Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Е.В.Буянов >


Всего отзывов: 1 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 3.00


Автор: Евгений Буянов, СПб

Тайна гибели группы Дятлова.
Документальное расследование (издание шестое).
Посвящается светлой памяти группы Дятлова

Глава VIII

  • Глава I. Вводные данные
  • Глава II. Трагические находки и вопросы без ответов
  • Глава III. Рождение легенды
  • Глава IV. Разгадка тайны «огненных шаров»
  • Глава V. Разгадка тайны радиации
  • Глава VI. Уничтожение непроверенных фактов и заблуждений
  • Глава VII. Статистика и метеоданные, или что было неизвестно в 1959 году
  • Разгадка тайны травм

    По травмам дятловцев возникло много разных вопросов. Эти травмы явились важнейшими уликами, указывавшими на причины аварии, «ключом» к её «шифру». Но в то же время неверные представления о действиях дятловцев после получения ими травм мешали правильному построению картины событий. Любая «версия» аварии являлась несостоятельной в том случае, если не давала ответ на главные вопросы: отчего и как получены травмы, отчего и как погибли дятловцы.

    Тщательное изучение актов судебно-медицинской экспертизы позволила заметить важные общие особенности травм дятловцев. Эти особенности не смогли увидеть те судмедэксперты и исследователи, которые не изучили все акты, или которые не изучили их внимательно с тщательным сопоставлением изложенных в них фактов. В актах экспертизы вначале были описаны результаты наружного исследования, а потом – результаты внутреннего исследования. Для того, чтобы заметить общие особенности травмирующего воздействия надо было сопоставить общие результаты внутреннего и наружного исследований, - сопоставить, как они были взаимосвязаны и у отдельных, и у разных людей. Взаимосвязь внешних и внутренних травм могла указать на характер нагрузки, - как она воздействовала снаружи, - каким оружием или предметом, и отчего возникли внутренние травмы.

    А при сравнении всех тяжёлых внутренних травм можно было увидеть, каковы общие особенности всех травм дятловцев. В случае, если такие особенности были замечены, - то они могли указать на общий источник и характер травмирующего воздействия. А при отсутствии сходства стало бы ясно, что их источники разные и для каждой травмы надо искать свой источник повреждения. И из этих взаимосвязей надо было постараться увидеть, какие воздействия однозначно не могли быть причиной таких травм. При таких сопоставлениях наружных и внутренних травм стало ясно, что у всех дятловцев они не имеют никаких связей:

    расположение наружных травм у всех дятловцев не совпадает с расположением травм внутренних. Причём внутренние травмы при наружном исследовании вообще не были обнаружены: об этом ничего в актах экспертизы не сказано. Даже при тщательном наружном осмотре погибших врачом Прудковым в Ивделе этот опытный врач внутренние травмы не обнаружил. Он только отметил какую-то «повышенную подвижность рёбер», но не обнаружил переломы этих рёбер у Дубининой и Золотарёва.

    А вот сопоставления характера тяжёлых травм-переломов всех дятловцев показало, что они имеют один важный общий признак: все травмы по их признакам были результатом «компрессионного и импульсивного сдавливания» распределёнными по площади давления силами с двух сторон. Некоторые СМЭ делали ошибочный вывод о том, что травмы были результатом удара тяжёлого твёрдого предмета». Но почему тогда они не оставили наружных повреждений? По этому признаку предположение об «ударе тяжёлым твёрдым предметом» видится ошибочным. На то, что травмы были «компрессионными» наводит фраза в акте экспертизы погибшего Тибо-Бриньоля, в которой говорится, что «…В целом длина трещины с области его основания черепа равна 17 см. Кроме этого, отмечается ассимеирия за счёт компрессионного перелома указанной области» (лист 353 «дела»). При внимательном взгляде на все тяжёлые травмы становится ясно, что все они «компрессионные», т.е. от сдавливания обвалом о жёсткое препятствие. С определённой концентрацией напряжений, вызвавшей переломы отдельных костей.

    На то, что компрессия была «импульсивной», а не «постоянной» указывало то обстоятельство, что эта сила нанесла травмы, но не «додавила» до полного разрушения грудных клеток и черепов пострадавших. Стало ясно, что постоянная нагрузка с такой интенсивностью могла бы раздавить травмированным дятлоцам рёбра и головы со смертельным исходом. Но это не произошло: усилие давления было ограничено и по времени, и по интенсивности, которая быстро упала до такого значения нагрузки, которая уже не могла далее ломать рёбра и черепа. Даже, несмотря на то, что в результате нанесённых травм их «несущая способность» костей выдерживать нагрузки была значительно уменьшена по сравнению с той, которую они имели до приложения нагрузки. Известно, что серьёзное повреждение материала (в данном случае, костей и хрящей) трещинами снижает его способность выдерживать нагрузки во много раз. Конечно, разрушения способны и определённым образом изменить перераспределение усилий в деформируемой системе. Но по характеру травм было видно, что импульс нагрузки явно был ограничен и по величине нагрузки, и по времени. Ясно, что это был импульс нагрузки, который смог сломать кости грудной клетки и головы «не до конца», и который действовал ограниченное время.

    Все тяжёлые травмы дятловцев не были смертельными (летальными). Хотя судмедэксперт Возрожденный высказал «личное мнение» (в протоколе его допроса, как свидетеля) о том, что со своей травмой сердца Люда Дубинина могла прожить 10-20 минут. Но без понимания того, как эта травма была нанесена, и когда умерла Люда, это мнение не могло быть фактом для заключения экспертизы, - и потому его в акте Дубининой нет.

    Вот что дало сопоставление наружных и внутренних травм и анализ общих особенностей всех тяжёлых внутренних травм. А насчёт источников внешних травм пояснения даны ниже.

    Так что по всем признакам тяжелые травмы были получены в результате компрессии, - в результате сдавливания распределенной нагрузкой, причем сдавливания импульсивного, когда нагрузка быстро нарастает, а потом быстро уменьшается. Ведь и у Дубининой, и у Золотарёва оказались сломаны не все ребра. Если бы максимальная нагрузка действовала длительно, она бы поломала им всю грудную клетку. А отсутствие каких-то внешних повреждений в местах наиболее опасных травм, да и множественный перелом ребер Дубининой и Золотарёва указывали на то, что воздействие нагрузки было распределено по площади, причем с обеих сторон воздействия. Она не прикладывалась со стороны какого-то «концентратора», который бы оставил после себя заметный след в виде местных повреждений. Сходство травм Дубининой и Золотарёва указывало на воздействие от одного источника и примерно в одном направлении сверху и немного справа.

    Примерная схема расположения линий слома рёбер Дубининой (красные линии), Золотарёва (синие линии) и зоны «кровоизлияния в плевру» - красный овал

    Вот вдавленный височный перелом Тибо, определенно явился следствием воздействия какой-то местной нагрузки, но здесь отсутствие внешних повреждений говорило о том, что нагрузка вряд ли была результатом резкого удара о жесткий предмет. Она, скорее всего, была результатом давления головы на жесткий концентратор через мягкую прокладку, защитившую наружные мягкие ткани от повреждения. В случае с Тибо такой концентратор (ботинок, фотоаппарат или кулак, подложенный под голову и опирающийся на что-то жесткое) располагался только с одной стороны приложения нагрузки, а с другой стороны концентратора не было, нагрузка оказалась распределенной и не вызвала локальных повреждений.

    Травмы головы Слободина и Кривонищенко очень напоминали травму Тибо. Травма Слободина тоже была височной, как и у Тибо, поскольку трещина шла от виска. Только в отличие от Тибо она была слева, а не справа. Височные повреждения обнаружились у Кривонищенко в виде разлитого кровоподтека на правом виске до затылочной части. И у Колмогоровой в виде ссадины на лобном бугре справа. Замечено также, что у многих дятловцев есть ссадины в области скул: у Колмогоровой, Дятлова, Слободина, Колеватова, а у Тибо – повреждение на верхней челюсти.

    В области носа повреждения у Дорошенко, Кривонищенко (у него, правда, подозревали, что нос был поклеван птицами), Колмогоровой (кровотечение), Слободина (кровотечение), Колеватова.

    Не «повторяющиеся» (одиночные) раны: у Дубининой на бедре, у Тибо-Бриньоля на правом плече, у Колеватова (кровоизлияние у левого коленного сустава с внутренней стороны).

    Концентрация травм в определенных местах тела у разных участников группы говорит о том, что воздействие на них было сходным. По всем признакам это был удар по головам всех с разными последствиями. Явные признаки последствий сильного удара по голове кроме Тибо и Слободина имели Колмогорова (с кровотечением на лице) и Колеватов (раны на щеке и под ухом). Важно также отметить, что нигде в актах экспертизы ни у кого не отмечены какие-то «странности» цвета кожи на лицах погибших. На этот «странный цвет кожи» указывали многие люди, присутствовавшие на похоронах погибших, и этому факту придавали значение некоторые родственники погибших. Но их показания расходились в том, каков был этот «цвет». И, главное, не было никаких совпадений этого признака у всех дятловцев. Такое расхождение показаний свидетелей указывало на то, что их оценки были очень «субъективны» и не являются объективными фактами. Разные люди здесь увидели погибших по-разному в зависимости от того, каковы были их наблюдения в зависимости от различных обстоятельств: освещения, ракурса наблюдения, времени наблюдении и т.п. И, конечно, присутствующие на похоронах могли видеть мельком лишь лица погибших из первой пятёрки дятловцев. А последних четырёх вообще хоронили в закрытых гробах (из-за повреждений процессами разложения)– присутствующие погибших вообще не видели. Наиболее внимательно трупы изучали судебные медики, - что же они заметили при осмотре погибших? При внимательном изучении актов экспертизы отмечено, что практически у всех погибших имелись «трупные пятна» лилово-синего цвета на участках спины, у части – и на задних сторонах частей конечностей и у некоторых – и на боковых поверхностях тела, примыкающих к спине. Мы выяснили в бюро СМЭ Санкт-Петербурга, отчего произошли эти пятна, - нам ответил доктор медицинских наук Назаров Юрий Викторович: «Здесь происходит вот, что - в стадии гипостаза (является начальной стадией развития трупного пятна, начинается сразу после прекращения активного кровообращения и заканчивается через 12—14 часов). Трупные пятна начинают возникать, но на сильном морозе происходит промораживание трупа и стадия гипостаза "приостанавливается" не переходя в следующую стадию. При оттаивании (размораживании) трупа пятна могут полностью переместиться в нижележащие отделы». Это – квалифицированный ответ на вопрос, как образовались «трупные пятна». Всё же остальное по «цвету кожи погибших», – это выдумки.

    Но чем же там, на горе, могло сдавить так, что крепким молодым людям сломало ребра и кости черепа? Наиболее простым и естественным казалось объяснение: сдавливание было вызвано обвалом снега, накатом небольшой лавины. Характер травм определенно указывал именно на небольшую лавину с кратковременным, импульсивным воздействием. «Когти» лавины мы с Некрасовым увидели сразу. У Некрасова здесь возникли некоторые сомнения, но после размышлений и обсуждений он их отбросил. Сомнения эти оказались обоснованными в части определения того, какая лавина имела место. Предположения Аксельрода о том, что дятловцев прижало к жесткому полу палатки навалившимся снежным потоком, нам казалось верным.

    Но эти предположения вступали в противоречие с выводами судебного эксперта Возрожденного (по материалам «дела») о том, что Дубинина и Тибо с их травмами никак не могли двигаться самостоятельно, что они были недееспособны. Количество же дорожек следов, ведущих вниз, указывало, что 8 человек шли вниз сами или с некоторой поддержкой с боков, а девятого, возможно, несли на себе. Возрожденный, как свидетель, полагал, что Дубинина погибла через 10-20 минут после получения травмы. И что Тибо никак не мог идти вниз сам, поскольку по всем признакам должен был потерять сознание. Но, как судмедэксперт, он такие выводы в актах экспертизы не сделал, поскольку доказать их достоверность не мог. Он сделал их только как «свидетель», а не как СМЭ, - т.е. этот вывод был его личным мнением, а не выводом экспертизы. Всё же выводы Возрожденного и следы ниже палатки, казалось, отвергали возможность получения травм внутри палатки. Поэтому противники «лавинной версии» определенно считали, что травмы получены где-то ниже, - или на спуске в результате падений, или даже в лесу. А сторонники «техногенной» аварии считали, что травмы получены в результате «взрыва», «падения ракеты» или по каким-то другим техническим причинам. Но в каком месте они получены, объяснить не могли так же, как не могли обосновать причины поспешного отступления дятловцев от палатки. Эти объяснения сводились обычно к «паническому бегству» от опасности, которое не имело места по ряду признаков. По характеру следов понятно, что группа отступала организованно, без разбегания в разные стороны, без потери участников и без резких отклонений от выбранного направления движения прямо вниз – к лесу.

    Мы вначале не поняли, как опасна травма сердца Дубининой, поскольку фраза в выводах о причинах её смерти о том, что «… смерть Дубининой наступила в результате обширного кровоизлияния в правый желудочек сердца, двустороннего множественного перелома ребер, обильного внутреннего кровотечения в грудную полость…» содержала какую-то неточность. Что такое «кровоизлияние в правый желудочек сердца»? Сам этот желудочек – наполненная кровью часть сердца, и о каком «кровоизлиянии» идет речь?


    Корнев Михаил Александрович, профессор ВМА, 27.10.07

    Крупенчук Александр Иванович, Мастер спорта, хирург-онколог

    За разъяснением решили обратиться к специалистам, - вначале к опытному врачу-хирургу А.И.Крупенчуку, мастеру спорта по туризму. После изучения материалов и консультаций с патологоанатомами он сказал: «Ищите судмедэксперта! Они этими вещами постоянно занимаются и могут дать правильный ответ». Судмедэксперта удалось найти в военно-медицинской академии (ВМА). После изложения сути вопроса нам согласился помочь профессор Михаил Александрович Корнев, - доктор медицинских наук с большим опытом работы и судмедэксперта, и анатома (более 40 лет).

    При встрече передали Корневу имеющиеся материалы (в июне 2006 г.), попросив его проверить наши выводы насчет лавинного происхождения травм, и проверить выводы Возрожденного в «деле» прокуратуры. Свои предварительные выводы Корнев нам изложил в августе 2006 г. Акты судмедэкспертизы официального расследования («дела») прокуратуры нам стали доступны в июне 2007 г., и их передали Корневу на заключение. Встретиться с ним и получить выводы удалось только в октябре.

    Характер травмы Дубининой определился: у нее обнаружили кровоизлияние в стенку правого желудочка сердца. Фраза в заключении экспертизы была неточной, но в акте все расписано правильно. Корнев определенно заявил, что вывод Возрожденного о «10-20 минутах жизни» Дубининой неверен. Если смерть от травмы сердца не происходит мгновенно, время дальнейшей жизни определить нельзя. Человек может жить неопределенно долго, может умереть в результате какого-то дополнительного воздействия и может умереть по совсем другой причине, не связанной с сердцем. Запомнился яркий пример из его практики. Человек получил повреждение ножом в грудь, - врач обработал рану, которая зажила. Через год в результате компрессии, - при сдавливании в толпе при выходе из кинотеатра человек умер. Выяснилось, что клинок ножа обломился и остался в теле. При сдавливании клинок перерезал концевую вену, и смерть была мгновенной…

    В случае с Дубининой главной причиной смерти была не травма сердца, а замерзание. Травма сердца была лишь дополнительной причиной её смерти. Для Золотарёва главной причиной смерти тоже явилось замерзание, а не переломы. Переломы ребер и внутренние кровоизлияния стали дополнительными причинами его смерти.

    Корнев решительно отверг представление Л.Н.Иванова о том, что сердце Дубининой было повреждено осколком ребра. По его словам, такое повреждение совершенно невозможно по нескольким причинам. Прежде всего, ввиду очень большой эластичности живых тканей, - живая ткань - совсем не то, что «мертвые» ткани человека, она имеет совсем другие свойства и значительно прочнее и эластичнее. И ввиду защиты сердца сердечной сумкой, - перикардом. Повредить сердце острым предметом без повреждения перикарда невозможно, а у Дубининой не обнаружили повреждение перикарда.

    Корнев отметил, что повреждения мягких тканей и сердца в зоне грудины сломанными рёбрами невозможно и потому, что здесь рёбра фактически не являются «костями», а являются «хрящами», т.е. структура их «хрящевая». Ткани рёбер здесь менее жёсткие, и сломы этих тканей не являются такими острыми, как при сломе костей. Поэтому «костными» были только переломы рёбер по «среднеподмышечным линиям у Дубининой и Золотарёва. Вот в этих зонах и имели место местные повреждения мягких тканей острыми краями сломанных рёбер с локальными кровоизлияниями в плевральную область. Исходно кровоизлияния эти, видимо, были небольшими, но они стали «разлитыми» через определённое время и в итоге – у погибших из-за накопления крови в плевральной полости.

    Неверные представления о том, что вся грудная клетка является «костяной» идёт от тех «скелетов», которые стоят в биологических кабинетах наших школ. В действительности структура рёбер и материалы их значительно сложнее, чем упрощённая учебная модель. У человека всего 12 пар рёбер. Причём каждое ребро представляет собой изогнутый стержень с плоским поперечным сечением толщиной не более 5 мм. Часть рёбер не соединена с грудиной. У Дубининой из 24-х рёбер были повреждены 10 при 4-х костных переломах (рёбра 2,3,4,5 справа) и 10-ти хрящевых переломах у грудины (рёбра 2,3,4,5 справа и рёбра 2,3,4,5,6,7 слева). У Золотарёва были повреждены 5 при 5-ти костных переломах (рёбра 2,3,4,5,6 справа) и 5-ти хрящевых переломах у грудины тех же рёбер справа. Схожесть этих травм указывает на сходство и уровня и направления, и распределения приложенных распределённых нагрузок. И по характеру слома рёбер ясно, что "раздавлена" грудная клетка и у Дубининой и у Золотарёва не была. Такое представление неверно. Верным является вывод экспертизы: это были множественные переломы рёбер, а не слом всей грудной клетки (что сразу ассоциируется с полным "провалом" грудины, которого не было). Поэтому, например, совершенно ложным является риторический вопрос: "Как там люди могли идти со сломанными грудными клетками?.." Такие "возражения" дилетантов являются совершенно неверными.

    Спросили, могла ли явиться травма сердца Дубининой следствием «ушиба сердца», - той причиной, на которую указывали некоторые участники форума ТАУ «Загадка Дятловцев». На это Корнев ответил, что ушиб сердца в данном случае мог иметь место. При сильном ушибе сердца человек может умереть сразу из-за сбоя сердечных ритмов, - это обычный исход. Корнев отметил, что судебные медики часто диагностируют смерть от «ушиба сердца» во многих случаях, когда не видны какие-либо другие причины, кроме каких-то признаков наличия удара в область сердца. При этом смерть может произойти от «инфаркта». И в случае «инфаркта», и в случае «ушиба сердца» причиной смерти является нарушение, сбой сердечных ритмов. Поэтому эти патологические причины нередко бывают и трудно различимыми и взаимосвязанными, особенно при наличии сердечных заболеваний. Но сердечными заболеваниями молодые туристы не страдали. И смерть Люды по всем признакам была не от «ушиба сердца», а как и у всех, – от замерзания.

    В случае с Дубининой мы не видели, ни источника, ни следов этого сильного, направленного и резкого удара в область сердца. Конечно, снег мог навалиться резко, но только при сходе «быстрой» лавины. Здесь же по всем признакам имел место достаточно медленный обвал, и удар с его стороны не мог быть скоростным. Корнев, правда, еще сказал, что эта травма могла вообще возникнуть уже после смерти из-за просачивания крови в стенку сердца. Экспертиза здесь не смогла сделать очень чёткие выводы, поскольку ткани уже находились в состоянии гнилостного разложения.

    Но все же, откуда могла возникнуть травма Дубининой, если она имела место при её жизни по выводу экспертизы? Ведь Корнев достаточно решительно отверг все возможности, связанные с «взрывными» или какими-то иными «техническими» источниками травм. И ему казались по условиям ситуации невозможным получение подобных травм в результате падений на склоне, падением дерева, падением с дерева. Может, использовать аналогии, - схожие случаи для понимания того, что произошло?

    Потому Корневу был задан такой вопрос: «Ну, а в Вашей практике случалось что-то подобное?» Ведь, по результатам недавнего разговора с операционной сестрой Солтер, никаких внешних повреждений хирург Прудков, осматривавший их вместе с Солтер в Ивделе, не обнаружил. Корнев ответил, что похожий случай в его практике однажды был, когда мужчина попал под медленно идущий поезд узкоколейки. Пьяный упал между рельсами, поезд на него наехал и сразу остановился. Никаких внешних повреждений погибший не имел, но внутри ему кости переломало. Корнев сказал, что при наезде поезда с большой скоростью, многочисленные повреждения возникли бы и внутри, и снаружи.

    На основе этого примера родилось представление, что причиной травмы сердца Дубининой тоже явилась компрессия, - но не «начальная», а «остаточная». У нее была травма ребер в результате сдавливания, в результате «компрессии». Обвал снега обрушился и сдавил со скоростью сначала резко, потом нагрузка уменьшилась до статической, - до нагрузки со стороны веса снега, оставшегося сверху на палатке. Люду с поломанными ребрами какое-то время придавило этим весом, пока её не освободили товарищи. Давление слоя снега на палатке не доломало ей оставшиеся ребра, но, может, эта остаточная компрессия и вызвала травму сердца Людмилы? Требовалось это уточнить.

    Еще раз просмотрели акты экспертиз и сравнили размеры сердца всех дятловцев. Здесь никаких подозрительных отклонений не обнаружили, кроме одного, заметного. И именно у Дубининой, - у нее указаны размеры сердца 12х9х5 см. И первый, и третий размеры заметно не отличались от размеров сердца остальных дятловцев, - они лежали в соответствующих пределах 11-13 см и 5-6 см. Но вот второй размер отличался заметно, - у всех он находится в пределах 10-12 см, а у Дубининой всего 4! Новая загадка!

    Мы обдумали, почему нет наружных повреждений, и поняли, что от них защищает одежда при определенных видах воздействия. Корневу задали вопросы и насчет защиты одеждой от внешних повреждений, и насчет «компрессии», и насчет размеров сердца. Корнев сказал, что одежда действительно защищает от внешних повреждений при определенном характере нагрузки, когда она прикладывается с небольшой скоростью и не слишком велика по силовому воздействию. Вот так мы поняли, почему не было внешних повреждений от крупных травм: одежда, одеяла, да и ткань палатки от них защитили.

    Насчет «компрессии» Корнев определенно заявил, что она могла вызвать кровоизлияние в стенку сердца, и что характер травмы здесь мог быть таким же, как и при ушибе сердца. Так вот она, по всем признакам, причина травмы сердца Людмилы! Сердце ей сдавил навалившийся снег, и это сдавливание вызвало такую работу с надрывом, что возникло кровоизлияние в стенку сердца. В таких условиях она, возможно, и могла бы умереть через 10-20 минут, - так, как предполагал Возрожденный.

    А вот насчет «размера» сердца Корнев сказал, что это явная ошибка. После размышлений стало ясно, что при перепечатывании текста с рукописи нечетко записанную цифру «9» записали, как «4». Еще одна «загадка» разрешилась объяснением описки в акте экспертизы.

    Вот так мы разобрались с травмой сердца Дубининой, которая была одной из главных загадок травм. По всем признакам травма эта вовсе не была столь тяжелой и с такими последствиями, как представлял Возрожденный.

    Стало ясно, что и сама травма, и механизм её возникновения «обманули» Возрожденного. Возможно, Дубинина действительно погибла бы под снежным завалом так же, как погибла через 10 минут участница другой аварии Ирина Орденко (ниже об этой аварии на реке Парнук сказано). Когда Людмилу извлекли из завала, работа её сердца восстановилась. Но остался след в виде кровоизлияния в стенку правого желудочка сердца. Не увидев причин возникновения травмы, Возрожденный не смог увидеть и причин остановки смертельного развития этой травмы сердца.

    Дятловцев от внешних повреждений защитила и одежда, и одеяла, которыми они накрывались, и ткань палатки. А вот открытые части тела – лица, руки, головы у них получили многие мелкие повреждения в виде ссадин, небольших ран, царапин. Почти у всех дятловцев они были «налицо» и «на лице». В туристской практике такие травмы иногда возникают, но достаточно редко. У меня на памяти за 32 года походов есть 2-3 таких случая. Сам, случалось, падал так, что рюкзак летел через голову. Но без травм. Ведь лицо и голову человек интуитивно защищает всегда, подставляя всё, чем можно защититься.

    Невозможно, чтобы группа на полутора километрах пологого и ровного спуска без сбросов и крупных камней собрала такой богатый «набор» повреждений на голове в результате падений! Источник мелких травм на голове здесь явно иной. Мы увидели этот источник именно в ударе снежной лавины - «доски» по наружному краю палатки, - удару в грудь и по головам, и в последующих действиях по освобождению из палатки. Ведь дятловцев придавило, причем некоторым придавило голову. Корнев указал на еще один возможный источник мелких травм: они могли растирать руками замерзшие лица, и это вызывало кожные повреждения. С адвокатом Геннадием Петровым, мы пришли к заключению, что это утверждение Корнева является верным. Поскольку многие повреждения кожи концентрировались на тех частях тела, которые человек обычно растирает на морозе и при воздействии ветра со снегом: на лице, - на запястьях и предплечьях, а также в области голеностопа. Но более серьезные травмы с кровоподтеками вызваны иными причинами.

    По вопросу о «дееспособности» Золотарёва и Дубининой и их возможности идти вниз после получении травм Корнев сделал однозначный вывод: «При множественном переломе ребер человек не становится «недееспособен» и не теряет способности действовать и передвигаться». Корнев совсем не так оценивал травмы, как Возрожденный, как остальные (включая и нас). Он не считал их столь опасными и столь тяжелыми, какими их считали ранее, и определенно утверждал, что с этими травмами они не потеряли способность и передвигаться, и совершать какую-то работу. Конечно, больно им было, но способность передвигаться не потеряли. «Живой» пример похожей травмы у нас имелся. В походе Валерий Лобов (мастер спорта из Петроградского клуба туристов С-Пб) получил переломы 4 ребер, - по нему перекатился тяжелый камень. Валерий самостоятельно шел 5 часов по ущелью без рюкзака. Известны и другие случаи с переломами ребер, когда туристы не теряли способность самостоятельно передвигаться. Известны и случаи из практики мирового альпинизма, когда люди с тяжелыми травмами ног и ребер не теряли дееспособности. Вот упоминание о легендарном случае спуска с огромного семитысячника в Пакистане: «…Небольшая группа британских альпинистов взошла на ОГРЕ (7285 м), после чего Дуг Скотт и Крис Бонингтон (Doug Scott Chris Boninghton и) совершили драматический спуск с вершины, - первый со сломанными ногами, второй с переломанными ребрами…» – см. Climb.by

    «…Последовавший за этим недельный спуск Дуга и Криса был поистине эпическим. На первой же верёвке спуска с вершины Дуг сломал обе ноги (в голеностопных суставах – прим.). Далее наступает очередь Криса. Он ломает два ребра, и у него развивается пневмония. Погода всё время стояла отвратительная в течение шести суток спуска – пурга, облака, ветер. Тем не менее, они спускаются в ВС (base camp, -базовый лагерь – прим.), где им предстояло долгое ожидание помощи "извне…"». См. [36] и Mountain.RU

    По высоте «людоед» пик Огре (Baintha Brakk, - Байнта-Бракк, «Людоед», 7285) куда круче горы Холатчахль и в 7 раз выше.

    Известен также легендарный случай спасения британца Джоя Симпсона, совершавшего восхождение в 1985 г. в паре с Саймоном Етсом на вершину Сиула-Гранде (Siula-Grande, 6344 м) в Перу. Эта ситуация позже была воссоздана и показана в фильме «Касаясь пустоты» с рассказом участников события. На спуске Джой сломал ногу, и в очень трудной ситуации с зависанием на перегибе скал Саймон перерезал веревку, «сбросил» партнера в пропасть и ушел вниз, считая Джоя погибшим. Джой упал с высоты 25 м, провалился в ледовую трещину еще на 25 м и потерял сознание. Придя в себя, он сумел со сломанной ногой вылезти из трещины и несколько километров полз по леднику по следам Саймона, жестоко страдая от боли, холода, жажды и голода. Потом многочасовой спуск по каменным осыпям морен. Ему удалось вернуться к палатке партнеров ночью до их ухода вниз. И они его спасли. По представлениям «городских» врачей Джой должен был 100 раз умереть от болевого шока, и уж никак не мог передвигаться самостоятельно. Но «городские» представления» не работают там, где человек поставлен в ситуацию борьбы, когда только от него самого зависит его спасение.

    Пик Огре (7285, Пакистан, Каракорум)

    Массив Сиула-Гранде (6344) в Перуанских Альпах

    Поэтому утверждения насчет того, что Дубинина и Золотарёв потеряли дееспособность после получения травм, являются несостоятельными. Нам стало ясно: они понимали, что от их действий зависело спасение не только их, но и всей группы. И они боролись до конца. Насчет Тибо-Бриньоля Корнев не смог сделать определенный вывод. Он сказал, что здесь могло случиться по-разному: Тибо мог сохранить дееспособность, а мог быть без сознания. Он мог прийти в себя и мог не потерять способность идти с другими вниз, особенно при наличии поддержки. Здесь налицо неопределенность, но ведь она есть и в количестве следов, - их только 8 пар по свидетельству Темпалова. Тем более что Тибо мог даже в полубессознательном состоянии оставить какие-то следы на склоне, - ведь все зависело от способа транспортировки. Его могли нести с подхватом рук на плечи с двух сторон. Перенести так человека парни вроде Дорошенко, Кривонищенко, Дятлова или Колеватова вполне могли, - ведь они носили в походах рюкзаки под 40 кг, а два таких рюкзака – вес взрослого человека. Склон не являлся настолько сложным, чтобы исключить возможность такой переноски, конечно, весьма нелегкой. Чтобы помочь пострадавшим, их могли поддерживать с боков. Вот и получилась шеренга на спуске.

    По всем признакам 17-см трещина основания черепа Тибо была следствием той же компрессии, что и вдавленный височный перелом. Внешняя нагрузка вызвала сильное смещение головы и значительное внутреннее усилие на основание черепа со стороны шеи. Отсюда и произошла травма, - её причиной могли быть и нагрузки, возникшие при извлечении Тибо-Бриньоля из снежного завала (но этот вариант Крупенчук и Корнев считают менее вероятным). Что явилось главной причиной смерти Тибо: черепные травмы, или замерзание, точно установить не удалось. Экспертиза здесь реально не смогла сделать четкие выводы потому, что исследуемые ткани погибших сохранились плохо (они частично разложились).

    Фраза же из акта экспертизы о том, что эта травма основания черепа Тибо является результатом «компрессионного перелома» является «ключом» к пониманию всей ситуации с тяжёлыми травмами: все они являются результатами «компрессионного», т.е. сдавливающего импульсивного воздействия обвала «снежной доски» на палатку группы. Причём при малой скорости обвала и быстрого снижения нагрузки до статической – от веса навалившегося на палатку снега, - уже неподвижного.

    Для лучшего понимания механизма получения травм построили математическую модель ребра и сделали расчет методом конечных элементов, чтобы установить, в каких местах сломаются ребра при нагрузке грудной клетки сверху и сверху-справа (с боковой составляющей 20процентов от вертикальной нагрузки) и опоре снизу. Такая модель имитировала компрессионную нагрузку сверху на грудную клетку человека, лежащего на жесткой опоре (на полу палатки). Расчет подтвердил, что слом ребер должен был произойти в зоне грудины и в подмышечных областях. Показали результаты расчета в виде цветной картинки распределения напряжений Корневу, он взглянул, и сказал: «Я и без расчета знаю, что ребра при такой «компрессии сломаются здесь». И согласился с тем, что груз в 10-20 кг при падении с высоты порядка метра может сломать ребра о жесткую опору. Спросили Корнева, могли ли Дорошенко и Кривонищенко умереть от болевого шока от тяжелых ожогов замерзших рук? Корнев не исключил такую возможность.

    Являлись загадкой еще две заметные травмы у Люды Дубининой и у Тибо-Бриньоля. Об этих травмах ранее никто не писал и не задавал вопрос, откуда они появились.

    Рана Дубининой (акт экспертизы): «…На наружной и передней поверхности левого бедра в средней трети разлитой кровоподтек синюшно-лилового цвета на участке 10x5 см., с кровоизлиянием в толщу кожных покровов…».

    И рана Тибо-Бриньоля (из акта экспертизы): «…В области правого плеча на передневнутренней поверхности разлитой кровоподтек размером 10x12 см зеленоватосинего цвета на уровне средней нижней трети. В области кровоподтека кровоизлияние в подлежащие мягкие ткани…»

    Откуда эти травмы? Они тоже загадка. От каких «зубьев» могли возникнуть? Долгое время не могли сообразить. Но потом одна догадка пришла. Что ожидало дятловцев снаружи, при выходе из палатки? Все ли там «гладко» было, без «зазубрин»? Нет, там был частокол из воткнутых остриями вверх лыжных палок, - на них крепились 5 боковых оттяжек длинной стороны палатки. В темноте, выбравшись из палатки, дятловцы спотыкались об эти оттяжки. Падая и вытаскивая волоком пострадавших, напарывались на острия лыжных палок, закопанных снегом лавинного выноса. Ведь до схода обвала острия и оттяжки были видны, они торчали наружу. Но после схода обвала они оказались под снегом на небольшой глубине, и на них легко напороться, особенно в темноте. Отсюда и рана на бедре Дубининой. Похожее происхождение могло иметь и кровоизлияние с внутренней стороны левого коленного сустава Саши Колеватова.

    А вот рана Тибо в области правого плеча вполне могла явиться следствием переноски с подхватом его руки на плечо, - отсюда и повреждение-кровоподтек его плеча с внутренней стороны. Это соображение подкрепляется и тем, что рана эта никак не единичная, - характерные повреждения в области плеч имели и другие участники группы. Вот выписки из актов судмедэкспертизы:

    Из акта Дорошенко: «…В области внутренней поверхности плеч и предплечий обеих конечностей хорошо выражен венозный рисунок. На внутренней поверхности правого плеча в средней трети две ссадины размерами 2х1.5 см бурокрасного цвета с пергаментной плотностью неправильной формы без кровоизлияний в подлежащих тканях. В области этих ссадин сделаны два разреза линейных. У переднего края правой подмышечной линии участок осаднения кожи темно-красного цвета размером 2х1,5 см. На передней поверхности правого плеча мелкие ссадины бурокрасного цвета с пергаментной плотностью без кровоизлияния в подлежащие ткани. В области верхней трети правого предплечья ссадина бурокрасного цвета в виде полос размером 4х1, 2,5х1,5см и 5х0,5 см и мелкие ссадины в области нижней трети правого предплечья…»

    Из акта Кривонищенко: «… На правой боковой поверхности грудной клетки на уровне подмышечной впадины ссадины бледно-красного цвета размером 7х2 см, без кровоизлияний в подлежащие ткани. У реберного края правого подреберья по среднеключичной линии ссадины бледно-красного цвета пергаментной плотности размером 2 х1,2 см, 1х1,2 см без кровоизлияний в подлежащие ткани…».

    По всем признакам эти повреждения «без кровоизлияний в прилежащие ткани» не от ударов, а от трения. И Дорошенко, как самый крупный парень (с Кривонищенко) не мог не участвовать активно в процессе транспортировки. А правый характер повреждений (правых плеч) естественен: захват правой рукой правой руки пострадавшего, положенной на плечо транспортирующего, более сильный и резкий, чем со стороны левой руки. Отсюда и «мятая» рана на правом плече Тибо с внутренней стороны.

    Конечно, при вытаскивании пострадавших из палатки и при переноске могли быть и другие механизмы возникновения указанных травм Тибо и Дубининой. Но объяснение их происхождения из-за повреждений от наконечников лыжных палок и при переноске кажется наиболее правдоподобным. А вот падения на склоне эти повреждения с внутренних сторон плеча или колена и спереди бедра вызвать не могли.

    На основе квалифицированного заключения Корнева можно сделать определенный вывод о том, что ряд предположений Возрожденного о характере травм дятловцев является неверным. Неверен вывод о «10-20» минутах жизни Дубининой и опасности её травмы сердца для жизни. После освобождения из снежного завала работа сердца Люды Дубининой быстро восстановилась, и смерть от сдавливания сердца ей больше не угрожала. Эта травма «совместима с жизнью», причем Дубинина и Золотарёв не потеряли дееспособность после получения травм. В части их дееспособности выводы Возрожденного тоже оказались неправильными. Отсутствие опыта расследования аварий с туристскими группами не позволило Возрожденному сделать правильные выводы и о механизмах получения травм при компрессионном воздействии снежного обвала.

    Совершенно неправильны и утверждения следователя Л.Н.Иванова о повреждении сердца Дубининой осколком её ребра. Все эти неверные выводы судмедэксперта и следователя привели к заблуждениям, которые не позволяли правильно представить и последствия травм, и последующую картину событий.

    Травмы Тибо-Бриньоля, Дубининой, Золотарёва и Слободина имели один источник происхождения, - они вызваны компрессионным сдавливанием палатки снежным обвалом. Распределенная нагрузка оказалась приложена с двух сторон: со стороны снега сверху и немного справа (ввиду более «правого» характера их переломов) и реакции опоры снизу – со стороны жесткого дна палатки (под её дном были уложены в перевёрнутом виде лыжи группы ). При этом сломало рёбра лежавшим у края палатки Золотарёву и Дубининой, а Тибо получил черепную травму путем сдавливания головы при её опоре через шапочку на выступ фотоаппарата (предположение Аксельрода) или на подложенный под голову ботинок (как предположение Попова) или кулак. В чем-то похожую травму (трещину черепа) получил и Слободин в результате сдавливания головы, только с меньшей концентрацией нагрузки. По всем признакам наиболее сильный удар пришелся по задней части палатки, где с края лежали Золотарёв и Дубинина. Им и достались наиболее «мощные» по воздействию травмы. У Золотарёва, как у мужчины, рёбра оказались крепче, и его поломало меньше, хотя нагрузка на него могла быть и больше. Обвал по всем признакам сломал в двух местах и заднюю стойку палатки – деревянную лыжную палку по её снегомерным рискам.

    А дополнительные травмы дятловцами были получены в результате действий по освобождению из придавленной снегом палатки и переноски с подхватом за руки. Более мелкие травмы и ожоги получены при действиях на спуске с пострадавшими, при разжигании костра и заготовке дров. И при откапывании снега и сооружении настила на краю ложбины ложа ручья в защищенном от ветра месте.

    Корнев сделал вывод, что порядок гибели дятловцев определялся не только тяжестью травм, но и другими существенными факторами, в числе которых можно назвать общие тепловые потери на морозе и на ветру, общие затраты физической работы, защищенность личной одеждой и личной переносимостью холода. Более быстрая гибель от холода Дорошенко и Кривонищенко могла быть вызвана их большими тепловыми потерями при выполнении тяжелой физической работы, их меньшей защищенностью и намоканием их одежды, более долгим их пребыванием на открытом ветру, чем других участников, а также травмами от повреждений и ожогов рук.

    Кровотечение из носа у Колмогоровой и Слободина могло быть вызвано сотрясением мозга при ударе снежного потока по внешнему краю палатки, - по голове, или сильным физическим перенапряжением при освобождении из заваленной снегом палатки.

    Профессор Корнев решительно отверг предположения о какой-то «странности» цвета кожи погибших или «странности» расположения трупных пятен. По его словам цвет кожи погибших может быть самым различным ввиду разного воздействия воды, солнца, температуры и других внешних факторов. И совершенно разным может быть расположение пятен, причем оно зависит не только от позы и расположения погибших относительно опоры. Оно зависит, например, и от различного состояния тканей на разных стадиях разложения. Поэтому ничего необычного и «странного» в цвете кожи погибших и расположении пятен нет. Последующие выводы СМЭ утвердили тезис о том, что пятна на задней части тела погибших были связаны с процессом их размораживании.

    Экспертиза не обнаружила никаких признаков отравления дятловцев токсичными веществами, лекарственными препаратами и продуктами питания. Поэтому предположения о «невменяемом поведении» из-за таких отравлений ничем не подтверждено.

    По всем признакам, опасность гибели под обвалом заставила дятловцев быстро разрезать, разорвать и покинуть палатку, а холод, ветер и тяжёлое состояние раненых заставили их спешно отступить в зону леса. Это решение в тех условиях обрекло группу на гибель от замерзания. При этом ими влекло желание спасти травмированных товарищей, укрыть их в лесу, помочь им согреться у костра. Причем тогда, когда у пострадавших еще не произошел упадок сил, когда они еще могли передвигаться. Этот тезис не новый, - ранее его высказал Аксельрод. Травмы, лютый холод и ветер явились причинами, почему дятловцы не стали полностью раскапывать заваленную снегом палатку, поскольку эти действия в темноте оказались не только сложны, но и опасны при задержке группы, её быстрого замерзания и опасности от повторного схода «снежной доски» на палатку. Травмы явились одной из причин действий для ухода от прямой опасности гибели от ветра, причём без дальнего расчёта последствий. Имея на руках пострадавших, дятловцы не могли долго задерживаться у палатки для раскопки вещей, поскольку травмированные участники не могли двигаться очень активно, и начали быстро замерзать на морозе под ветром.

    Травмы резко снизили сопротивляемость группы, эффективность и быстроту её действий. Травмы вывели из строя не менее половины группы, поскольку травмированные не могли активно двигаться, а еще как минимум 2-3 участника должны были им помогать. Поэтому активные действия по спасению, для разведения костра, обустройству укрытия и переноске вещей могла выполнять только часть группы.

    После получения травм дятловцами овладел синдром «повышенной опасности», - опасность со стороны палатки и места её расположения оценивалась уже преувеличенно. Даже подходить к палатке они могли считать опасным, подобно тому, как после удара землетрясения в городах люди начинают бояться подходить к домам из-за опасности новых обрушений, а после взрыва автобуса террористами начинают бояться «автобусов».

    В общем, травмы явились одной из тяжелых составляющих стихии, помешавших группе справиться с аварийной ситуацией, заставивших группу выбрать решение идти на спуск, и не позволивших уйти от гибели в сложных условиях природной среды. А про отсутствия языка у Дубининой уместно привести цитату опытного юриста и охотника Н.М.Огородникова (из Салехарда):

    «…Тоскливо было читать страшные вопросы: "Почему язык отсутствовал?". Да любому нормальному охотнику известно, что язык для хищников является самым лакомым! Примерно в восьми из десяти случаев в лесу хищник начнет трапезу с языка и органов гортани туши. Вначале я узнал это по охотничьему опыту, а затем - по опыту следователя…»

    Так что мистический ужас «неуместен». Все объяснимо естественным присутствием разных мелких «хищников» и процессами разложения. Мышей в лесу достаточно, - мы их встречали в экспедиции 2008 г., - а значит, есть и хищники, которые ими питаются. Язык у Дубининой, скорее всего, съели мелкие хищники (песцы, куницы, ласки, соболь) еще до того, как погибших занесло снегом. Или же мелкие грызуны (мыши), - вот это могло произойти и под снегом.

    Сейчас обнаружилась по некоторым особенностям очень близкая холодная трагедия со спелеологами в 1981 г. на горе Фишт, события которой изложены в статье «Из истории сочинского КСО». Там останки замёрзшей в пурге участницы группы Воротниковой нашли под снегом после длительных поисков, когда сошёл снег. Причём у неё в волосах мышь свила гнездо и обкусала её лицо. Этот случай прямо указывает на то, почему у Люды Дубининой отсутствовали не только губы, но и язык. Ранее и мы, и некоторые юристы, охотники указывали на то, что этот факт объясняется наличием в лесу «зверьков». Сходство обоих случаев состоит, в частности, в том, что они произошли в суровую непогоду на пиках солнечной активности вследствие гибели туристов от замерзания.

    И характер травм, и характер событий достаточно определенно указывали на воздействие обвала небольшой лавины. Других реальных возможностей в результате медицинского анализа травм мы не увидели. Ранее непонимание характера травм было связано с непониманием разницы между нагрузками, возникающими при падении или отбрасывании и возникающими при сдавливании человека с двух сторон значительными массами. При «прочих равных условиях» сдавливающие нагрузки существенно выше. Настолько выше, насколько навалившаяся масса больше массы человека. Опасные сдавливающие нагрузки обычно возникают, когда человека значительная масса прижимает к жесткому препятствию, - в данном случае, к жесткому дну палатки по схеме «молот-наковальня». Здесь смертельно опасные нагрузки возникают и при совсем небольшой скорости наваливающейся массы. Нагрузки при отбрасывании и падении человека на таких небольших скоростях существенно меньше. Конечно, и они могут представлять значительные угрозы при большой скорости движения или при большой высоте падения. Поезд на скорости может легко убить человека при «отбрасывании». Но, все же, возникающие при этом нагрузки существенно меньше нагрузок, возникающих тогда, когда поезд на той же скорости вдавит человека в стенку вокзала. На скорости поезда об стенку вокзала убить человека может распределенная масса всего в 5-10 кг. А масса порядка 300-500 кг уже способна раздавить человека своим весом о жесткую опору даже при нулевой начальной скорости воздействия.

    Представления о том, что травмы дятловцев могли быть получены при падении, являются неверными. Такой механизм получения травм не объясняет ни переломов ребер при падении с небольшой высоты, ни внутреннюю травму сердца Дубининой. И он никак не согласуется с фактом отсутствия внешних повреждений, - при сильных внешних ударах их нельзя было избежать. Какие травмы там можно было получить на склонах горы Холатчахль, - это видно по травмам поисковиков, - сержанта Соловьева (который потянул ногу при падении) и травме Шаравина при падении на лыжах и удара головой о ствол дерева (ушибы и сотрясение мозга). Наличие каких-то «наледей» не объясняет травм дятловцев, - склоны там некрутые и ровные, без сбросов, а в нижней части ложбины сильно заснеженные. На каменных грядах на пути от палатки к кедру нет крупных камней и выходов скал, о которые можно бы было разбиться при падении (из снега там выступают некрупные камни). Всё пространство, где могла пройти группа Дятлова, поисковые группы с зондами прошли вдоль и поперёк без опасностей травмирования на какой-то «наледи», о которой говорит Согрин С.Н (и на которой , по его мнению, они могли получить травмы), да и сам Согрин об этой «наледи» в своих показаниях не упоминает.

    Оценки же «дееспособности» и «транспортабельности» дятловцев некоторыми медиками (в том числе и Возрожденным) на основании «городского опыта» во многом неправильны. Эта оценка действий в аварийной ситуации должна учитывать состояние физической и психологической мобилизации людей, направленной на спасение жизни. А в таком состоянии люди могут совершить то, что порой никак не укладывается в рамки представлений на основе «городского опыта» даже весьма опытных врачей. Конечно, возможна ситуация, когда люди «опускают руки», прекращают борьбу, полностью отдаются «во власть обстоятельств», и быстро погибают. Были ли дятловцы такими людьми? Нет, вот «такими» они не были! Товарищам дятловцев по походам хорошо известно, как стойко Дубинина переносила огнестрельную рану в ногу, а Колмогорова боролась с опасным укусом змеи. Им известно, как Дорошенко отважно бросился с геологическим молотком на вышедшего к лагерю медведя, и как все обитатели лагеря устремились в атаку вслед за ним, обратив медведя в бегство! Нет, слабые и ничтожные люди просто не пошли бы в такой поход. Дятловцы были достаточно сильными и отважными, чтобы в аварийной ситуации действовать на пределе сил и превозмогая боль. Они смогли с такими травмами спуститься вниз. Смертельная опасность не разобщила, а только сильнее сплотила всю группу. Но они не смогли спастись потому, что удар стихии оказался слишком сильным, а группа оказалась слишком ослаблена травмами и утратой одежды и снаряжения.

    Механизм возникновения травм стал еще более понятен, когда мы смогли разобраться, какая лавина явилась причиной этих травм. Эта лавина имела свои особенности и «секреты», которые мы смогли объяснить с помощью специалистов по лавинам и из специальной литературы.

    К сожалению, до смерти СМЭ Корнева в июне 2016 года, мы не документировали его выводы. Поэтому в июне 2019 г. Буянов Е.В. заказал современное документальное заключение по актам «прекращённого УД о гибели туристов в районе горы Отортен города Ивделя Свердловской области» врачу высшей квалификации, профессору кафедры СМЭ Военно-медицинской академии Божченко А.П.. В этом заключении сделаны выводы о ходе событий трагедии, - о сильном травмирующем воздействии в зоне палатки, отступлении группы в лес и гибели в лесу от замерзания. По внутреннему состоянию тел погибших сделаны выводы о причинах смерти от замерзания и о наиболее вероятном порядке гибели дятловцев. После этого заключения, Буянов Е.В. (как специалист по динамике и прочности) сделал своё небольшое заключение о травмирующем воздействии на основе травм Дубининой Л. и Золотарёва С. – характере слома рёбер и направлении распределённых нагрузок. А также сделал заключение о состоянии всех вещей погибших, которые находились на них, которые остались в палатке и лабазе, и которые были потеряны в ходе событий трагедии. По состоянию вещей сделаны выводы о том, как дятловцы были одеты, какова была защита частей тела

    В части утепления участников предметами одежды и обуви выводы следующие:

    - хуже всех были утеплены Дорошенко и Кривонищенко, - фактически они были «раздеты» (видимо, из-за эффекта «парадоксального раздевания»). Явный недостаток предметов одежды на Дорошенко и Кривонищенко частично восполняется вещами, найденными в снегу (половина сожжённых брюк Кривонищенко и половина «кофты») и обнаруженных на настиле (это недостающие брюки Дорошенко, свитер и джемпер).

    - весьма «посредственно» были утеплены Дятлов, Слободин и Дубинина (хотя с Дубининой часть одежды могла быть снята после её гибели, – на это косвенно указывают разрезы на ней внешнего свитера. Относительно слабый комплект вещей для утепления травмированной Дубининой, возможно, объясняется тем, что какие-то вещи были сняты с неё уже после её гибели.

    - «улучшенное» утепление одеждой имели Колеватов и Колмогорова.

    - лучше всех были утеплены Тибо и Золотарёв – на них, кроме «обычных комплектов» были тёплые куртки и тёплая обувь (валенки и бурки) и головные уборы. Хорошее утепление могло быть связано с травмами Золотарёва и Тибо: утепляли в первую очередь наиболее травмированных участников для защиты их от холода в условиях ограниченной подвижности раненых.

    Наличие и отсутствие предметов одежды указывает на то, что:

    - эвакуация из палатки производилась экстренно и в очень стеснённых условиях, – без возможности захвата предметов одежды и обуви для одевания их снаружи. А если такой захват и был произведён, то только отдельных предметов одежды и обуви (куртки, валенки, бурки). При эвакуации факторы давления опасности, видимо, были настолько сильными, что отвлекли от необходимости вынести одежду и предельно усложнили этот процесс.

    - процесс эвакуации из палатки и отступления в лес сопровождался потерей мелких вещей: тапочек, перчаток и рукавиц, шапочек и других головных уборов из-за чего группа имела явно недостаточную защиту рук, ног и головы, и общую неудовлетворительную защиту от холода и ветра в условиях жестокой непогоды (сильного ветра при морозе до минус 31С по показаниям ближайших метеостанций Бурмантово и Няксимволь и картам погоды, указывавшим на прохождение холодного циклона из Арктики и по анализу метеоусловий Г.Б.Пигольцевой). По протоколу Слобцова, лист 299): «…От палатки по направлению ветра, т.е. в том направлении, где остались следы ног людей на расстоянии 0,5-1 метра обнаружили несколько тапочек из разных пар, также были разбросаны лыжные шапочки и другие мелкие предметы. Я не помню и не обратил внимание, скольких человек были следы, но следует отметить, что следы вначале оставлены кучно, рядом друг с другом, а дальше следы расходились, но как они расходились, я теперь не помню». Правильно эту фразу надо понимать так: 0,5-1 метра – это расстояние от следов до мелких предметов (а не расстояние от палатки до этих предметов, как понимают некоторые, - поскольку следы в непосредственной близости от палатки не сохранились). От палатки до следов и мелких предметов было от 10 до 15 м.

    - слабая защита предметами одежды и обуви в условиях давления сильного ветра и мороза до минус 31 быстро вызвали у участников группы замерзание конечностей и общее ухудшения состояния с сильным тремором (дрожью на пронизывающем ветру) и осознание опасности быстрой гибели от замерзания. Уже через несколько минут пребывания на ветру холод стал давить нестерпимо, и необходимость срочного отхода в более безопасное место стала ясна всем. В данном случае это был главный фактор смертельной опасности, который после выхода из завала превалировал над всеми остальными, - особенно с учётом того, что Дятлова и Колмогорову об этой опасности предупреждал лесник Ремпель (см. лист 46 «Дела»). Часть группы, видимо, «топталась» в 15 м от палатки, приводя в чувство раненых, - здесь и нашли потерянные вещи.

    - в целом состояние одежды всех, кроме Золотарёва и Тибо – хуже, чем во время сна из-за отсутствия перчаток-рукавиц, шапочек и части утерянных носков (которые при поисках могли найти не все).

    Дополняет «картину вещей» таблица, в которой перечислены вещи участников группы, оставленные в палатке и в лабазе, - те вещи, которые группы не смогла использовать в ходе борьбы за выживание (серым фоном выделены «нулевые» позиции вещей, которых на погибших не обнаружили).

    Таблица 3. Сводная таблица по наличию защитной одежды и обуви группы Дятлова

    В части состава вещей, которые остались в палатке и лабазе, и не были использованы туристами в ходе борьбы вне палатки выводы следующие:

    - одеяла и рюкзаки были у всех участников группы, и они остались в палатке,

    - тёплая обувь отсутствовала у семи участников их девяти (кроме Тибо и Золотарёва) лыжных ботинок обнаружили 9 пар (одна – в лабазе). У группы в походе всего было 5 пар валенок, 1 пара бурок, 1 пара суконных ботинок Дятлова (в лабазе), 3 пары утеплённых чехлов на ботинки из них 2 пары – меховые (в т.ч. «меховые чулки» Кривонищенко). Фактически тёплую обувь имели все члены группы, некоторые – с использованием тёплых чехлов вместе с войлочными «тапочками» внутри. Лыжная обувь и бахилы были у всех – она осталась в палатке, а одна пара лыжных ботинок – в лабазе (всего 9 пар). Возможно, один из участников группы при переходе на лыжах использовал специально подшитые валенки с подмёткой и укороченным верхом (такие были у Тибо).

    - более 60 процентов защитных головных уборов – 16 шт. (на дятловцах: 7 предметов), 6 масок (у дятловцев : 1 на Колмогоровой) и 4 шарфа (на дятловцах: 1) осталась в палатке группы. Ясно, что значительная часть головных уборов либо осталась в палатке, либо была потеряна у палатки, а затем найдена группами поиска. Часть «шапочек» могла быть унесена ветром или ручьём (с Колеватова) и не найдена. При слабой защите головы от мороза и ветра, мороз, ветер и темнота оказывали сильное физическое и психологическое воздействие, нарушавшее самочувствие, физиологическое и психическое состояние участников группы.

    - около 60 процентов шерстяных, вигоневых и Х/б носков группы осталась в палатке: в ней осталось 23 пары шерстяных и вигониевых и 29 х/б носков (14,5 пар), а на дятловцах: 8 пар и с «потерянными» ими обнаружено 14 пар шерстяных и вигоневых носков на них (+1 пара под кедром) и 7,5 пар Х/б носков. Процент использования шерстяных и вигониевых носков составил (7/25): 28 процентов, - с потерянными и не использованными: 36процентов (9/25), а хлопчатобумажных (7/25): 28 процентов - примерно то же значение, что и у шерстяных.

    - большая часть варежек, рукавиц и перчаток группы осталась в палатке, - дятловцы не имели почти ничего для защиты рук от холода, кроме носков и обшлагов свитеров (правда, отдельные предметы из этой группы могли быть потеряны, а затем не найдены в ходе поисков). Конечно, такая слабая защита рук существенно сказывалась на способности группы что-то откопать из-под снега при раскопке палатки, придавленной обвалом.

    В плане личной эмоциональной оценки ситуации, как достаточно опытного туриста, можно сказать: нас «мороз продрал по коже», когда мы увидели состояние группы Дятлова в условиях ночного урагана, не защищённой теплыми вещами и обувью, с открытой у многих головой и без серьёзного утепления рук и ног. Только люди, не понимающие и не принимающие реальные условия данной ситуации, могут несерьёзно заявлять, что группа туристов была способна на какие-то длительные раскопки снаряжения из под плотного снега обвала под ураганным ветром при морозе до минус 31.

    В создавшихся метеоусловиях шестеро здоровых (без тяжёлых травм, - исключая Тибо, Дубинину и Золотарёва) участников группы Дятлова могли сохранять дееспособность в течение 1,5 – 2 часов, но по истечении этого времени из-за отказа конечностей холодная авария перешла в фазу агонии и гибели туристов от замерзания. Быстрее погибла группа из трёх участников на открытом склоне горы, пытавшаяся вернуться к палатке за вещами и снаряжением. В условиях ночной метели для ослабленной группы палатка находилась в «зоне невозврата».

    Читать далее >>>>>


    Отзывы (оставить отзыв)
    Рейтинг статьи: 3.00
    Сортировать по: дате рейтингу

    От автора -два небольшие уточнения:

    Во фразе:"И именно у Дубининой, - у нее указаны размеры сердца 1245 см..." надо проставить значки (например,тире или х) раздела между размерами: 12х4х5 см. Второй размер явно неверный: ширина сердца не может быть меньше его толщины,- даже в случае таких неточных измерений,как у судмедэкспертов(определяют линеечкой примерно "на глаз". Правильно у Дубининой было измерено: 12х9х5 см (а "четвёрка" появилась из-за нечёткого написания "девятки" в рукописном варианте, с которого печатали машинописный). Второе исправление:Галина Борисовна Пигольцина, а не "Пигольцева",как написано в одной позиции. Прошу прощения. ЕвгенийБуянов
     

    Поделиться ссылкой

    Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
    © 1999-2021 Mountain.RU
    Пишите нам: info@mountain.ru
    о нас
    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100