Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Тянь-Шань >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Анатолий Джулий, г. Москва

Восхождение на пик Кашкар, 6435

Продолжение (Начало здесь)

Восхождение (траверс) на в. Кашкар (Кошкар, Кочкарбаши) по северному гребню – восточному гребню 4Б-5А к. тр. (первовосхождение)


Читайте на Mountain.RU статьи А.Джулия:

Снаряжение. Обзор, замечания, пожелания
Кашкар – 6435 м. Первый «русский» шеститысячник в Китайском Тянь-Шане
Восхождение на пик Кашкар, 6435 м
Горный туризм
Вторая экспедиция в "затерянный мир"
Лавина
Фанские горы - глазами руководителя
Чемпионат России по технике горного туризма (многоборье) – глазами очевидца
Москва. Подготовка кадров
Стратегия и тактика горных походов
История одного ЧП
Валера Хрищатый
Ледопад
Пик Гармо, 6595 м. Траверс
Фанские горы. Горный поход 6 к.с.
Траверсы
Первопрохождения
Тянь-Шань - 1993

Тактические действия команды.

Фактически техническая сложность северного гребня оказалась несколько сложнее, чем это виделось по имеющимся фотографиям.


Фото 1. Общий вид на массив Кашкар, 6435, верхняя часть траверса.

План-график восхождения был следующим – от базового лагеря 2 дня подход под перевал, далее по гребню 3 дня до вершины, 2 дня спуск по стене и день – до базового лагеря на 3400 на леднике Чонтерен, то есть, всего 8 дней. Плюс два дня запаса на непредвиденные обстоятельства и погоду. То есть всего десять дней продуктов и 6 литров бензина из расчета 600 гр. в день. Но уже на подходах мы теряем день из-за тяжелого отравления одного из участников – Ильи Михалева, в связи с чем под перевал мы поднялись лишь к исходу 3-го дня. Но семь с половиной дней непогоды – это перебор. Конечно, имея определенный опыт высотных траверсов, мы использовали каждую щель в этой непогоде, чтобы пройти еще хоть немного, но тем не менее всю плановую тактику погода нам поломала, и на четвертый день непогоды (и, соответственно, второй день отсидки) на передний план нашей тактики вылезли уже вопросы выживания, а вершина маячила где-то на втором плане – интересно, зачем она нам нужна, если мы просто здесь загнемся? К началу первого дня второй отсидки, и, фактически, пятого дня плохой погоды у нас оставалось 2 л бензина, то есть на 3 полных дня.

1. Паспорт восхождения
2. Подготовка к восхождению

3. График восхождения
4. Участки маршрута.
5. Описание маршрута по участкам.
6. Тактические действия команды.
7. Восхождение проходило следующим образом.
8. Анализ восхождения.
9. Фотоальбом

На этот момент было ясно только, что вершина уже близко, видеть мы все равно ничего не видели. А три дня нам нужно только на спуск, из 2435 м перепада которого известного пути (пройденного в 2002 году) было лишь 500 м – с 5600 до 5100. Но еще ведь нужно подняться. Поэтому пришлось перейти на жесткую экономию бензина – 200 гр. в день. Это одна относительно полноценная готовка. Соответственно с этого момента мы перешли на одноразовое питание с ограниченным количеством воды. Дополнительная вода добывалась во флягах – набивали снегом и топили в спальниках. Надо сказать, что подобные меры отнюдь не привели к улучшению общего самочувствия участников, а жировые запасы на теле стали таять буквально на глазах. Менее значимые ограничения по питанию начались, естественно, еще с первой отсидки, т. е. с 15.07. Запасы продуктов при одноразовом питании практически не уменьшались, и я был уверен, что при необходимости мы протянем еще дней 10. В ходовые дни кроме одноразового питания на завтрак вечером еще пили чай, доводя расход топлива где-то до 300 гр. Ну, у меня были серьезные надежды, что еще 10 дней эта непогода все же не продержится. Здесь стоит добавить, что именно в таких ситуациях в полной мере ощущается автономность экспедиции – нам не с кем связаться по рации и попросить поднести топливо и питание. У нас нет промежуточных забросок и лагерей на траверсе. Все, что мы можем – позвонить по спутниковому телефону, и сообщить, как нам “хорошо”. Именно поэтому я в эти дни даже не доставал телефон. Лишь после вершины сообщил в Москву, что мы ее прошли и через пару дней сообщим подробности из базового лагеря.


Бивак на 6350

В результате принятых мер темп движения после трехдневной отсидки совсем не возрос, особенно с учетом тех 2-х и более метров снега, которые нападали за эти 7 дней. Поэтому, несмотря на бодрость духа и внутренний порыв (мы шли на вершину, и уже хотели только ее – уж не знаю, что это – упорство, или упрямство), внешний порыв был куда менее заметен, что там, мы шли, как сонные мухи, бодренькие, поэтому 6 последних веревок на подъеме двигались часов 6-8, и стало ясно, что мы скорее сдохнем, чем вылезем сегодня на купол, он какой-то безумно длинный, метров 200. Пришлось еще раз ночевать.


На вершине Кашкар, 6435, первовосхождение, 21.07, 13-20

Зато утром он показался совсем коротким, и мы бодренько собрались, уложившись со сборами до полудня, и за два часа выбрались таки на вершину. Когда задумываешься, что это был уже 11-й день, и мы уже 4 дня назад должны были быть в базе при худшем раскладе обстоятельств… В общем, весело, особенно когда осознаешь, что вниз 2435 м по высоте полной (почти полной) неизвестности… Очень хочется опять зажать бензин и перейти на 200 грамм в сутки. Должны слезть, мы за эти дни уже и так почти в железо превратились… Спуск – это постоянные разведки, поиск прохода и т. п. Все-таки, с 5100 и до 4300 это приличная стена… Мы все-таки слезли за два дня. Несмотря на то, что в общей сложности часа 4 потратили на разведки. Несмотря на то, что для спуска не подошел ни один из просмотренных и предварительно планируемых вариантов. Нет, этот спуск не был проще подъема, просто он был короткий, и вниз – это не вверх, все равно быстрее. И топлива хватило… И продуктов. 23.07, в кармане ледника Божья коровка, укрывшись под огромным нависающем камнем от проливного дождя, мы, наконец, пообедали. Первый раз за 10 дней…

Так что погода наш тактический план поломала полностью. И получилось Первовосхождение - со всеми сюрпризами, на которые способны горы.


Фото 30. Гребень, показано место схода лавины.

Ну и лавина. По гребню. Второй раз попадаю в лавину в палатке. Забавные ощущения… Замуровало нас капитально, сначала думал, что сами не выберемся, воздуха мало… Но ноги явно свободны… Палатку протащило метра 2-3 (до стены – чуть меньше 10 м), и заднюю ее часть не подмяло. Как-то выворачиваюсь на изнанку и вываливаюсь в свободную часть палатки. Я практически одет, т. к. в штанах из мембраны и внутренних ботинках (спальник уже давно мокрый, поэтому и сплю в них), а рукавицы из мембраны я как раз держал в руках. Так что через минуту я уже на улице. Стоит галдеж, идут первые раскопки. Давида замуровало капитально (он готовил чай в тамбуре), но дышать есть чем, говорит только, что немеют руки. Минут через 15 откапываем… Пока копали, здорово по нему походили…

Лавина очень мне напомнила 1993 год, когда под седлом Хан-Тенгри оползнем раздавило палатку и погибли четверо… Тут сошла очень похожая… То есть произошло то, чего быть вроде бы не должно… Здесь мы даже не под седловиной стояли – на гребне…

Итак, все под 2-метровым слоем снега, а главное – примуса. Найти их – они же маленькие, а палатку утащило в сторону. Раскопки идут несколько часов – одной оставшейся лопатой, снегоступами, руками… Первое, что удалось найти через пол часа – примуса и чайник. Находка сразу принесла спокойствие (мне, что думали остальные ребята – я не знаю). Потом рюкзаки, палатки (вторую только замело по крышу). У нас сломало одну стойку, починили… Часа через три уже поставили на новом месте, а последний рюкзак откопали часов через 5. Рецидивов лавины больше не было.

 

Восхождение проходило следующим образом.

Подход. От базового лагеря по слабо выраженной тропе правобережного кармана ледника Чонтерен поднимаемся до первого правого притока ледника. Сразу за ним начинаем подъем по конгломерату вверх на моренный гребень, за которым – травянистый карман. По гребню идем до второго правого притока – реки с лед. Уютный. Все время идет дождь. На морене у ручья – бивак.


Переправа через Сайлыксу - правый приток Чонтерексу


Верблюд

Левый приток р. Чонтерексу

Утром переправляемся и идем немного еще по моренному карману, затем спускаемся на тело ледника Божья коровка, пересекаем его и снова спускаемся в правый рантклюфт. Два года назад мы шли по леднику, теперь решили посмотреть проход здесь. Прошли, но дольше, и местами слишком опасно, лучше ходить по леднику. К вечеру вышли в травянистый карман, на свои стоянки 2002 года. Ночуем. Выходим рано. У Ильи с его отравлением уже все нормализовалось, темп возрос. Втягиваемся в ледопад.

В 2002 году сам ледопад особо не отложился – тяжелая тропежка, и все. Теперь же он открыт, и оказывается не таким простым, убили на него практически пол дня. Но к обеду мы уже вышли на нехоженую часть ледника (ф.2). Здесь удобнее идти по центру, но перед выходом под перевал – огромные разломы, снова такой пологий несложный ледопад. Петляем, кое-где страхуемся попеременно на мостах, и к 20-00 мы в верхнем цирке. Ночуем на осыпи по левому борту.


Ледник Моренный, нижняя часть северного гребня п. Кашкар

1-й день, 11.07.2004 г. С бивака вышли в 9-40, холодно. Заходим в цирк. На седловину на ледник Темирсу ведет крутой ледовый склон между сбросами, веревок на 5-7 (ф.2). А справа – простой снежный склон даже без бергшрунда – выводит на гребень бокового отрога, разделяющего верховья ледника. Потом, правда, придется километра полтора лишних идти по гребню. После некоторых раздумий выбираем все же более простой вариант и за час поднимаемся на седловину, которую в своих записях пометили как перевал Промежуточный.


На перевале Моренный

Еще полтора часа траверса по гребню с карнизами (связки, ф.3, 23), и мы на седловине перевала на ледник Темирсу – он “тянет” где-то на 2Б – хороший простой перевал на этот огромный ледник. Назвали Моренный. Здесь, в мульде под уютным камнем, устроили обед. Дальше еще метров 100 – и гребень начинает задираться. Фактура снега меняется, под ним лед, а сам он рыхлый, ледоруб не держит, если точку предварительно не подготовить, т. е. одновременная страховка здесь – фикция. Попеременка, или перила, но некоторые участки проще протоптать без рюкзака, в результате начинает виться цепочка перил.


Бивак 12.07, после 5500

До вечера прошли 10 веревок, под вершиной 5550 стали на ночлег, отбой получился ближе к полуночи. 8 ходовых часов. (ф. 23).

2-й день, 12.07.2004 г. Поздно легли – поздно встали, вышли в 11-30. Прошли в связках метров 50, дальше – снова перила, 250 м до в. 5550 (ф.23), с нее спустились 2,5 веревки через карниз на продолжение гребня (ф. 5, 6), потом снова связки, бивак на карнизе уже не далеко от в. 5620 – скального жандарма, и, вероятно, ключевого участка маршрута. Отработали всего 7 часов.


Подход под в. 5620

3-й день, 13.07.2004 г. В связках подходим ближе к в. 5620, потом на крутом участке гребня вешаем 3 веревки (150 м, ф. 8, 24) под скалы, затем траверсом вправо-вверх по льду вдоль скал 45-60 градусов крутизной 2 сложные веревки за перегиб (ф. 10, 25), за перегибом – влево-вверх по заснеженным скалам 80 м (ф.11) перила на выступах и ледобурах до в. 5620. На ней, под камнем, обедаем. Дальше связки, небольшой спуск, гребень, бивак под снежно-ледовой стенкой (ф.12). С обеда идет снег, видимость ограничена. Шли примерно 8 часов.

4-й день, 14.07.2004 г. Выходим в 10-45. Вешаем перила через стенку (ф.26). Ледобур, ледоруб. Утром солнце ненадолго помахало нам ручкой и скрылось. Снег, ветер, видимость 20-100 м. К часу дня вышли на 5650 (ф. 8, 24). Перекусили при нулевой видимости. Потом местами прояснилось, снова стало видно кусок гребня на 20-100 м. Идем. Упираемся в ледовую стенку – скорее склон. Перила 30 м. Снизу эта часть гребня вовсе не читалась. К вершине 5650 он поворачивал вправо, очень узкий, скально-снежный, с провалами вверх-вниз (ф. 27). А потом резко повернул влево, практически на восток, и после стеночки стал совсем уж узким и скальным, на север свисают мелкие карнизы по пол метра-метру. А вправо – стена 70 градусов, переходящая в отвес. Но сам гребень пологий (ф. 14).


Бивак 14-15.07


Фото 28. Гребень на участке R11.

Повесили перила – охранение. Видимость – очень редко видно, кто на конце веревки. После скал метров 15-20 вверх по льду (ф.28, 29), гребень расширяется и снова поворачивает на юг, с маленькой “пимпочки” - дюльфер на перемычку по скально-ледовому крутому гребню (ф.29). На перемычке ставимся. Из-за погоды шли всего шесть часов 15 минут.

5-й день, 15.07.2004. Снег, сильный ветер, нулевая видимость. Сидим…

6-й день, 16.07.2004. Снег, сильный ветер, видимость до 100 м. Довольно широкий снежно-ледовый гребень (ф. 29, 30). При такой видимости понять, где мы находимся, сложно. Мы давно уже должны быть под вершиной, но не тут-то было. На девятый час пути мы выбрались на отметку 6050 (ф. 1, 7, 30) – в очередной короткий просвет даже увидели склоны Кашкара. Мы, наконец, под вершиной. По гребню на крутых участках применяли перила. Всего прошли километра 2.

7-9-й день, 17-19.07.2004. Снег, сильный ветер, видимость нулевая. Сидим… Рюкзаки каждый день откапываем с глубины 1-2 м. Палатки откапываем… 18.07 по гребню сошла лавина, снесла одну палатку, закопало троих, всерьез одного. Людей освободили минут через 15, общие раскопки велись 5 часов. Нашли практически все (главное – горелки), потери – одна лопата, лыжные палки. Чуть поломало палатку, починили. Утром 19-го появлялись просветы, но ветер очень сильный. Уже собирались выходить, но к полудню замело с новой силой…


Бивак 20.07 на 6435. Раннее утро 21.07. 1 день хорошей погоды

10-й день, 20.07.2004. Снег, сильный ветер, видимость до 100 м.

Выходим к полудню, очень холодно. Темп – понятно, какой. Одноразовое питание как-то сил не прибавляет… Провесили 3 веревки вдоль скального треугольника вершины по снежно-ледовому склону (ф. 7, 8, 30), и еще 3 – по пологому но узкому скальному гребню. За восемь с хвостиком часов вылезли лишь под купол вершины, где-то на 6350 м. Видимость исчезла, так же, как и наши силы. Снова бивак (ф.31).


Выход на Кашкар, 6435, участок R15 выше перегиба (вверху), между первой вершиной и куполом ( внизу)

11-й день, 21.07.2004. Ночью резко похолодало. Утром жуткий холод, все внизу затянуто сплошной облачностью, а сверху – солнце и вершина (ф.15). Выходим снова к полудню. И через два часа мы на вершине (ф. 32, 33). Кашкар взят (ф. 16). Но нужно еще спуститься.

Дальше часа четыре шли в связках. Сначала простой гребень между острой пимпочкой и большим куполом (ф. 33) – что из них правильнее считать вершиной – я не знаю, высотой они одинаковые, между ними – метров 150-200.


Спуск на перемычку 6200, участок R16


Спусковой гребень на участке R16

С купола – довольно широкий снежный гребень с выходами скал (ф.17), крутизна в одном месте зашла под 50 градусов, а так – 30-40. С соответствующим количеством снега – без снегоступов там можно было неделю спускаться. Зато на крутом участке в снегоступах чуть не уехали – снега сразу меньше, под ним – лед.

Гребень – до перемычки 6200 между Ю. и Г. Кашкаром (Кашкар Ю. – вполне самостоятельная вершина высотой 6250-6300. Было бы время – мы бы на нее сходили), дальше уходим влево, на восток, в сторону предполагаемого спуска на перевал Плато. Упираемся в огромные ледовые сбросы, разведки.

Влево прохода нет – вылетаем на стену, вправо – вроде гребень, но крутизна его все время возрастает, поэтому видно лишь небольшой кусок (ф.18). Вскоре в снегоступах идти просто невозможно – крутизна уже под 40 градусов, и дальше еще возрастает. Переобуваемся в кошки, идем дальше. Местами нужно подстраховываться, но пока идти можно. Короткие сбросы с трещинами вполне проходимы в связках. Потом выходим на узкий и острый гребень с карнизами (ф. 38). Здесь метров 200 – попеременная страховка, в основном через ледоруб. Виден крутой снежно-ледовый склон вправо вдоль скал, по которому можно спуститься на плато, но вешать там метров 400. Наконец переходим перегиб гребня. Дальше круче, но гребень расширяется, идем снова в связках. Гребень разветвляется, выбранная нами ветвь выводит на скальный сброс (ф. 19), но здесь всего одна веревка – и мы уже на гребне перевала Плато. Дюльфер дается очень тяжело – видно, измотаны мы до предела. Спускаемся больше 2-х часов, почти до темноты.


Бивак на перевале плато, 5750

Потом с Юрой с трудом сдергиваем самовывертыш – пока он спускался последним, ледобур прихватило. Но, в конце концов, все сошло, а палатки внизу уже стоят (ф. 34), только дойти и упасть.

12-й день, 22.07.2004. Погода хорошая, сильный ветер, но в спину. Впереди 400 м (по перепаду) 30-40 градусного снежного склона, обойти который каким-то другим образом невозможно – разве что через километровый (опять же по перепаду) ледопад перевала Плато. Но я не думаю, что обстановка там лучше. Итак, перед нами предельно лавиноопасный склон (ф. 20), многое, правда, уже сошло, по склону вьются ломаные линии оторванных снежных досок – но то, что осталось висеть, внушает уважение. Набираем воздуха в грудь и ныряем – вниз не вверх, что можно – спустим, а в остальном – как повезет. Метров через 100 сорвали доску – первую и единственную. Я Леху придержал, доска его объехала, часть кирпичей остановилась. Проходя мимо, потрогал один из них – нет, это не рыхлый снег. Масса внушает уважение.


Перевал Божья Коровка, 3А с перевала Моренный

Мы рулим с предельно возможной скоростью вниз по линии падения воды, наконец, выходим на гребень перевала Божья коровка (ф. 35). Здесь уже поспокойнее. Две веревки с гребня вправо вниз, через бергшрунд (ф. 36) на небольшое снежное плато (ф. 35). Дальше – неизвестность. Выходим на край плато – кажется, что вниз метров 100 – пара веревок. Но я то знаю, что там – 700 метров перепада – стена… По границе ледовых сбросов и скал вниз уходит крутой ледовый кулуар (рантклюфт, ф. 37). Видно и более-менее ясно веревки на 3-4. Маловато… Делаем разведку предварительного варианта по гребню – нет, там слишком камнеопасно… Вправо, поискать проход в сераках – нет, там в складке прячется сброс метров на 300-400, чтобы увидеть его – потребовалось всего минут 15. Неужели спуска на ледник Божья коровка просто нет?


Спуск 5000-4400

У нас осталось 2 варианта – нырнуть в кулуар, в неизвестность, или возвращаться через перевал Божья коровка и спускаться на ледник Моренный, маршрутом 2002 года. Новизна перевесила. Ныряем в кулуар (ф. 22, 37, 38). Там просматриваются выходы на скальные полки, на которых при нужде можно переночевать. Два крутых дюльфера с перестежкой на 60 градусах – и мы выходим на пологую скальную полку. Разведки, и снова два дюльфера с перестежкой под нависающими сераками – и снова большая удобная скальная полка. Дальше кулуар переходит в отвесные сбросы метров на 400 – туда бесполезно. Зато на скалах обнаруживается слой льда, который облегчает нам жизнь, и проход влево, вдоль скальной стены (ф. 21, 22, 38). Еще три дюльфера – и мы через небольшой сброс вываливаемся в довольно широкий скально-ледовый кулуар (ф. 21, 38). Та же система скальных полок уходит вниз, но все это завалено рыхлыми комьями сошедших лавин.


Мы спустились... 4000 м под нижним ледопадом

Если бы не снег – здесь пришлось бы вешать еще не одну веревку. А так в связках к 20-00 спускаемся на ровный ледник на 4400-4300 м. Мы под седловиной 4800 – не состоявшимся вариантом спуска. Холодает. Раздается грохот и с седловины идут камни. Понятно, что не долетят, но объем и размер… В общем, мы побегали… Дальше связки, снегоступы, и метров через 300-400, пройдя мимо гигантского лавинного конуса, втягиваемся в ледопад – 300-метровый, и довольно запутанный (ф. 22). Последние два часа светлого времени проходим левым рантклюфтом, а в нижней части выходим на бараньи лбы левого борта, к темноте спускаемся на отметку 4000. Мы дошли.

Выход, 23.07.2004. Я дежурю. Пока готовил завтрак, видел солнце, но к выходу все затянуло, пошел дождь со снегом. Идем ледопад среднего течения ледника, неожиданно усложнившийся. Проход – по правому рантклюфту, но там камнеопасно, особенно в дождь. Потратили на ледопад пол дня. Обедаем на травке в кармане, укрывшись от дождя под большим камнем. Первый раз за 10 дней. В 20-00 мы в базе. Все.

Анализ восхождения.

Что можно сказать, анализируя данное восхождение? Не могу сказать, что в этот раз у меня получилась сильная команда, увы… Теряли мы время, как ни жаль. Хотя эти потери вряд ли решили бы проблему погоды, вряд ли. Но мы не повернули… Назад. Несмотря ни на что. Могли? Наверно да. Иногда я думаю, что больше заставляло нас идти вперед – пройденный рубеж (назад дольше) или желание ее взять? Ведь были варианты отступления, как бы не пытался я себя убедить, что вперед – ближе. В какой-то момент возникло ощущение нереальности происходящего. Ощущение, что нас просто не пускают. Поддадим… Они не поворачивают.. Еще… Не поворачивают… Лавина… Откопались, переставились и делают вид, что ничего не было. Еще… А они снова вперед… И когда мы выбрались на 6350, нас, наконец, пустили… В полном смысле этого слова, так как дали ровно два дня, чтобы спуститься и выбрать правильное решение на спуск. Что было бы, задержись мы там еще на день? Еще отсидка, с уже полупустыми примусами? Даже думать не хочется. Вот такие забавные мысли лезут в голову. Кто следующий, когда? Технически весь траверс имеет категорию трудности 4Б, за протяженность, высоту, и, наверное, полную автономность этого восхождения можно рассматривать его, как 5А к. тр. Что касается морально-физических затрат – мы наработали на хорошую “шестерку”.

Что касается тактики, на которую нас вынудили – все было сделано вовремя – экономия продуктов, топлива. Поэтому мы нормально выжили, и при нужде имели еще некий запас на 2-3 дня. В результате восхождение оказалось крайне тяжелым – мы провели на горе лишних шесть дней. Как итог – одноразовое питание практически 9 дней (первая отсидка 15.07 – завтрак и ужин, остальные дни – все время без обеда, в ходовые дни на ужин – чай с “бутербродами”). Естественно, высоты, на которых проводили наш “пикник”, не такие уж и маленькие, поэтому процесс потери веса проходил ускоренными темпами. Общее истощение и обезвоживание сказывалось, в основном, на скорости нашего передвижения.


Непройденные горы Китая, Вид на юго-запад

Жаль, конечно, что описанные события вынудили нас свернуть экспедицию – потери времени, болезни, обморожения выбивают из нашего состава 4 человека из шести. Я бы еще пошел на Топографов связкой, но тут проблемы со снарягой – палатка в 4 кг для двоих – многовато, да и поддержка с севера нужна, спуск по пути подъема мало реален. Такие вот дела.

Итак, итог нашего восхождения, да и экспедиции в целом – первовосхождение на красивый отдельно стоящий шеститысячник – вершину Кашкар, 6435 м. Это первый “русский” шеститысячник в Китайском Тянь-Шане. Не бог весть, какое достижение, но и не так уж плохо. А Топографов подождет. Меня или еще кого-то. И шеститысячников нехоженых здесь еще больше 20-ти. Совсем не простых.

И две стены здесь есть достойных – на Победу, и на Топографов. Да и на Кашкар – северо-западная стена – тот еще орешек. Только район не для всех – слишком суров временами…

 

Фотоальбом

Участники


Алексей Кириенко


Илья Михалев

Давид Лехтман

Владимир Леоненко

Юрий Струбцов

На седловине перевала Кичик-терен, 2А
Горы

Вершина Победа Вост. и ее южный гребень

В ледопаде ледника Моренный. Кашкар в облаках

Южная стена п. Победы (Томур) в утренних лучах

Завтрак

Хребет Кокшаалтау

Горы и ледники. Там еще никого не было

Кокшаалтау. Мы почти на вершине

Южная стена Победы

Первый день хорошей погоды 21.07

Фрагмент С-З стены Кашкара

Фрагмент С-З стены Кашкара

Кашкар... Машет на прощание флагами

 


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100