР не прощались.
При этом я был вхож в инструкторскую комнату и Константиныч и однажды он рассказал нам, как они шли на Шхельду. Лезли и перед выходом на одну из башен этой Красавицы замерли. А туда ли они лезут? Это была не долгая пауза, все обошлось. Константиныч на самой вершине смотрел по сторонам, а кругом были одни остроносые башни.
Теперь от себя. Представьте картину. У меня инструктор в отделении Г.Г. Романченко и на все занятия, выйдя с лагеря, мы проходим ущелье и нам открывается Красавица, вся в снегу, Шхельда. Не передаваемые ощущения. Сейчас молодые на Дальнем Востоке получают свои «значки» в Приморском крае, заходят на вершины менее 100 метров над уровнем Моря. На Камчатке, вообще, ужас. При этом и те, и те видят Огромную Фигу от федерации альпинизма. Бедолаги, выпускники на Дальнем Востоке никому не нужны. А что им остается? Только в Инстограмме публиковать фото «значка», приговаривая, есть куда двигаться. А мы как жили? Нас готовили Мастера под Красавицей Шхельдой. И что было у нас на Душе? Не передать. А на словах – ЕСТЬ КУДА ДВИГАТЬСЯ.

Так выглядел альпинизм СССР в начале 80х. Фотографии Олега Маликова. Пик Ленина. Его обитатели, спортсмены, природа, наша юность.
Я смотрю на эту фотографию и не понимаю. Я чувствую, что в красном свитере стоит Игорь Железняк, а это так. Если нет, Олег Маликов меня поправит. Да, в этой экспедиции и именно в этом восхождении участвовал Игорь Железняк, Виктор Шкарбан, наверное, Влад Смирнов. А они всегда были вместе. Когда не стало Виктора Шкарбана, Константиныч организовал официальные соревнования СССР в Приморском крае на Кубок Виктора Шкарбана, а Вадим (Влад) Смирнов приезжал на соревнования, становился на них Главным судьей и, при приемке трассы заставлял тех, кто эту трассу подготавливал, загибать уши шлямбурных крючьев через один, дабы не позорить память Виктора. Соревнования усиливал Дюков. Может себе представить молодежь уровень альпинизма, который культивировался в Приморском Крае в 80х годах. После этого У Игоря Железняка в другом восхождение на пик Ленина Влад умер на руках, я слышал такую легенду. Мы так жили, мы были командой и это я почувствовал в Школе Инструкторов по альпинизму на Кавказе в Цее в 2011 году.
Так как последние фотографии я выкладываю в честь памяти Игоря, я расскажу вам о нашем времени и то что мы делали во Владивостоке. В 80-е годы Начальником КСС был Мальцев, а мы были спасателями – общественниками. Мальцева сменил Коля Рязанов, а Николая Я. Однажды я увидел Шлемченко Сергея в таком же красном свитере. Я спросил у него, ты что Пожарный. Шлем мне ответил, что их одел Мальцев и группа спасателей – общественников, а других не было, искали останки вертолета и нашли. В честь такого события Мальцев прости Шлема (Шлемченко Сергея), что тот утаил все снаряжения со спас фонда. Ведь я руководил потом Краевой контрольно-спасательной службой Приморского Края, всю «кухню» знаю. Мы так жили, это нормально.

Далекие 80е годы. Соревнования по альпинизму на Екатерининском массиве. Думаю, что это уже после гибели Виктора Шкарбана. Середина 80х. Железняк Игорь в центре событий. Организовал эти соревнования Союзного значения. Подтянул на них Влада Смирнова, в качестве главного судьи и напарника по связке Виктора Шкарбана, Дюкова.
На фотографии вы видите, с лева спиной, Игорь Железняк, капитана Первой сборной по Альпинизму. Почему Первой? Я не хочу путаницы в информации. Я не пишу Историю альпинизма в Приморском Крае, я пишу Руны (Последовательность событий того или иного времени). И вашу интерпретацию, крестьян, не потерплю. Пишите свою Историю – это будет честно, но не понятно. Поверьте, моему опыту, уложитесь в одно слово - Банзай. В это время Сергей Эйдус залег, как Удав, и ждал своего выхода из-за печки. Дождался. Игорь отошел, а Сергей занял место Капитана Первой сборной по альпинизму Приморского края. Это будет в 1988 году. Почему я в этом уверен? Да, я в ней был. Хотя Гайнеев Вадим может опротестовать по факту сборов в Зиндоне. В Зиндоне была просто Сборная команда по альпинизму, которая участвовала в Чемпионате СССР. Нельзя забыть тот факт, что уже в полную силу работал и создавал Молодежную сборную края по альпинизму Гена Шаферов. Автоматически, после Сергея Эйдуса, молодежная команда, по праву получить статус Второй сборной по альпинизму. Они все уедут в Краснодар. Вот так правильно. Справа, на фотографии, загнулся и готовит веревки для старта Кольцуха (Кольцов Александр). Лицом к нам стоят представители судейства. Два альпиниста с Находки. С права лицом стоит Рома Галин. Пока все. А нет, не все. Владивосток натянули альпинистов города Находка. Вот, теперь все.


Другие материалы цикла:

Авторская страница Владимира Маркова


Владимир Дмитриевич Кавуненко

Александр Иванович Хорошилов

Сергей Николаевич Квачев

Анатолий Витальевич Кельберг

Александр Байсагурович Дзарахохов

Владимир Борисович Ли

Наталья Яковлевна Бейфус

Кентай Самарканович Абъеманов

Александр Георгиевич Фортуна

Михаил Анатольевич Добровольский

Александр Вениаминович Тимофеев

Зинур Шагабутдинович Халитов

Александр Александрович Михайлов

Эдуард Бернардович Липень

Алексей Евгеньевич Иванов

Валентин Андреевич Иванов

Владимир Алексеевич Колодин

Владимир Николаевич Печканов

Александр Борисович Чечулин, Андрей Сергеевич Корнеев и Мурат Матаевич Отепбаев

Сапаржан Махмутович Уралов

Борис Степанович Соломатов

Виталий Васильевич Диваков

Станислав Петрович Бергман

Артур Радионович Шегай

Михаил Эдуардович Грудзинский

Дмитрий Дмитриевич Нагорный

Олег Семенович Космачёв

Иван Сергеевич Тютюнников

Олег Александрович Ионов

Вячеслав Алиевич Белялов

Рамазан Газизович Агишев

Светлана Игоревна Сапронова

Вера Ивановна Степанова

Виктор Кузьмич Маханов

Вадим Анатольевич Смирнов

Виктор Матвеевич Зимин

Мурат Рахимович Умбетпаев

Иван Никитович Гроза

Сергей Анатольевич Гурьев

Евгений Сергеевич Козлов

Тимофеев Сергей Владимирович

Петр Данилович Шкурат

Бабир Шакирович Мансуров

Мурат Матаевич Отепбаев

Юрий Владимирович Бородкин

Евгений Иосифович Динерштейн

Андрей Олегович Барбашинов

Георгий Леонидович Гульнев

Евгений Михайлович Колокольников

Владимир Сергеевич Балыбердин

Игорь Васильевич Кондрашов

Сарым Кудерин

Алексей Алексеевич Вододохов

Георгий Алексеевич Грачев

Алексей Дмитриевич Топорков

Глеб Ахметович Айгистов

Николай Валентинович Пагануцци

Анвар Хасанович Бекметов

Олег Дмитриевич Аристов

Григорий Иванович Белоглазов

Владимир Дмитриевич Чумаков

Николай Борисович Морев

Виктор Павлович Егоров

Сергей Германович Пряников

Геннадий Геннадиевич Бендицкий


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.00
Сортировать по: дате рейтингу

Вспоминая 1983 год.

Встречались с Игорем в 1983 году. Но насколько я помню, он тогда работал не начспасом в Шхельде, а инструктором КСП у Толи Махинова. В тот сезон он привёз на КСП убийственный самогон, который сшибал с ног даже самых "акклиматизированных" альпинистов. И кликуха у Игоря была "заржавела".
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2022 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100